Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница56/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   52   53   54   55   56   57   58   59   ...   122

368


когда Хакк-Назар стал номинальным главой Ногайской Орды, «ханом казахов и ногаев». Конница с востока нападала на кочевья Шейх- Мамаевых отпрысков, угоняла табуны, полоняла улусников. Весной 1577 г. казахи захватили пятерых «улусных людей», которых позже отправили назад к бию с посланием: «Царь наш Акак Назар с царем и великим князем в миру и с та[ш]кенцы и с юргенцы в миру же, а нашему Акак Назару вас воевати» (НКС, д. 8, л. 9-9 об.). Бий и до того знал, что владыка казахов «хочет Юрт наш взять нагаискои». Поэтому его больно задевала молва о возможных контактах врага с крымцами и русскими. До Дин-Ахмеда доходили смутные слухи о тайных связях Хакк-Назара с Бахчисараем и Москвой; самой страшной перспективой ему казалось формирование казахско-крымско-рус- ской коалиции. Большие Ногаи оказались бы в геополитической ловушке, в окружении объединившихся сильных соседей.

Имелись ли основания у бия для боязни соглашения ханов? В сентябре 1569 г. ногайские послы сказали турецкому паше, будто Хакк-Назар с царевичами напал на их Орду «по крымского царя думе» (КК, д. 13, л. 293). Откуда возникло такое мнение, неизвестно. Я не встречал сведений о каких-то антиногайских переговорах Бахчисарая с казахами. Однако эта версия заставила ногайский двор повысить дипломатическую активность. Во-первых, Дин-Ахмед сообщил в Крым, что Хакк-Назар, который, между прочим, «добре силен... стрелцы и всякими людми», после взятия Сарайчука «хочет... и на Крым прихо- дити» (КК, д. 15, л. 31). Поэтому хан Мухаммед-Гирей должен помочь ногаям, чтобы тем самым обезопасить и свои владения. Но ведь раньше ногаям помогли выстоять против Хакк-Назара русские! У хана мог возникнуть вопрос, отчего на этот раз мирзы не обращаются в Москву и Астрахань. На сей счет предусмотрительный Дин-Ахмед написал: «Дотудова... нам пособлял московской царь от Казатцкие Орды, а ны- нече... нам прожить немочно» (из-за нападений казаков, направляемых царем). Гази б. Урак интерпретировал эти утверждения как ложь (КК, д. 15, л. 32 об.).

Одновременно велась переписка с Посольским приказом, в которой предводители Ногайской Орды пытались зарекомендовать себя как преданных сторонников Ивана IV и противников Гиреев. Главная задача оставалась той же — не допустить сближения западных и восточных порубежных соседей друг с другом. «А с Акназаром царем и сь его отцом (предком. — В.Т.) с Урусом царем наш прадед Идиги князь от тех мест и по ся места в недружбе великои бывали, — писал Урус Ивану Васильевичу сразу по своем „вокняжении". — Таковы они недруги наши. А ты, с таким Акназаром царем в дружбе учинив- ся, кои год послы... посылаешь з бохарским царевым послом и с Азимовым царевым послом вместе... Толко другом будучи, и так быти не пригоже... Хотя со мною одное веры, и яз з Девлет Гиреем царем не

369


говорил, а Акназар царь с тобою розные веры, и тому делу быть не пригож» (НКС, д. 8, л. 231 об.-232)37. Подобная же логика (мы не сносились с твоим врагом крымским ханом, и ты не сносись с нашим недругом — ханом казахским) присутствует и в других посланиях 1577-1579 гг. (НКС, д. 8, л. 41 об.; д. 9, л. 28 об., 36 об.).

Из Москвы разъясняли, что постоянных контактов с Хакк-Назаром нет. Он лишь однажды присылал своих послов с попутным бухарским караваном, и к нему были направлены в качестве гонцов служилые татары. Но «вперед посылати не учнем, — заверял Иван Васильевич. — Коли вам Акназар царь недруг, тогды и нам Акназар в дружбе не будет николи» (НКС, д. 9, л. 273 об., 274).

В самом деле, заметных русско-казахских связей после этого долго не наблюдается. Но объясняется это скорее не действенностью ногайской дипломатии, а неактуальностью для Москвы расширения восточных контактов в то время. Вместе с тем российское правительство было намного лучше информировано в степных делах, чем полагали в ставках бия и нурадина, и не принимало на веру лживые утверждения об отсутствии связей ногаев с Гиреями.

Хакк-Назар погиб в сражении с ташкентскими войсками приблизительно в мае 1580 г. (Султанов 1982, с. 112, 118). Это сразу изменило баланс сил в Дешт-и Кипчаке. Урус послал армию левого крыла во главе с кековатом Беком б. Шейх-Мамаем на разгром казахских улусов. «Тех улусов осталось немного», — сообщал о казахах бий в 1581 г. (НКС, д. 10, л. 88 об.). «А в Казатцкой Орде ныне меж себя рознь. А государя на Казатцкой Орде нет, а есть у них царевичь, да ещо не посажен», — вторил посол к Урусу В.Перепелицын (НКС, д. 10, л. 143).

Неожиданная гибель могущественного государя породила в Казахском ханстве хаос, а в Большой Ногайской Орде взрыв военной активности и, может быть, надежды на частичное восстановление былого могущества. Мирзы отказывались посылать своих ополченцев на Ливонскую войну, готовясь к большому нашествию на восток. Но оно не состоялось — вероятно, по двум причинам.

Во-первых, в тылу оставались казаки и Астрахань, и ногаи не могли рисковать вторично, уводя боеспособные войска в поход, как в начале 1570-х годов (когда впервые был разорен Сарайчук). Василий Перепелицын прямо указывает на это препятствие военным планам Уруса: «А хотел... Урус князь и все мирзы ити войною в Казатцкую

37 Цитируемая грамота относится к 1578 г. В ответном послании Иван IV сообщает, что обмен посольствами с Хакк-Назаром произошел, когда «нагаиские мирзы от нашего жалованья поотстали были и, сложась с крымским царем, воевать приходили на нашю землю» (НКС, д. 8, л. 273 об.). А.И.Исин резонно полагает, что речь идет о крымских нашествиях 1571 и 1572 гг. (Исин 1988, с. 23). Бухарский царь — здесь хан Искандер б. Джанибек, «Азим царь» — хорезмский хан Хаджи-Мухаммед б. Агатай.

370


Орду, да заблюлся государевых людей от казаков воины» (НКС, д. 10, л. 143).

Во-вторых, цель предполагаемого похода — увеличение числа улусников — оказалась в значительной степени достигнутой и без войны. После гибели Хакк-Назара, по словам того же Перепелицына, «многие из Казатцкие Орды люди розошлися по иным землям — в Нагаи, и в Бухары» (НКС, д. 10, л. 143). Сам Урус, ныне летовавший на Илеке, удовлетворенно поделился с царем новостью, что в этом (1581) году к нему привели двадцать тысяч новых подданных-казахов; остальные во главе с новым «головой»-царевичем отступили на Иртыш — туда-то бий, видимо, и собирался в поход (НКС, д. 10, л. 151). Уже после самых первых вторжений Шихмамаевичей в казахские владения число «улусных людей» Большой Ногайской Орды пополнилось девятью (если верить Урусу) или десятью (если верить кековату Беку б. Шейх-Мамаю) тысячами человек (НКС, д. 10, л. 91; 1586 г., д. 10, л. 97).

Вспышка военной активности мангытской знати оказалась кратковременной. Случилось так, что основные военные интересы и оборонительные усилия казахов оказались направленными на их крайние восточные рубежи, против усилившихся ойратов, а интересы и усилия Больших Ногаев, наоборот, — на западные рубежи, в связи с начинавшейся Смутой и конфликтами с Малой Ордой. От середины 1590-х годов сохранилась запись беседы в Москве посла казахского хана Таваккула б. Шигая с казахским же султаном У раз-Мухам медом б. Онданом, который обретался при царском дворе. В этой беседе посол Кул-Мухаммед затронул и интересующий нас вопрос: «Дядя твои Тевкел царь... с ногаи сь шти браты (т.е. с „шестью братьями" — потомством Шейх-Мамая. — В.Т.) в миру, а с Тинехматовыми детми да с Урусовыми ни так ни сяк», т.е. нет ни конфликтов, ни особой дружбы (ККД, 1594 г., д. 1, л. 8; Материалы 1932, с. 291).

Вскоре из-за мощного продвижения калмыков в сторону Волги отношения Казахского ханства и Ногайской Орды практически сошли на нет: между ними стали кочевать пришельцы из Западной Монголии. Кроме того, казахи испытывали некоторое давление со стороны башкир с севера и очень сильное — со стороны могулистанских Чага- таидов и узбеков-Шейбанидов с юга. Основная масса казахов к началу XVII в. была оттеснена в Семиречье (Абусеитова 1985, с. 73). Может быть, в то время ногаи смогли вновь продвинуться на восток и занять территорию не только Западного, но и Центрального Казахстана (Абусеитова 1985, с. 59, 60) (вспомним, что в 1580-х годах один из «концов» их ежегодного кочевого цикла упирался в Сырдарью).

С калмыками ногаи в XVI столетии сталкивались эпизодически. Те изредка появлялись в пределах их кочевий, получали отпор и откатывались назад. До поры до времени улусы левого крыла успешно

371


отбивали их набеги. «А которые наши полки были от калмаков, — писал Ак б. Шейх-Мамай Ивану IV в 1556 г., — и тем у нас быти от Волги» (НКС, д. 4, л. 364 об.), т.е. калмыцкая опасность исчезла, и восточные войска ногаев идут к Волге, дабы двинуться на Астраханское ханство и Крым.

Через четыре года «калматцких людей многих» встретили и пленили астраханские стрельцы в районе Сарайчука (НКС, д. 5, л. 192). И опять это был случайный эпизод; в течение долгих лет после этого об ойратах нет упоминаний. В 1578 г. на «коронационном» съезде Урус торжественно подтвердил обычную задачу детям Шейх-Мамая: «стояти против колмаков» (НКС, д. 8, л. 236). Воевать последних (неизвестно, почему — возможно, из-за их постепенного переселения в Казахстан) собирался в 1587 г. тайбуга Ураз-Мухаммед (НКС, 1587 г., д. 5, л. 22). Его удел («таибугинская страна») находился как раз по соседству с иртышскими и тобольскими кочевьями калмыцких пред- водителей-тайшей. Это, пожалуй, первое и единственное свидетельство для второй половины XVI в. о конфликте с калмыками по инициативе ногайской стороны.

Казахский хан Хакк-Назар умудрился поссориться со всеми соседями. Сильнейшим его противником был бухарский хан Абдулла б. Искандер из узбекской ветви династии Шибанидов. Этот государь (в 1551-1583 гг. он правил от имени своего отца) стремился распространить гегемонию Бухары на все бывшие владения дома Шибана. Данное стремление проявилось, в частности, в поддержке сибирской линии Шибанидов, представленной Кучумом б. Муртазой. В конце 1550-х годов тот при поддержке узбекского монарха начал борьбу за возвращение сибирского трона, отнятого у его деда Ибрагима-Ибака Тайбугидами в 1495 г.

Тайбугидские беки Ядгар б. Гази и его брат Бек-Пулад не чувствовали себя в силах противостоять ударам с юга и обратились за помощью в Москву. Быть посредниками они упросили ногаев. Сибирский юрт согласился выплачивать ясак царю. Ядгаров посол в 1563 г. привез в русскую столицу урочную дань, но был задержан, так как с востока пришли вести, что «сибирские люди... дани государевым данщи- ком давати не учали и взяли к себе на Сибирь царевича» Кучума. Ядгар был Кучумом убит (Патриаршая 1906, с. 370). Реставрацию власти Шибанидов поддерживали и мангытские аристократы (Бояр- шинова, Степанов 1964, с. 502).

Кучум принял титул хана сибирского и тюменского, но в отличие от своих предков не стал «царем ногайским». Этому препятствовали, во-первых, угасание практики подобной инвеституры в Ногайской Орде, во-вторых, вассальное подчинение Кучума хану Абдулле И. Сибирско-ногайские отношения установились на редкость стабильные. Документы отмечают «ссылки меж ими для свойства, чтоб меж ими

372


воины не было» (НКС, д. 7, л. 39, 39 об.; д. 9, л. 86 об.; 1587 г., д. 5, л. 22). Стычки на границах возникали только по недоразумению и быстро гасились. По меньшей мере четверо высокородных ногайских мирз женились на дочерях Кучума, а сам он взял за себя ногайскую «княжну». Некоторые мирзы (например, Каракул б. Агиш, Чин б. Эль б. Юсуф) переселились в Сибирский юрт. Наиболее тесные отношения у сибирского правителя сложились с Ураз-Мухаммедом б. Дин- Ахмедом, которому он дал в жены свою дочь Карамыш и ссудил пять тысяч алтын (НКС, д. 9, л. 160, 165 об.; д. 10, л. 109 об.). Через ногайские степи пролегал безопасный для сибирских паломников путь хаджжа в Мекку (АИ, т. 2, с. 5; БГК, д. 137, л. 357; НКС, д. 8, л. 11 об., 14 об., 43 об., 73 об., 74, 91, 92; д. 9, л. 86 об., 160, 165 об., 168; д. 10, л. 109 об., 110, 151).

В основе такого тесного сотрудничества лежало не только отсутствие взаимных политических претензий, но и коалиционное партнерство. Кучум, Абдулла II и ногайские бии Дин-Ахмед, затем Урус объединили усилия в борьбе против Хакк-Назара. Вплоть до гибели последнего в 1580 г. коалиция была прочной и действенной. Следующий хан казахов, Шигай б. Джадик, был ставленником и вассалом Бухары и не давал повода для вражды.

Как известно, в результате рейда Ермака и последующей экспансии царских войск Сибирский юрт распался. Разгромленный Кучум пытался закрепиться в южных и восточных районах своих бывших владений, опираясь при этом на ногаев. Их поддержка выражалась, в частности, в шпионаже ногайских торговцев и лазутчиков в новых русских городах за Уралом; в просьбах Ураз-Мухаммеда к московскому правительству «Кочуму царю Сибирь... назад отдати» с заверениями в аккуратной выплате ханом в таком случае ясака России; сам Кучум заявлял тарскому воеводе: «А с нагаи есмя в соединенье» (Материалы 1932, с. 298, 299; Миллер Г. 1941, с. 150; НКС, 1587 г., д. 5, л. 22; РГАДА, ф. 131, on. 1, 1597 г., д. 1, л. 8; СГГД, ч. 2, с. 130). Но на деле «соединенье» сводилось лишь к готовности Больших Ногаев принять хана в своих владениях, и бий Урус, похоже, искренне отрицал свою причастность к его военным предприятиям против русских (КК, 1586 г., д. 1, л. 14; НКС, 1586 г., д. 8, л. 9).

Более того, ногаи воспользовались крахом Юрта, сформировав у себя из беженцев-сибиряков особый удел и учредив для него должность наместника-тайбуги. Первым тайбугой, как уже говорилось, стал зять Кучума, Ураз-Мухаммед.

Поскольку Кучум в 1563 г. сверг и изгнал Тайбугидов, их подданные были вынуждены подчиниться ему. По терминологии позднего Дешта, эти подданные считались юртом или улусом (уделом) Тайбуги. После разгрома хана казаками осенью 1582 г. они вновь должны были подыскивать себе сюзерена. Собственно, выбор оказывался неболь

373


шим: Россия, Ногайская Орда, казахи или калмыки. Первая и последние не принадлежали к миру ислама; казахский хан Шигай, как и Ку- чум, был бухарским вассалом. Но хан Абдулла не оказал поддержки Кучуму в самый тяжелый момент, чем фактически разорвал союз. Следовательно, тайбугинские улусники должны были или начинать самостоятельные переговоры с далекой Бухарой о перекочевке на юг, прочь от Ермака, или искать покровителя поближе.

Выбор, сделанный «Тайбугиным юртом», отражен в послании царя Федора Ивановича Кучуму около 1597 г.: «А которые нагаиские улусы Таибугин юрт, которые кочевали вместе с тобою, от тебя отстали — на которых людей тебе была болшая надежа» (РГАДА, ф. 131, on. 1,

  1. г., д. 1, л. 20; СГГД, ч. 2, с. 134). Эта походя брошенная фраза при дефиците сведений привлекает внимание. Я трактую слова о кочевании вместе с Кучумом как бывшее пребывание «юрта» в центре ханства, в домене, который до 1563 г. являлся сердцевиной тайбугид- ских владений. Когда Ермак занял Искер и прииртышские городки, хан ушел в южные степи, а его подданные со среднего Иртыша откочевали к Большим Ногаям. Вот почему в царском письме они предстают как «нагайские улусы».

Среди соратников Кучума находились мангытские мирзы Чин б. Эль и Али (его происхождение неясно). Вместе с ними хан нападал на русские поселения, пытался собирать ясак с татарских улусов. Воеводы неоднократно разбивали его отряды. Стремясь закрепиться подальше от них, хан основан ставку на территории левого крыла Ногайской Орды, во владениях рода Шейх-Мамая. Фактически он захватил часть ногайской территории, что вызвало недовольство мирз левого крыла. Не желая ввязываться в вооруженный конфликт с озлобленным ханом, они известили об этом бухарского Абдуллу.

Тот обратился к Кучуму с увещеванием: «Слышали есмя, что вы взяли землю Авлия мирзийу (Аулии б. Ака б. Шейх-Мамая. — В.Т.)... А годное было то, чтоб вам, помиряся, да у кафыреи („неверных", т.е. русских.—В Т.) землю свою поимати. А толко по тому не станете делать, и кафыри вас осилеют и обезчествуют. А толко нас похотети себе братственно имети, и вы б с ним (Аулией. — В.Т.) помиряся, и землю ему отдал, и потом бы так не делати» (РГАДА, ф. 131, on. 1,

  1. г., д. 1, л. 3). В другом письме Абдулла объяснял свое неучастие в вооруженной борьбе сибиряков («А что еси просил у нас рати, и мы в те поры были в воине, для того и не послали...» — РГАДА, ф. 109, оп. 2, д. 2, л. 1), но на самом деле он давно уже разочаровался в вассале-неудачнике и не видел пользы в помощи ему . Воевать с далекой

38 Первая из цитируемых грамот Абдуллы подклеена к столбцам 1598 г., вторая — к столбцам 1596 г. Однако на последней стоит пометка: «Выписано из бухарского столпца 1595 года» (РГАДА, ф. 109, оп. 2, д. 2, л. 2), поэтому переписку Абдуллы и Кучума следует отнести к середине 1590-х годов.
1   ...   52   53   54   55   56   57   58   59   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница