Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница32/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   122

204


В казахских народных генеалогиях действительно числится Байкобек из родового объединения кытай племени найманов, живший в XVI в. (Исин 1988, с. 14).

На внешнеполитической арене Ногайская Орда достигла апогея своей мощи. Наряду со сражениями в Казахстане, она вела войны с Астраханью и черкесами, активно вмешивалась в казанские дела. Успехи на востоке послужили одним из стимулов административных преобразований Саид-Ахмеда и Шейх-Мамая.

Продолжилось партнерство с узбекскими государствами, что проявилось, в частности, в брачных союзах. В 1540-х годах Исмаил б. Муса женился на дочери мервского хана Дин-Мухаммеда б. Ава- неша; за бухарского хана Абд ал-Азиза б. Убейдуллу и его родственника, упомянутого выше ташкентского Барака б. Суюнч-Ходжу, выдали дочерей Юсуф б. Муса и Касим б. Шейх-Мамай (Посольские 1995, с. 237, 308).

Одним из результатов Ногайской битвы стала для ногаев возможность распоряжаться казахским престолом. Именно тогда на него был посажен Хакк-Назар, ставший одновременно еще и формальным сюзереном Ногайской Орды, во всем покорным Шейх-Мамаю (см. выше).

Башкирский старшина Кадряс Муллакаев рассказал П.И.Рычкову во время Оренбургской экспедиции 1734-1737 гг. о давней ногайской эпохе. Первого «ногайского хана» Башкирии, Алтакара (т.е. Алчагира.— В Т. См.: Трепавлов 1997в, с. 17, 18), убил некий Акназар-сул- тан, который «был от поколения тутошних старинных ханов», «владел не только одними... ногайцами и Башкириею», но также татарскими и среднеазиатскими ханствами; свою дочь он выдал за знатного ногайского мирзу Шейх-Мамая (Рычков 1896, с. 69). Другое башкирское предание, записанное Р.Г.Игнатьевым, гласит, что «первый хан, пришедший сюда (на Уфимское городище. — В. Т.) из Сибири, был Алка- дар, и был царского рода. Он изнурял башкир, отбирал у них земли, скот, имущества... облагал тяжкой податью, так что за право переплыть реку Белую башкиры платили хану по лисице, бобру и кунице» (Игнатьев 1883, с. 336). Выделим значимые моменты: 1) ногайский правитель Акназар (Алкадар) принадлежал к ханскому роду (стало быть, не являлся мангыто-ногайским мирзой); 2) он был из рода местных правителей (что также не позволяет причислить его к ногаям, основная масса которых прикочевала на Южный Урал сравнительно поздно, приблизительно в последней четверти XV в. — см.: Трепавлов 1997в, с. 12, 15, 16); 3) он управлял всей Башкирией; 4) установил там налогообложение; 5) Акназар стал тестем Шейх- Мамая (по другим башкирским фольклорным данным, шурином); 6) граница его владений проходила по реке Белой; 7) ставка его находилась в Имэн-кале, будущей Уфе; 8) он пришел в Башкирию из

205


Сибири; 9) ко времени прихода туда носил титул султана (т.е. на тот момент не обладал ханским достоинством).

Отсутствие в текстах прямой этнической атрибуции привело Н.А.Мажитова и А.Н.Султанову к заключению, что Акназар был ногайским ханом, «одним из местных башкирских ханов, видимо, ногайского происхождения»; при этом слова о господстве его над Поволжьем и Средней Азией якобы доказывают факт объединения им «в пределах своего государства» всей или большей части территории Башкирии (Мажитов, Султанова 1994, с. 319, 321). А.П.Чулошников увидел в Акназаре «потомка ногайских мурз» и подошел к титулованию его осторожнее, обозначив его не как хана, а как «главного мирзу» (Чулошников 1956, с. 54). Почему-то эти авторы не стали рассматривать прозрачную аналогию с казахским Хакк-Назаром. А.Н.Усманов посчитал, например, что в народной памяти смешалась информация о Хакк-Назаре и о «ногайском хане» Акназаре, которые жили соответственно во второй и в первой половине XVI в. (Усма- нов А. 1982, с. 66-70). Из известных мне работ лишь у Р.Г.Кузеева однозначно утверждается, что в указанных преданиях речь идет именно о Хакк-Назаре (Кузеев 1992, с. 103, 104). Но эта констатация, естественно, не проясняет причин появления казахского царевича в Ногайской Башкирии. Попробуем разобраться.

Из казахского фольклора известно, что в молодости Хакк-Назар жил у одного из ногайских мирз (Абусеитова 1985, с. 49; Вяткин 19416, с. 88). Среди ногаев, по мнению А.Миллера, юный царевич приобрел военные навыки, развив свой талант незаурядного полководца (Миллер А. 1942, с. 51). По башкирским сказаниям можно судить о том, с кем из мирз Хакк-Назар находился в наиболее тесных отношениях. Это муж его сестры, Шейх-Мамай, чьи кочевья и улусы после «реконкисты» находились в Западном и Центральном Казахстане. Хакк-Назар, без сомнения, принадлежал к ханскому роду16, причем как раз к «поколению тутошних старинных ханов», по выражению К.Муллакаева. Но «тутошних» означает, конечно, не башкирских правителей, а Джучидов левого крыла, к которому относилась Башкирия в XIII-XIV вв. Ханское происхождение его было неоспоримо для ногайских сановников: свою позднейшую вражду с ним они обосновывали ее исконностью еще со времен «Акназарова царева отца» (т.е. предка), хана левого крыла Золотой Орды Уруса (НКС, д. 8, л. 231; д. 9. л. 28 об.).

Учитывая данные о воспитании его при дворе Шейх-Мамая, мы не считаем невероятным, чтобы тот решил породниться с казахским султаном. С персоной Шейх-Мамая связано и утверждение предания,

16 Родословная Хакк-Назара, по одной из версий, такова: Хакк-Назар б. Касим б. Джанибек б. Барак б. Куйручак б. Урус б. Будакул б. Ходжа б. Уз-Тимур б. Туга-Ти- мур б. Джучи б. Чингисхан.

206


будто Акназар явился в Башкирию из Сибири. Уже приводились слова С.Герберштейна об улусно-крыльевом разделении Ногайской Орды, в соответствии с которым «частью Сибирской области и всей окрест лежащей страной» правил не кто иной, как «Ших Мамай». А поскольку Сибирь в XV — первой половине XVI в. понималась как регион главным образом бассейнов Тобола и Иртыша (и, видимо, до Яика ), то в башкирском источнике вполне можно рассматривать «Сибирь» как ногайский удел Шейх-Мамая. Так как оба башкирских сказания титулуют Хакк-Назара султаном, значит, Башкирия очутилась под управлением Хакк-Назара до вступления его на казахский трон в 1537 г. Думается, этим годом нужно ограничить срок его наместничества там. / ™ " ——.,' ——

Фантастические же сведения о владычестве его над Казанью, Астраханью, Бухарой, Хивой и пр. представляются отражением гегемонии этого хана в степях Казахстана после окончательного разрыва его с Ногайской Ордой во второй половине XVI в. или же какими-то реминисценциями образа Чингисхана.

Итак, Шейх-Мамай направил в Башкирию своего воспитанника и родственника Хакк-Назара. Очевидно, именно в период его наместничества окончательно сформировалась система ногайского господства над башкирами, столь эмоционально описанная Р.Г.Игнатьевым: налоговый гнет (это новшество было столь значительным, что сохранилось в народной памяти); иерархия мирз и местной туземной знати; возможно, в те же годы башкиры подверглись усиленной исла- мизации. В целом жесткие нововведения Шейх-Мамая и Хакк-Назара полностью находились в русле административных преобразований, предпринятых в Ногайской Орде в 1530-х годах. В 1537 г. бий Саид-Ахмед и «калга»-кековат Шейх-Мамай, только что разгромившие Казахское ханство, переместили своего ставленника из Башкирии и провозгласили ханом над ногаями и казахами. Первое время тот сохранял абсолютную лояльность к патронам и в 1548-49 г. участвовал в сражениях между среднеазиатскими государями на стороне мервского Дин-Мухаммед-хана (Исин 1988, с. 20, 21) — нового родственника мирзы Исмаила, который, видимо, и направил Хакк-Назара на войну.

Непросто выстраивались ногайско-сибирские отношения, хотя и не столь драматично, как с казахами. Выше отмечалось, что сибирский Шибанид хан Ибак (Ибрагим) б. Махмудек в 1495 г. был свергнут и

17 «Область Сибиер... В ней начинается река Яик, которая впадает в Каспийское море» (Герберштейн 1988, с. 163-164). Косвенным подтверждением того, что Башкирия находилась с сфере компетенции Шейх-Мамая, является тот факт, что весной- летом 1535 г. его сын Хан совершил набег на новоприсоединенные российские земли в Вятке («Нократ»), переправившись через реку Белую («Белую Воложку» — Агидель), расположенную на всем своем протяжении в Ногайской Башкирии.

207


убит местной знатью. В Тюмени утвердилась нечингисидская династия Тайбугидов. Они, как нелегитимный клан, не осмелились занять ханский престол; тайбугидские правители являлись беками. В таком же точно положении уже почти сотню лет находились к тому времени потомки Эдиге. Иерархическое различие между государями Ногайской Орды и Сибирского юрта исчезло. Отношения между ними установились номинально равноправные, а практически — враждебные. Можно полагать, что свержение Шибанидов в Сибири послужило одним из факторов государственного оформления Ногайской Орды, избавившейся наконец от вышестоящего сюзерена. (Впрочем, у нее оставались еще сложные противоречия с ханами казахов, которые были разрешены только в 1520-х годах.)

Первое время ногаи не оставляли надежд посадить на сибирский трон своего ставленника, который освящал бы законность их гегемонии в Деште. Однако попытки возведения на престол таких ханов (Мамука б. Махмудека, Агалака б. Махмудека, возможно, Ахмеда б. Мамука) оказались неудачными из-за очевидной слабости и невысокого политического престижа кандидатур. Не могли исправить положения и вооруженные конфликты (в 1535 г. Шейх-Мамай воевал Сибирский юрт — см.: Посольские 1995, с. 155): политических проблем они не решали. На некоторое время, как нам уже известно, ман- гытская знать отказалась от практики возведения подставных ханов. Вместе с тем она не оставила и традиционную линию на поддержку Шибанидов, в частности внуков Ибака, Ахмед-Гирея и Кучума, второго и третьего сыновей султана Муртазы (Кадыр Али-бек 1854, с. 156). К этому располагали и дружеские связи ногаев с узбекской (среднеазиатской) ветвью этого клана18.

По башкирскому преданию К.Муллакаева, после смерти Акназара в течение семи лет ногаями и башкирами правил хан Измаил (Рычков 1896, с. 69). Н.А.Мажитов и А.Н.Султанова отнесли это семилетие к рубежу 1530-1540-х годов, потому что легендарный преемник Измаила — такой же «башкирский хан ногайского происхождения» «Ахмет Гирей» б. Акназар — был современником падения Казани в 1552 г.; отсюда же эти авторы заключили, что Акназар находился в Башкирии в 1520-1530-х годах (Мажитов, Султанова 1994, с. 320). Несмотря на полную необоснованность посылки (авторы никак не вычисляют начало правления «Ахмет Гирея», чтобы датировать предыдущих правителей), мы должны согласиться с этой периодизацией — но на других основаниях. Во-первых, исторический Хакк- Назар погиб в 1580 г. Поэтому если прообразом башкирского Акназара являлся казахский султан, то в основе данного сюжета лежала не смерть его, а отъезд в 1537 г. для воцарения на родине, в Казахстане.

18^ По преданиям сибирских татар, Муртаза б. Ибрагим имел удел именно в южной части Шибанидской империи — в Мавераннахре (Миллер Г. 1937, с. 196).

208


Во-вторых, для второй четверти XVI в. известен только один Исмаил — ногайский мирза, сын Мусы. Он появился на исторической арене в 1530-х годах и в середине следующего десятилетия стал нуради- ном — правителем ногайских владений в Поволжье и командующим правым крылом ногайской армии. Если допустить, что Исмаил был наместником Башкирии после Хакк-Назара, то, прибавив к 1537 г. семь лет, получаем 1544 г. — приблизительный срок начала его пребывания на посту нурадина.

К.Муллакаев рассказал далее, что, когда скончался Исмаил, башкирами стал управлять «Ахмет Гирей», сын Акназара; тогда же, дескать, в Казани ханствовал Шах-Али. По взятии Иваном IV Казани он со множеством ногаев откочевал на Кубань (Рычков 1896, с. 69). А.П.Чулошников датировал «воцарение» «Ахмет Гирея» 1546 годом (Чулошников 1956, с. 54) — видимо, началом третьего ханствования Шах-Али в Казани. Однако и здесь много несоответствий. Исмаил умер в 1563 г.; правда, как и в случае с Акназаром (Хакк-Назаром), его откочевка из Башкирии могла трансформироваться на фольклорном уровне в смерть. Кроме того, среди ногайских мирз неизвестен Ахмед-Гирей, а «башкирских ханов ногайского происхождения», к каковым Н.А.Мажитов и А.Н.Султанова причислили «Ахмет Гирея», не существовало вообще. Из сыновей Хакк-Назара имена двоих не сохранились в источниках, а остальных звали Мунгатай, Дин-Мухаммед и Тиним (Султанов 1982, с. 118). Единственный исторический деятель — тезка героя башкирского сказания — это Ахмед-Гирей б. Муртаза.

Предание сибирских татар, зафиксированное Н.Ф.Катановым, гласит, что «Акмет Керей хан» был убит своим тестем и затем воцарился его брат Кучум, которому исполнилось в ту пору двенадцать лет. Пока Кучум рос, его народом управлял «султан Ногай» (Катанов 1896, с. 7, 8). У Г.Ф.Миллера названо имя тестя-убийцы: князь Шегей (Миллер Г. 1787, с. 57). В башкирских шеджере Ногай упоминается как собирательное обозначение ногайского правителя вообще (см.: Игнатьев 1868, с. 22; Трепавлов 1997в, с. 9, 23, 24). Вероятно, не стоит тратить усилия на поиски реальной исторической фигуры с таким именем, а надо присмотреться к бию Шегею. Именно таким образом иногда транскрибировали стяженное имя Шейх-Мухаммеда б. Мусы (см., например: РГБ, ф. 256, д. 349, л. 278; Родословная 1851, с. 130). Но едва ли этот ногайский предводитель был в состоянии распространить свое влияние на Башкирию и приютить сибирских царевичей. Слишком непрочной и недолговечной оказалась его карьера. Мы видели, что в 1510-х годах он конфликтовал с братом Алчагиром, а в 1519г. был убит в Астрахани во время казахского нашествия. К тому же если допустить, что Кучум воспитывался у Шейх- Мухаммеда до его гибели (это крайний срок, когда он мог бы попасть в двенадцатилетнем возрасте к «Шегею» после убийства последним

209


Ахмед-Гирея), то получается, что родился он около 1508 г. и ко времени рокового поражения от русских в августе 1598 г. ему было под девяносто лет. Но в тот период Кучум-хан вел весьма активную политическую деятельность, что было бы трудно ожидать от столь древнего старца.

Если же усматривать в «Шегее» другого ногайского лидера, Шейх- Мамая, то вырисовывается более правдоподобная картина. Во-первых, Шейх-Мамай скончался в 1549 г., и при аналогичном способе датировки получается, что Кучум родился приблизительно в 1537 г. (1549- 12= 1537), а потерпел поражение и был убит ногаями во вполне дееспособном шестидесятилетнем возрасте. Во-вторых, Шейх- Мамай имел отношение к Сибири: этот край, как говорилось, находился в его ведении, как и Башкирия; кроме того, он, судя по всему, осуществлял «протекторат» над Казахстаном. В-третьих, прослеживается аналогия судеб Хакк-Назара и Ахмед-Гирея с судьбой Кучума. Все они воспитывались в Ногайской Орде, из ногайской же среды выделялся регент малолетних султанов (вот он — «Ногай» башкирских легенд!). Сходной деталью является и породнение с ними Шейх- Мамая через браки.

Если допущение о регентстве Шейх-Мамая при сибирских Шиба- нидах верно, то роль Башкирии при данном толковании событий выглядит значительной и своеобразной. Едва ли можно считать совпадением, что и казахский, и сибирские хан-заде были направлены в качестве наместников в Имэн-калу. С учетом перспективы их царствования в соответствующих Юртах наместничество в Башкирии резонно трактуется как управленческая тренировка, приобретение административных навыков будущими ханами; Башкирия выступала в роли опытного полигона для них. Письменные источники умалчивают о жизненных перипетиях Хакк-Назара, Ахмед-Гирея и Кучума в тот период. Молодые царевичи еще не представляли собой самостоятельных фигур и всецело зависели от могущественного Шейх-Мамая.

«Ногайские доходы» и «мангытское место» в волжских Юртах. Один из самых запутанных вопросов ногайской и татарской средневековой истории — это денежные и натуральные отчисления в Ногайскую Орду из соседних Юртов, присутствие ее постоянных представителей в Казани и Астрахани, ранг этих представителей и отношения их с местными династами. Историки не сомневаются в подчиненном положении Астраханского ханства, столица которого в различных западных и восточных источниках предстает чуть ли не ногайским городом, а местные ханы — выходцами из мангытов. Долгие дипломатические и военные баталии ногаев с крымцами за влияние на это государство приводили то к усилению, то к ослаблению воздействия противоборствующих сторон. Но ногайский фактор присутствовал в Астрахани постоянно.
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница