Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница26/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   122

^ 167


(Мухаммед-Гирея. — В. Т.) служил,
убил государя своего, а родом князь нагаискыи»; «и там воссташа на него («царя». — В. Т.) его же князи ногайские Мамай с племянники... и убиша его и с детьми» (Владимирский 1965, с. 146; Летописец 1853, с. 264). Агиш же «с на- гаискою силою» «поспел» к брату только потом, уже после убийства хана (Владимирский 1965, с. 146).

Надо сказать, что ногаи не могли восприниматься Мухаммед- Гиреем только как внешняя сила, лишь как тактические союзники. Ведь совсем недавно они искали у него убежища от казахов; вместе с ногаями хан ходил на Москву; вождь Орды Алчагир закончил свою жизнь в Бахчисарае (во всяком случае, последние достоверные сведения об этом бие касаются его пребывания там). Поэтому неудивительно, что влиятельный и отважный Мамай пользовался расположением властителя Крыма. Окруженный степными воинами, тот вполне мог рассчитывать на формирование из них своеобразной преторианской гвардии, в противовес ополчениям четырех татарских элей, плотно окружавших престол. «Степенная книга» ясно говорит об этом: «Сам же (Мухаммед-Гирей. — В. Т.) кримьских татар не любити начат, но паче начат любити ногайских татар, их же бяше множество у него, и близь себя держаше их и яко доброхоты себе вменяя их» (Книга 1913, с. 603). И сами крымцы позднее оценивали гибель хана под Астраханью как результат вероломного мятежа облагодетельствованных им ногаев: «У царя... которые у него хлеб соль ели, да те на него лихо смыслили» (КК, д. 6, л. 8). В интерпретации крымского посла в Москве (30 августа 1523 г.) дело обстояло так, что хан с калгой «пошли Юрта своего достовать Асторокани. Да шод и взял был Асторокань, а царя азтороканского розгонил. И люди его (Мухаммед-Гирея. — В. Т.), которых он кормил и жаловал, учинили над ним лихое дело — его и сына его Багатыря убили и рать их побили» (КК, д. 6, л. 8, 10 об.).

Таким образом, исходя из подобной интерпретации, астраханская катастрофа предстает как мятеж возглавляемых Мамаем ногаев, решивших во время астраханской кампании прервать свою крымскую «службу» и обрести былую независимость (независимую от Крыма часть ногаев в тех обстоятельствах представлял Агиш).

Кроме того, существует эпическая трактовка. Ногайский дастан «Урак и Мамай» рассказывает, что, покорив Поволжье, Мамай не удовлетворился этим и задумал завоевать Крым. Он пригласил к себе тамошнего государя Пельван-султана, которого при встрече убил племянник Мамая, Урак, вопреки воле хозяина. Крым был ногаями покорен, и Мамай возвратился с богатой добычей, оставив на полуострове своего наместника (Ананьев 1900, с. 18, 19; Ананьев 1909а, с. 14).

Как обычно, в фольклорном сюжете есть несоответствия историческим реалиям (к примеру, Пельван-султана не существовало вообще,

168


но это имя может быть переосмыслением личности и переводом имени калги Бахадур-Гирея — «Богатырь-салтана» русских источников). Тем не менее не следует отбрасывать сохранение в народной памяти агрессивных замыслов Мамая в отношении Крыма. Получается, что ногаи стремились не просто к самостоятельности, но и к внешней экспансии, каковая, кстати, в то время успешно осуществлялась ими на востоке в ходе антиказахской «реконкисты». Однако если опираться на русские летописи, более приближенные по времени к событиям 1523 г., то следовало бы ожидать от ногаев, что они будут стремиться вырваться из-под крымского сюзеренитета и переселиться из Юрта Гиреев на родину, т.е. на самом деле перед ними стояла противоположная задача — миграция с запада на восток. Опираясь на информацию Ризы, В.Д.Смирнов решил, что раз Мухаммед-Гирей планировал переселить в Крым всех жителей Поволжья, то ногаи расправились с ханом, чтобы не допустить этого (Смирнов В. 1887, с. 392).

Неизбежно возникает вопрос: каким образом были связаны восставшие ногаи со своими соплеменниками-мангытами Крымского и Астраханского юртов? Относительно крымских мангытов есть одна оговорка, встреченная нами в донесении посла И.Колычева (август 1523 г.): «Магмед Кирея царя и Богатыря царевича его ж мангыты и нагаи убили» (КК, д. 6, л. 3). Как видим, «его мангыты» и ногаи различаются автором, и мы можем догадываться (но не более), что какая-то солидарность между ними существовала.

Что касается мангытов Хаджи-Тархана, то в отдельных источниках гибель хана подается так: «И согласившеся во Астракани сущии нагаи, убиша царя и сына его проклятого» (Летописец 1853, с. 263; см. также: Вологодско-Пермская 1959, с. 312; Патриаршая 1904, с. 43). Жившие («сущие») в Астрахани ногаи — это, разумеется, не те, что явились с Мухаммед-Гиреем и Мамаем из Крыма; и не те, которых Агиш собрал по южнорусским степям; и не те, которые во главе с Саид-Ахмедом преследовали разбегавшихся казахов далеко на востоке. Речь идет скорее всего об их местных единоплеменниках. Некоторые крымские документы тоже приписывают расправу над ханом и калгой именно мангытам Хаджи-Тархана (Inalcik 1948, р. 357). А.Беннигсен и Ш.Лемерсье-Келькеже считают главой астраханского мангытского клана Тениш(Темеш)-мирзу — по некоторым данным, участника убийства Мухаммед-Гирея (Bennigsen, Lemercier-Quelquejay 1972, p. 334). Мне не встречались указания на столь высокий статус Тениша б. Джанкуввата б. Дин-Суфи б. Мансура б. Эдиге. Но когда в 1524 г. он прибыл в Крым, татарская аристократия встретила его враждебно и требовала покарать — именно за гибель хана (Сыроеч- ковский 1940, с. 58; inalcik 1980а, р. 456). Значит, он действительно был причастен к астраханской катастрофе, а поскольку никаких родственных связей с заволжскими ногаями не имел, то должен

169


быть отнесен к группе астраханских мангытов, и предположение А.Беннигсена и Ш.Лемерсье-Келькеже выглядит весьма правдоподобным26.

3.^ Внешние воздействия. Какую-то роль в стравливании ногаев с крымцами сыграли переселенцы из Большой Орды, обосновавшиеся в Хаджи-Тархане. В летописи они названы «старыми ординцами», которые действовали заодно с Мамаем (Летописец 1853, с. 264). Возглавлял их султан Шейх-Хайдар б. Шейх-Ахмед (КК, д. 6, л. 3). Но едва ли численность выходцев из Тахт эли была достаточно велика, чтобы оказать существенное влияние на исход столкновения с Му- хаммед-Гиреем и тем более последующей войны. К тому же большинство их было истреблено Саид-Ахмедом в 1519 г. (см. выше). Гораздо сильнее историков занимает вопрос об интересах великих держав той эпохи в разбираемых событиях 1. Однако в распоряжении исследователей нет никаких источников, позволяющих доказать вмешательство России или Османской империи в тогдашние конфликты между Юртами. «Хотя до нас не дошли документы о русско-ногай- ских отношениях этого времени (1520-е годы. — В.Т.), — писал А.Б.Кузнецов, — можно высказать предположение о том, что дипломаты Василия III активно разжигали ногайско-крымские противоречия, доводя их до решительных столкновений между враждебными группировками. Особенно серьезным их успехом было то, что сумели вызвать непримиримую вражду в отношениях ногайского князя Аги- ша и Мухаммед-Гирея, добившись вооруженного столкновения между ними, которое закончилось разгромом крымцев и гибелью Мухаммед- Гирея и Богатыря» (Кузнецов 1986, с. 54). Нетрудно убедиться, что ни Герберштейн, ни русские летописи не дают ни малейших оснований подозревать в причастности «дипломатов Василия III» к кризису

26 На роль главы астраханских мангытов может претендовать еще один персонаж. В погоне за разбитой крымской армией участвовал также «мангытский князь Удем», который действовал совместно с ногайским мирзой Хаджи-Мухаммедом б. Мусой (Малиновский 1863, с. 236). Удем не являлся ногаем, но был, во-первых, мангытом, во- вторых, князем (беком). В Крыму мангытских беков с таким именем не зафиксировано. Возможно, Удем и предводительствовал астраханскими потомками Эдиге. По Литовской метрике, это сын Тимура б. Мансура б. Эдиге (Довнар-Запольский 1898, с. 21).

27 Источники единодушны в перечислении основных действующих сил астраханской катастрофы: крымцы, ногаи, астраханцы, астраханские мангыты и ордынцы. Особняком стоит известие Ризвана о том, что Мухаммед-Гирей сложил голову в войне с «черкасами и дадианами» (Zaj^czkowsky 1966, р. 35, 82). А.М.Некрасов предположил, что черкесы объединились с астраханским ханом против Крыма (Некрасов 1990, с. 93). Это весьма резонная гипотеза, поскольку в следующем десятилетии именно «черкесы», т.е. горцы Северного Кавказа, станут одной из основных внешних сил, влияющих на Астраханский юрт. Кто такие «дадианы» Ризвана, А.М.Некрасов (так же, как и я) объяснить не сумел. Вообще это обычное турецкое обозначение грузин, и появление его в данной хронике могло оказаться результатом какого-то недоразумения.

170


1523 г. Любопытно, что чуть ниже А.Б.Кузнецов опровергает точно такой же домысел И.Б.Грекова о якобы согласии и санкции турецкого султана ногаям на разгром крымцев — на том основании, что мнение И.Б.Грекова не подкреплено фактами (Кузнецов 1986, с. 55).

Турецкие владения (Азов) были территориально ближе к Ногайской Орде, чем Россия; Турция осуществляла верховный сюзеренитет над Крымом и являлась к тому же мусульманской державой. Эти обстоятельства позволяют искать османский фактор в ногайско-крым- ской вражде с большей уверенностью, чем российский. Но документальная информация о связях Ногайской Орды с Портой чрезвычайно лаконична. Видимо, первое свидетельство их — попытка султана сколотить коалицию против Ахматовичей, когда он направил свои войска на помощь Менгли-Гирею «и к ногаем послал, велел им Орду воева- ти» (Патриаршая 1901, с. 217).

Вообще Ногайская Орда находилась на дальней периферии османских геополитических интересов. В Стамбуле о ней вспоминали лишь по поводу борьбы с Большой Ордой и попыток ее возрождения; в частности, стремились не допустить отъезда к ногаям Ахматовичей, проживавших в Литве (Малиновский 1863, с. 240). В самом деле, трудно согласиться с придуманной И.Б.Грековым схемой всеохватного турецкого присутствия, повсеместного проникновения турецкой агентуры для создания опоры «на соседние с Крымом орды (сначала Большую Орду, потом Астраханское ханство и, наконец, Больших и Малых Ногаев)», для «распространения своей власти не только на Крым, но и на Поволжье» (Греков 1963, с. 234; Османская 1984, с. 158). Очень спорной и недоказуемой выглядит идея этого автора о санкционировании Портой ногайского выступления в Астрахани (Османская 1984, с. 158). Как показало изучение документации султанского внешнеполитического ведомства, до середины XVI в. османы почти не замечали ногаев, а северная политика империи если и имела какую-то местную опору, то лишь в лице Крымского юрта (см.: Bennigsen, Lemercier-Quelquejay 1976, p. 213-218; Inalcik 1980a, p. 465).

Теперь вернемся к изложению событий той драматической весны 1523 г. Из всех источников, пожалуй, лишь одна Вологодско-Перм- ская летопись приводит численность войск, противостоявших в астраханской катастрофе: «сто тысяч и тритцать тысяч от дву тысяч нагаи побежден быть окааныи и гордый мучитель» (Вологодско-Пермская 1959, с. 312). За неимением других сведений нам придется (как и А.А.Зимину — Зимин 1972, с. 251) принять эту цифру, хотя в столь убедительную победу Мамая и Агиша при шестидесятипятикратном превосходстве крымцев верится с трудом.

А победа действительно оказалась блестящей. Когда пришли вести о занятии ханом Астрахани, в Бахчисарае ликовали. Волжское ханст

171


во, где окопались недобитые Ахматовичи, бескровно перешло в руки Гиреев. Ликование сменилось недоумением, а затем паникой и ужасом, когда донеслись первые слухи о ногайском мятеже. 15 марта в Крым примчались царевичи Баба-Гирей и Гази-Гирей с полусотней воинов свиты28. Они поведали соотечественникам о гибели хана и калги и о том, что ногаи идут на Крым. Тем временем крымская армия в беспорядке отступала от Волги на запад. Те воины, что уцелели от сабель и стрел конницы Мамая и Агиша, тонули при переправе через Дон. Гонцы-казаки, состоявшие в русском посольстве в Стамбул, оказались в ту пору поблизости и своими глазами видели, как «крымские татарове... бегли от нагаиских мырз и за Дон возились, и... на Дону топли» (Дунаев 1916, с. 56). Кочевые улусы Юрта спешно втягивались на Таврический полуостров, под защиту Перекопских укреплений. Старшая ханша-вдова с детьми заперлась в Старо-Крымской крепости (КК, д. 6, л. 2 об., 3).

Бекам Мемешу и Девлет-Бахты удалось собрать в степи двенадцать тысяч воинов рассеянной армии. Отчаянно сражаясь, отбив атаку мирзы Хаджи-Мухаммеда б. Мусы (которого ранили), они пытались заслонить собой Перекоп. Но опоздали. Пока они бились в чистом поле, через неохраняемые валы (стража в страхе разбежалась) основные силы вражеской конницы ворвались во внутренние владения ханства29. Одна часть ногаев и астраханских мангытов устремилась к Старому Крыму, другая — к Кырк-Еру. Захватить крепости они не сумели, но «что было улусов и стад в Крыму... лошадиных и всякой животины, то все выимли... Из гор и из лесов волочили жены и дети, и живот весь выгонили». Тем временем к Перекопу с севера подошли остатки ханского воинства, собранные Мемешем и Девлет-Бахты. Из-за крепостных укреплений на них обрушился союзник Мамая, ордынский царевич Шейх-Хайдар. Битва длилась три дня. Оба бека пали в бою, их отряды подверглись истреблению. Там же нападавшие убили одного и захватили в плен двоих сыновей Мухаммед-Гирея I (Дунаев 1916, с. 57; КК, д. 6, л. 3-5). Мамай, Агиш и Шейх-Хайдар опустошали Крым целый месяц. В апреле 1523 г. с огромным полоном и стадами они двинулись назад. Очередное русское посольство наблюдало массовое скопление победителей, захваченного скота и пленных крымцев на обоих берегах Дона (Дунаев 1916, с. 56).

28 Ногайское нашествие на Крым, по донесениям русских послов, случилось на Страстной неделе (КК, д. 6, л. 2 об., 3), которая в 1523 г. приходилась на 17—23 марта. Царевичи-Гиреи объявились на родине в Лазареву субботу, т.е. 15 марта.

29 С.Герберштейн пишет, что ногаи отступили от Перекопа, не сумев одолеть его укреплений (Герберштейн 1988, с. 184). Но русские и крымские источники единодушно свидетельствуют о разорении ими полуострова. Правда, при этом Мамай и его соратники действительно не смогли взять ни одного города. Возможно, эта деталь, которую Герберштейн наверняка узнал от русских информаторов, была понята им как неудача при осаде Перекопа.

172


Так ногаи расквитались с Крымом за походы Менгли-Гирея и Мухаммед-Гирея 1507-1515 гг. В определенном смысле (и, может быть, такова была «идеологическая» подоплека вторжения Мамая) они возвращали себе тех соплеменников и то имущество, что в огромном количестве были захвачены у них крымской армией в 1509 г. и перемещены во владения Гиреев (см. выше).

Крымская знать, понемногу приходя в себя, смогла заняться пустующим троном. Сперва на него был возведен Гази-Гирей, а Баба- Гирей назначен калгой. Затем беки главных татарских родов спохватились, что все церемонии были проведены без султанского фирмана, и послали в Стамбул запрос о кандидатуре нового государя (Смирнов В. 1887, с. 392, 393). Османский падишах пожелал видеть правителем в Бахчисарае Саадет-Гирея б. Менгли-Гирея, который тут же и был посажен беками на трон.

Первой задачей его было обезопасить Юрт от повторных ногайских нашествий. Он мобилизовал остатки ополчения и рассредоточил в караулах по степи: «Зиму всю стерегли крымцы... розставясь по дорогам, переменяясь по месяцам. А людем царь не велел разъезжаться» (Дунаев 1916, с. 61). Одновременно началось большое фортификационное строительство на Перекопе — татары возводили новые башни. Тем более что вскоре «ко царю весть пришла: мангиты (астраханские. — В.Т.) и нагаи с Агишем содиначились, а Саидет Кирею царю противу их стояти некем» (всей рати у него не набиралось и пятнадцати тысяч) (КК, д. 6, л. 5). Чувствуя себя беззащитным перед агрессивными кочевыми соседями, хан полагался на солидарность или покровительство иноземных монархов. Василию III он направил предложение о дружбе, «чтобы... с тобою меж себя недругов своих ногаев отгнати» (КК, д. 6, л. 13 об.).

Но главные надежды Саадет-Гирей возлагал на султана. Тот разрешил ему взыскать с врагов «кровь своего брата», для чего направил в Крым двадцать тысяч турецких воинов и пятьсот пищалей (Смирнов Н. 1958, с. 23). Из этих подкреплений Саадет-Гирей ничего не дал в Казань, несмотря на настойчивые просьбы тамошнего хана Сахиб-Гирея, готовившегося к войне с Россией (Малиновский 1863, с. 240). Турецкий наместник Азова тоже сообщал в Москву, что хан, «кровь взыскивая брата своего... надеятца на силу на отманског(о), и на то грозу пущают». Но при этом добавлял: «А нагайские мурзы... на те грозы и не смотрят» (Дунаев 1916, с. 57). Из отписок русских послов в Литве известно, что король направил посольство к ногаям, «а у короля два посла ногайские о царе о Ших-Охмате» (ПДПЛ, т. 1, с. 691). Султан послал распоряжение валашскому воеводе, чтобы тот воспрепятствовал возвращению поляками пленного болыиеордын- ского хана Шейх-Ахмеда в Ногайскую Орду (Малиновский 1863, с. 240).
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница