Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница24/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   122

155


слишком большую активность в отношениях с поволжскими ханствами, Крымом и Россией (Исин 1988, с. 1). Мирзы с крупными отрядами должны были постоянно охранять восточные границы Орды за Эмбой.

Увод Джанибеком б. Бараком своих подданных из Яицко-Эмбинско- го междуречья во второй половине XV в., а также активные торговые, политические контакты и войны с узбеками привели к тому, что подавляющая масса казахов расселилась далеко на востоке и юго-восто- ке, концентрируясь главным образом в районе Семиречья. Фазлаллах б. Рузбихан Исфахани, описывая ситуацию первого десятилетия XVI в., отмечал, что «казахский народ занимает места по окраинам, по сторонам и рубежам степи» (Исфахани 1976, с. 93, 144). Очевидно, ногаев и казахов разделяло обширное малонаселенное пространство.

Прекращение всяких официальных связей привело современников к стойкому убеждению, будто те и другие обладают самостоятельными политическими образованиями, не связанными между собой. Тот же хронист рисует такую этнополитическую картину восточного Дешт-и Кипчака начала XVI в.: «Три племени относят к узбекам, кои суть славнейшие во владениях Чингиз-хана. Ныне одно (из них) — шибаниты13... Второе племя — казахи, которые славны во всем мире силою и неустрашимостью, и третье племя — мангыты... Ханы этих трех племен находятся постоянно в распре друг с другом, и каждый (из них) посягает на другого. И когда побеждают, то продают друг друга в рабство и уводят в плен» (Исфахани 1976, с. 47-48, 62). Подобным же образом отделяет ногаев от казахов и Матвей Меховский в «Трактате о двух Сарматиях»: «Татарских орд четыре, и столько же их императоров. Это именно орда заволжских татар (т.е. не существовавшая во время написания „Трактата" Большая Орда, анахронизм в тексте. — В.Т.), орда перекопских (Крымский юрт. — В.Т.), орда козанских, а четвертая орда ногацких. Добавляют еще и пятую, не имеющую императора, и называют ее казакской» (Меховский 1936, с. 63, 144). Тезис об отсутствии у казахов «императора» порожден, вероятно, значением слова казак — «изгой, человек вне Юрта», т.е. действительно не подчиненный «императору»-хану. На самом же деле у казахов в то время имелось целых два монарха-соправителя.

Эти соправители — Бурундук и Касим (прибравший к рукам реальную власть в ханстве) решили установить господство над ногаями. Кровавые раздоры между мирзами как нельзя лучше способствовали их планам14. Первым признаком обострения внимания казахских вла

13^ Здесь имеются в виду узбеки Мухаммеда Шейбани-хана.

14 А.И.Исии при исследовании казахско-ногайских отношений в XVI в., кажется, не вполне разобрался в сумме факторов, приведших к казахской экспансии за Эмбу. Он пишет, что «в условиях крымских вторжений в Поволжье ногайские мурзы были вынуждены пойти на уступки Казахскому ханству» (Исин 1985а, с. 41-42), т.е. Крым являлся враждебной по отношению к ногаям силой, ослаблявшей их. И вместе с тем

156


стителей к ногайским кочевьям был эпизод, зафиксированный в грамоте Алчагира Василию III (привезена в Москву в августе 1508 г.): «Сеие стороны нам ратны казаки. Сказали нам, что идут к нам ратию, и мы противу их покочевали и, Бог даст, оттоле поздорову воротимся» (Посольская 1984, с. 80). Как нам уже известно, Алчагиру удалось вернуться «поздорову» и активно включиться в борьбу с Шейх-Мухаммедом. Состоялась ли стычка с казахами — неизвестно. Но шли они, надо полагать, крупными силами, ведь восточные ногайские заставы не рискнули в одиночку отражать набег и вызвали («сказали нам») подкрепление с Волги. Столь же неясна и персона предводителя казахского войска. Дальнейшие события показывают, что инициатива войны с Ногайской Ордой принадлежала хану Касиму б. Джанибеку.

Он родился около 1445 г. (Кляшторный, Султанов 1992, с. 271). После смерти отца и дяди, Джанибека и Гирея, по иерархическому раскладу сначала подчинялся хану Бурундуку и под его началом участвовал в походе 1472 (1473?) г. против Мусы и Шейбани. «В то время, — пишет Мухаммед-Хайдар, — хотя Касим еще и не принял титула хана, его могущество стало настолько велико, что никто и не думал о Бурундук-хане. Но он (Касим) не хотел находиться поблизости от Бурундук-хана, потому что если быть вблизи и не соблюдать при этом должного уважения, то это означает возражать хану, а повиноваться ему душа не желала... Бурундук-хан находился в Сарайчуке; Касим- хан, отдалившись от него, подошел к границам Могулистана и избрал своим зимовьем Кара-Тал» (Haidar 1895, р. 274).

Влияние в ханстве, а вместе с ним и власть постепенно перетекали к Касиму. Бурундук не смог удержать господство и не позднее осени 1511 г. отбыл в Самарканд, где и умер (Султанов 1982, с. 115). К Касиму перешли все казахские эли и улусы, ханствовал он уже без соправителей. Соответственно потенциальными правами на Мангыт- ский юрт и на Сарайчук обладал отныне тоже он. Ногаи избегали ссориться с Казахским ханством, которое теперь стало монолитным и могущественным. Махмуд б. Эмир-Вали, Мухаммед-Хайдар и Насраллахи сообщают, что мангыты вместе с казахами участвовали в походе Ка- сима на Ташкент и Туркестан (Бартольд 1973. с. 143; Ибрагимов 1956, с. 112; Кляшторный, Султанов 1992, с. 272) 5. Привлечение громадной ногайской кавалерии к военным предприятиям резко увеличило

тут же приводит свидетельства о попытках мирз найти поддержку именно у крымского хана (Исин 1985а, с. 42). Все же представляется, что политика Крымского юрта довольно слабо и косвенно учитывалась ханом Касимом; во всяком случае, мне не встречались документальные подтверждения на сей счет.

15 В.В.Бартольд и С.К.Ибрагимов датируют этот поход 1513 годом, Т.И.Султанов— 1504 (Бартольд 1973, с. 143; Ибрагимов 1960а, с. 145; Кляшторный, Султанов 1992, с. 272). Следуя логике рассматриваемых событий, следует принять первую дату. В 1504 г. Мангытский юрт еще номинально входил во владения Бурундука, с которым живший у узбекских границ Касим предпочитал не общаться.

157


престиж хана в глазах соседей. «Говорят, что среди казахских ханов и султанов, — делился воспоминаниями Захир ад-Дин Бабур, — ни один не держал этот народ (казахов. — ВТ.) в таком [повиновении], как Касим-хан. В его войске насчитывали около трехсот тысяч человек» (Бабур 1993, с. 38).

Но редкое участие в войнах с узбеками вовсе не означало намерения ногайских предводителей отказаться от независимости, достигнутой ими после десятилетий интриг и сражений. В 1519 г. казахский хан решил окончательно и прочно утвердить свою власть над ногаями. Это было тем более актуально, что в том самом ташкентском походе он потерпел поражение, после которого «тотчас войско Касым-хана вернулось в степь, и Касым-хан больше не думал о завоеваниях» (Насраллахи, цит. по: Ибрагимов 1956, с. 112). Чтобы продолжать борьбу за туркестанские пастбища и города, требовалось собрать под свою руку всех подданных — ближних и дальних, настоящих и мнимых, как ногаи.

Ход последующих событий выясняется из посольских донесений. По пути в Турцию посол Б.Я.Голохвастов отписал из Кафы (письма привезли в Москву 9 июля и 5 ноября 1519 г.), что к крымскому хану приезжал гонец от Шейх-Мухаммеда «с тем, что им тесно от Казацкой Орды». Мухаммед-Гирей I на это ответил бию разрешением «пере- лезти на сю сторону Волги» (ПДК, т. 2, с. 668). Получив такое приглашение, ногаи приступили к массовой переправе. Но тут вмешался правитель Астрахани Джанибек. Он потребовал: «Коли хотите полез- ти на сю сторону Волги, и вы возмите с нами мир, да посла нам крымского дайте». Тем временем еще больше «нагаем пришла теснота от Казатцкой Орды», и Шейх-Мухаммед не имел возможности вести долгие переговоры, поэтому он принял все условия: «с азтороканским мир учинили и посла... крымского азтороканскому дали». Посла этого Джанибек заточил в тюрьму (ПДК, т. 2, с. 669).

Голохвастов прибыл в Кафу 3 июля, следовательно, казахское нашествие разразилось незадолго до этого — возможно, в июне 1519г. Осенью того же года (примерно в ноябре) османский наместник Азова информировал Василия III, что к Азову «прибежали» двое ногайских мирз с известием: «Улусы поймал казатцкы Шигим мурзу» (ПДК, т. 2, с. 671). Видимо, подразумевались те улусники Шейх-Мухаммеда, которые не успели перебраться на правый берег.

Сам бий тоже не добрался до Крыма. По некоторым сведениям, ему довелось сразиться с казахами под стенами Хаджи-Тархана. Думаю, он прикрывал переправы, через которые уходили на запад его подданные. Представляется обоснованным предположение А.И.Исина, что именно о тех временах и событиях повествует Кадыр Али-бек, когда пишет о гибели племянника Касима, Пулада, в «ногайской битве» и об убийстве «Шигим-мирзою» некоего Джадик-хана с сыном

158


(Исин 1985а, с. 42)16. Пал в бою и сам Шейх-Мухаммед, но, полагаю, от рук не казахов, а астраханцев и астраханских большеордынцев. Различные редакции государева Родословца содержат одну и ту же фразу: «А Мусин сын болшои Шегеи князь убит в Астрахани» (РГБ, ф. 256, д. 349, л. 278; Родословная 1851, с. 130). Азовские наместник и первосвященник передали Василию III «азстороканские вести»: «Шигим мурзу убили и орды его взяли» (ПДК, т. 2, с. 675). Кто убил, можно понять из последующих сведений. Брат Шейх-Мухаммеда, Саид-Ахмед, тут же напал в Астрахани на Ахматовичей и уничтожил семь «салтанов» во главе с Музаффаром. Почти вся местная больше- ордынская колония была истреблена: «не осталося ни одного (салтана) в Азторокани». А ногаи «все свое взяли назад, да и азстороканской улус поимали». Под властью хана Джанибека осталась лишь столица Юрта (ПДК, т. 2, с. 675).

Выделенная фраза, похоже, говорит о том, что астраханцы и боль- шеордынцы наживались на ногайских беженцах — о грабежах или конфискациях имущества и скота в качестве огромных перевозных пошлин, притеснениях улусных людей и т.п. Гибель Шейх-Мухаммеда и выступление в отместку за нее Саид-Ахмеда относятся к весне 1519 г.'7.

Большая часть ногаев успела уйти на Крымскую сторону Волги и воспользоваться приглашением Мухаммед-Гирея I. Среди прочих беженцев в Бахчисарай прибыли Алчагир, Саид-Ахмед с детьми и Джан-Мухаммед б. Муса. Об этом донес посол М.Мамонов (Малиновский 1863, с. 206). Сам крымский хан уведомил великого князя о том, что эти мирзы признали себя его подданными (холопами) (Малиновский 1863, с. 207). В Москве тогда создалось впечатление, будто основная масса жителей Ногайской Орды сконцентрировалась под властью Мухаммед-Гирея, и одному из следующих посольств в Стамбул поручили выяснить по дороге, «нагаи все ли у него и прочь от него куда не идут ли» (ПДК, т. 2, с. 701).

Более об Алчагире мы не имеем сведений. Сомнительно, чтобы сыновья Мусы, недавние «хакимы Дешт-и Кипчака», смирились с поражением и безропотно (как пытался представить Мухаммед-Гирей) обратились в «крымских татар». Утрата родных кочевий звала их к реваншу. Есть основания полагать, что Алчагир сложил голову в каких-то стычках с казахами. В башкирских легендах утверждается, будто он погиб от руки Акназара (Рычков 1896, с. 69; см. также:

16 Этот Джадик-хан сопоставим с Джаныш-султаном, который, по Фазлаллаху б. Рузбихаиу Исфахани, вместе с Касимом и Таиышем являлся наиболее могущественным казахским удельным владетелем в период полновластия Бурундука (см.: Ибрагимов 1960а, с. 145), т.е. в 1470-1500-х годах.

17^ То же мнение см.: Исин 1985а, с. 43. В.М.Жирмунский датировал гибель Шейх- Мухаммеда концом 1520-го — началом 1521 г. (Жирмунский 1974, с. 440).

159


Трепавлов 1997в, с. 18), в котором легко угадывается будущий казахский хан Хакк-Назар б. Касим. Хотя в 1519 г. Хакк-Назар был еще ребенком, возможность причастности его соплеменников и родственников к гибели знаменитого ногайского предводителя вполне допустима18.

Ногайские земли к востоку от Волги оказались под властью Касима б. Джанибека. Исследователи справедливо раздвигают границы Казахского ханства при нем на запад до Яика (История 1979, с. 270; Кляшторный, Султанов 1992, с. 275) — ядра мангытских кочевий — или даже до Волги (Ибрагимов 1960а, с. 144; Исин 19856, с. 47), что вероятнее. Расположение межгосударственных границ в Восточной Европе в начале 1520-х годов запечатлел в своих «Записках» С.Герберштейн. Восточными соседями Казанского ханства он называет «татар, зовущихся шейбанскими и кайсацкими» (Герберштейн 1988, с. 170), т.е. татар бывшего Юрта сибирских Шибанидов и казахов. Значит, заволжские степи на время перестали служить или считаться обиталищем ногаев (если последние не подразумевались тогда в составе «татар кайсацких»)19. Эта же ситуация отражена в письме Мухаммед-Гирея I османскому султану Сулейману Кануни весной 1521 г.: «На землях, которые населены народом ногаев и которые мы недавно подчинили, обосновалось многочисленное племя под названием „казак" во главе со своим ханом. Оно поселилось и утвердилось там и ныне пристально наблюдает за нами. Если мы предпримем поход в страну короля (т.е. в Польшу, о чем попросил Мухаммед-Гирея султан. — В. Т.), то оно объединится с ханом Хаджи-Тархана, который тоже является нашим давнишним врагом, и разорит нашу страну» (Le khanate 1978, p. 113-114)20.

О политике Касима по отношению к новым подданным информации почти нет. Собственно, ногаев на левой стороне Волги оставалось, видимо, немало, но большинство мангытской знати перебралось

18^ Героический эпос казахов упоминает о гибели «хана Алшагыра» в бою с казахским витязем Кобланды на берегах Яика (Кобланды 1958, с. 169, 170).

19 Впрочем, ниже С.Герберштейн пишет: «За казанскими татарами прежде всего встречаем татар, зовущихся ногаями» (Герберштейн 1988, с. 179). Это уже явная поправка на ситуацию до 1519 и после 1521 г., ведь период казахской экспансии на запад оказался очень коротким.

20 В данном документе писалось не о донских казаках, как отчего-то считает Ш.Лемерсье-Келькеже (Lemercier-Quelquejay 1971, р. 488, 489), а о казахах. Во-первых, коалиция с астраханским ханом была бы странной для донцов; во-вторых, казачьи объединения возглавлялись атаманами, но отнюдь не ханами; в-третьих, время и место действия, равно как и антиногайская политика, ясно указывают на экспансию Касима, а вовсе не на первую самостоятельную акцию «вольных казаков» Дона (с точки зрения Ш.Лемерсье-Келькеже). Авторы, специально занимавшиеся историей казачества, определили, что в 1521 г. в Подонье еще не существовало ни одного казачьего поселения (см., например: Пронштейн 1967, с. 168). А.И.Исин тоже видит в таифа-йи казак ханского письма казахов, а не казаков (Исин 1988, с. 18).

160


на запад. Утратив власть над своим старинным Юртом, она оказалась деморализованной и окончательно раздробленной. В таком состоянии ей не оставалось ничего иного, как переживать лихолетье под покровительством Мухаммед-Гирея или же пытаться сблизиться с казахским монархом. Наверное, и Касим не стремился озлоблять разгромленных ногаев и старался держаться с ними дружелюбно. М.Х.Абусеитова полагает, что некоторые мирзы были оставлены им во главе ногайских улусов, не покинувших прежние кочевья (Абусеи- това 1985, с. 49).

Предания рассказывают, будто хан выдал дочь за одного из самых высокородных мангытов — Шейх-Мамая б. Мусу (Абусеитова 1985, с. 66; Кляшторный, Султанов 1992, с. 276). Ставкой Касим-хана стала столица Ногайской Орды. Он занял Сарайчук, как бы переняв эстафету от своего покойного отца, Джанибека, и дяди, Бурундука, некогда проживавших там. В Сарайчуке же Касим скончался и был там погребен в усыпальнице (Кадыр Али-бек 1854, с. 163). Произошло это в 1521 г.21.

Новым государем казахов стал племянник Касима, Тахир б. Адик. Едва он взошел на престол, как все достигнутое и завоеванное его великим дядей стало рушиться. Узнав о смерти могущественного хана, ногаи воспрянули духом. Дети Мусы — Мамай, Саид-Ахмед, Шейх- Мамай, Юсуф и прочие, а также сыновья Алчагира сумели собрать разбросанных по правобережным пастбищам кочевников и вдохновить их на реванш. Началась ногайская «реконкиста». Тахир показал себя абсолютно неспособным к сопротивлению. Пришлое казахское население под ударами ногаев начало быстро откатываться на юго- восток, а сам хан бежал в Моголистан. В начале 1524 г. он уже обретался в тамошнем городе Кочкаре (Кляшторный, Султанов 1992, с. 277; Султанов 1971, с. 6). Мухаммед-Хайдар ясно объясняет откочевку туда Тахира с двумястами тысячами (!) подданных: «В связи с восстанием мангытов узбек-казаки не могли более оставаться в Дешт-и Кипчаке» (Haidar 1895, р. 134-135).

Проживавшая в Мавераннахре вдова казахского султана Адика и — позднее — хана Касима, мачеха Тахира, посоветовала ему отдаться под покровительство могульских ханов, «поскольку... ты потерпел поражение от мангытов и не можешь выставить против них армию. Раньше она насчитывала десять лаков (т.е. один миллион. — В. Т.), а ныне только четыре лака (т.е. четыреста тысяч. — В. Т.), поэтому ты не способен сопротивляться им» (Haidar 1895, р. 228). Тахир последовал ее совету и встретил радушный прием у местного хана Султан- Сайда, который женил своего сына на сестре Тахира (Кляшторный, Султанов 1992, с. 277).

21^ Дата определена А.И.Иснным (Исин 19856, с. 49). В источниках время смерти Касима определяется по-разному — в интервале 1518-1524 гг.

6. Трепавлов

161


Только что приведенные подсчеты ханши Султан-Нигар-ханым показывают, какой колоссальной силы лишился казахский правитель после выступления мангытов. Теперь эта сила поднялась против него. Окончательный разгром Тахира пришелся, очевидно, на 1523 г.: Мухаммед-Хайдар пишет, что хан прибыл к мачехе в середине зимы 930/1523-24 г.22. Теперь растерянность и раздробленность охватили уже казахов. Ногаи регулярно врывались в их кочевья и мстили за недавние поражения. В баталиях с ними полегло несколько казахских султанов (Кадыр Али-бек 1854, с. 164), сын Касима Хакк-Назар оказался (в качестве пленника?) в стойбище одного из мирз (Абусеито- ва 1985, с. 49). Отношения между Ногайской Ордой и остатками Казахского ханства обострились надолго.

После отступления Тахира б. Адика в Семиречье бескрайние пространства восточного Дешта оказались беззащитными перед ногайскими отрядами. Сыновья Мусы быстро восстанавливали свое господство над заволжскими и заяицкими степями. С этих пор из источников на долгое время, почти на столетие, практически исчезают упоминания о племенной знати у ногаев, помимо мангытской. Похоже, в ходе «реконкисты» иноплеменные кипчакские беки, поддерживавшие Касима, были изгнаны, или истреблены, или оттеснены от управления. Мангыты окончательно взяли в свои руки управление ногаями из всех элей (племен) своей возрожденной Орды.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница