Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница74/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   70   71   72   73   74   75   76   77   ...   122

486


произошло в улусе беклербека Ногая в конце XIII в.), затем сплотили вокруг себя кипчакские племена и вместе с ними стали называться ногаями, образовав одноименную Орду (см., например: Бачинский, Добролюбский 1988, с. 87; Гарданов 1960, с. 77; Керейтов 1996, с. 14; Очерки 1967, с. 142; Черенков 1989, с. 45). На самом же деле ни малейшего следа присутствия монголов среди предков ногаев не зафиксировано какими-либо источниками. В главе 1 я писал, что какая-то часть мангутов получила пастбища в восточном Деште при Чингисхане или вскоре после него, но она была численно ничтожна по сравнению с массой аборигенов-кипчаков; и мангыты — это те кипчаки, которые оказались на землях, выделенных мангутам, а вовсе не сами мангуты или их тюркизировавшиеся потомки.

В любом случае истоки этнической истории населения Ногайской Орды следует искать в эпохе Золотой Орды. В XIII—XIV вв. степи между Волгой и Эмбой являлись, во-первых, местом периодических миграций различных групп кипчаков, в том числе мангытов (Иванов, Кригер 1988, с. 58, 59; Кузеев 1992, с. 75; см. также главу 1 настоящей книги); во-вторых, давним юртом восточных кипчаков. Последние сохраняли свои особенности и в золотоордынский период. Позже на этой территории возник Мангытский юрт, который со временем раздвинул свои рубежи к юго-востоку, на традиционно огузские кочевья (см.: Костюков 1995, с. 41^3; Федоров-Давыдов 1973, с. 61, 62).

С XIII в. отсчитывают этническую историю ногаев и те историки, которые пытаются составить ее периодизацию. Самая детальная схема предложена, видимо, Е.П.Алексеевой. По ее мнению, кипчаки и мангыты (каковые, стало быть, с ее точки зрения, не являются кипчаками) в недрах распадавшейся Золотой Орды к середине XV в. консолидировались в народность; эта народность обладала единым языком и этнонимом, некоторой общностью материальной и духовной культуры, улусной системой — уже феодальной, а не родо-племенной. Данный этап Е.П.Алексеева обозначила как генезис «древней ногайской народности», которая и населяла-де Ногайскую Орду (Алексеева 1971, с. 20; Очерки 1967, с. 141-143; Очерки 1986, с. 117).

А.И.-М.Сикалиев, считая эпонимом ногаев Джучида Ногая (подобно множеству других историков), полагает, что начальным этапом становления ногайского этноса было пребывание «разных племен» в его улусе на западе Золотой Орды. Подданные Ногая стали, дескать, ногайцами (ногайлы) и распространили это понятие на кочевников, обитавших как к западу, так и к востоку от Волги. К концу XIV в. первый этап этногенеза закончился и начался второй, связанный с именем Эдиге. Во второй половине XIV в. усилились «восточные ногайцы», и на следующей стадии этнической истории они вышли из состава Золотой Орды в 1391 г., основав собственную державу (Сикалиев 1994, с. 30, 33, 34).

487


Обе эти теоретические конструкции не подкреплены исследованием средневековых документов. При дефиците сведений ученые (в том числе и автор этих строк) вынуждены базироваться или на умозрительных выводах, или на поздних (XIX-XX вв.) записях ногайского фольклора. Но в начале книги мы уже видели, какими лаконичными и туманными оказались представления самих ногайцев о начале своей истории. По преданиям, они явились в Дешт из Бухары (Страны узбеков) или из Индии (Бентковский 1883, с. 3; Корнис 1836, с. 5; Пашин 1912, с. 39; РГВИА, ф. 405, оп. 6, д. 3076, л. 30). Тем не менее родство ногаев именно с узбеками ханства Абу-л-Хайра обнаруживается в номенклатуре элей (см. ниже), а родство с казахами — в казахских и уральско-казацких сказаниях (см.: Железное 1888, с. 261; Шакарим 1990, с. 109). Вместе с тем в тюркском фольклоре есть и свидетельства (прямые и косвенные) о происхождении ногаев от кипчаков. Крымские ногаи рассказывали о своей праматери по имени Ток-Саба (Смирнов В. 1887, с. 77), омонимичному названию домонгольского кипчакского племени токсоба; в башкирском шеджере повествуется, будто раньше «все ногайцы жили в стране Кипчак» и являлись потомками Ямгурчы-бия (ямгурчы-кипчаками) (Башкирские 1960, с. 95).

Что же касается информации письменных памятников, то она совершенно ничтожна. Лишь изредка встречаются намеки на судьбу будущих элей Ногайской Орды в XIII-XIV вв. Например, Махмуд б. Эмир-Вали сообщал, что Бату выделил в подчинение своему брату Туга-Тимуру в награду за героизм племена минг, тархан, ушун и ойрат (Кляшторный, Султанов 1992, с. 188). Но и эти этнонимы не являлись монополией ногаев, поскольку были распространены у многих этносов Дешт-и Кипчака, от Сибири до Крыма.

В последнее время в казахстанской историографии предпринята любопытная попытка связать термин «ногай» не с беклербеком конца

  1. в. Ногаем, а с ханом восточной части левого крыла в середине

  2. в. Тугатимуридом Кара-Ногаем. Его подданные стали называться ногаты (т.е. ногаевцы — именно этот вариант этнонима закрепился в каракалпакском и отчасти казахском фольклоре). После возвышения в Улусе Джучи Эдиге и его соратников-мангытов — выходцев из бывшего ханства Кара-Ногая — слово «ногай» постепенно превратилось в самоназвание жителей Мангытского юрта, Казахского и Сибирского ханств, а также всех кипчаков — от Иртыша до Черного моря (Кузембайулы, Абиль 2000, с. 129). Данная гипотетическая реконструкция выглядит весьма логичной и явно более предпочтительной, чем возведение имени народа к беклербеку Ногаю. Однако по известным мне материалам я не могу ни подтвердить ее, ни опровергнуть.

Некоторые авторы не ограничивались рассуждениями об истоках этногенеза населения Ногайской Орды, но пытались детально опреде

488


лить ее родо-племенной состав. Полнота составленных ими перечней элей зависела от источников, которыми располагали исследователи. Так, М.П.Вяткин приводил названия алач, алчин, аргын, канглы, кипчак, китай, конрат, мангыт, найман и тама (Вяткин 1941а, с. 43). П.Г.Бутков писал, что в Ногайской Орде имелось не менее тридцати восьми племен, из которых он упомянул, правда, лишь одних канглы (Бутков 1824, с. 291), поэтому неясно, из каких этнонимов известный кавказовед составил это число.

В работах историков XIX — начала XX в. позднейшее деление ногайцев, когда те расселялись по Северному Кавказу и Причерноморью, часто экстраполируется на родо-племенной состав Ногайской Орды. Хотя сто-двести лет назад еще сохранялось осознание принадлежности к определенным элям, но на практике ногайцы объединялись в девять улусных группировок, различавшихся по времени возникновения и персональным эпонимам: Мансур, Урак, Мамай, Касай, Ор-мамбет, Токуз, Едисан, Едишкул, Джембойлук (см., например: Аристов 1896, с. 402; Смирнов В. 1887, с. 443). Выше уже неоднократно высказывалась мысль о позднем происхождении этих образований — смешавшихся остатков Большой Ногайской Орды и Казыева улуса (то же мнение см.: Трофимова 1949, с. 51). В литературе сейчас наиболее распространена «калькуляция» М.Г.Сафаргалиева, содержащая восемнадцать племен: алчин, ас, байгур, боргасм (борган? бор- лак?— В. Т.), гублак (? — В Т), канглы, кенегес, керей, кипчак, китай, кият, колгин, кунграт, мангыт, найман, тайджут, тангучин, туркмен (Сафаргалиев 1938, с. 35; Сафаргалиев 1960, с. 230)3.

Этническому составу Ногайской Орды посвящен ряд сочинений Р.Х.Керейтова — ногайского историка и этнолога, сохранившего в своей фамилии название одного из самых многочисленных элей Орды (кереит). Этот автор пытается определить этнические истоки племен и выделяет в составе Ногайской Орды племена ас, бай, канглы, катаган, кереит, кипчак, конгур, конгырат, кытай, мажар, мангыт, найман, тама, сильджигут, уйсун (Керейтов 1993а, с. 21 и сл.),

^ Эли Ногайской Орды. Ставропольские ногайцы в XIX в., рассказывая о своем легендарном исходе из «Бухарин», среди первых своих изначальных «многих родов» называли эли мангыт, кипчак и найман (Бентковский 1883, с. 3). Кроме того, в памяти населения Дешт-и Кипчака отложилось пребывание эля кият «на сеи (западной. — В.Т.) стороне Волги» еще до прихода «Чингиза царя» (РГБ, ф. 256, д. 349,

3^ В своей неопубликованной диссертации 1938 г. М.Г.Сафаргалиев при аналогичном перечислении не упомянул кенегесов, но включил мингов (Сафаргалиев 1938, с. 38^11).

4 В новой монографии Р.Х.Керейтова — «Этническая история ногайцев (к проблеме этногенетических связей ногайцев)» (Керейтов 1999) содержится много ценных наблюдений и сведений относительно этнического состава ногайского народа, особенно почерпнутых автором из полевых исследований.

489


л. 280). Караногайский дастан «Эдиге» называет среди подданных хана Тохтамыша (конец XIV в.) эли буйрабас, исун, канлы, кенегес, конырат, купшак, мангыт, мин, найман, хырюв, шырын и юз (Ногайдынъ 1991, с. 24-26). Эти эпизодические, случайные, отрывочные сведения ни в коей мере не могут создать исчерпывающую картину родо-племенного состава средневекового ногайского общества. Для более полного описания следует учесть все упоминания об элях в переписке ногаев и астраханских воевод с Посольским приказом, что и проделано нами. Результаты этой работы сведены в таблицу с пояснениями (см. таблицу).

Выясняется, что в составе Ногайской Орды прямо упомянуты шестьдесят шесть элей и наличие еще по крайней мере четырех (кулачи, телеу, уйгур, чимбай) восстанавливается по косвенным данным. Вместе с их подразделениями для XVI-XVII вв. насчитывается сто тридцать девять наименований. Сами ногаи в XVII столетии называли себя народом ста сорока улусов, т.е. элей (НКС, 1630 г., д. 3, л. 3); Эвлия Челеби, говоря о временах, предшествовавших приходу в Поволжье калмыков, т.е. о XVI в., тоже упоминал «сто сорок племен ногайского народа» (Эвлия Челеби 1979, с. 162). Вероятно, таковым и было количество родо-племенных подразделений Орды, хотя уже в начале XVII в. под началом болыненогайского бия пребывало только четырнадцать элей (борлак, кипчак, китай, кунграт, минг, найман, туркмен — и еще семь не названы в источнике) (Акты 1914, с. 179).

В первой половине XIII в. кипчакские кланы оказались под властью монгольских завоевателей, став основным человеческим ресурсом для строительства джучидской и чагатайской улусной системы (прочие тюрки-кочевники — огузы, карлуки, уйгуры, народы Алтая — были немногочисленны по сравнению с ними). Дешт-и Кипчак был поделен Чингисидами на нутаги (монг.), или юрты (тюрк.), — обширные зоны пастбищных угодий, предоставленные монгольским племенам. Считалось, что некоторая (едва ли значительная) часть степи, не охваченная этой разверсткой, по-прежнему принадлежала покоренным монголами кипчакам, предкам будущего ногайского эля кипчак.

Неизвестно, сколько именно монгольских семей переселилось на казахстанские и поволжские просторы. Во всяком случае, средневековые источники оперируют совершенно мизерным числом по сравнению с туземными кипчаками — даже не десятками, а единицами тысяч. Естественно, кочевники-пришельцы в течение первых полутора столетий существования Золотой Орды и Чагатайского улуса ассимилировались в огромной массе местных жителей. Однако кипчаки практически утратили домонгольское племенное деление и стали обозначаться посредством этнонимов тех монгольских племен, в нутагах (юртах) которых им довелось оказаться. Кочевавшие в нутаге мангу- тов стали мангытами, в зоне хонкиратов — кунгратами, найманов —

490


найманами, кереитов — кереитами, или кереями. Относительно мирная и безопасная жизнь в империи Джучидов на протяжении второй половины XIII — первой половины XIV в. имела благоприятные демографические последствия. Старые эли множились, делились и ветвились; появлялись патронимии, различавшиеся по именам патриархов (темир-ходжа, тогунчи-улы и т.п.) или по тамгам5.

В таком положении оказалось население Дешт-и Кипчака, когда случилась смута в Чагатайском улусе первой половины XIV в., золо- тоордынская смута второй половины столетия, а также распад Золотой Орды в XV в., когда был составлен первый вариант списка девяноста двух «узбекских» племен. Мангыты среди них не выделялись вначале ни знатностью, ни престижем. Но исторические обстоятельства привели мангытского лидера Эдиге к подножию джучидского трона. После многолетней эпопеи стычек и миграций Едигеев эль получил (оттеснив кунгратов) приоритет в Деште. Между Волгой и Эмбой образовался Мангытский юрт. В него вошли полностью или частично кипчакские эли, подчинявшиеся «Эдигу уругу мангытам».

Для XV в. незаметны проявления власти мангытских биев над другими элями. Скорее всего тогда Мангытский юрт представлял собой федерацию племенных общин, в каждой из которых имелась собственная правящая элита6. Ведь формально мангыты, как и прочие племена, являлись подданными джучидских ханов левого крыла. Однако в конце XV — начале XVI в. «хаким Дешт-и Кипчака» Муса сперва фактически, а затем и формально избавился от сюзеренитета вышестоящих государей, став самостоятельным правителем. Мангытская знать начала открыто претендовать на управление всеми кочевниками. Источники молчат об этой коллизии, но ясно, что аристократы-неман- гыты без восторга воспринимали подобные поползновения.

Думается, что и этим также объясняется легкость завоевания казахским ханом Касимом Ногайской Орды на рубеже 1510-1520-х годов, когда большинство собственно мангытских улусов было вынуждено уйти на запад, за Волгу. После «реконкисты» и разгрома мангы- тами Казахского ханства они взяли в свои руки управление всеми элями. Верхушка этих элей оказалась окончательно оттеснена от власти (но едва ли истреблена: иногда в источниках первой половины XVI в. попадаются бии киятов, найманов и др.).

Во главе всех племенных улусов встали отныне мирзы из правящего эля мангыт. Поэтому ногаи и звались мангытами почти повсеместно на Востоке. Кипчакские кочевники с общим именем «ногаи»

5 Археологические исследования А.О.Добролюбского показали, что сходные процессы были характерны также для кочевого населения Золотой Орды в северо-западном Причерноморье (Добролюбский 1986, с. 65-79).

6^ О существовании в Золотой Орде немонгольской кочевой аристократии (иль- беков, «князей людских») см.: Березин 1864, с. 435.

491


несколько десятилетий пребывали под предводительством победите- лей-мангытов, сохраняя прежнюю структуру элей.

Ослабление Орды вызвало не только распри в лидирующем клане, но и возрождение роли немангытской знати. С конца XVI в., а особенно в 1620-1630-х годах источники фиксируют, во-первых, резкое возрастание общественной роли «улусных людей», среди которых были предводители элей; во-вторых, прогрессирующее ветвление самих элей. В обстановке междоусобиц улусы одного и того же племени могли оказываться под началом разных мирз и даже в разных концах Дешта.

Из таблицы явствует, что самыми разветвленными в первой трети XVII в. у ногаев были родо-племенные объединения аз, борлак, кипчак, минг, найман и уйшун. В то время уже произошли существенные изменения, которые демонстрировали ослабление стройной эль- улусной структуры ногайской кочевой империи. Эли стали сливаться и перемешиваться, часть какого-то одного эля могла оказаться в составе другого и т.д. Так появились у позднейших ногайцев образования канглы-борлак, алчин-мин, канглы-мин, буйрабас-мин, сарай-мин, ябы-тама, канглы-юз.

Наиболее ранним из встреченных мною свидетельств такого смешения стало объединение китаев и кипчаков. Впервые их пребывание в одних и тех же улусах отмечено по документам конца XVI в., а калмыки уже воспринимали их как один народ (кстати, отличный от собственно ногаев) (Батмаев 1993, с. 34; НКС, 1586 г., д. 3, л. 1; 1627 г., д. 1, л. 303). С течением времени, в ходе многократных передвижений по южным степям, ногайцы еще больше смешали исконные подразделения. Найманы стали иметь общую тамгу с частью буркутов, часть канглы — с мангытами, а другая часть — с некоторыми родами буркутов и т.д. (см.: Яхтанигов 1993, с. 179-185). Некоторые подразделения переместились из одного эля в другой. С XVI-XVII вв. до этнографической современности сохранились лишь единицы таких подразделений: кара-кипчак, буйрабас в составе мингов, возможно, багалы-уйсун.

Монополизирование мангытскими мирзами управления всеми элями в начале 1520-х годов стало, очевидно, последним шагом в формировании этноинтегрирующего сознания у жителей Ногайской Орды, превращения слова «ногай» из политонима в этноним. До того «Ногаи» являлось прежде всего географическим и политическим понятием, обозначением Орды. Правда, мы не имеем документальных подтверждений подобной трансформации, поскольку в нашем основном источнике— дипломатической переписке — задействованы, как правило, бии и мирзы, именовавшие себя и своих подданных мангытами — по названию собственного эля.

Косвенным подтверждением этнической сплоченности ногаев могут служить образы эпических героев дастанов. Богатыри считают себя ногаями, хотя и не забывают о своей принадлежности к отдель
1   ...   70   71   72   73   74   75   76   77   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница