Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница45/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   122

293


за единственным исключением, ни — главное — специалистов по их сооружению.

Впервые этот замысел прозвучал, видимо, на съезде мирз в августе-сентябре 1557 г., вслед за последним изгнанием Юнуса: «Приговорили есмя на усть Волги город поставите», и для этого города просили на Руси «запасу», денег, судов, триста пищальников, восемь пушек, а также строительные материалы и строителей («мастеров и лесу сосновово хоромы ставите»); для заселения города предлагалось передать в руки Исмаила весь полон, захваченный русскими после занятия Астрахани в 1556 г. («нам то будет подспорье Юрта строите», потому что «наши люди городовово дела не знают»). Крепость намеревались заложить в местности Кунгулуй, или Урунгуль, на протоке Бузан, в полудне пути на восток от Астрахани (ИКС, д. 5, л. 48, 78-80, 84 об., 434, 448).

Царь отнесся к данной затее с недоумением и ничего не дал для строительства, хотя, правда, пообещал прислать полсотни стрельцов в новый город, если ногаи умудрятся-таки его соорудить (НКС, д. 5, л. 96 об.).

Не дождавшись помощи, Исмаил распорядился начинать работы самостоятельно. Под руководством некоего человека, привезенного из Сарайчука, ногаи принялись, как умели, возводить простейшие укрепления по периметру будущего поселения — «плести... два плетеня, да межи того земля сыпать» (НКС, д. 5, л. 84 об.). Очевидно, сооружалась так называемая городня, широко распространенная в средние века, в том числе и на Руси. Однако вскоре выяснилось, что градостроительство — дорогостоящее занятие и бию не по карману. «Городским людем денег надобе много, — делился он открытием с Иваном IV, — и ты б денег много прислал». А чтобы смягчить впечатление от огромной суммы запрашиваемых средств, добавлял дипломатичную, как ему казалось, фразу: «А которой город мы поставим, то твои же город. И тебе в свои город денег не прислать ли?!» (НКС, д. 5, л. 93 об.-94).

Адресат не поддался на столь нехитрый маневр и совершенно не был расположен во время войны в Прибалтике тратить огромные средства на обустройство крепости в далекой, чужой, голой степи. Царь предлагал Исмаилу, если уж так тяжело жить в кочевых стойбищах, поселиться в Астрахани. «И тебе инои город на што? — взывал он к рассудительности бия. — Астрахань... што твои же город, да ещо и лутчи: что тебе надобе, и государевы воеводы все тебе дают» (НКС, д. 5, л. 108 об.-109). Так Исмаил и не смог поставить новую столицу. Засыпанные землей плетни бросили недостроенными.

Но ему уже стало не до городского строительства. Требовали внимания как интриги «казаков» и Гази б. Урака, так и устроение возвращающихся на родину ногаев. Когда кончились засуха и мор, эли потя

294


нулись обратно за Волгу (см.: НКС, д. 5, л. 166, 170). Их требовалось разместить, наметить им пути кочевания, оделить подарками их предводителей — мангытских мирз и племенных беков. Ежегодного двухсотрублевого царского жалованья уже не хватало для раздачи. Исмаил просил увеличить сумму до трехсот рублей и присылать побольше шуб: все это раздается племянникам, «и мне самому не останетца» (НКС, д. 5, л. 191 об.). В 1563 г. в связи с наплывом подданных последовало прошение поднять «годовое» уже до пятисот рублей (НКС, д. 5, л. 217 об.).

Постепенно Исмаил стал пользоваться все большей поддержкой знати. Это заметно по составу его посольств. С 1558 и до конца 1560 г. они состояли из представителей самого бия и его сыновей; с весны 1561 г. к ним присоединяются люди Хайдара б. Хасан-бия (см.: НКС, д. 5, л. 214 об.). Исмаил очень ценил переход на его сторону клана Хасана б. Ваккаса. Его старейшине Хайдару он даровал пост даруги (наместника) Сарайчука, где стали кормиться и пятеро Хайдаровых братьев (см.: НКС, д. 5, л. 192 об.; д. 6, л. 60, 215). На протяжении 1561-1562 гг. в Ногайской Орде вновь размещались многолюдные улусы нескольких влиятельных мирз. «Асановы княжие дети да Мамай мирзины дети, и Кошум мирзины дети, и Агышовы княжие дети — все у меня», — хвастался Исмаил (НКС, д. 5, л. 216 об.). Шестерых Кошумовичей возглавлял Дин-Али б. Хаджи-Мухаммед, которому срочно была предоставлена должность старшего нурадина. Прибыл за Волгу, покончив с «казачеством», и Тохтар-Али б. Кутум со своей воинственной родней.

Даже некоторые Юсуфовичи решились повиниться перед дядей, и в августе 1562 г. тот сообщил, что при нем проживают Ак и Махмуд, сыновья Юсуфа. Их старшие братья постепенно лишались соратников и разъезжались — кто в Россию, кто к Гази б. Ураку. Последнее нападение их на владения Исмаила произошло, вероятно, в августе того же, 1562 г. и было успешно отбито мирзой Дин-Ахмедом, новым «престолонаследником» после смерти Мухаммеда б. Исмаила (Жирмунский 1974, с. 478; НКС, д. 6, л. 50 об., 61 об.).

Что касается внешнеполитической обстановки, то к концу жизни Исмаил оказался в полном одиночестве. Единственным союзником его оставался царь московский. Тем острее бий воспринимал признаки невнимания или охлаждения к нему Ивана IV. Он неоднократно напоминал о жертвах, на которые вынужден был пойти во имя союза с Россией: «Ото всех людей тебя для есми отстал. Изначалные наших четырех царев дети и нашего отечества (т.е. Мусы. — В.Т.) дети, братья наши, отстали от меня, потому что яз от тебя не отстал»; «От племянников и от детей своих отстал есми, потому что была мне рота и правда с тобою»; «Отец и брат мне был старейшей Юсуф князь, и от тово (т.е. от Юсуфа. —В Т.) тебя для отстал есми, и от племени

295


есми отстал тебя же для, и от сынов своих отстал тебя ж для. А молвили мне: ты деи будешь русин! — да потому от меня отстали. Учинил еси меня в укоре недругом моим» (НКС, д. 5, л. 89 об.-90, 91 об., 128 об.).

В последней цитате содержится ясное указание на причину изоляции Исмаила. Это его пророссийская ориентация и политика. Оказывается, в моменты перепалок родственники обвиняли его в превращении в неверного, «русина». Интересно, что сын и преемник Исмаила бий Дин-Ахмед в 1566 г. сообщал крымскому хану (через посла), будто «Исмаил был в дружбе с московским государем и хотел... на себя крест положити» (КК, д. 12, л. 343 об.). Если Исмаил когда- нибудь и задумывался о переходе в православие, то наверняка лишь в моменты депрессии, во времена великого голода или поражений от Юсуфовичей. Вся обширная ногайско-русская переписка 1550-х — начала 1560-х годов не содержит ни единого намека на подобные его намерения.

Репутация московского союзника и чуть ли не приспешника, коварного братоубийцы и гонителя племянников иногда сопутствует образу Исмаила в историографии и абсолютно господствует в тюркском фольклоре16. В сказаниях ногайцев, поволжских татар, астраханских юртовцев он предстает как воплощение злобы и лицемерия, предатель великой славы и могущества ногаев, как главный виновник распада их державы (см., например: Ананьев 1900, с. 24, 27; Ананьев 1909а, с. 13; Ахметзянов М. 1991а, с. 84; Головинский 1878, с. 314; Небольсин 1852, с. 55; Сикалиев 1994, с. 166). Эмоциональная оценка столь же понятна, сколь и незаслуженна. Мне гораздо более импонирует характеристика, данная этому историческому деятелю В.М.Жирмунским: «Исмаил был... дальновидным и расчетливым политиком... сумел захватить власть и ценой кровавых междоусобиц удержать ее за собой и за своими потомками, ориентируясь на союз с Москвой» (Жирмунский 1974, с. 450-451).

Скончался престарелый Исмаил приблизительно в сентябре 1563 г. 26 октября в Москву прибыл его посол Кельдераз, а 22 декабря к нему присоединились посланцы нового бия, Дин-Ахмеда, привезшие известие о смене власти. Опечаленный Кельдераз сообщил, что когда он покидал Ногайскую Орду, прежний правитель был еще жив (НКС, Д. 6, л. 205 об., 206, 232).

В начале 1560-х годов Исмаилу удалось преодолеть всеобщий кризис. Понемногу восстанавливались пути кочеваний, вновь двинулись через Сарайчук торговые караваны, установленная в 1530-х годах

Например: «Убийца родного брата и победитель племянников... московский маклер по ликвидации Астраханского ханства», «местный маклер [Ивана IV] из ногайских князей» (Фирсов 1919, с. 104). Характеристику фольклорного образа Исмаила см.: Жирмунский 1974, с. 410, 493; Сикалиев 1994, с. 72.

296


система администрации пошатнулась, но уцелела; и главное — рассеянные во время Смуты ногаи возвращались на прежние места, и привычный образ жизни восстанавливался. Стало казаться, что катастрофа осталась в прошлом, и кочевая держава готова вернуть себе положение гегемона Дешт-и Кипчака. «Были нагаи полны и мирны при отце моем здоровье», — вспоминал об этом времени Динбай б. Исмаил (НКС, д. 7, л. 61). До европейских наблюдателей тоже доносились слухи об укреплении Ногайской Орды при Исмаиле, который «приобрел большое состояние». Сначала все шло удачно, а настоящее разорение ногаев началось, дескать, только после его смерти (Таубе, Крузе 1922, с. 58). Напомним, что примерно так же оценивал состояние степных соседей и Иван IV, когда указывал, что «Нагаиская Орда оправилася и исполнена стала всем» (правда, приписывая это лишь своей помощи).

^ Астраханские дела. Новый астраханский хан, Дервиш-Али, посаженный царскими воеводами, первое время честно пытался соблюдать лояльность к старшим государям — Ивану IV и Исмаилу. Последнему он доводился племянником по матери, а с недавних пор еще и зятем, мужем дочери (Жирмунский 1974, с. 463; НКС, д. 4, л. 257 об., 258). В переписке с царем бий высказывал полное удовлетворение и предлагал дальнейшее сотрудничество по укреплению власти Дервиш-Али и русско-ногайского союза. В частности, до Ивана Васильевича доводилась мысль о необходимости охраны астрахан- цами волжских переправ, «чтобы воденым путем не пришли к Астрахани» враги, а сам Исмаил обязался «полем рати не пустити» (НКС, д. 4, л. 248). Рать ожидалась и со стороны Крыма, и от свергнутого Ямгурчи-хана.

Однако союзнические настроения у русского и ногайского ставленника Дервиш-Али вскоре поутихли. Недолго пожив под унизительным присмотром царских посланцев и под постоянной угрозой крымского вторжения, он решил сменить патрона и демонстративно стал налаживать связи с Бахчисараем. Тем более что к этому его подталкивала коалиционная политика Девлет-Гирея. В противовес Исмаилу Дервиш-Али задумал поддержать «казачествующих» сирот бия Юсуфа, которые к тому времени уже успели убедить Девлет-Гирея предоставить им помощь против убийцы их отца. При крымском дворе находился и Ямгурчи. Хан однажды уже направлял своих пищальников в составе совместного войска Юсуфовичей и Ямгурчи на свержение Дервиш-Али и изгнание русских из Астрахани (НКС, д. 4, л. 271). Хотя они и были отбиты от города, Дервиш- Али решил более не озлоблять многочисленных и агрессивных крымцев.

Из Бахчисарая он пригласил к себе в наследники-калги царевича Хаспулад-Гирея, а Юсуфовичам обещал помогать против Исмаила.

297


Обрадованные «казаки» прогнали от себя Ямгурчи17, с астраханским же правителем заключили шертное соглашение о союзе против бия. Дервиш-Али помог им переправиться через Волгу с Крымской стороны на Ногайскую (Книга 1850, с. 92; Лебедевская 1965, с. 242; Летописец 1895, с. 46; НКС, д. 4, л. 250 об., 316, 352, 355). Соответственно у него произошел полный разрыв с П.Тургеневым, который пытался отговорить своего подопечного от рискованной политической переориентации. По одним сведениям, Тургенев сам выехал из Астрахани, превращавшейся во враждебное России государство, по другим — был изгнан Дервиш-Али (НКС, д. 4, л. 250 об., 251, 295). В любом случае астраханский хан был поставлен волею обстоятельств в положение противника Москвы. Он избежал войны с Крымом, но подвергся новому нашествию с севера.

Пропустив Юсуфовичей на левый берег Волги, он дал им возможность начать новый виток борьбы за власть у ногаев. Именно в то время ими был убит глава Шихмамаевичей Касим, и этот клан стал злейшим врагом изменнику-астраханцу. Против него был настроен и нурадин Арслан, правитель ногайских поволжских кочевий (см.: НКС, д. 4, л. 263, 306 об., 307).

Между Посольским приказом и ставками высших мирз засновали гонцы. Кочевники и Москва разрабатывали очередной план усмирения Астраханского ханства. Правда, опыт сотрудничества с ногаями во время предыдущего занятия Астрахани (1554 г.) не позволял Ивану IV рассчитывать на активную помощь из степи; к тому же Исмаил по вине Дервиш-Али вынужден был теперь сражаться с прорвавшимися за Волгу племянниками. Поэтому на сей раз от бия требовались не войска, а всего пять-шесть лазутчиков, которые осели бы в городе после предстоящего занятия его воеводами и сообщали бию обо всех тамошних делах. Кроме того, в случае поражения в династических схватках Исмаилу предлагалось не искать себе иного убежища, кроме Астрахани. Воеводам же будет дан приказ «в Астарахани всем покои- ти» бия и «промышляти заодин» против его недругов. Если Астрахань царю взять не удастся, то для поселения главы Ногайской Орды предназначалась Казань (НКС, д. 4, л. 316, 318 об., 319, 366 об., 367).

Исмаил, со своей стороны, настаивал на радикальном решении астраханского вопроса. Он призывал направить в волжские низовья большое войско и уничтожить город со всем населением («одново б дыму не оставил еси»). А коли Иван Васильевич решит, будто после

17 Неудачный ногайско-крымский приступ к Астрахани состоялся осенью 1554 г. После этого Ямгурчи исчез из виду, и лишь почти через год появились известия о его гибели. Российское дипломатическое ведомство хвастливо приписало себе инициативу убийства хана (см.: ПДПЛ, т. 2, с. 479). Однако посольские донесения в Москву гласят, что «Ямгурчея царя Гази мирза убил» (НКС, д. 4, л. 295), и, следовательно, московские интриги здесь скорее всего ни при чем: в то время Гази б. Урак не имел никаких контактов с русскими властями.

298


этого «бес царя (хана. — В.Т.) и бес татар быти нелзе», то пусть посадит на трон служилого царевича Кайбулу; сына одного из астраханских ханов, Ак-Кобека; «а похочешь татар — ино татар мы добудем» (НКС, д. 4, л. 352, 352 об., 361 об., 362) (т.е., видимо, планировал заселить завоеванный Юрт ногаями).

Мы не станем излагать подробности окончательного подчинения Астраханского ханства, многократно описанные в литературе. 25 сентября 1556 г. русская армия без единого выстрела и каких-либо препятствий заняла его опустевшую столицу. Хан и жители бежали, спасаясь от вражеского наступления18. Место династии Чингисидов заняли царские воеводы Иван Черемисинов и Михаил Колупаев.

Ордынский Хаджи-Тархан стоял на западном берегу Волги и после присоединения к России подвергался опасности крымского нападения. В 1558 г. началось возведение новой Астрахани на противоположной стороне, на которой обитали дружественные ногаи (Штыль- ко 1898, с. 3). Возвращение прежнего тюркского населения, оставившего город в сентябре 1556 г., стало теперь еще более проблематичным. Часть беженцев полонили донцы и ногаи19, часть удалилась во владения Гиреев и Гази б. Урака, и лишь некоторые вернулись назад. В целом повторного заселения Астрахани на новом месте не произошло. Возможно, в истории ее тюркского населения возникла пауза («интерстадиал», по В.М.Викторину), которая была прервана в первой трети XVII в. массовой миграцией на нижнюю Волгу жителей распадавшейся ногайской державы (см.: Викторин 1991а, с. 48, 49).

Итак, Исмаил опять ничем не проявил себя во время захвата ханства. Означало ли это незаинтересованность мангытской знати в судьбе Астраханского юрта и его вакантного престола, как иногда утверждается в исследованиях?20 Ничего подобного! Наоборот, претензии и притязания, в частности бия Исмаила, были настолько велики, как

18 Во время перемирия Исмаила с Юсуфовичами летом 1556 г. последние решили загладить свою вину перед Москвой — участие в крымском походе на Астрахань осенью 1554 г. и опора на ренегата Дервиш-Али. Бежавший астраханский хан был разгромлен ими. Пушки, присланные ему Девлет-Гиреем, мирзы отобрали и привезли воеводам в Астрахань. А «Дербыш побежал в Азов, а оттоле к Меки» (Книга 1850, с. 105, 106).

19 В наказе Мокею Лачинову, направлявшемуся к Али б. Юсуфу в феврале 1557 г., содержится просьба Ивана IV освободить астраханских «черных людей», что попали в руки Юсуфовичей при разгроме ими Дервиш-Али, и отпустить их обратно в Астрахань (если они того пожелают) (НКС, д. 5, л. 4 об.). Осенью 1557 г. Исмаил просил царя выдать ему весь астраханский полон, который отобьет у донских казаков русская рать. Бий рассчитывал, что приток новых подданных станет ему подспорьем, чтобы «Юрта строити» (НКС, д. 5, л. 44).

См., например, у С.Х.Алишева: «Престол пустовал, и никто не требовал, чтобы кого-то посадичь ханом в Астрахани. Кочевым ногайцам город был не нужен. Они просили только позволять им кочевать под Астраханью, ловить рыбу и приходить на торг» (Алишев 19956, с. 156).
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница