Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница36/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   122

228


войском. Оно состояло из ополчений татарских элей, турецких отрядов Азова, Кафы, Ак-Кермана, а также астраханцев. Летописи и Разряды сообщают об участии в походе ногаев (Александро-Невская 1965, с. 135, 136; Книга 1850, с. 40, 41; Патриаршая 1904, с. 100-102; Патриаршая 1906, с. 434; Разрядная 1978, с. 295), но поскольку последние в данных текстах связываются с Баки, то, очевидно, подразумеваются крымские мангыты и те выходцы из Ногайской Орды, что расселились на территории их кочевий в Крымском ханстве. Тем более что Реммал-Ходжа упоминает о вооруженных конфликтах Сахиб-Гирея и с «ногайскими беями» накануне похода на Россию (Tarih 1973, р. 200, 201). Эти столкновения явно вызывались стремлением не допустить повторения ситуации трехлетней давности — вражеского удара из-за Волги в тыл или во фланг ханской армии.

Временно скрытая враждебность мангытов и подозрительность хана полностью проявились в ходе кампании и привели ее к бесславному концу. Сахиб-Гирею донесли, будто Баки намеревается прикончить его во время переправы на плоту через Оку. Хан повелел мангытам вместе с их карачи-беком форсировать реку раньше его. Бек стал отнекиваться, чем еще больше разжег подозрения в заговоре. Пока шла перепалка (гонцы пять-шесть раз скакали от ханского шатра к бекско- му и обратно), наступила ночь. Крымцы остались на правобережье Оки, а наутро на противоположной стороне уже кишела московская рать, грохотали русские пушки. Переправа стала невозможной, и Сахиб-Гирей повернул назад. Единственное, что он смог сделать для сохранения репутации, — это послать великому князю Ивану Васильевичу ругательную грамоту с такими, в частности, словами: «Благодари же всевышнего Бога, что у тебя еще остался кусок хлеба. Этому причиною Бакы-бек, по вине которого не состоялась переправа через Оку. Воссылай за него молитвы! Теперь я сначала убью этого волка, замешавшегося среди моих овец, зарою его в навоз на задворках моего сада, а потом расправлюсь и с тобой» (Смирнов В. 1887, с. 416, 417; Tarih 1973, р. 62, 63, 66)33.

Выместить злобу на карачи-беке сразу по возвращении хан не решился: слишком влиятелен и могуществен был тот. Баки продолжал занимать свой высокий пост34, предпочитая держаться подальше от взбешенного Гирея. Мангытские ополченцы во главе со своим

33 Мангытские интриги оказались не единственной причиной краха экспедиции 1541 г. Русские летописи объясняют его уроном, понесенным крымцами от пушечного обстрела; А.М.Некрасов полагает, что хан не сумел должным образом использовать свою турецкую артиллерию (Некрасов 1990, с. 105). В.В.Каргалов видит причину отступления Сахиб-Гирея в грамотной дислокации русских войск и оборонных мероприятиях русских властей и воевод (Каргалов 1974, с. 96, 100).

34 В перечне польских подарков, розданных князем Семеном Вельским крымским сановникам в 1541-1542 гг., самые щедрые и богатые подношения предназначались «Бакыю князю» и двум его братьям (АЗР, т. 2, с. 381).

229


предводителем «прошли через Ор (Перекоп. — ВТ.), прибыли в Мангыт, страну его предков, и разместились там» под предлогом охоты (Tarih 1973, p. 205)35. В этой «стране предков» карачи- бека и настиг ханский гнев. Зимой 1542/43 г. его внезапно схватили, раздели и опустили в воду, где он и замерз (Смирнов В. 1887, с. 403).

Расправа с Баки как бы дала сигнал широкой реформе Сахиб-Гирея по усмирению кочевой стихии в подвластных землях. Хан не хотел, чтобы в будущем его подданные с такой же легкостью, как Баки, могли сняться с места и откочевать к ногаям или в османские владения на западе и в Приазовье. Жителям Крыма запрещалось вести кочевой образ жизни. Кибитки было велено разломать и жить отныне оседло в стационарных поселках. Развернулось строительство домов и целых аулов, началась раздача земельных наделов на всем пространстве Юрта — «от Фатх-Кермана на севере до Балаклавы на юге и от Кафы на востоке до Гёзлева на западе»; одновременно возводились мечети (Негри 1844, с. 384; Риза 1832, с. 92, 106; Смирнов В. 1887, с. 413; Precis 1833, р. 366, 367). Нововведения действительно способствовали насаждению оседло-земледельческого уклада на Таврическом полуострове. Но обширные степи к северу от него не были охвачены ими. Стада и улусы кочевников продолжали там обычные сезонные передвижения, отчего эти территории по-прежнему привлекали переселенцев из-за Волги.

В 1547 г. Сахиб-Гирей захватил Хаджи-Тархан, царствовавший там Ямгурчи бежал. Хан не удовлетворился изгнанием правителя, но предпринял массовый вывод населения в свой Юрт. «Людей их и улусов их там не оставили, всех пригонили к себе», — писал он Ивану IV (КК, д. 9, л. 57). Вероятно, с этой насильственной миграцией связано сообщение «Гюльбюн-и ханан» о выделении Сахиб-Гиреем земли и выдаче документов на нее для обеспечения благополучной жизни обитателям берегов Эмбы, Яика, Волги, Кубани, Дона и Днепра, переселенным в Крым (см.: Марджани 1989, с. 170). Упоминание рек Эмбы и Яика, расположенных на территории Ногайской Орды, свидетельствует о том, что среди крымских новоселов были и ногаи, проживавшие в Астраханском ханстве.

Захват нижневолжской столицы и увод народа привел в ярость верхушку Ногайской Орды. Так же как когда-то после похода Менгли- Гирея 1509 г. и полонения им ногайских улусов, было решено идти на Крым — видимо, не для возмездия за разгром города, а ради возвращения астраханцев. Командовать двенадцатитысячным войском пору

35 Х.Иналджык понимает это сообщение как уход на Днепр, а не в евпаторийское владение «Манкыт эли», где облавная охота была бы затруднительной (Inalcik 1980а, р. 458). Но в таком случае непонятно, каким образом мангыты при возвращении из северного похода пересекли Перекоп.

230


чили мирзе Али б. Юсуфу (Precis 1833, р. З67)36. В бою с сорока тысячами крымцев у Перекопа ногаи не смогли выстоять против артиллерийских залпов. С небольшим отрядом мирза бежал, бросив раненых и убитых соратников на поле боя. Многие попали в плен и подверглись жестоким истязаниям. У въезда на Перекопские укрепления хан соорудил две башни из отрубленных голов (Gokbilgin 1973, р. 29; Tarih 1973, р. 240-246). Х.Иналджык полагает, что конфликт этот произошел в 1546 или 1547 г. (Inalcik 1980а, р. 458). А.М.Некрасов относит его к началу 1547 г. (Некрасов 1990, с. 109). Имеется информация Реммал-Ходжи о том, что смерть казанского хана Сафа-Гирея (случившаяся, по русским источникам, в марте 1549 г.) наступила в 956/1549-50 г. — третьем году после так называемой Ногайской бойни (Ногай кыргыны) (Tarih 1973, р. 109); следовательно, «бойня» пришлась на 953/1547-48 г. Материалы ногайско-русской переписки позволяют подкорректировать датировку. В октябре
\548r. вернулся служилый татарин Девлет-Ходжа Хусейнов, побывавший у Шейх- Мамая, и доложил, в частности, что бию стало известно, будто Сахиб-Гирей посылает в Астрахань пушки и пищали. Чтобы не допустить оснащения крепости крымско-турецким вооружением, Шейх- Мамай направил Али б. Юсуфа с десятитысячной ратью, приказав напасть «на крымские улусы к Перекопы (так. — В Т.). И Али мирза... пошел под крымские улусы» (Посольские 1995, с. 240). О понесенном им там сокрушительном поражении поведал московскому царю сам мирза Али в грамотах, привезенных в августе («С сорокью темь билися есмя, а с нами было людей одна тма») и в октябре 1549 г. («Крым воевал есми и истомился есми добре») (Посольские 1995, с. 296, 311). Ивану Васильевичу от своих гонцов было к тому времени уже известно о Ногайской бойне и расправе Сахиб-Гирея с пленными: «И тех ваших людей крымской царь многих побил, а иных многих живых переимал и учинил над ними розные казни, как ни в которых людех нигде не ведетца: иных на колье сажал, а иных за ноги вешал, а у иных, головы отсекая, башни (в тексте: башты. — В. Т.) делал» (Посольские 1995, с. 298). Царь и великий князь заявлял о своей солидарности с ногаями, обещал послать против татар казаков и предлагал Али не опускать руки, а возобновить атаки на Крым; посланному за Волгу гонцу было приказано предложить мирзе, чтобы он, «как сеи зимы, на Крым однолично пошел» (Посольские 1995, с. 303).

36 О.Гёкбильгин отождествил его с тем Аксак Али, который напал на Сахиб-Гирея в 1538 г. (Gokbilgin 1973, р. 29). Этот же автор, как и В.Д.Смирнов, считал его братом Баки (СмирновВ. 1887, с. 403; Gokbilgin 1973, р. 24). Здесь явное недоразумение: в 1538 г. военачальником являлся Али, сын бия Ногайской Орды Хасана б. Ваккаса, а не крымского мирзы Хасана б. Тимура, отца Баки; в 1548 г. набег на Крым произвел Али б. Юсуф, который позднее в переписке с Иваном IV объяснял свое поражение и делился планами реванша.

231


Грамоты и наказ гонцу составлялись в августе 1549 г.; стало быть, «сия зима» приходилась на конец 1548 — начало 1549 г. Получается, что именно тогда произошла Ногайская бойня, а датировка Реммал- Ходжи неточна.

Трактовку крымским ханом его отношений с ногаями трудно назвать адекватной. «Коли есмя Астрахань взяли, — писал он в Москву, — ино нагаиские князи, Ших Мамай князь в головах, и все мирзы нам послушны учинились. Кого мы велим им воевать — и им того воевать, а на кого мы не велим им ходить — и на того не ходят. Так нам послушны и повинны учинились» (КК, д. 9, л. 57-57 об.). Эта оценка абсолютно расходилась с реальностью, что подметила еще Е.Н.Кушева, которая приписывала Шейх-Мамаю ряд мер, направленных против усиления крымского влияния и присутствия в Хаджи- Тархане: переговоры с Москвой о посажении там Дервиш-Али и о заключении шертного договора (Кушева 1950, с. 241-243; Кушева 1963, с. 187-189). Почему-то Е.Н.Кушева не обратила внимания на поход Али б. Юсуфа, который полностью опровергал высокомерные утверждения Сахиб-Гирея. Уже вскоре после взятия им Астрахани ногаи направили в Бахчисарай посла с резким заявлением, в котором, во-первых, обвиняли хана в напрасном разорении города, во-вторых, предъявляли свои права на днепровские степи («Буди тебе ведомо: Днепр... наш коч, твои татаровы по Непру не кочевали») (КК, д. 9, л. 53). Появление территориальных притязаний к Крымскому юрту со стороны заволжской Орды говорит о значительном уже в то время ногайском населении ханства; особенно увеличилось оно в результате переселения астраханских подданных в 1547 г. Еще более непримиримым стало отношение к Гирею после Ногайской бойни. На протяжении 1549 г. из степи шли вести, что «с крымским ногаи в великой недружбе», что мирзы возмущены жестокостью хана к пленным и намерены повторить поход, что старший сын Шейх-Мамая, Касим, принялся ловить на «украйнах» Руси мелкие крымские отряды и столь же зверски расправляться с ними (см., например: Посольские 1995, с. 291, 305). Ногайская Орда и Крымское ханство вновь стали смертельными врагами.

1530-1540-е годы — период апогея могущества и влияния Ногайской Орды. Разгромив или запугав соседей, потомки Hyp ад-Дина и Мусы смогли наконец обезопасить свою державу от внешних посягательств. Несмотря на зыбкость единства правящего клана и свержение бия Саид-Ахмеда, перед соседними народами Ногайская Орда того времени выступала как грозная и относительно монолитная сила. Ногаи сумели включить в сферу своей гегемонии Казахское ханство, утвердить и упорядочить свое господство над Башкирией. Как равные они состязались в борьбе за влияние на Астрахань с Крымом

232


и на Казань (хотя и в неявной форме) с Россией. В этот период Орда обрела черты кочевой империи: мирзы и управляемые ими эли были разделены на крылья под верховенством наместников-военачальни- ков, бий по своему положению и авторитету внутри (но не вне) державы приблизился к монарху-хану. Правление Шейх-Мамая было высшей точкой развития политической и социальной структуры ногаев.


Глава 6

Юсуф и Исмаил

Самые заметные деятели ногайской истории середины XVI в. — братья Юсуф и Исмаил. С их сотрудничеством, а затем соперничеством связаны драматические события, которые привели к началу раскола державы ногаев и которые мы характеризуем как вторую Смуту. К 1549 г., ко времени смерти Шейх-Мамая, оба мирзы оставались следующими по старшинству сыновьями Мусы. И только они имели право, по канонам кочевой иерархии, возглавлять эль мангытов и всю Ногайскую Орду (потомство бия Хасана б. Ваккаса в династических комбинациях не учитывалось). Братья происходили от одной матери —.Хандазы, первой жены «хакима Дешт-и Кипчака» (Ананьев 1909а, с. 13; НКС, д. 10, л. 4). Старший, Юсуф, был провозглашен бием. Исмаил приблизительно с 1545 г. стал нурадином и возглавил мирз правого крыла, переместившись туда из башкирского наместничества (Трепавлов 1997в, с. 22).

В октябре 1548 г. на Москве объявилось большое посольство от бия Шейх-Мамая и высших мирз. После продолжительных переговоров оно заключило с царем и великим князем шертное соглашение о ненападении и помощи России против ее врагов от лица «государя своего, Ших Мамая князя, и за его братью — за Юсуф мирзу и за Исмаил мирзу — и за их дети, и за всех мирз нагаиских» (Посольские 1995, с. 264). 5 февраля 1549 г. послы были отпущены восвояси в сопровождении русского посла к Шейх-Мамаю, И.Б.Федцова. 28 июня в столицу примчался служилый татарин из федцовской свиты с донесением: «Ших Мамая князя в животе не стало, а на княженье учинился Юсуф мирза. Иван Борисов сын Федцова пришел к Ших Мамаю князю, а Ших Мамая князя уж не стало» (Посольские 1995, с. 292). Следовательно, смена бия относится к весне 1549 г.1.

1 Можно было бы предположить, что бий умер в то время, когда его посольство находилось в Москве, не подозревая о кончине своего государя, т.е. в конце 1548 г. Но в июне 1549 г. к Ивану IV привезли грамоты от четырех мирз, в том числе от Исмаила и Касима б. Шейх-Мамая. В этих посланиях ни слова не говорится о смене власти в Орде (Посольские 1995, с. 286 и сл.). Путь от Москвы до основных ногайских коче

^ 234


Юсуф-бий и мирзы.
Персональной особенностью нового бия была его глубокая религиозность. Еще до «вокняжения» он рекомендовался как «благочестный мирза», «неповинный мирза» (Посольские 1995, с. 202, 247, 295). Пышная титулатура, едва намечавшаяся у его предшественника, предваряла теперь послания Юсуфа в Москву: «Государя государем над вселенскими государи и князем князя Юсу- фово княжое слово»; «Вселенским государем государя князем князя Юсуфово княжое слово» и т.п. (Посольские 1995, с. 306, 309, 319). В грамотах то и дело приводились теперь ссылки на Коран, на авторитет «наших книжников», иногда адресант пускался в рассуждения о бренности земного бытия, неизбежности смерти. Очевидно, Юсуф был неплохо образован в религиозных вопросах или же находился в окружении умудренных богословов. Учитывая данные о тесной связи бия с Бухарой (см.: НКС, д. 4, л. 191), можно догадываться о маве- раннахрском источнике просвещенности его или ученой свиты.

В первые же месяцы бийства Юсуфа в документах вновь мелькнула фигура декоративного хана-Чингисида. О нем сообщил Исмаил в письме, доставленном в июне 1549 г.: «Темирь Кутлуева царева сына царем себе учинили есмя. Один царем учинился, а другой князем» (Посольские 1995, с. 287). Вероятно, именно этот персонаж фигурирует в майском послании Юсуфа 1551 г.: «Царь у нас Янаи. Чтоб еси нас для его призывал» (НКС, д. 4, л. 11). Кто такой Янай (Джанай), неизвестно. Однако ясно, что, во-первых, он принадлежал к потомкам большеордынского хана Ахмеда, и скорее всего к Астраханскому дому — «Темир Кутлуевым царевым детям»; во-вторых, номинальная иерархия распределилась точно так же, как во времена Эдиге, Ваккаса и Мусы, — по схеме «один — хан, другой — бек».

Очевидно, неурядицы, связанные с бесславным финалом правления Саид-Ахмеда, и зыбкий статус Шейх-Мамая заставили мангыт- скую верхушку вспомнить о традиционных формах сосуществования хана и беклербека. Формальный сюзерен Ногайской Орды казахский

вий между Волгой и Яиком обычно занимал от одного до трех месяцев, поэтому данные письма были отправлены в марте-мае 1549 г., и Шейх-Мамай тогда был еще жив. В пределах этих же месяцев «в Ногаи» должен был добраться и Иван Федцов. М.Г.Сафаргалиев полагал, что следующим по старшинству в очереди на бийство был Урак б. Алчагир, а Юсуф стал бием, поскольку оказался сильней его (Сафаргалиев 1938, с. 83). Однако, во-первых, Урак при тех событиях нигде не упоминается, последние сведения о нем относятся к 1538 г. (см.: Посольские 1995, с. 215); во-вторых, победителями после первой Смуты оказались мирзы группировки Саид-Ахмеда и Шейх- Мамая. Юсуф, как их приверженец и следующий сын Мусы, имел политические преимущества в наследовании высшего статуса перед своим племянником Ураком (М.Г.Сафаргалиев явно ошибся, приписав последнему династическое старшинство). Поволжские мирзы, к лагерю которых принадлежал Урак, после первой Смуты держались особняком и не претендовали на первенство в Орде. Встречающееся в популярной литературе утверждение, будто Юсуф встал во главе ногаев в 1530 или 1531 г. (Сабирзянов 1995, с. 90), не сообразуется ни с какими сведениями источников.
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница