Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница70/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   66   67   68   69   70   71   72   73   ...   122

462


одноименными «степями» «обзаводятся» также многие другие реки региона: Воронеж, Ворскла, Липовый Донец, Оскол, Сосна, Усмань и др. (см.: Багалей 1890, с. 6, 7, 43; Воронежский 1976, с. 148; Евгений 1800, с. 14; Загоровский 1992, с. 160; Книга 1950, с. 69 и сл.; Материалы 1891, с. 48, 50, 74, 100, 130, 189; ПЮН, 1977, с. 11-13, 16, 20-24, 26, 27, 30, 32, 35, 70, 82, 84).

Территория Крымского юрта севернее Перекопа и Азовского моря, западнее Днепра и восточнее Конских и Овечьих вод в XVI-XVII вв. носила название Ногайской степи; позднее черкесы так же называли пространство между Азовом и Доном (Булгарова 1999, с. 14; Любав- ский 1996, с. 258, 310, 343, 544).

Кубань, одна из основных водных артерий Малой Ногайской Орды, не приобрела названия по этнониму для своего северного берега, где в основном и обитали казыевцы. Та сторона оставалась Азовской (см., например: НКС, 1635 г., д. 1, л. 71; д. 3, л. 169) (название противоположной стороны мне не встречалось).

Ногайские стороны имелись у реки Белой в районе Уфы (Фи- лоненко 1915, с. 29; Шишонко 1881, с. 97) и у нижнего Иртыша; другая сторона последнего была Сибирской. К западу от Иртыша простиралась Ногайская степь (Материалы 1932, с. 297; Миллер Г. 1787, с. 33, 34; Миллер Г. 1937, с. 191; НКС, 1626 г., д. 1, л. 22).

По логике подобных наименований обе стороны Яика, центра Орды ногаев, должны были стать Ногайскими. Однако информация об этом отсутствует. Сохранились данные лишь от XVII в., когда прежние обитатели уже были вытеснены оттуда. Местные казаки обозначали стороны реки по ближайшим «стольным» городам — Самарская и Бухарская (Ким 1995, с. 11), но едва ли это являлось реликтом дока- зачьей географической номенклатуры.

Еще один след ногайская эпоха оставила в виде имен мангытских аристократов, увековеченных в топонимике Дешт-и Кипчака. К таковым относятся: гора Идигетау, одна из вершин хребта Улутау в Центральном Казахстане; Уракова гора (Ураков бугор, Ураков караул) на правом берегу Волги неподалеку от Камышина, названная так якобы по имени некоего татарского князя, который погиб в этих местах в бою с казаками; речки Русская и Немецкая Ураковки, соединяющиеся у самой Волги и впадающие в нее у подножия Ураковой горы; Ураковский перекат между Казанью и Чебоксарами; Мамаевы городища и Мамаевы мары — древние могильники и руины, приписывавшиеся в XIX в. Мамаю; древний канал Мамая, впадавший в Сахарное озеро близ Царева городища под Волгоградом (Валиха- нов 1904а, с. 224; Валиханов 1961д, с. 121; Валиханов 1968, с. 491, 492; Гарипова 1980, с. 138, 139; Зайковский 1914; Минх 1900, с. 550; Минх 1901, с. 606, 1063, 1064). Наконец, в тех же местах, в районе

463


Переволокской переправы, находится известный всем Мамаев курган .

В степях Юго-Западного Казахстана и Приаралья, насколько мне известно, подобных обозначений не сохранилось. Пока же по топонимическим свидетельствам мы можем очертить ареал расселения ногаев эпохи Орды территорией, ограниченной на западе Волгой (позднее Доном и Воронежем), на севере — Белой, на востоке — Иртышом. Попытаемся теперь уточнить этот вывод материалами других источников.

^ Граница на востоке и юге. В.И.Сергеев проанализировал жалованную грамоту царя Ивана Васильевича купцам Строгановым 1574 г., где, в частности, упоминаются земли «меж Сибири и Нагаи — Тагчеи и Тобол река с реками (притоками. — Примеч. В.И.Сергеева) и с озе- ры до вершин». Они отнесены к государевой «вотчине за Югорским камнем, в Сибирской украине». Таким образом, четко разделены «Сибирская украина» — вся территория Сибири и «Сибирь» как юрт хана Кучума (Миллер Г. 1937, с. 389; Сергеев В. 19766, с. 14). Между «Сибирью»-ханством и «Нагаями» находятся Тобол и неидентифици- руемый Тагчей. Следовательно, если Ногайская Орда в то время и примыкала к Тоболу, то, во всяком случае, не по всему его течению. Очевидно, в царской грамоте 1574 г. речь идет о среднем течении Тобола (на территории современной Курганской области), поскольку низовья (Тюменская область) находились в Сибирском ханстве, а верховья (Кустанайская область Казахстана) — в кочевой степи. Северная граница этой степи тянулась по землям нынешних Кокшетауской и Астанинской областей Казахстана, подходя к Иртышу в пределах Павлодарской области6. Севернее начинался Сибирский юрт.

Ч.Валиханов предполагал, что ногаи расселились очень далеко к востоку, основываясь на том, что казахи все древние развалины и могильники в его время (середина XIX в.) приписывали ногаям. Восточным пределом кочевания последних Валиханов считал горы

5 Мамая, имя которого сохранили все эти географические объекты, обычно идентифицируют со знаменитым золотоордынским беклербеком 1370-х годов. Думаю, реальнее было бы усматривать прототип в могущественном ногайском правителе Поволжья Мамае б. Мусе, дяде Урака, кочевавшем в этих местах в 1520-1530-х годах. Интересно, что уже в середине XVI в., после смерти Мамая, его имя вошло в топонимику Дешта. В октябре 1552 г. русский гонец сообщил в Москву, что мирзе Белек-Пуладу в этом году доведется «зимовати... на сеи (западной. — В.Т.) стороне Волги на Мамаеве кочевище» (НКС, д. 4, л. 149 об.).

6 Помимо названия иртышского берега «Ногайская сторона» есть и другие данные о проживании ногаев на Иртыше. В хронике «Хасса айн» они, наряду с народами хотан и кара-кипчак, названы «имеющими кочевье» вдоль этой реки (Катанов 1903, с. 136, 143, 150). Однако Иртыш находился так далеко от изначального Мангытского юрта, что под «ногаями» здесь, как нам кажется, скрываются не подданные мангытских биев, а будущие сибирские татары — может быть, те, что с 1580-х годов составили удел ногайского тайбуги.

464


Алатау в Юго-Восточном Казахстане (Валиханов 1986, с. 256). Как весьма примечательные расценивал казахский ученый киргизские предания о Манасе, в которых ногаи (ногой) кочевали по рекам Таласу и Чу в Семиречье, во владениях позднейшего Старшего жуза (Валиханов 1961 в, с. 358, 369). Если эти свидетельства и связаны каким-то образом с жителями Ногайской Орды, то лишь с их далекими предками; сказания могут являться отголоском их пребывания там до второй половины XIV в. (см. главу 1).

Иртыш, Тобол и тем более далекий Талас не упоминаются в документах, вышедших из среды самих ногаев, а вот Сырдарья фигурирует неоднократно, причем в качестве крайнего юго-восточного пункта кочевания. В недатированной грамоте 1580-х годов мирза Хан б. Урус информировал царя: «А наши улусы конец зимует на реке на Куме, а другой на реке на Сыре» (НКС, 1586 г., д. 4, л. 1). То же сообщал бий Иштерек воеводам осенью 1614 г.: «А ныне наши улусы по Куме реке и по Сыр реке» (НКС, 1614 г., д. 3, л. 56). Выражение «за Сыр», «к Сыру» служило обозначением бегства или откочевки из Ногайской Орды в Среднюю Азию. Полагаю, что имелись в виду низовья реки, где расположены те самые эпические Черные пески — Приаральские Каракумы. Ногайские кочевья располагались, вероятнее всего, лишь на северной стороне реки, от ее устья приблизительно до современного города Кзыл-Орда. Южный берег занимали узбеки, далее на восток жили казахи7.

Сведений о пространстве между Аральским и Каспийским морями почти нет. В середине XVI в. эту местность описывал А.Дженкинсон: «Страна... вдоль северного и северо-восточного берега Каспийского моря до земли татар, называемых туркменами, носит название Мангат или ногаев». Ниже он оговаривает, что «великая пустынная земля татар, называемых туркменами», простирается к востоку от Каспия, ногаев — к северу от него. При этом английский путешественник описывает полуостров Мангышлак и его правителя, некоего Тимур- султана, без всякой связи с ногаями (Дженкинсон 1937, с. 169, 175, 187)8.

Мангышлакские туркмены в первой четверти XVI в. являлись под- данными-райятами узбекских ханов (см.: Мунис 1969, с. 439, 440), и нет данных о проникновении туда ногаев до конца столетия, когда те на непродолжительное время все же вытеснили туркмен с полуостро

7 Очевидно, отголосками каких-то более поздних миграций являются топонимы Ногайкурган и Ногайтепе в Ташкентском оазисе в бассейне средней Сырдарьи (Средняя 1999, с. 79-81). В.В.Бартольд связывал первый из них с поволжскими татарами, называемыми в тех местах ногаями (Бартольд 1963а, с. 278).

8 Не вижу оснований согласиться с С.И.Аджигалиевым, который считает, будто на Мангышлаке в XVI в. обитали «потомки воинственных тюрок», входившие в Ногайскую Орду (Аджигалиев 1994, с. 30). Текст Дженкинсона, привлекаемый данным автором в качестве аргумента, никак не подтверждает такой вывод.

465


ва (см. главу 8)9. Тем не менее и этот конфликт, и факт проживания ногаев на пространстве от Эмбы до Сырдарьи показывают, что Орда соседствовала с туркменами. В 1610-х годах бий и нурадин уходили на зимовье «за Яик к Енбе на Карабулун», проводя холодный сезон «за Енбою на Карабулуне пот тюрхменцы» (Акты 1915, с. 9, 27). Что такое Карабулун, мне выяснить не удалось, но несомненно, что он находился где-то южнее эмбинского устья.

Сопоставив этот факт с прямой информацией Дженкинсона о принадлежности Северо-Восточного Прикаспия ногаям и с косвенной — о том, что Мангышлак им не принадлежал, — получаем основание наметить южную границу Орды между Аральским и Каспийским морями по условной линии: залив Мертвый Култук (Комсомолец) — пески Сам (стык Атырауской и Актюбинской областей Казахстана и Каракалпакии) — западный берег Аральского моря в том районе, где к нему подходит северный край плато Устюрт.

Данная местность ныне расположена в Западном Казахстане, который в природном и экономическом отношении значительно выделяется среди других районов страны засушливым климатом, преобладанием пустынного ландшафта, малым числом городов, небольшой плотностью населения (втрое меньшей, чем в среднем по Казахстану). При этом своеобразии «обособленность запада от остального Казахстана четко прослеживается на протяжении последних трех тысяч лет» (Масанов 19956, с. 126).

В этом регионе в конце XVII - XIX в. располагался Младший жуз. Учитывая вековое своеобразие западноказахстанских степей, можно предположить, что находившиеся там жуз и Ногайская Орда приблизительно совпадали территориально. Восточные и южные границы Младшего жуза известны гораздо определеннее: устье реки Урал — северо-восточный берег Каспия — Тюк-Караганский мыс на Мангышлаке — мангышлакские хребты Ак-Тау и Кара-Тау — поперек Устюрта — аральский залив Кичи-Кулмагир — северо-западный, северный и северо-восточный берега Аральского моря — устье Сырдарьи (полуостров Унадым) — вверх по реке до кокандской крепости Кош-Курган — река Сары-су — горы Улутау — верховья Тургаев — Большой Тургай — река Убаган — часть Тобола (Военно-статистическое 1848, с. 3, 4, 73, 74). Таким образом, очертания казахского Младшего жуза на юге и востоке приблизительно совпадали с гипотетически обрисованными нами рубежами ногайской державы. Из этой схемы выбиваются лишь данные о ногаях на Иртыше: эта река находится довольно далеко от гор и рек, разграничивавших Младший и Средний жузы. Думаю, реальнее было бы видеть восточное пограни- чье ногаев на Нуре, Сары-су и среднем Тоболе.

9^ В туркменских сказаниях сохранилась память о тогдашнем кочевании ногаев на полуострове (см.: А.К. 1873, с. 10).

466


Граница на севере и западе. Наиболее четко определяется разделение между Мангытским и Астраханским юртами по Бузану. В документах 1560-х годов, когда регулировались территориальные претензии между ногаями и Иваном IV, недавно завоевавшим Нижнее Поволжье, оно отражено ясно. Среди местного населения бытовало убеждение, будто «изстари по Бузан[у] был рубеж Астороханскои при прежних царех». Эту границу было велено соблюдать и астраханским воеводам (НКС, д. 6, л. 41 об., 45, 45 об., 111 об., 112, 133 об.; д. 7, л. 11 об., 14, Моб., 79). К тому же, как указывалось выше, берега Бузана носили наименования Ногайской и Астраханской сторон, что явно свидетельствует о пограничности протоки.

Правое крыло Ногайской Орды располагалось в Поволжье. В дипломатической переписке в качестве общеизвестных координат, в рамках которых осуществлялись перекочевки, выступают обычно крупнейшие татарские города (Казань, Астрахань, руины Укека), реки Кама и Самара, а также Самарская Лука. При этом маршруты сезонных передвижений проходили, как правило, по Ногайской стороне — левому берегу Волги в нижнем течении. Переходы на правый берег случались, но вопрос об отнесении западных степей к Ногайской Орде требует особого рассмотрения (см. ниже). А пока отметим, что Волга во многих источниках предстает как граница ногайских владений. Об этом говорят следующие факты.

Во-первых, Бий Исмаил во второй половине 1550-х годов просил Ивана IV поставить заслоны на главных волжских переправах, чтобы не допускать вторжений казыевцев и Юсуфовичей с Крымской стороны, а сам держался поближе к Яику, поскольку боялся, что его подданные, оказавшись у Волги, по ее «леду перелезут да в Крым пойдут» (НКС, д. 4, л. 103, 103 об.; д. 5, л. 120, 120 об.; 1587 г., д. 4, л. И; Перетяткович 1877, с. 285).

Во-вторых, обязанностью ополчения правого крыла во главе с нурадином было стоять «в заставе от Крыму» именно на своей стороне Волги, в готовности отразить вражеское нападение с противоположного берега (Посольские 1995, с. 128, 133, 137).

В-третьих, данный рубеж упомянут в самых первых летописных сообщениях о ногаях: в 1481 г. сибирско-ногайская армия погромила большеордынского хана Ахмеда «и полон весь за Волгу перевезе в Ногаи» (Вологодско-Пермская 1959, с. 274; Холмогорский 1977, с. 124).

В-четвертых, независимые друг от друга европейские наблюдатели описывали контуры России и окрестных владений, называя Волгу рубежом, отделяющим ногаев. Дж.Флетчер упоминал о «татарах нагай- ских, владеющих всем краем на восток от Волги к Каспийскому морю»; Э.Крузе и И.Таубе: «Границы (распространения)... татар, называемых нагайцами, начинаются в пятистах милях от Москвы

^ 467


за большой рекой Волгой и по ту сторону Казани
»; Б.Маржерет: «За Волгой обитают татары, зовущиеся нагаями»; Хуан Персидский: «На берегу этой реки (Волги. — В.Т.) ... с правой стороны (здесь — восточной, так как автор плыл вверх по Волге. — В. Т.) обитает татарское племя. Это племя называется Ногаи» (Флетчер 1905, с. 6; Таубе, Крузе 1922, с. 57; Маржерет 1982, с. 144; Хуан 1899, с. 7).

В текстах фигурируют разные пункты, обозначающие точку поворота ногайской границы от Волги на восток. Один из них — низовья Самары и образующийся там изгиб Волги (Самарская Лука). В 1570— 1580-х годах там летовали мирзы правого крыла (НКС, д. 8, л. 377; 1587 г., д. 1, л. 14). «На Самарском устье» мирзы встречали иногда русских послов, въезжающих в ногайские земли; а к западу от Самары, после основания в 1586 г. одноименной крепости, начинались земли, подвластные русским воеводам (Материалы 1932, с. 102; НКС, д. 9, л. 157). В качестве границы — правда, не ногайско-русской, а но- гайско-башкирской — Самара названа в одном из башкирских преданий: после конфликта хана башкир Кусема б. Туры с ханом из Сарайчика Бураком их владения разделила Самара; северная ее сторона досталась Кусему («его подданные были башкиры»), южная — Бураку («его подданные были ногайцы») (Башкирские 1960, с. 80).

В течение же первой половины XVI в. и до конца 1570-х годов крайним северным пределом считалась местность, лежащая еще выше по Волге, чем Самарская Лука. «Ныне, по лету кочюючи, до Казани докочевали... занеже то известное наше кочевище Казань» (1536 г.); «на Каме за 60 верст от Казани, а Исмаил тут летовал» (1548 г.); «летом кочюем блиско Казани» (1577 г.) (НКС, д. 8, л. 47 об.; Посольские 1995, с. 186, 238) — эти и другие подобные оговорки в грамотах показывают, что ногайские улусы подступали вплотную к Казанскому юрту или даже занимали его территорию10. Но упоминание Казани служит лишь ближайшим крупным ориентиром, понятным для русских адресатов. Едва ли в Москве могли сразу определить местонахождение улусов, если в грамоте значилось: «А летовище наше, где нам летовати, — близко же Камы, на Еликопсере» или: «блиско Камы под лесом», т.е. на ландшафтной границе леса и степи выше Луки (НКС, д. 4, л. 47 об., 135).

При этом Кама также порой изображается в документах как ногайская граница. После разгрома русскими войсками хана Сафа-Гирея летом 1529 г. под Казанью он бежал в Крым, а тридцать тысяч ногаев

10 О четкой границе между областями расселения казанских татар и ногаев говорится у П.Петрея де Ерлезунды (1620-е годы). Шведский автор сообщает, что Волга впадает в реку Rescinda и что она отделяет «казанских татар от ногайских, астраханских от крымских» (Петрей 1867, с. 78). Очевидно, здесь какое-то недоразумение. Географически невозможно представить рубеж, разграничивавший одновременно крымцев, астраханцев, казанцев и ногаев.
1   ...   66   67   68   69   70   71   72   73   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница