Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница50/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   46   47   48   49   50   51   52   53   ...   122

324


Весной или летом 1584 г.8 он писал царю Федору Ивановичу: «А нас... на Мангытцком юрте третьим государем учинили и удел мне дали Таибугинскои жеребей». «Учинение третьим государем» по торжественности формулировки демонстрирует, пожалуй, новизну ситуации — принятие под начало новых подданных и включение их в среду ногаев.

Удел «Тайбугинского жеребья» (т.е. наследия Тайбуги — полулегендарного основателя сибирской династии беков) разместили где-то в северо-восточных пределах Большой Ногайской Орды. Ураз-Мухаммед в депеше, доставленной в Москву 30 августа 1586 г., упоминает о нем следующим образом: «[А бу]дет... с нами завоюежся и из Волги и из Яика воды не дашь, а почаешь себе то, что мы отдалели в таибу- гинскую страну, и наша шерть порушитца, и любовь наша до конца урветца» (НКС, 1586 г., д. 9, л. 18). Ясно, что упомянутая страна (в оригинале, вероятно, «юрт») находилась к востоку от Яика, на максимальном отдалении от Европейской России — может быть, в верховьях Тобола и Ишима, поскольку еще восточнее кочевали калмыки и Кучум, южнее — потомки Шейх-Мамая, а севернее располагалось завоеванное казаками Сибирское ханство.

По точной аналогии с нурадином и кековатом новому наместнику над переселенцами из Сибири придумали титул по имени первого владельца их улуса — Тайбуги. Отныне Ураз-Мухаммед не только обладал сильной группировкой единомышленников и их улусов на Волге, но и обзавелся собственной должностью и вдобавок многочисленным ополчением из сибиряков. Предоставление ему ранга тайбуги было тем более уместно, что он был женат на дочери Кучума (НКС, д. 9, л. 160)9. Полагаю, что наделение новым постом могло показаться бию и нурадину верным средством оторвать оппозиционного племянника от его поволжской базы и отправить далеко на восток в новом почетном ранге.

Ураз-Мухаммед недаром рекомендовался ныне «третьим государем» Мангытского юрта после бия и нурадина. Кековат Ак возглавлял полунезависимое левое крыло и уже почти не участвовал в повседневной политической жизни ногаев. По реальному раскладу должностей Ураз-Мухаммед оказался действительно на третьем месте. Опись архива Посольского приказа 1614 г. называет начало 1580-х годов периодом, «как был на Нагайской Орде Урус князь и Тинбай и Курмагмет мурзы» (Опись 1977, с. 225). Авторитет и сила ново

8 В цитируемом ниже послании мирза поздравляет адресата с воцарением и соболезнует о кончине его отца, Ивана Васильевича, случившейся 18 марта 1584 г. На следующий день Федор был венчан на царство, так что грамоту можно датировать весной-летом 1584 г.

9^ Подробнее о возникновении, объеме полномочий должности тайбуги и составе лиц, ее занимавших, см.: Трепавлов 1997д.

325


явленного тайбуги возросли неимоверно. Он обоснованно считал себя самым влиятельным вельможей: «Осми моих братов и семи сынов и всех моих улусов и дву дядь моих, Уруса князя да Сеит Ахмет мирзы (нурадина приблизительно с 1584 г. — В.Т.), узды их повод у меня в руках, — бахвалился он перед царем Федором. — Куды их ни пово- рочю — на мир или на воину, то в моей воле; так бы еси ведал!» (НКС, 1586 г., д. 9, л. 15).

Обретя подобающие ранг и вес, Ураз-Мухаммед несколько изменил тон в общении с царем (да и царь на Руси, конечно, был теперь не чета своему грозному отцу). Рассуждая о гипотетической возможности охлаждения Москвы к ногаям, он — как бы без угрозы, для сведения — ронял фразы о том, что «мангытцких людей» наберется сорок тем, а вместе с казыевцами и крымцами — и все сто; «С такою со многою ратью учнем искати. Кому што Бог даст, то и будет» (НКС, 1586 г., д. 9, л. 18). Вместе с тем он не помышлял о разрыве с Россией, исправно шертовал от лица своего, младших братьев и сыновей (см.: НКС, 1585 г., д. 1, л. 2; 1586 г., д. 11, л. 3; 1587 г., д. 5, л. 23), которые чем дальше, тем больше сплачивались вокруг своего удачливого вождя.

В 1584 г. иерархия в Большой Ногайской Орде, судя по росписи «жалованья», выстроилась следующим образом: бий Урус; нурадин Саид-Ахмед с братом Кучуком; тайбуга Ураз-Мухаммед; Хан б. Урус; второй сын Уруса, (Джан-)Арслан; младшие братья Ураз-Мухамме- да; его старший сын — Назар-Мухаммед и младшие — Кель-Мухам- мед по прозвищу «Кара» (Черный), Султан-Мухаммед, Али, Касим, Арслан (НКС, 1584 г., д. 1, л. 1-3). Подобное ранжирование прослеживается в документах до 1587 г. включительно (см., например: НКС, 1586 г., д. 10, л. 1, 2, 8, 9; 1587 г., д. 5, л. 36-39). Но в то же время размежевание мирз по политической ориентации уже стало настолько явным, что его не мог скрывать и сам бий. В январе 1587 г. Урус заключал шарт-наме перед послом И.Хлоповым от лица своей семьи, а также Ханбая б. Исмаила, Бека б. Шейх-Мамая, Зор-Мухаммеда б. Белек-Пулада, сыновей покойного нурадина Динбая — «те... мурзы... живут у меня в моей воле».

В ответ же на просьбу Хлопова призвать к себе для шертования прочих сородичей, и прежде всего нурадина Саид-Ахмеда с братом Кучуком, а также Ураз-Мухаммеда и Дин-Мухаммеда, последовал отказ. Урус признал, что они сносятся с царем самостоятельно, «а мне... по них посылати нечево для» (НКС, 1586 г., д. 8, л. 6, 7).

К тому времени мирзы и подданные клана Шейх-Мамая уже давно держались особняком от основной массы Больших Ногаев. Урус видел в них защиту от нового врага — калмыков (НКС, д. 8, л. 236; д. 9, л. 31). Шихмамаевичи соглашались стоять на защите восточных границ, но предпочитали не вмешиваться в разногласия двоюродных

326


и троюродных братьев, разгоравшиеся к западу от Яика. При этом старейшины потомков Шейх-Мамая, Ак и Бек, постоянно подчеркивали свое уважение к Урусу и солидарность с ним (см., например: НКС, д. 8, л. 250, 250 об.; 1587 г., д. 7, л. 1).

Совсем в другом положении оказались сыновья Мухаммеда б. Исмаила. Их кочевья и улусы располагались на нижней Волге, и поэтому, с одной стороны, находились в эпицентре политического взаимодействия Больших Ногаев с западными соседями (Крымом, Малыми Ногаями, Россией), а с другой — придерживались пророс- сийской экономической и политической ориентации — традиционной для мирз правого крыла. Именно Саид-Ахмеду б. Мухаммеду удалось отговорить Уруса от большого похода на Русь предельно откровенным аргументом: «Мы... все свет видим государьским жалованьем, одены и обуты, и от государя есмя никоторые обиды не видели» (НКС, д. 9, л. 156).

Московское правительство, естественно, было в курсе таких настроений поволжских мирз и поддерживало с ними дипломатические отношения помимо бия и Ураз-Мухаммеда. При этом Саид-Ахмед с Кучуком вовсе не собирались рвать с Урусом, они исправно выполняли сложнейшую функцию обороны западной границы, что и позволило съезду знати доверить Саид-Ахмеду нурадинство вместо престарелого Динбая. Но оба мирзы по-прежнему не одобряли дерзкие выходки бия по отношению к России и, наверное, осознавали запоздалость, утопичность его помыслов о полной независимости Больших Ногаев.

В 1587 г. новый нурадин наконец открыто заявил о своем несогласии с политикой Уруса. Ссылаясь на давний прецедент разрыва Исмаила с Юсуфом, он писал царю: «Яз, от дяди своево от Уруса князя отстав, хочю пристати к тебе»; в знак искренности своих слов Саид- Ахмед перехватил крымское посольство, направлявшееся к Урусу, и силой доставил его в Астрахань (НКС, 1587 г., д. 2, л. 26). Более того, он предлагал ввести в Московском царстве должность нурадина и предлагал царю в качестве такового себя. Федор Иванович реагировал благосклонно и даже запросил дополнительные сведения о нура- динстве, но дальше переговоров дело не пошло (НКС, 1587 г., д. 2, л. 28, 35).

В конце 1580-х годов обстановка не располагала к долгосрочному прогнозированию событий, поэтому в Кремле осторожничали не зря. И не зря Саид-Ахмед подумывал об отъезде в Россию. В Ногайской Орде начинался очередной кризис. Уже лежал в развалинах разгромленный казаками Сарайчук (см. ниже). Антироссийские планы Уруса терпели крах, русские власти поставили крепости на главных ногайских переправах через Волгу и демонстративно учредили воеводскую ставку в Уфе — центре бывшей Ногайской Башкирии. Расчеты бия

327


на крымскую и османскую помощь не оправдывались. Он терял влияние и, следовательно, власть. В этих условиях нурадин решил перебраться в Малую Ногайскую Орду, которая к тому времени стала достаточно сильной и пользовалась покровительством султана и крымского хана. Однако исконные взаимные неприязнь и соперничество двух Орд уже слишком укоренились. Казыевские мирзы убедили своего бия Якшисаата напасть на улусы Саид-Ахмеда и убить его. Произошло это в конце 1587 г.10.

Убийство нурадина было лишь одним звеном в надвигавшейся смуте, и Саид-Ахмед оказался не единственным, кто, нарушив обязательства перед бием, удалился в другой Юрт. Еще в 1581 г. русские наблюдатели стали замечать ослабление и оскудение собственно Большой Ногайской Орды, т.е. улусов, сконцентрированных вокруг бия. Все больше кочевников перебиралось на Крымскую сторону, поближе к Гиреям и казыевцам. В условиях начавшегося казачьего террора на Яике Урус никак не мог остановить подданных. «А улусов их всех болшая половина кочюют на Крымской стороне... А потому и ратных людей Урус князь не послал (на литовский фронт, по просьбе Ивана IV. — В.Т.), потому что ему послать некого: многие люди на Крымской стороне кочюют»; «А улусных людей при Урусе (в тексте: Улусе. — В.Т.) князе мало, толко старые да малые; многие... Урусовы улусы зимовали на Крымской стороне»; «А се у них улусные люди самоволны, мало их (Уруса и мирз. — В. Т.) слушают» и т.п. (НКС, д. 10, л. 127 об., 142, 142 об., 149)11.

При невозможности собрать воедино всех сородичей-мирз и опереться на них бий был вынужден подыскивать иную опору. В ногайской истории начинает возрастать социальная роль немангытской племенной знати, лидеров элей. Главенствующий статус мирз никем не оспаривался, но с конца 1570-х годов при бийском дворе все большее влияние начинают приобретать незнатные «функционеры». Они с благословения Уруса водили ополчения своих элей в походы, возглавляли его посольства. Как писал вернувшийся из степи С.Зубатов, «ходят они в головах у нагаиских людей, а все они у князя лутчие люди» (НКС, д. 8, л. 340). Кроме того, племенные немангытские общины пытаются играть самостоятельную роль. Так, бий разрешил было русским дипломатам покупать в его владениях лошадей, но эль найманов не допустил к московитянам продавцов из других элей и угнал к себе

10 О гибели Саид-Ахмеда гонец в Крыму И.Мишуринов узнал в конце января 1588 г.; в 1594 г. в наказ послу в Стамбул Д.И.Исленееву была включена информация о вражде заволжских ногаев с казыевцами из-за того, в частности, что «тому лет с семь» Якшисаат убил Саид-Ахмеда (КК, д. 17, л. 299; ТД, д. 3, л. 322 об.).

1' Главную причину перемещения Больших Ногаев к западу я вижу именно в спасении от бесчинствовавших в Волго-Яицком междуречье казаков, а не в стремлении создать более удобные условия для нападений на Русь в союзе с крымцами и казыевцами, как думал Г.И.Перетяткович (Перетяткович 1877, с. 307, 308).

328


коней, уже купленных теми у «конкурентов». Урус в этот конфликт не вмешался (НКС, д. 8, л. 342). Но рост значения иноплеменных вельмож и элей пока только намечался как тенденция; род Эдиге продолжал незыблемо стоять во главе ногаев, и его первенство было несомненно.

^ Бий и царь: зигзаги взаимоотношений. Наиболее актуальными для Больших Ногаев оставались отношения с Московским царством, которое усиливалось и продвигалось все дальше на восток. Урус пытался установить какое-то иерархическое соответствие между собой и русским царем, иногда прибегая к натяжкам и фальсификациям.

Примером подобной идеологической конструкции могут служить его ссылки на почитание его правителями Мавераннахра. В 1581 г. бий предложил Ивану IV: «Как отца моего Исмаила князя и брата моего Тинехмата князя смотрил, а меня б еси того свыше смотрил. Потому что ты свыше отца своего учинился, что за отцом твоим Казань и Астарахань не бывала, а те оба Юрты бывали за великими цари. А яз отца своего и брата свыше учинился, потому что отец мои и брат з бухарсково и с тошкенсково дани не имывали, а ко мне ныне Абдул- ла царь бухарской присылает по сту тысеч бухарских денег. Чтоб еси отца моего и брата моего ко мне свое жалованье свыше прислал!» (НКС, д. 10, л. 87 об.-88). В данном случае расчет был явно на неосведомленность русской стороны в ногайско-бухарских отношениях и в среднеазиатских делах. Большая Ногайская Орда являлась одним из центров сосредоточения бухарских беженцев, противников хана Абдуллы, и выплачивать дань Урусу могущественный государь узбеков не имел никаких оснований (подробнее см. ниже).

Однако и ссылки на экзотичный для московитов пример бухарского «царя» не помогли бию добиться увеличения денежных выплат. Русское правительство ориентировалось на реальный расклад сил «в Нагаях» и на отношения между мирзами. Подобным же образом были проигнорированы притязания Уруса на получение с Руси сорока тысяч алтын, что некогда давал казанский хан Сафа-Гирей Исмаилу. «Прежние дела на нынешние не сустоят, — веско отвечал бию Посольский приказ. — Мы того образца переимати не хотим» — и выдали его посольству сумму, эквивалентную лишь пяти тысячам алтын (НКС, д. 8, л. 114 об.). Посольские дьяки давно и хорошо знали Уруса, его воинственность и вспыльчивость и ясно осознавали, что он не будет столь же внимательно прислушиваться к политическим рекомендациям из Москвы, как два его предшественника. Тратить огромные средства из разоренной Ливонской войной казны на непредсказуемого «князя» сочли расточительным и преждевременным. Со своей стороны и Урус был далек от пресмыкательства перед царем Иваном. С конца 1570-х годов в отношениях между двумя странами наметилось охлаждение.

329


При Дин-Ахмеде сложился и обычно соблюдался порядок, по которому ногайский адресат царского послания обязан был вставать, выслушивая государевы вопросы о здоровье и решение о жалованье, а после этого бить челом перед послом в знак благодарности. При переговорах с русскими послами в июле 1578 г. этим протоколом пренебрегли почти все ногайские сановники — Урус, Динбай, Бек, Ханбай, Саид-Ахмед и Кучук (правда, Саид-Ахмед обещал сообщать в Москву о внутриногайских делах, чем сгладил там негативное впечатление о себе). Лишь Ураз-Мухаммед и Ак б. Шейх-Мамай исправно вставали и кланялись на встречах с послами; впрочем, Ак затем ограбил одного из них (НКС, д. 8, л. 344 об. и сл.).

Пример нового отношения к России показал сам бий. Он принял Семена Зубатова, сидя «у себя перед избою», не встал «против государева жалованного слова и поклону» и на поминки «не бил челом». На недоуменные вопросы посла «ничего не отказал». Вскоре посольство подверглось грабежу при явном попустительстве Уруса. Лишь на прощальной аудиенции Зубатова бий снизошел до объяснения, процедив: «Как... будешь у своего государя, и ты скажи: не учнет деи государь твои ко мне поминков посылати, как к отцу моему Исмаилю и к брату моему Тинехмату, и государь б твои ко мне и послов своих не посылал — то у меня с ним последнее слово». Такое же недовольство размерами «жалованья» высказали и мирзы (НКС, д. 8, л. 338 об., 339).

Русское правительство оказалось в непростом положении: с одной стороны, нельзя было рвать отношения с ногаями, которые продолжали владеть огромным заволжским пространством и обладали сильной конницей (в то время царь постоянно старался привлекать ее к сражениям с литовцами); с другой стороны, невозможно было пойти на поводу державных настроений Уруса, удовлетворяя его неожиданные запросы. Да и не таков был царь Иван Васильевич, покоритель Казани и завоеватель Астрахани, гроза разномастных «немцев», чтобы сносить подобное обращение со стороны степного «князя». Посольские связи тогда не прервались, но русские предприняли демонстративную акцию.

В 1579 г. следующий посол в ставке Уруса обратился к бию, не спешившись. Бий обомлел: «Тот сын боярский мне, сидя на коне, хотел посольство править!!! И коли он меня обезчестил — и он кобы (т.е. как бы. — В.Т.) тебя (царя. — В.Т.) обезчестил!» (НКС, д. 9, л. 25). Московский посланник объяснил, что сам «государь нашь велел мне к тебе ехать челом ударить на коне» (НКС, д. 10, л. 5). Естественно, Урус отказался от переговоров. То же повторилось в 1581 г. Бий устроил аудиенцию прибывшему из Москвы В.Перепелицыну, восседая в седле. Перепелицын тоже отказался спешиться и был стащен с коня «силно», отчего решил не передавать царское послание и
1   ...   46   47   48   49   50   51   52   53   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница