Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница20/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   122

^ Мангыты в Крыму. Контакты болылеордынских мангытов с Ги- реями отмечены с 1480-х годов, когда беклербек Тимур б. Мансур после разгрома ногаями Ахмеда нашел приют у Менгли-Гирея (в 1481- 1483 гг.), а дочь Тимура, Нур-Султан, стала женой хана (в 1486 или 1487 г. — см.: Бережков 1897, с. 2, 3). Выше приводилась гипотеза К.В.Базилевича о том, что Тимур в конце жизни вновь явился в Бахчисарай, где и умер около 1486 г. (Базилевич 1952, с. 182). Несколько

130


лет пребывал в Крымском юрте племянник Тимура, Джанкувват. Лучше прослеживается по источникам крымский этап в биографиях беклербеков Хаджике и Таваккула.

После падения Большой Орды первый просился на службу и к Ивану III, и к Менгли-Гирею, но всюду встретил жесткий отказ. Деваться растерянному интригану, явившемуся в Крым, было уже некуда, и он заверял местных сановников, будто «не на княженье сюда приехал, хочю к Мяке (Мекке. — В. Т.) идти». Скрепя сердце хан в мае 1504 г. позволил Хаджике «наряжаться» в хаджж в течение двух месяцев, а позже вдруг узнал, что царевич Ахмед-Гирей б. Менгли- Гирей без ведома отца приютил ордынского беклербека у себя (ПДК, т. 1, с. 515, 520). Менгли-Гирей махнул на это рукой, и Хаджике остался в Крыму. Позднее он сумел вызвать доверие к себе и даже удостоился звания улуг бека, что было подтверждено и следующим ханом, Мухаммед-Гиреем б. Менгли-Гиреем (Сыроечковский 1940, с. 36).

При менее унизительных обстоятельствах и гораздо более успешно началась в Юрте карьера Таваккула. В начале 1503 г., после нескольких месяцев «казачества», он прибыл ко двору Менгли-Гирея37. Из дипломатической переписки выясняется, что на этот раз инициатором приезда был сам хан. Возможно, сказалось влияние мудрой и искушенной в политике Нур-Султан, сестры Таваккула. Во всяком случае, этот свой шаг Менгли-Гирей объяснял Василию III почтенной репутацией «доброй царевой матери (т.е. матери ханов. — В.Т.) да доброго отца (ее и Таваккула. — В. Т.) Темиря» (ПДК, т. 1, с. 518). Таваккул, «свою правду учинив, нас государем называючи», удостоился в Бахчисарае совсем другого приема, нежели позднее Хаджике. Он был утвержден «князем... себе (т.е. хану. — В.Т.)... братом и другом», в его распоряжение были отданы «отца его место и базар и волости» (ПДК, т. 1, с. 518). Судя по этим пожалованиям, Таваккул удостоился ранга беклербека. Согласимся с точкой зрения В.Е.Сыроечковского, который считал этого вельможу крымским «великим князем», входившим в тогдашнюю правящую триаду Юрта (хан, калга, бек) (Сыроечковский 1940, с. 36). Таваккул активно занимался внешней политикой, поддерживал отношения с Россией и Литвой. В Вильно его хорошо знали и просили, чтобы хан именно его поставил во главе своего очередного посольства (ПДК, т. 2, с. 20; Pulaski 1881, р. 266, 267).

Исходя из фразы ханской грамоты о Тимуровых «базаре и волости», что достались Таваккулу, можно было бы предположить — вслед за В.Е.Сыроечковским, — что уже в конце XV — начале XVI в. в Крыму имелись мангытские улусы (Сыроечковский 1940, с. 33). Но массовый приток мангытских переселенцев все же начался после

37^ Грамота Менгли-Гирея Ивану III о приходе в Крым «Тевекеля князя» датирована 4 февраля 1503 г. (ПДК, т. 1, с. 467)..

131

5*


1502 г., т.е. после уничтожения Большой Орды. Кроме того, мы видели, что владения Тимура находились вне первоначальных пределов Крымского юрта — на Днепре. А вот когда южнорусские степи оказались под властью Гиреев, то и кочевья большеордынских мангытов вошли в состав ханства. Только с той поры правомерно вести речь о мангытских улусах в крымском государстве. Относительная многочисленность и компактное проживание быстро превратили этих новых подданных в чрезвычайно влиятельный фактор внутренней политики. Основные кочевья мангытов остались на прежней территории — в степях между Перекопом и Днепром (Le khanate 1978, p. 12). И хотя Менгли-Гирей и позже его сын и преемник Мухаммед-Гирей довольно настороженно относились к этой массе кочевников (см.: Иналджык 1995, с. 86), те стали прочной базой и тылом нового аристократического клана Мангытов — Мансур-улы, отчасти потеснившего местную татарскую знать38.

^ Ногаи и Крым. Выше мы отмечали, что правители Крыма не воспринимали ногайских биев как равных себе по положению. До последней четверти XV в. сведений о связях Мангытского и Крымского юртов нет. Наверное, лишь сибирско-ногайское нападение на Ахмеда в 1481 г. заставило крымцев увидеть в ногаях силу реальную и, главное, — враждебную Большой Орде, основному противнику Гиреев. При этом поддержка Мусой некоторых сыновей Ахмеда все же не мешала Крыму полагаться на ногаев в общей антиордынской стратегии. Мы уже выяснили, что в начале 1490-х годов предпринимались неоднократные попытки наладить военное сотрудничество на этой почве.

Отношения стали ухудшаться после 1502 г. Большая Орда исчезла, оснований для коалиции более не находилось. Да и отдельные ногайские мирзы солидаризировались с осевшим в Литве Шейх-Ахмедом — в том числе в его интригах против Бахчисарая. Менгли-Гирей пока не видел в Ногайской Орде врага, но и все переговоры о союзе с ней прекратил. И Бахчисарай, и Москва пытались прямо и окольным путем (через казанского хана) отговорить заволжских мирз от безнадежной авантюры — борьбы за восстановление Большой Орды. Летом 1502 г. ногайский отряд впервые напал на крымское посольство по пути из Москвы и ограбил его. Хотя бывший в его составе русский дипломат по прибытии в крымскую столицу заверял хана, что, по московским данным, главные иерархи Ногайской Орды на его владения «ратью не идут и Крымские стороны не воюют» (ПДК, т. 1, с. 472), отношения между Юртами стали неуклонно ухудшаться. Глава ногаев Ямгурчи пытался сдержать своих сородичей-сторонников Шейх-Ахмеда и докладывал об этом Менгли-Гирею. В конце концов ему удалось уговорить их оставить неудачника Ахматовича.

38^ О правовом статусе мангытской знати в Крыму XV в. см. также: Сыроечковский 1940, с. 67, 68; Trepavlov 2001, р. 23, 24.

132


В мае или июне 1503 г. в Крым прибыло большое посольство «из Нагаи». Возглавлял его мирза Султан-Ахмед б. Муса. Ногаи торжественно передали Менгли-Гирею от лица Ямгурчи обещание поддерживать «роту и шерть» с ним, как бывало при Мусе, признавали его «государем нашим... царем» и обещали Ахмедовых детей «не оставить (в покое. — В. Т.) — поискать и разогнать» (ПДК, т. 1, с. 474). Хан сообщил обо всем этом в Москву с удовлетворением, но тесного и долговечного союза все-таки не складывалось: слишком ничтожен был теперь общий враг. Тем не менее данное посольство имело, очевидно, принципиальное значение для дальнейших судеб ногаев. Они проторили дорогу в Крым, и это им очень пригодится в следующем десятилетии, когда многим мирзам придется бежать из-за Волги. До тех пор ни один из заволжских Едигеевичей не селился в Крымском юрте.

^ Поволжские дела. Во второй половине XV в. отношения Ногайской Орды с Казанским и Астраханским ханствами только зарождались. Это время было прелюдией к активной политике ногаев в первой половине следующего столетия в сопредельных западных Юртах. Первые сведения о контактах Мангытского юрта с Хаджи-Тарханом относятся, видимо, к концу 1460-х годов, когда войска Ибака, Аббаса и Ахмеда осадили город, требуя от тамошнего хана Касима б. Махмуда выдать укрывшихся у него внуков Абу-л-Хайра. До тех пор мангытских правителей Астрахань не интересовала. Трудно согласиться с утверждением, будто образование там ханства произошло «при активном участии ногайцев» (Садур 1983, с. 9), если только не подразумевать под последними большеордынских мангытов39.

Ваккас, как глава Мангытского юрта, был убежденным врагом Махмуда, основателя Астраханского ханства. Можно видеть инерцию этой вражды в отношениях Касима б. Махмуда и Мусы б. Ваккаса. Вступивший на престол Хаджи-Тархана брат Касима, Абд ал-Керим, тоже поначалу не испытывал к восточным кочевникам никакой приязни и пытался проводить не зависимую ни от кого политику: грабил русских купцов, не пускал в свои владения беглых Ахматовичей Саид- Махмуда и Бахтияра (Сафаргалиев 1952, с. 39). Беклербеком при нем состоял некий Баба-Али из эля китаев, а вовсе не мангытов (Утемиш- Хаджи 1992, с. 114; об этом беке см. также: Бартольд 1973, с. 166).

39 Существенна другая проблема — присутствие кипчакско-ногайского компонента на нижней Волге. Она выходит за рамки нашего исследования. Тем не менее можно полагать, что родственные ногаям эли обосновались в Астраханском юрте со второй половины или конца XIV в., когда предводительствуемая мангытами масса кочевников дважды пересекала Волгу. Татарская легенда гласит, что ногаи явились туда в период борьбы Улуг-Мухаммеда и Кучук-Мухаммеда (т.е. в 1420-1430-х годах). Якуб б. Улуг- Мухаммед после смерти отца якобы ушел из Казани и обосновался в Астрахани. Его спутники стали называться кара-ногаями (Булатов 1974, с. 189).

133


Кажется необоснованным суждение о том, что с конца XV в. Астраханское ханство якобы начало платить ногаям дань (Арсланов, Викторин 1995, с. 339). Трудно согласиться и с тем, будто правители Хаджи-Тархана в то время попали под влияние Ногайской Орды и «совместно с ней вели борьбу против Крыма» (Очерки 1953, с. 442)40. Как мы убедились, ногайско-крымские отношения были гораздо сложнее, чем просто «борьба». Однако распад соседней Большой Орды — и фактический крах номинально возглавляемого ею Улуса Джучи — заставил Абд ал-Керима заняться поисками партнеров и союзников.

Во внутриордынских раздорах он держал сторону Шейх-Ахмеда, что сделало его временным союзником (а не данником!) Мусы. После падения Сарая Шейх-Ахмед направился в Астрахань и был торжественно встречен у городских ворот (ПДК, т. 1, с. 445). Но вскоре деморализованный разгромом свергнутый хан стал избегать встреч с Абд ал-Керимом и устроил себе стан в отдалении от города. Шейх-Ахмед сидел там, тщетно ожидая ногайской военной помощи (ПДК, т. 1, с. 451, 452). Не дождавшись же, ушел в Литву. До русской столицы дошли сведения о какой-то стычке большеордынских беженцев с астраханскими войсками, «с Аблекеримом царем» в июле 1502 г. (ПДК, т. 1, с. 486, 490). Необходимость для ногаев союза с Абд ал-Керимом отпала. Уже осенью 1501 г. отряды пяти мирз в течение семи дней осаждали его столицу и разоряли окрестности (ПДК, т. 1, с. 380, 381).

М.Г.Сафаргалиев полагал, что после этого между ханом и ногаями было заключено соглашение, по которому первый получал гарантию помощи против Крыма, а вторые вытребовали права на беклербекство в Астрахани для одного из своих мирз и на сорок тысяч алтын ежегодных выплат (Сафаргалиев 1952, с. 39, 40). Насколько основательны эти утверждения, мы увидим из дальнейшего обзора астраханско- ногайских отношений в следующих главах. Вместе с тем нельзя отрицать, что ногайское влияние стало очень заметным в этом Юрте. Когда летом 1504 г. «люди азтороканци» ограбили русских рыбаков, Иван III требовал разбирательства и возврата имущества не от местного хана, а от ногайского правителя Ямгурчи (Посольская 1984, с. 54) — видимо, реального владыки тех мест.

Казань находилась в отдалении от бурных событий, связанных с коллапсом «Престольной державы» (Большой Орды), и контакты ногаев с нею в первое время были не очень значительны. В литературе можно встретить мнение о раннем, чуть ли не со времени основания ханства, влиянии и даже присутствии ногаев в Казани (см., например:

40 В последнее время высказано мнение, будто Астраханское ханство в начале XVI в. угрожало самому существованию Ногайской Орды (Хорошкевич 2001, с. 177), которое я тоже не могу поддержать, исходя из известных мне источников.

134


Бурганова 1985, с. 16). Думается, предельно логично высказался по этому поводу М.Г.Сафаргалиев: «Когда ногайцы дали о себе знать своим западным соседям, формирование Казанского ханства было уже закончено. Отношения Улуг-Мухаммеда (первого из казанских ханов.— В.Т.) с детьми Едыгея после измены Новруза не могли быть дружественными. Новруз, будучи военачальником Улуг-Мухаммеда, изменил ему, перейдя на сторону Кичимухаммеда, в результате чего Улуг-Мухаммед был изгнан из своих владений и направился в Казань. Участие ногайцев в завоевании Казани Улуг-Мухаммедом при таком положении дел было исключено. При первых своих ханах Казанское ханство было еще достаточно сильным и не нуждалось в помощи соседей» (Сафаргалиев 1938, с. 126-127).

По источникам трудно судить, влияло ли как-то на ногайско-казан- ские связи родство ханской династии с большеордынскими мангыта- ми (дочь беклербека Тимура б. Мансура, Нур-Султан, была женой хана Ибрагима б. Махмуда б. Улуг-Мухаммеда и матерью будущих ханов Мухаммед-Амина и Абд ал-Латифа). Во всяком случае, поддержка Мусой и Ямгурчи казанского государя Али б. Ибрагима едва ли объяснялась их неприязнью к потомству Тимура (как считает Дж.Мартин: Martin 1986, р. 83, 84), но скорее тем фактом, что Нур- Султан после смерти мужа уехала в Крым и вышла замуж за Менгли- Гирея; следовательно, Крымский юрт вместе с Московским великим княжеством оказывал покровительство детям Нур-Султан. В противовес этому ногаи взяли сторону Али.

Активизация отношений Ногайской Орды с Казанью заметна с начала 1480-х годов, т.е. сразу после убийства Ибаком и Ямгурчи Ахмеда и одновременно с выходом ногаев на политическую арену Восточной Европы. Данное оживление контактов Г.И.Перетяткович связал со смертью казанского хана Ибрагима в 1478 г., но, по-видимому, усиление казанского фактора в ногайской политике находилось в одном ряду с прочими событиями эпохи распада Большой Орды. Г.И.Перетяткович и М.И.Худяков правы, относя к тем временам окончательное оформление промосковской и проногайской группировок казанской знати. Первая поддерживала Мухаммед-Амина б. Ибрагима, вторая — его брата Али (Перетяткович 1877, с. 151, 152; Худяков 1991, с. 45; см. также: Жирмунский 1974, с. 439).

Политическим дебютом проногайской «партии» Казани можно считать участие Мусы и Ямгурчи в дворцовых переворотах 1480-х годов. Процарствовавший пять лет после смерти отца, Али в 1484 г. был смещен, и на казанском троне оказался его брат Мухаммед-Амин. Через год Али вернулся к власти, вновь был смещен, а в 1487 г. появился с ногайскими войсками и «согнал с Казани» брата (Разрядная 1966, с. 20; Разрядная 1978, с. 27; Худяков 1991, с. 46, 47). В июле этого же года русские воеводы взяли город и опять водворили

135


в ханском дворце Мухаммед-Амина — на сей раз надолго. Али с семьей был увезен на Русь и сослан в Белоозеро. Такое решительное поведение московского правительства в некоторой степени на время отрезвило ногаев и побудило их действовать на средней Волге более осторожно (Базилевич 1952, с. 206). От демаршей их удерживала и непреклонная жесткость русских властей: в ответ на неоднократные просьбы отпустить Али в Ногайскую Орду каждый раз следовал твердый отказ. Когда казанские князья, прибившиеся к Мусе, осмелились напасть на ханство, слуги Али в России были казнены, а посол Ямгурчи задержан как заложник (Посольская 1984, с. 20, 21, 49).

Пыл ногаев сдерживался и тем обстоятельством, что жена Али, «царица Каракушь», сидевшая в Белоозере, доводилась дочерью Ямгурчи. От последнего Иван III требовал умертвить предводителя беженцев из Казани в Ногайской Орде бека Алгази. Тот, узнав об этом и не желая рисковать, уехал к Ибаку в Тюмень (Посольская 1984, с. 34). Вообще гнездо оппозиции на востоке очень беспокоило Мухаммед-Амина и его русских покровителей. Не добившись расправы с казанскими беженцами, русские пытались уговорить Мусу, чтобы он убедил беков Алгази, Бегиша с сыном Утешем и сайда (духовного иерарха) Касима переехать в Москву с гарантией щедрого жалованья. Те отказались и продолжали требовать освобождения Али (Посольская 1984, с. 39,41,42, 49).

Из двух братьев, стоявших во главе Ногайской Орды, Муса более рассчитывал на сотрудничество с Москвой; Ямгурчи же склонялся к военному решению казанского вопроса. Именно в такой обстановке Муса по смерти Аббаса возглавил ногаев и, вернувшись из «Туркмен», смог остановить большой поход на Казань, подготовленный ханом Ибаком и Ямгурчи (см. выше). Вдохновителями и этой авантюры были татарские беки. Тем не менее мелкие набеги и пограничные стычки ногаев с казанцами в конце 1480-х — начале 1490-х годов происходили «ежелет», о чем сетовал в обращении к Менгли-Гирею Мухаммед-Амин (см.: ПДК, т. 1, с. 146).

Временно отказавшись от попыток силовой поддержки проногай- ской группировки, Муса и Ямгурчи стали предпринимать усилия по мирному внедрению и расширению своего влияния в ханстве — в частности, путем династических браков. К.В.Базилевич приписывает инициативу породнения казанского дома с мангытами Мухаммед- Амину, который тем самым решил себя обезопасить от ногайских вторжений (Базилевич 1952, с. 207). На первый взгляд действительно именно Мухаммед-Амин в 1486 г. просил выдать за него, хана, дочь Мусы, Фатиму (Посольская 1984, с. 28). Но ведь подобные браки мангытских княжон в то время стали уже традиционными: дочь Ямгурчи, Каракуш, была женой хана Али; мать Мухаммед-Амина, Нур-Сул- тан — это правнучка Эдиге; Шибаниды восточного Дешта, включая
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница