Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница86/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   82   83   84   85   86   87   88   89   ...   122

540


сталкивались с необходимостью платить за пропитание. В такой ситуации оказались, в частности, казанские беки «крымской партии», эмигрировавшие за Волгу. «Зде место пус[то], без кун людем прожиты немочно», — писал один из них Ивану IV в 1549 г. (Посольские 1995, с. 323). Во избежание подобных трат русские посольства отправлялись в степь, снабженные деньгами или в сопровождении обозов с поминками — в том числе в качестве платы за прокормление и проживание.

Запросы на царское имя о платежах формулировались, естественно, в рублях. Это следует из большинства сохранившихся переведенных грамот. Однако иногда адресанты прибегали к иному исчислению, обнаруживая компетентность во взаимном соотношении валют. В 1535 г. бий Саид-Ахмед направил свое посольство в Казань с 200 тысячами алтын кун, Урус в 1581 г. вел речь о присылке ему 10 тысяч алтын, Ураз-Мухаммед тогда же — о 5 тысячах алтын, добавляя: «...а по русскому числу сто пятьдесят рублев» (НКС, д. 8, л. 366; д. 10, л. 109 об.; Посольские 1995, с. 130). То есть в Ногайской Орде употреблялось и идущее от Золотой Орды «число» в алтынах23.

На Руси алтын тоже имел хождение как общепринятая и обязательная мера денежного счета. Он равнялся 6 московским деньгам и связывался с рублем через копейку, которая была равна 2 деньгам, а алтын — 3 копейкам. Рубль, следовательно, равнялся 100 копейкам, или 200 деньгам (см.: Спасский 1956; Янин 1956). Именно эта пропорция и фигурирует в грамоте Ураз-Мухаммеда. Учитывая, что буквальное значение слова алтын — золото, золотой24, можно предположить, что, когда в 1617 г. едисаны ограбили на волжской переправе мирз Тинмаметевых, отняв у них «пять сот золотых» (НКС, 1617 г., д. 3, л. 4), подразумевались именно эти условные алтыны как удобное исчисление суммы (в данном случае 500 алтын = 1500 копеек = 15 рублей). А приведенные выше цены за русских полоняников в 10, 15 и 20 «золотых» составляли соответственно 30, 45 и 60 копеек.

Однажды встретилось известие о покупке мирзой в Астрахани панциря за «дватцеть золотых ярльгамышев» (НКС, 1628 г., д. 2, л. 293). Денежная единица с таким названием мне неизвестна. Ярлы- гамыш означает «прощенный, помилованный, пожалованный» (см.: Будагов 1871, с. 323; Радлов 1905, с. 142), и здесь, очевидно, переводчик что-то напутал. Возможно, упоминалась регистрация покупки в таможенной книге, а под «золотыми» скрывались те же алтыны.

23 Алтынная система счета прослеживается на всем протяжении денежного обращения в Золотой Орде XIV-XV вв. Значение алтына (динара) в разное время колебалось и зависело от веса составлявших его единиц-дирхемов (Мухамадиев 1983, с. 60, 85, 102).

24^ Впрочем, это лишь одна из версий объяснения термина алтын. О его этимологии см.: Спасский 1956, с. 12; Спасский 1970, с. 105; Янин 1956, с. 30.

541


Денег у степняков было мало, особенно у простонародья. При организации переправ через Волгу астраханские власти учитывали это и предписывали перевозчикам по возможности брать плату деньгами, «а которым нагайским татаром от перевозу денег дать будет нечего, и... имати перевоз (т.е. пошлину. — ВТ.) животиною — лошадми и коровами, и овцами, и всякою рухлядью, сличая в цену» (АИ, т. 3, с. 204).

В данном предписании отражено еще одно интересное явление, характерное именно для кочевой экономики, — соотнесение скота с денежным эквивалентом. Ногаи не испытывали затруднений при переводе цен из одной системы в другую. В 1551 г. русский человек по имени Юрий попал в плен и был продан астраханскому хану Ямгурчи, который, в свою очередь, пожелал перепродать его в Маве- раннахр. Юрий умолил нурадина Исмаила выкупить его у хана за 200 рублей. Тот так и сделал, дав за него — не рубли! —двух своих собственных рабов, трех коней, верблюда и кунью шубу (НКС, д. 4, л. 54 об.). Ураз-Мухаммед писал в Москву, что унаследовал от отца долг в 1 тысячу овец и 100 лошадей, и для погашения его просил у Ивана IV 500 рублей (НКС, д. 8, л. 249). В данном случае такие разные по ценности счетные единицы, как овцы и лошади, свободно складывались мирзой для приведения к рублевому эквиваленту.

Наверное, ногаям в силу привычки к кочевому быту даже удобнее было исчислять цены и различные стоимости скотом. Посол Е.Мальцов доносил в 1557 г., что за убитого в стычке с русскими но- гая мирзы взяли с него «московским товаром семь сот овец платьем и рухлядью», т.е. имущество стоимостью в 700 овец. Понимая, что адресатам счет по овцам не знаком, Мальцов поясняет: «А на Москве... того товару куплено на тритцать рублев» (НКС, д. 5, л. 20). (Следовательно, одна овца приравнивалась ногаями к сумме, чуть большей 4 копеек, или около 1,5 алтына)

Все эти факты свидетельствуют, что денежное обращение было хорошо знакомо жителям Ногайской Орды, но чаще суммы выражались в стоимости скота. Неразвитость финансовой системы кочевой империи вызывалась не столько отсталостью ее экономики, сколько ориентированностью этой экономики на безденежные операции. Когда дело доходило до денежных расчетов, ногаи оказывались расчетливыми и умелыми финансистами.

Денежного обращения была полностью лишена податная система, так как она функционировала исключительно внутри ногайской державы. Вопрос о налогах у ногаев не раз поднимался в литературе (см., например: Кочекаев 1988, с. 38; Сафаргалиев 1938, с. 95) и наиболее детально разобран Е.А.Поноженко. По его заключению, кочевники платили ясак (/щ часть скота и продукции скотоводства), общемусульманский зякат и «добровольные приношения» мирзам — держа

542


телям улусов (Поноженко 1977а, с. 15; Поноженко 19776, с. 96). Названный автор внимательно изучил экономику и социальную структуру Орды, и я не нахожу оснований не доверять его выводам.

Вместе с тем я не встречал в источниках XVI-XVII вв. понятий зякат и «добровольные приношения». Ясак — да, упоминается, как и «ясачные люди», подчиненные непосредственно бию (см., например: НКС, д. 8, л. 241 об.; 1630 г., д. 3, л. 19). Кроме того, однажды попалось сообщение о подати под названием «пошлина взимок караснап», которую некогда пожаловал золотоордынский хан Тимур-Кутлуг Hyp ад-Дину б. Эдиге (НКС, д. 5, л. 198, 198 об.). Добавим к этому информацию башкирского предания о «тяжелой подати», собираемой ногайским наместником («ханом») с местных жителей за переправу через реку Белую (Филоненко 1915, с. 29). Платежи при переправах были хорошо знакомы ногаям, поскольку во второй половине XVI — XVII в. они регулярно форсировали Волгу, рассчитываясь за это с русскими властями.

В упомянутом башкирском фольклорном рассказе пошлина принимается в виде лисицы, бобра и куницы с человека. Куницы, выдры и мед называют в качестве ясака ногаям башкирские шеджере (Кузеев 1957а, с. 11; Рычков 1949, с. 185; подробнее см.: Трепавлов 1997в, с. 13, 14). Но все эти данные относятся к северной периферии Орды и к южноуральским аборигенам. Как был организован сбор ясака с собственно ногаев, источники молчат — если не считать единственной оговорки С.Какаша и Г.Тектандера: «Они (ногайские татары) поочередно снабжают своих мурз и князей всем необходимым» (Какаш, Тектандер 1896, с. 27). Так что приходится домысливать ситуацию, как и поступил М.Г.Сафаргалиев, предположив, что мирзы собирали ясак скотом и именно этот скот составлял огромные «продажные» табуны и отары, пригоняемые в Москву и Казань (Сафаргалиев 1938, с. 95).

О размерах ясака мне попалось только одно указание (не считая башкирского фольклора). В 1627 г. алтыульский Шейх-Мухаммед- мирза решил изъявить преданность русскому государю, подтвердив это выплатой ясака. Схему выплаты он предложил следующую: «Государь указал бы взять ясаку со всякие избы по лисице, а изб у них (Алтыулов. — В.Т.) всех с тысечю» (НКС, 1627 г., д. 1, л. 440). Надо полагать, мирза предлагал сохранить привычную для его улусников систему отношений, и, следовательно, ясачное обложение в Ногайской Орде было подворным, а не подушным, как следует из преданий, и не пообщинным, как думал А.Н.Усманов (Усманов А. 1982, с. 50). При этом понятно, что предметом ясака в Россию должна была стать ценная пушнина, а не обычный для степного налогообложения скот.

Организация ясачного сбора допускала два варианта. Один заключался в привозе продукции в ставки мирз и бия. Об этом говорят

543


С.Какаш с Г.Тектандером («они... доставляют им (биям и мирзам. — В. Т.) все в изобилии») и шеджере башкирского племени мин («ясак сами отвозили для уплаты») (Какаш, Тектандер 1896, с. 27; Кузеев 1957а, с. 8). Второй сводился к посылке за ясаком особых «даныци- ков». Это происходило накануне распада Орды и зафиксировано лишь в отношении Башкирии, которая к 1580-м годам была уже в целом оставлена ногаями (Миллер Г. 1941, с. 165; НКС, д. 8, л. 46, 234, 234 об., 274 об., 275, 367, 391; 1586 г., д. 8, л. 9; подробнее см.: Трепавлов 1997в, с. 13, 24).

Занимался податными делами в масштабах всей державы, по мнению Б.-А.Б.Кочекаева, особый чиновник-дуван, а с точки зрения М.Г.Сафаргалиева, — казначей, которому подчинялись «даныцики» (даруги); позднее, с ослаблением власти бия, казначеи появились в ставках отдельных мирз (Кочекаев 1988, с. 42; Сафаргалиев 1938, с. 96). Не могу прокомментировать эти суждения, так как объем информации по данному поводу представляется слишком ничтожным, чтобы судить о существовании какого-то централизованного налогового ведомства в Ногайской Орде.

Стройные умозаключения исследователей по указанным вопросам во многом являются результатом экстраполяции социально-экономического положения ногайцев в XIX в. В то время у них в самом деле практиковался зякат (выплата духовенству одной овцы из 100, одного теленка из 30, десятой части урожая); сохранялись регулярные выплаты мирзам (с трех домов по 2 воза сена, 2 меры проса и муки, 1 арбе сена и дров или кизяка для топлива, а также доля мяса при забое скота). Кроме того, предусматривались специальные подношения по случаю рождения наследника, женитьбы (на калым), кончины члена семьи мирзы и т.п. (Бентковский 1883, с. 80, 81; Кочекаев 19696, с. 43, 45; РГВИА, ф. 405, оп. 6, д. 3076, л. 31 об., 32).

Но эти отдаленные потомки средневековых ногаев вели уже почти целиком оседлую жизнь и подчинялись России, а незадолго до того Крыму. Принципиальное изменение образа жизни в составе Крымского ханства и Российской империи неизбежно налагало отпечаток на податную систему. Поэтому рискованно проецировать отношения в среде оседлых ногайцев XIX в. на Ногайскую Орду XVI — начала XVII в.


Очерк 4

Государственность

Западноевропейские средневековые авторы, говоря о внутриордын- ских отношениях ногаев, порой рисовали картину патриархальной первобытности: «Орда их, несмотря на всю свою обширность, не имеет никакого императора, но... управляется значительным благоразумием старцев и доблестью храбрецов»; «ими управляют лучшие, опытные и мудрые мужи»; «между ними нет бедных. Если кому-нибудь нечего есть, то идет туда, где едят, не стесняясь и ничего не говоря, садится, [ест,] затем поднимается и без всякой благодарности уходит» и т.п. (Иовий 1908, с. 258; Люк 1879, с. 486; Фоскарино 1913, с. 17, 41).

Разумеется, реальная ситуация была далека от этих примитивных представлений. Материалы Посольского приказа да отчасти и сочинения тех же европейцев донесли гораздо более сложную структуру общественных отношений и сословий в Ногайской Орде. Общая схема иерархии ногаев в передаче русского посла выглядела следующим образом: после смерти бия Дин-Ахмеда в 1578 г. на провозглашение его преемника Уруса «съезжались все мирзы изо всех улусов и кочев- ные, и черные люди. И излюбили всею землею на княженье Урус мирзу» (НКС, д. 8, л. 211). Взаимоотношения мирз, рядовых общинников и неполноправного простонародья и образовывали общественный строй державы ногаев, основу ее государственного устройства.

^ Историографическая ситуация. Общественный строй Ногайской Орды удостаивался дефиниций только в советской историографии; западные же авторы обращали внимание в основном на степень ее политического развития. А поскольку исследования советских историков велись в русле марксистской формационной схемы, то и набор определений оказывался небольшим, сводясь к выбору между родовым строем и феодализмом. «Патриархально-родовой» считали социальную систему средневековых ногаев С.А.Токарев и М.И.Чемерисская (Токарев 1958, с. 308; Чемерисская 1995, с. 183).

Абсолютное большинство прочих исследователей находили в ногайской кочевой империи феодализм с различными его градациями и вариантами: ранний феодализм, т.е. с пережитками патриархальных

18. Трепавлов

545


отношений (Алексеева 1971, с. 201, 254; История 1979, с. 193; Калмыков и др. 1983, с. 35), кочевой феодализм (Жирмунский 1974, с. 418; Сафаргалиев 1938, с. 62), классический феодализм (Алексеева 1957, с. 106; Златкин 1983, с. 84; Кочекаев 1988, с. 36, 37; Очерки 1967, с. 211; Сикалиев 1980, с. 4; Сикалиев 1994, с. 38, 219). Единственный историк, монографически изучивший проблему, — Е.А.Поноженко тоже расценил рассматриваемый социум как раннефеодальный (Поноженко 1977а, с. 17).

Между тем картина социальных отношений в средневековом Деште (как в целом и в любом обществе) оказывалась гораздо богаче форма- ционных конструкций. Подлинно диалектическое рассмотрение вопроса стало возможным лишь с конца 1980-х годов, после крушения монополии марксизма-ленинизма в российской науке. Пионерами выступили К.П.Калиновская и Г.Е.Марков, которые абсолютно верно, на мой взгляд, увидели в Ногайской Орде комбинацию различных общественных страт с присущими каждой из них политическими и экономическими особенностями. Эти авторы предложили рассматривать раздельно оседло-земледельческое население Орды (вокруг Сарайчу- ка), которое сочетало «патриархальный» и «патриархально-феодаль- ный» уклады, и кочевой мир, где превалировал «патриархально- общинный» уклад. Последний занимал у ногаев в целом ведущее положение, так как в большинстве своем они являлись кочевниками (Калиновская, Марков 1991, с. 61-63). Не соглашаясь с К.П.Калинов- ской и Г.Е.Марковым в некоторых частностях, я считаю верным и продуктивным их подход к ногайскому обществу как к сложной, многоуровневой структуре, включавшей разные уклады, элементы разных общественных систем.

Приведенная выше цитата об участии в «вокняжении» бия Уруса мирз, рядовых кочевников и «черных» простолюдинов очерчивает основные социальные слои1. Едва ли можно согласиться с мнением М.Г.Сафаргалиева о четкой поляризации ногаев, о противостоянии «лучших людей» (биев, мирз, карачи и т.д.) и «черных людей» (Сафаргалиев 1938, с. 63). Однако такое искусственное, «классовое» противопоставление, очевидно, все же ближе к реальной картине, чем проецирование ногайских сословий XIX в. на Мангытский юрт XV- XVI вв. И.М.Аджиевым и Е.П.Алексеевой (Народы 1957, с. 130).

В той же цитате совокупность жителей Орды названа «всею землею». Как можно догадаться из контекста, это понятие охватывало и элиту, и низшие слои (ср.: «И нагаиские... мурзы и улусные все люди

1 В исследовании Е.А.Поноженко выделены также слои населения, которые находились вне традиционной структуры социума. Это казаки (обособленные группы вольных степных воинов, утративших связь с общинами), саудегеры (мелкие торговцы, происходившие из «черных людей») и кулы (патриархальные рабы) (Поноженко 1977а, с. 16).

^ 546


нынече о том все советуют (т.е. держат совет. — В.Т.) и выбирают всею землею...
кому быть на нагаиском княженье» (Акты 1918, с. 110; НКС, 1604 г., д. 3, л. 77)). Знать была иерархически организована и возглавлялась бием и главой правого крыла — нурадином: «В Нагаи- скои Орде князь да нурадын началные люди во всех мирзах» (БГК, д. 137, л. 372). Ниже стояли наместники-военачальники — кековат и тайбуга; еще один мирза получал в наместническое управление Башкирию. На следующей ступени располагались десятки мирз-потомков Эдиге. Вместе с придворными «функционерами» и немангытскими предводителями некоторых элей (племенных общин) они составляли правящий слой державы. Формально эта иерархическая пирамида была пронизана отношениями старшинства-подчинения, и в соответствии с рангом аристократов их кочевые владения тоже обладали разным иерархическим статусом. Именно этот номинальный аспект исследовал Е.А.Поноженко, когда попытался систематизировать порядок пастбищных пожалований бия мирзам на условиях «службы и вассальной верности» (чрезмерно уподобляя эти отношения европейскому феодализму) (Поноженко 1977а, с. 10; Поноженко 19776, с. 94; Поноженко 1987, с. 34).

Фактически же поземельная и иерархическая организация была далека от законченной упорядоченности, и многие авторы отказывают ногаям в сильной централизованной власти, бию — в монархических и сеньориальных полномочиях, мирзам — в готовности служить ему за пожалование пастбищ (Кочекаев 1988, с. 43; Усманов А. 1982, с. 62; Шмидт 1954, с. 212). Такая зыбкость взаимной соподчиненности заставляет исследователей скептически относиться к тезису о существовании у ногаев государственности.

Тем Не менее в литературе встречается определение Ногайской Орды как государства — чаще походя, как само собой разумеющееся, без аргументов (см., например: История 1979, с. 193; Кузеев 1992, с. 68); Р.Г.Кузеев даже назвал ее деспотией (Кузеев 1974, с. 504). Некоторые историки пытаются доказать это положение. А.М.Асанов и Е.А.Поноженко видят «важнейшие функции феодального государства Ногайской Орды» в регулировании перекочевок и сроков использования пастбищ (Поноженко, Асанов 1993, с. 116). При этом Е.А.Поноженко считает факторами консолидации «раннефеодальной монархии» правящие институты — пирамиду власти, «феодальные съезды», полномочия бия (Поноженко 1977а, с. 17). Н.Л.Янчевский полагал, будто «у ногайцев были все формальные признаки государства... территория, население и суверенная власть» (Янчевский 1930, с. 103).

Другие историки после внимательного изучения документов приходят к более осторожным выводам. Так, В.М.Жирмунский считал, что «Ногайская Орда представляла собой нечто среднее между кочевым феодальным государством и конгломератом родственных и союзных
1   ...   82   83   84   85   86   87   88   89   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница