Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница2/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   122

4 Ту же функцию выполнили публикации В.В.Вельяминова-Зернова и В.Г.Тизен- гаузена (Вельяминов-Зернов 1863; Вельяминов-Зернов 1864; Материалы 18646; СМИЗО, т. 1).

5 Эдиге — ногайское произношение имени. В русских письменных источниках оно передается как Едигей, в мусульманских — как Эдигу, Эдюгю, Идигу, Идику, в памятниках фольклора — Идыге, Идике, Идигей и т.п.

9


этому поводу и высказал догадку о тесных связях, когда-то существовавших между казахами и ногаями. В поисках этих связей он обратился к произведению Кадыр Али-бека Джалаира «Джами ат-таварих» (начало XVII в.), разобрал и перевел его заключительную, оригинальную часть (Валиханов 1904а; Валиханов 19046; Валиханов 1961 а; Ва- лиханов 1961 в; Валиханов 1961 г; Валиханов 1961д; Валиханов 1964; Валиханов 1968). Очевидно, у казахского исследователя зарождался замысел специальной работы о ногаях (Кочекаев 1975, с. 116), но ранняя смерть прервала его блестящую научную карьеру.

^ Ногаеведение в 1920-1930-х годах. М.Г.Сафаргалиев. Изучение истории тюркских народов в центральных научных учреждениях страны в 1920-1930-х годах продолжалось усилиями В.В.Бартольда, А.Н.Самойловича, их учеников. Однако ногаеведению «не везло» и тогда. Интересы маститых и начинающих тюркологов находились в стороне от степного Заволжья XIV-XVII вв. Историки же русисты занялись главным образом проблемами собственно русской истории, приводя ее в соответствие с утверждающейся концепцией исторического материализма. Состояние ногаеведения в тот период отражено в небольшой статье 1925 г. Е.И.Чернышева в «Вестнике научного общества татароведения» (Казань). По его заключению, наука оставляет совершенно незатронутыми такие вопросы, как «хозяйственный быт» Ногайской Орды; социальная структура ее; внутренние факторы политического развития, в частности распри и междоусобицы; ногайская внешняя политика и методы ногайской дипломатии. Е.И.Чернышев предлагал коллегам разобраться в иерархии мангытской знати, используя для этого наглядный критерий — степень «чести», оказываемой данному мирзе или его представителям (послам) в Москве. В связи с этим вставала насущная задача изучения русского дипломатического протокола именно касательно ногаев (Чернышев 1925). Таким образом, ни одна важная сфера ногаеведения (за исключением ногайско-русских связей середины XVI в.) не подверглась к тому времени подробному монографическому анализу. Рекомендации Е.И.Чернышева показали, что вывод И.Э.Фишера об отсутствии «порядочной истории» ногайской державы и через полтора столетия сохранял актуальность.

Первой научной работой, напрямую посвященной данному кругу вопросов, стала кандидатская диссертация М.Г.Сафаргалиева «Ногайская Орда в середине XVI века» (Сафаргалиев 1938), защищенная в Московском университете в 1938 г. Магомеду Гарифовичу Сафарга- лиеву (1906-1970) принадлежит мировой приоритет в монографическом изучении кочевой империи ногаев6. К сожалению, диссертация

6 Понятие «кочевая империя» по отношению к Ногайской Орде я применяю не фигурально, как эмоциональное определение, а в качестве полноценного научного терми

10


осталась неопубликованной, и печатный «выход» ее выразился в единственной статье, изданной через одиннадцать лет после защиты (Сафаргалиев 1949а). Впоследствии ученый, проработавший с 1939 г. до конца жизни в Мордовском педагогическом институте (Саранск), занялся проблемами Золотой Орды, Большой Орды и Астраханского ханства, средневековой истории мордвы.

Место ногайской истории в общем корпусе знаний о прошлом народов России превосходно показано М.Г.Сафаргалиевым во введении к его работе: «Будем ли мы изучать распад Золотой Орды, образование Московского государства, борьбу русского народа с „татарским игом", историю крымских и поволжских татар, башкиров, узбеков, казахов и каракалпаков — мы всегда будем сталкиваться с историей Ногайской Орды, без изучения которой многие вопросы для историка будут непонятны» (Сафаргалиев 1938, с. 8). Основное внимание автор уделил внутреннему положению Орды, построив диссертацию в виде проблемных очерков: Образование Ногайской Орды (глава 1), Социально-экономический строй Ногайской Орды (глава 2), Государственный и политический строй Ногайской Орды (глава 3), Сношения ногайцев с соседями (глава 4), Распад Ногайской Орды (глава 5). К исследованию приложена родословная биев и мирз.

Историю Орды автор начинает с мангытского беклербека7 Эдиге, который якобы положил начало самостоятельному существованию Мангытского юрта (Сафаргалиев 1938, с. 35). М.Г.Сафаргалиевым впервые выделен период второй четверти — конца XV в. как принципиальный этап в истории ногаев, когда они находились в системе элей и улусов8 распадающейся Кок-Орды. Показана лидирующая роль мангытского эля не только в собственном Юрте на Яике, но и в поздне- золотоордынских татарских ханствах (Сафаргалиев 1938, с. 81, 82). Намечены хронология правлений ногайских биев, династические про

на. Если следовать классификации подобных социально-политических образований, разработанной Н.Н.Крадиным (Крадин 1992, с. 166-178; Крадин 2000, с. 314-316), то Ногайскую Орду можно было бы причислить по одним признакам к типичным кочевым империям, по другим — к данническим. Однако история, как обычно, богаче любых схем, и в случае с ногайской державой мы имеем дело скорее со «вторичной» империей, унаследовавшей черты «типичности», «данничества» и т.п. от Монгольской империи и Улуса Джучи. Подробнее см. очерк 4.

7 Беклербек (правильнее: беклербеги; синонимы: улуг бек, амир ал-умара) — глава правого крыла, верховный военачальник, глава сословия кочевой знати (нойонов, эмиров, беков), иногда фактический соправитель хана. Об этом титуле см.: Егоров 1985, с. 169-172; Трепавлов 1993а, с. 87-89. В территориально-административном отношении Улус Джучи (Золотая Орда) делился на две автономные половины — так называемые крылья. Правое крыло, или Ак (Белая) Орда, занимало земли к западу от реки Яик (Урал); левое крыло, или Кок (Синяя) Орда, — к востоку от нее.

8 Понятие эль (иль), как и улус, имело несколько значений. В нашей работе под элем подразумевается племенная община — объединение родов определенного кипчакского племени.

11


тиворечия между различными группировками ногайской знати, приводившие к раздорам. Наконец, была поставлена задача изучения вторичных политических образований, которые выделились из Ногайской Орды, — Казыева и Алтыульского улусов и начато описание их (Сафаргалиев 1938, с. 159, 163).

Общественный строй ногаев М.Г.Сафаргалиев оценивал в полном соответствии с воцарившимся в науке марксизмом, в частности с теорией «кочевого феодализма» Б.Я.Владимирцова: «Ногайская Орда... выступает как общество феодальное, основанное на кочевом феодализме», практически аналогичное древнемонгольскому социуму XII в. (Сафаргалиев 1938, с. 62, 63). Характеристику мирз, улусных людей, рабов он давал в русле этого господствовавшего идейного направления и «классового подхода». В соответствии с постулатами «кочевого феодализма» и общественный строй ногаев изображался как низкоразвитый и примитивный (соответствующий скотоводческому базису). При этом отмечалось, что даже малодейственные, с точки зрения автора, общеордынские органы управления все более утрачивали общенародное значение и уступали место аналогичным структурам в отдельных улусах, которые выходили из подчинения верховному бию (Сафаргалиев 1938, с. 99, 100).

Не со всеми выводами автора можно согласиться. Вызывают возражения отдельные датировки и объяснения событий, генеалогические выкладки и пр. Помимо вынужденной идеологической заданности, вообще присущей работам гуманитарного профиля конца 1930-х годов, причина неточностей кроется в крайней скудости источ- никовой базы исследования. Список использованных материалов включает 104 наименования — немногие книги и статьи по теме, выпуски «Продолжения древней российской вивлиофики», а из неопубликованных документов — отдельные столбцы 1577-1587, 1601-1608, 1613, 1630 гг. (ссылки на них в тексте единичны) и несколько восточных рукописей. В своей диссертации М.Г.Сафаргалиев поставил ряд важнейших проблем ногаеведения, но историю ногайской державы он так и не отобразил. Очерковая композиция сочинения не позволила ему связно и последовательно изложить ход политического развития Ногайской Орды. Некоторые из ценных выводов, а также, к сожалению, большинство методологических штампов были перенесены им в статью 1949 г. о ногаях второй половины XVI в. и в книгу «Распад Золотой Орды» (Сафаргалиев 1949а; Сафаргалиев 1960).

^ Ногайская тематика в исследованиях 1940-1960-х годов. А.А.Новосельский. В 1940 г. вышла фундаментальная работа Н.А.Баскакова «Ногайский язык и его диалекты». К исследованию сугубо лингвистического плана прилагались результаты полевых и источниковедческих изысканий автора о структуре ногайского этноса, по большей части XIX-XX вв. (Баскаков 1940). Десятки названий

12


племенных и родовых групп в составе ногайцев ярко показали сложность этнического состава народа, а следовательно, и постепенность его формирования — и, стало быть, сложность и длительность его истории. Большое научное значение имела и профессиональная научная систематизация Н.А.Баскаковым лексического фонда и грамматики современного ногайского языка. Это позволило определить его место среди прочих языков кипчакской группы, дало возможность приступить к познанию межъязыковых и, значит, межэтнических взаимодействий.

В трудах же по русской истории, созданных в 1940-1960-х годах, Ногайская Орда по-прежнему выступала в качестве объекта московской внешней политики XVI — начала XVII в., одного из тех тюркских послезолотоордынских образований, что якобы плели заговоры против Руси и не упускали случая пограбить ее пограничье. В целом ногаи представали в работах тех лет как враждебная сила, с которой русское правительство иногда вынужденно вступало в тактические соглашения для борьбы с другими Юртами. При этом внутриполитическая ситуация в Ногайской Орде ученых интересовала в последнюю очередь. Подобный подход характерен для книг и статей К.В.Базилевича, Г.Д.Бурдея, И.И.Смирнова, С.О.Шмидта. Оформилась и была подхвачена идея о периодических интригах Стамбула в Восточной Европе, о сколачиваемых им антимосковских коалициях с Крымом и ногаями (Базилевич 1952; Бурдей 1953; Бурдей 1956; Бурдей 1962; Смирнов И. 1948; Шмидт 1954; Шмидт 1961а; Шмидт 1964; Шмидт 1977). Названные подходы утверждались на фоне «борьбы с космополитизмом», сталинских репрессий против целых народов, в том числе и тюркских, разработки теории «наименьшего зла» (по которой вхождение в состав России для населения южных и восточных территорий являлось меньшим злом по сравнению с присоединением к Османской империи или Ирану). В этот непростой для исторической науки период вышла в свет монография А.А.Новосельского «Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века» (1948 г.).

Профессор Алексей Андреевич Новосельский (1891-1967) работал в московском Институте истории АН СССР и к тому времени уже считался признанным авторитетом в области социальных отношений, сельского хозяйства, организации экономики России XVI-XVII вв. В военные годы он вплотную занялся проблемами русской внешней политики. Результатом изысканий и стала работа «Борьба Московского государства...», защищенная А.А.Новосельским в 1946 г. как докторская диссертация.

Читатели получили наконец подробное изложение истории Ногайской Орды второй половины XVI — первой трети XVII в. Доскональное знание архивных документов (и не только ногайских и крымских

13


дел) позволили автору передать сложнейшую картину международных отношений и стратегию степной политики Москвы той эпохи. Сплошному изучению подверглись посольские книги и столбцы по связям с Крымом, ногаями, Турцией и др. От внимания ученого не ускользнул практически ни один принципиальный факт контакта России с кочевыми соседями при последних монархах-Рюриковичах, в период Смуты и при первых Романовых. Все заключения в максимальной степени базируются на свидетельствах источников. Несмотря на то что в книге больше места отведено Крымскому ханству, многие вопросы, связанные с Ногайской Ордой, тоже удостоились детального рассмотрения. А.А.Новосельский впервые поставил и решил вопрос о характере подчинения Большой Ногайской Орды Московскому царству. Анализ текстов шертей9, перипетий посольских миссий, политических мероприятий биев и царей привел его к выводу о временном русском подданстве Орды в середине 1550-х- 1570-х годах, о выходе из подданства в 1580-х и возвращении в него в начале XVII в. (Новосельский 1948а, с. 12-15, 27, 33-40, 57, 60, 65, 94).

Знакомясь с текстами дипломатической переписки, автор уяснил, что верно понять внутренние процессы в ногайских улусах, равно как и их внешние связи, возможно только с учетом разнообразия политической ориентации различных группировок ногайских мирз. Поэтому он разобрал истоки, причины и ход междоусобных распрей в Орде, отобразил состав и интересы противостоящих лагерей знати, а в Приложении поместил составленную им генеалогическую таблицу, чтобы читатели не запутались в калейдоскопе тюркских имен и родовых ответвлений. А.А.Новосельский первым сделал акцент на истории Малой Ногайской Орды (Казыева улуса), которая в конце XVI - XVII в. стала заметным фактором международных отношений. Тщательное следование источникам (на некоторых страницах книги автор просто пересказывает столбцы) привело к заключениям менее глобальным, но тоже принципиальным для ногайской истории — например, о влиянии «Казанского взятия» 1552 г. на усиление борьбы между мирзами (Новосельский 1948а, с. 13); об участии ногаев в антироссийской борьбе поволжских народов в последней четверти XVI в. (Новосельский 1948а, с. 432); втягивании Большой Ногайской Орды в крымско- турецко-иранский узел противоречий (Новосельский 1948а, с. 31); нюансах ногайско-крымских отношений (Новосельский 1948а, с. 28, 100, 101, 186, 187, 248, 249, 283); расселении ногайских мигрантов под Астраханью (Новосельский 1948а, с. 56, 142); борьбе ногаев с калмыками и вытеснении последними основной массы ногаев на левобережье Волги в первой половине 1630-х годов (Новосельский 1948а,

9 Шерть (шарт-наме, от араб, шарт — условие, договор) — договор, соглашение, как правило, между государями.

14


с. 222, 227); отношениях кочевников с астраханскими властями (Новосельский 1948а, с. 44, 45, 138) и многом другом.

При этом, однако, вовсе не жители заволжского Дешта находились в фокусе интересов автора. Он исследовал внешнюю политику России по отношению к тюркским Юртам («борьбу с татарами»), а собственная жизнь Ногайской Орды и Крымского ханства интересовала его лишь в той степени, в какой она влияла на интенсивность набегов. Так ставилась главная цель исследования, и, конечно, некорректно было бы предъявлять А.А.Новосельскому претензии в пренебрежении к изучению связей ногаев с их восточными соседями, экономики Орды и ее общественной структуры, как это делала Е.Н.Кушева (Ку- шева 1949, с. 84, 85). Огромный объем новых материалов о Ногайской Орде, введенных в научный оборот, не позволяет также согласиться с мнениями К.В.Базилевича и И.П.Петрушевского, будто она изучена А.А.Новосельским как бы походя, только в связи с крымцами (Бази- левич 1950; Петрушевский 1952). Но одного замечания данный труд, пожалуй, заслуживает: он целиком построен на источниках из Архива древних актов, без использования не только восточных хроник (они и в самом деле были не очень нужны для той темы), но и большинства публикаций по теме. Единичны ссылки на сочинения европейских путешественников и дипломатов, на разработки историков — предшественников А.А.Новосельского.

Несмотря на неполноту источниковой базы, «Борьба Московского государства...» до сих пор остается своего рода энциклопедией российской внешней политики, международных отношений, истории тюркских Юртов второй половины XVI — первой половины XVII в. Сам автор вполне сознавал значение своей книги в историографии. По воспоминаниям коллег, он был убежден, что она «не заржавеет», имея в виду долговечность исследования, покоящегося на надежном фундаменте архивных документов (Павленко 1975, с. 12). А.А.Новосельский не собирался прекращать работу и готовил продолжение — монографию о «борьбе с татарами» во второй половине XVII в., но завершить ее не успел. В 1994 г. Л.Г.Дубинская и А.К.Панфилова подготовили к печати и опубликовали черновые материалы к этому несостоявшемуся произведению (Новосельский 1994).
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница