Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница66/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   62   63   64   65   66   67   68   69   ...   122

430


б. Мухаммеда б. Исмаила (другое название этой группировки — Касаевы); Малые Ногаи (Кши Ногай) — улусы мирз Ураковых и Мамаевых из бывшего Казыева улуса (Смирнов В. 1887, с. 334).

По-прежнему оставалось четкое различие между крымскими ман- гытами-Мансуровыми и собственно ногаями. Потомки Мансура б. Эдиге, в отличие от заволжских мирз, уже прочно внедрились в высшую аристократию Крыма и в XVIII в. сравнялись в ранге с ведущим татарским родом Ширин (Иналджык 1995, с. 76; РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 178, л. 128). Эвлия Челеби называл их «хозяевами на Крымском острове» (Эвлия Челеби 1979, с. 37). Только Ширины и Мансуры имели в своих кланах собственных калгу и нурадина, по аналогии с ханской семьей (Вельяминов-Зернов 1864, с. 416).

Значительная часть выходцев из Большой Ногайской Орды обосновалась под Астраханью в так называемых юртах — полукочевых поселениях. Первые известия о заселении оседающими заволжскими кочевниками юртов относятся, видимо, к 1580-м годам (Арсланов, Викторин 1995, с. 341, 354; Исхаков 1992, с. 14, 15). В литературе высказано мнение о своеобразном перерыве (интерстадиале) в этническом развитии тюрок Нижнего Поволжья, когда население Астраханского ханства в преддверии русского завоевания оставило родину, а его место заняли ногаи (Викторин 1991а; Викторин 1995, с. 8). По известным мне источникам я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть тезис об «интерстадиале». Однако В.М.Викторин совершенно прав, отождествляя астраханских татар конца XVI-XVII в. с ногаями. Это его суждение полностью согласуется с данными документов того времени. Например, в 1633 г. крымцы выдвинули русской стороне претензии: «астраханские татаровя воюют и многие стада отгоняют» у ханских подданных. Московские гонцы отвечали на это: «А которые нагаиские татаровя учинились под... царского величества высокою рукою в холопьстве, и те... вашему Крымскому юрту никакова зла не учинят; то слово говорите затейное» (т.е. умышленно искаженное) (КК, д. 24, л. 291, 294 об.-295). То есть под «астраханскими татаровями» подразумевались те «нагайские татаровя», что «учинились» в русском подданстве.

Другим их обозначением было «юртовские татары». В начале 1620-х годов астраханские воеводы сообщали Посольскому приказу, что «толко пожалует государь — укажет, кому быти из нагаиских или из юртовских мурз на княженье, — тот и будет нагаиским людем люб» (НКС, 1619 г., д. 2, л. 353). Следовательно, юртовские мирзы являлись одновременно и ногайскими, поскольку из их среды мог быть избран бий Большой Ногайской Орды. Происхождение юртовцев от Больших Ногаев2 выводится и из прямого указания в статейном списке послан

2^ Существенным аргументом в пользу такого происхождения служит кипчакско- ногайский субстрат языка астраханских юртовцев (см.: Арсланов 1976, с. 4 и сл.).

431


ников в Крым С.Извольского и С.Зверева 1638 г.: «А по Донцу... кочюют астараханские татаровя Болшого улусу» (т.е. Большой Ногайской Орды. — В.Т.) (КК, 1637 г., д. 31, л. 7). Однако в глазах тюркского населения Восточной Европы астраханские тюрки уже не были собственно ногаями в силу проживания их в пределах Московского царства. Это видно из послания хана Джанибек-Гирея царю Михаилу Федоровичу 1628 г., где адресант сетует на тщетность своих надежд по поводу прекращения набегов астраханских татар и ногаев (в оригинале: Хаджи Тархан татар ва ногай) (КК, 1629 г., д. 14, л. 12, 17).

Внутренний состав юртовцев должен был бы повторять племенную структуру Ногайской Орды. Однако указание на принадлежность человека к определенному элю мне удалось встретить лишь однажды: «юртовские татаровя трукменцы Итак да Янкуват с товарыщи» (НКС, 1626 г., д. 2, л. 5). В остальных многочисленных случаях перечислений жителей юртов их племенная атрибуция не приводилась. Юртов- цы делились на табуны (видимо, от монгольского табан — «пять») во главе с табунными старшинами, над которыми стояли мирзы Урусовы или Тинбаевы.

Особое место в ногаеведении занимает каракалпакская проблема. Утвердилось мнение, что каракалпаки являются выходцами из Ногайской Орды; иногда уточняют: из Алтыульского улуса (см., например: Иванов 1935, с. 30; Сафаргалиев 1938, с. 163; Сафаргалиев 1949а, с. 54)3. Но никаких отчетливых следов истории этого народа до конца XVI в. не обнаружено. Поэтому при реконструкции ее ранних этапов пока приходится опираться на фольклор, и первые этапы этнического развития каракалпаков остаются весьма дискуссионными. Неясна также связь каракалпаков с ногаями. Исследование осложняется еще и тем, что последние представляли собой этнический конгломерат с не выясненным до конца составом. Характерно, что, появившись на исторической арене, каракалпаки никогда не отождествлялись у соседних народов с ногаями (Иванов 1935, с. 32, 41). Но появление на Сырдарье4 уже сформировавшегося племенного объединения (этноса?) может привести к заключению о складывании общности каракалпаков в пределах Ногайской Орды (см., например: Толстова 1977, с. 143). Кроме того, остается неизученным вопрос об участии в их этногенезе близкородственных им и ногаям узбеков-мангытов, проживавших,

3 М.Г.Сафаргалиев утверждал, что в 1626 г. каракалпаки принадлежали к числу ал- тыульских улусников. Однако, во-первых, каракалпаки с конца XVI в., проживая на Сырдарье и общаясь с узбеками, никем из современников не воспринимались как часть ногаев; во-вторых, самарский воевода Д.И.Пожарский в апреле 1614 г. перечислял Алтыулов и каракалпаков как самостоятельные владения: «Казачья... Орда и Коракол- паки, и Алтаулы меж себя ныне в совете... А с юргенским... с Арап ханом Казачья Орда, Кораколпаки и Алтаулы ныне в миру же» (АИ, т. 2, с. 421).

4^ Период XVI-XVIII вв. в истории каракалпаков носит название сырдарьинского (Жданко 1971, с. 165).

432


в частности, в Бухарском ханстве (см.: Жданко 1950, с. 124; История 1974, с. 94).

Каракалпакские предания сохранили память о пребывании предков народа в Ногайской Орде. Часто события героического эпоса развертываются в стране Ногайлы (Айтмуратов 1986, с. 13; Давкараев 1959, с. 68). О берегах Волги (Едиль) и Яика вспоминали как о благодатной родине, которую пришлось покинуть (Айтмуратов 1986, с. 13; Очерки 1964, с. 124; Толстова 1977, с. 159, 161; Толстова, Утемисов 1963а, с. 43). Существуют прямые свидетельства былой общности: услышанные в 1863 г. А.Вамбери предания о том, что «султаны ногаев» в прежнее время были из каракалпаков; почитание каракалпаками Эдиге как покровителя лошадей; строки народного поэта XIX в. Отеша Алшын- бай-улы: «Ногаи суть каракалпаки, Жизнь которых прошла в смутах» (Ол ногайды каракалпак демишлер, Булгиншшик пенен журген дуньяда) (Айтмуратов 1986, с. 12, 13; Иванов 1935, с. 24; Камалов 1993, с. 132).

Кроме того, существуют и косвенные доказательства: в каракалпакском фольклоре присутствует значительный «пласт», связанный с именами мангыто-ногайских правителей (Эдиге, Урус, Ураз-Мухаммед и др.); наблюдаются совпадения в этническом составе каракалпаков и ногайцев; близость языков (История 1974, с. 94); для калмыков и те и другие были «черными мангытами» (хара мангад) (Садур 1983, с. 16).

Сами каракалпакские сказители объясняли приход их пращуров в Среднюю Азию с северо-востока притеснениями со стороны казахского хана Жаныбека или же нашествием калмыков (Жданко 1950, с. 46, 127-129; Сагитов 1962, с. 31). Толгау (историческая песня, предание) «Ормамбет-бий» связывает это с распадом общности ногаев после смерти бия Ураз-Мухаммеда. Предком нескольких родов считался бий Урус (Жданко 1950, с. 42, 43; Толстова 1977,.с. 161). Если под Жаныбеком подразумевался казахский Джанибек б. Барак, то речь шла о событиях середины — второй половины XV в. Урус же и Ураз- Мухаммед жили во второй половине XVI в., Ураз-Мухаммед погиб в 1598 г. И именно с этого времени каракалпаки фиксируются на Сырдарье.

Легенды гласят, что двинулись они туда «по решению Совета стариков», когда сорок представителей родов обратились к казахскому хану Таваккулу б. Шигаю с просьбой выделить народу кочевья в местности Улутау. Хан согласился, но прислал в правители своего сына. Через несколько лет каракалпаки свергли этого наместника, и Таваккул отобрал у них Улутау. После этого каракалпаки завладели бассейном Сырдарьи и Ташкентом, вытеснили казахов из Центрального Казахстана (Абусеитова 19796, с. 73; Абусеитова 1983, с. 171, 172; Абусеитова 1985, с. 61).

433


Эта эпоха отражена Мухаммед-Яром б. Араб-Катаганом в сочинении «Мусаххир ал-билад» (Покорение стран) начала XVII в. Он пишет, что каракалпаки (в одном из списков обозначаемые как «большая группа людей из племени мангытов») овладели городами Ташкент, Сайрам, Ахсикент и Андижан; казахские войска были ими разгромлены в двенадцатидневной битве. Предводителем своим они выбрали некоего человека, имевшего сходство с одним из местных династов, Абд ал-Гаффаром. После победы он учредил столицу в Ташкенте. Мухаммед-Яр пишет, что все это случилось после ханствования бухарских Абдуллы б. Ибрагима и Абд ал-Мумина б. Абдуллы и в начале правления в Бухаре Баки-Мухаммеда б. Джана, т.е. в 1598 г. (Абусеитова 1979а, с. 7).

Итак, более надежными свидетельствами следует признать те, что фиксируют появление каракалпаков в Средней Азии самым концом XVI в., но не раньше5. Отметим, что в Мавераннахре и юго-восточном Дешт-и Кипчаке каракалпаками была возрождена старая мангытская традиция посажения ханов. Следовательно, они принесли с собой одну из принципиальных характеристик политического строя Мангытского юрта.

Названия Орд «Большая» и «Малая» сохранялись в обиходе, но применялись все чаще как абстракция, обозначая совокупность улусных группировок, сплоченных авторитетом очередного предводителя или именем предка. В 1660-х годах, по Эвлие Челеби, существовали ногайские «племена» Адиля, Урмамета, Шейдяка, Урака, Арслана, Чобана, Кёр-Юсуфа, Новруза, Деви (Эвлия Челеби 1961, с. 64, 98, 194, 227; Эвлия Челеби 1979, с. 29, 52, 75). Все это ответвления тех кланов, что сформировались в Большой Ногайской Орде и у казыевцев, — Шейдяковых (Шейдяк-улы и Новруз-улы), Ураковых (Урак-улы и Деви-улы), Иштерековых (Чобан-улы) и др. Дольше других избегать раскола удавалось Урмаметевым, которые раньше приняли крымское подданство и в царстве Гиреев сохранили свое родовое наименование (Ур Мухаммед оглу — см.: Материалы 18646, с. 397, 401, 408).

Кроме того, улусы, главным образом Больших Ногаев, объединились в структуры, которые в историографии тоже принято называть Ордами. Некоторые из них оказались недолговечными и слабыми — Кубанская и Азовская; другие были более стабильными, поскольку складывались еще в эпоху существования ногайской державы,— Орды Едисан, Едишкуль и Джембойлук.

Едисан. Этимология этого понятия проста и сложна одновременно. Еди — несомненно, «семь»; стало быть, «семь санов». А вот что

5 Следом пребывания каракалпаков в Дешт-и Кипчаке в XVI (и XV?) в. служит занесение их в перечень девяноста двух узбекских племен-«илатийа» в некоторых списках «Маджму ат-таварих» Ахсикенти (см.: Султанов 1982, с. 33, 40, 43). Но среди элей Ногайской Орды каракалпаки не отмечены (см. ниже, очерк 2, табл.).

434


такое сан, понимается по-разному: «счет», «тысяча», «десять тысяч», «миллион» (т.е. соответственно «семисчетная орда», «семь тысяч луков» (бойцов), «семь десятков тысяч», «семимиллионный народ» — см.: Баскаков 1940, с. 137; Бутков 1869, с. 170; Пашин 1912, с. 39; Тунманн 1991, с. 49; Эварницкий 1892, с. 391). В Записке, представленной в Кабинет Ее Императорского Величества секретарем В.Бакуниным в 1736 г., говорится: «Джетысан, т.е. семь десятотысячни» (НГ, 1552 г., л. 1). Кроме того, в литературе давно бытует трактовка этого словосочетания как «семь родов» (Бентковский 1883, с. 5; Щеглов 1910, с. 73).

Иногда появляются экзотические домыслы, основанные только на догадках и случайных созвучиях; например, «семь озер» — от казахского сан/чан, «озеро» (Щеглов 1910, с. 73); «едисанцы» — испорченное «индостанцы», т.е. выходцы из Индии (точка зрения старого ногайского знатока устной истории Ельгайттара, начало XX в. — см.: Пашин. 1912, с. 39); семь административных округов неких западных ногайцев, будто бы изначально живших между Доном и Волгой и позднее включенных в Ногайскую Орду (восточные же ногайцы составляли якобы десять санов) (Сикалиев 1994, с. 36). Крымские ногайцы в XIX в. рассказывали, что предком ногайского народа был Улус; у его сына Байраса было три жены, от второй из них, по имени Тута-Ары, родилось семь сыновей, и она дала им общее имя Еди-Сан (Смирнов В. 1887, с. 77).

Сами средневековые ногаи писали йети сан, а едисаны рекомендовались как йети сан халкы — «едисанские люди» в тогдашнем русском переводе (НКС, 1633 г., д. 1, л. 430; 1644 г., д. 1, л. 101, 125).

Вероятно, значение «семь родов» ближе к истине. Именно так понятие «едисан» переводилось в русских документах XVI в. («семь родов», «семиродцы» — см., например: АИ, т. 3, с. 444; ПДК, т. 1, с. 513) и объяснялось ставропольскими ногайцами в начале XX в. (Щеглов 1910, с. 73). В целом же я склонен согласиться с мнением Н.Г.Волковой о том, что Едисан — это имя территориальной группы, ставшее этническим самоназванием (Волкова 1973, с. 84).

Едисаны оказались в фокусе внимания русских властей с начала XVII в., когда они поселились под Астраханью. Стало быть, они составили часть нижневолжских тюрок, астраханских татар. Учитывая вероятность «интерстадиала», т.е. исхода из Астраханского юрта прежнего населения и занятия его места новоселами-ногаями (В.М.Викторин), можно полагать, что именно едисаны и явились одним из основных этнических компонентов в формировании астраханских татар. Они присоединились к своим предшественникам-юртовцам, выходцам из Ногайской Орды более раннего периода. Вот почему в отписках воевод Астрахани и Самары фигурируют то «астороханские татаровя едисаны», то «астороханские татаровя и едисаны» (т.е. первые не

435


всегда совпадают с последними) (см., например: НКС, 1615 г., д. 9, л. 7; 1617 г., д. 1, л. 105; д. 3, л. 4). Едисанов никогда не смешивали и с юртовцами, когда те удостаивались специального внимания — в источниках четко значатся «едисаны и юртовские татаровя» (НКС, 1615 г., д. 12, л. 29; 1617 г., д. 1, л. 112), которые вместе и составили в первой трети XVII в. этническую основу астраханских татар6.

Иногда подобное разграничение присутствовало и при перечислениях едисанов и ногаев, когда различались «татары нагайские, еди- санские, енбулутские», «нагайские и едисанские, и юртовские мурзы», «едисанские Канай князь Тинбаев (бий Большой Ногайской Орды! — В.Т.) з братьею... и нагаиские Урмаметевы дети»; царские грамоты направлялись отдельно едисанским и ногайским мирзам (ДАИ, т. 3, с. 533; Материалы 1864а, с. 53; НКС, 1633 г., д. 1, л. 103; д. 3, л. 122 и сл.). Историки, следуя сообщениям источников, порой тоже соблюдают такое различение (см., например: Богоявленский 1936, с. 60; Новосельский 1948а, с. 54).

Едисаны, без сомнения, являлись по происхождению ногаями. Во-первых, «едисанский» бий Канай был главой Ногайской Орды, и в 1651 г. ногайские, едисанские и юртовские мирзы вместе тщетно просили царя Алексея Михайловича назначить очередного общеногайского правителя. Во-вторых, в ряде контекстов едисаны равнозначны ногаям, и в обращениях на имя государя одни и те же лица могли представляться то едисанскими, то ногайскими мирзами (НКС, 1631 г., д. 1, л. 287, 289). По некоторым материалам представляется, что интересующее нас выражение обозначало улусных людей рода Урусовых — «Янараслановы братья и дети, и их люди етисаны»; в 1615 г. Борис (Ондан б. Хан) Урусов напал на Иштерековы кочевья вместе «с ыными мурзами и [своими] улусными людми сь едисаны и сь юртовскими татары»; Джан-Арслан б. Урус в своем завещании адресовался к «братьям моим... да детем моим... и всем моим улусным и служилым людем едисаном» (НКС, 1614 г., д. 3, л. 56; 1615 г., д. 1, л. 3, 8).

Семисоставные родо-племенные объединения встречаются у многих этнических образований Дешт-и Кипчака. Они зафиксированы у туркмен племени салор (жети урук), киргизов племени сарыбагыш (еди уруг, джеты уругу, жети урук), башкир (ете ырыу), каракалпаков (ети уруг), казахов (жети ру). Названия слагающих их родовых подразделений не совпадали у разных народов, но некоторые из них сохранили дештские этнонимы XV в.: кердери, телеу, рамазан, табын, тама и кереит у казахских «семиродцев», катай — у башкирских, йабу — у узбекских (см.: Ахмедов 1986, с. 27; Башкирское 1987, с. 107; Бекмаханова 1980, с. 255; Военно-статистическое 1848, с. 12,

6^ Столь же четкое различие проводилось между едисанами и Алтыулами (см., например: Материалы 1932, с. 330).
1   ...   62   63   64   65   66   67   68   69   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница