Annotation Автор «Диких карт»


Скачать 155.78 Kb.
НазваниеAnnotation Автор «Диких карт»
Дата публикации30.06.2013
Размер155.78 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
Annotation Автор «Диких карт» и «Песни Льда и Пламени», культовых произведений современной фантастики, Джордж P.P. Мартин в сборнике «Ретроспектива I: Башня из пепла» представляет свое творчество в хронологической пестроте и разнообразии — от ранних рассказов, публиковавшихся в 60-е годы в фэнзинах-однодневках, до подлинных вершин творчества. Большинство произведений, представленных в сборнике, переведены на русский язык впервые. * * * Джордж Мартин notes1 * * * Джордж Мартин Дорога в Сан-Брета До этого вечера путешествие было самым обычным, пока мое внимание не привлекло шоссе. У меня начались каникулы, и я, наслаждаясь свободой, ехал в Лос-Анджелес через юго-запад — ничего необычного, я уже много раз так делал. Водить машину — мое хобби. Ведь теперь совсем немногие ездят на автомобилях, большинству людей они кажутся слишком медленными. Машины мгновенно превратились в устаревший вид транспорта после того, как в 1993 году началось массовое производство дешевых вертолетов. А с появлением персональных гравпаков интерес к ним окончательно пропал. Но когда я был ребенком, дело обстояло иначе. В те времена автомобили имелись у всех, и человек считался социально неполноценным, если по достижении соответствующего возраста не получал водительские права. Что касается меня, то я заинтересовался машинами, когда мне было почти двадцать, и не перестал любить их до сих пор. Короче говоря, когда начались каникулы, я решил, что наступило подходящее время проверить одну из моих последних находок. Отличная машина, английская спортивная модель конца семидесятых — «Ягуар-XKL». Конечно, не классический образец, но все равно великолепный автомобиль, послушный и удобный в управлении. Как правило, я ехал ночью — в этом есть нечто особенное. Пустынные шоссе при свете звезд выглядят так прекрасно, их окутывает такая чудесная атмосфера, что порой кажется, будто ты видишь, какими они были когда-то — наполненными жизнью, шумными и многоголосыми, забитыми машинами, сколько хватало глаз. Сегодня ничего подобного нет. Остались только сами дороги, да и то многие из них заросли травой и потрескались. Власти больше не заботятся о них, соглашаясь с протестами против бессмысленной траты денег налогоплательщиков. Однако сносить их стоит немалых средств, и шоссе постепенно разрушаются. Впрочем, по большинству из них вполне можно ездить, в прежние времена люди строили прекрасные дороги. На них даже можно наблюдать кое-какое движение. Естественно, это сумасшедшие вроде меня, помешанные на машинах, а также грузовики на воздушной подушке. Они могут передвигаться где угодно, но быстрее — по гладким поверхностям, поэтому частенько выбирают старые шоссейные дороги. Всякий раз, когда такой грузовик ночью проносится мимо, возникает довольно неприятное ощущение. Они развивают скорость до двухсот миль в час или около того, и не успеваешь ты увидеть его в зеркало заднего вида, как грузовик уже догнал тебя. Впрочем, все происходит мгновенно: длинная серебристая вспышка, пронзительный сигнал — и он исчез, а ты снова остался в одиночестве. Итак, я был в самом сердце Аризоны, неподалеку от Сан-Брета, когда впервые обратил внимание на шоссе, но ничего особенного не подумал. Обычное шоссе, восьмиполоска с хорошим покрытием, оно тянулось до самого горизонта, ночью напоминая черную блестящую ленту. Нет, не само шоссе показалось мне необычным, а его состояние. Сначала я не придал этому значения, слишком наслаждаясь процессом. Стояла ясная холодная ночь, все небо было усыпано звездами, а мой «ягуар» вел себя просто прекрасно. Он даже слишком легко мчался вперед. Вот тут до меня впервые дошло, что на шоссе нет ни бугров, ни выбоин, ни трещин. Покрытие находилось в великолепном состоянии, словно его только вчера положили. Разумеется, порой мне везло на хорошие дороги, например, часть шоссе около Балтимора просто великолепна, да и кое-какие участки в районе Лос-Анджелеса оставляют неплохое впечатление. Но подобного великолепия я еще ни разу не видел. Трудно поверить, что дорога может быть в таком идеальном состоянии, ведь ее столько лет не ремонтировали! И фонари! Они горели, яркие, словно только что вымытые, все в целости и сохранности, ни один не разбит, не моргает. После этого я начал замечать и другие вещи — в частности, дорожные знаки. В большинстве мест их уже давным-давно нет, они попали в руки охотников за сувенирами или любителей антиквариата в память о старой, более медленной Америке. Никто не позаботился поставить взамен другие. Зачем? Правда, время от времени удается наткнуться на какой-нибудь чудом уцелевший знак, но это всегда проржавевший кусок металла необычной формы. Однако на этом шоссе имелись все необходимые знаки. Настоящие дорожные знаки, то есть такие, которые можно прочитать. Например, ограничивающие скорость, в то время как уже много лет никто не обращает ни малейшего внимания на ограничение скорости. Знаки, обозначающие главную дорогу, когда нет второстепенной. Поворот, выезд с шоссе, предупреждение об опасности — все возможные знаки, причем абсолютно новые! И все-таки больше всего меня поразила разметка. Краска тускнеет быстро, и я сомневаюсь, что вы найдете в Америке шоссе, где можно разглядеть белые линии. А с этими все было в полном порядке — резкие, яркие, свежая краска, восемь четко размеченных полос. В общем, отличное шоссе, как в прежние времена. Однако я ничего не понимал: ни одна дорога не может оставаться в таком прекрасном состоянии на протяжении стольких лет. Значит, кто-то привел ее в порядок и с тех пор следит за ней. Но кто? Это же наверняка стоит огромных денег и не приносит никакой прибыли. Я все еще пытался отыскать ответы на свои вопросы, когда увидел другую машину. Я как раз проехал мимо большого красного знака «Дорога 76» — дорога в Сан-Брета, — когда заметил белую кляксу на горизонте. Итак, мне суждено познакомиться с таким же, как я, любителем машин. Подобные встречи крайне редки. Да, конечно, время от времени проводятся слеты вроде «Фестиваля на колесах» во Фресно или ежегодной автомобильной ассоциации «Америка в пробках». Но, по моему мнению, они слишком искусственные. А вот встретиться с автолюбителем на дороге… в этом есть нечто особенное. Я прибавил газу и помчался вперед. Спидометр показывал около ста двадцати миль. «Ягуар» способен и на большее, но в отличие от кое-кого из моих приятелей я не помешан на скорости. Судя по тому, как я нагонял машину впереди, она ехала со скоростью миль семьдесят в час. Когда я оказался совсем близко, то просигналил, чтобы привлечь внимание водителя. Но он, похоже, меня не слышал. Точнее, никак не показал, что услышал. Я снова посигналил. И тут неожиданно узнал марку автомобиля. «Эдсел»![1] Глазам не верилось! Это же настоящая классика, наравне со «стэнли стимером» и «фордом Т». Те немногие, что еще остались, продаются за баснословные суммы. Что касается этого редчайшего экземпляра, то в мире таких сохранилось штуки три или четыре, и они не продавались ни за какие деньги. Настоящая автомобильная легенда — и вот он прямо передо мной на шоссе, такой же классически уродливый, как в тот день, когда сошел с конвейера завода Форда. Я подъехал к нему и сбросил скорость, чтобы двигаться рядом. Не могу сказать, что мне понравилось состояние, в котором он находился, — краска облупилась, грязные пятна, ржавчина на нижней части дверей… Но это был самый настоящий «эдсел», и его совсем нетрудно восстановить. Я снова посигналил, чтобы привлечь внимание водителя, но он продолжал меня игнорировать. В машине было пять человек: наверное, семья отправилась на прогулку. На заднем сиденье приземистая женщина пыталась успокоить двоих маленьких детей, которые, как мне показалось, дрались. Ее муж крепко спал на переднем сиденье, а за рулем сидел юноша, наверное старший сын. Подумать только! Какой-то мальчишка сидит за рулем настоящего сокровища! Мне смертельно хотелось оказаться на его месте. В книгах, посвященных машинам, часто попадались статьи про этот автомобиль. Еще бы, самый значительный провал в области автомобилестроения. Его имя расцвечивали многочисленные мифы и легенды. В разбросанных по всей стране старых гаражах и на заправочных станциях, где собираются любители автомобилей, чтобы подлатать своих любимцев и поболтать с единомышленниками, до сих пор рассказывают сказки про «эдсел». Говорят, что машина оказалась слишком большой и не помещалась ни в одном стандартном гараже. Также утверждают, что у него были проблемы с тормозами. Часто шутили по поводу его имени. А как вам знаменитая легенда о том, что, когда он набирал скорость, ветер, обгонявший его, начинал забавно посвистывать? Романтика, тайна и трагедия старого автомобиля — вот что такое «эдсел». Истории о нем постоянно пересказываются автолюбителями, в то время как его сверкающие современники давно превратились в металлолом и гниют на свалках. Я ехал рядом с этим чудом, а в голове у меня то и дело возникали старые легенды — в конце концов я погрузился в собственные ностальгические воспоминания, тем более что водитель упорно меня игнорировал. Оставалось только сдаться. Кроме того, я старательно прислушивался, пытаясь уловить тот необычный свист ветра. Мне следовало сообразить, что происходит нечто странное: дорога, «эдсел» и то, как упрямо они не обращали на меня внимания. Но я был взволнован и не мог нормально соображать. Если честно, даже и на дорогу не очень смотрел. Мне, естественно, не терпелось поговорить с владельцами машины. Поскольку они вели себя не слишком дружелюбно и не собирались тормозить, я решил ехать за ними, пока они не остановятся, чтобы заправиться или перекусить. Мне хотелось оставаться как можно ближе к ним, поэтому я сбросил скорость, выбрал левую полосу и поехал рядом. Помню, я тогда еще восхитился владельцем автомобиля, ведь он позаботился о том, чтобы воспроизвести старую машину в том виде, в каком она была во времена своего расцвета. Он даже нашел где-то старые номера, которые стали настоящей редкостью. Я раздумывал над его эксцентричностью, когда мы миновали знак, указывающий на выезд на 77-е шоссе. Неожиданно паренек, сидевший за рулем «эдсела», заволновался, развернулся на сиденье и оглянулся через плечо, словно пытался еще раз взглянуть на знак, оставшийся позади. А потом, без всякого предупреждения, автомобиль выехал на мою полосу. Я ударил по тормозам, но, естественно, это было бесполезно. Все произошло мгновенно. Раздался громкий скрежет, и я успел заметить перекошенное от ужаса лицо паренька перед тем, как две машины столкнулись. «Ягуар» на скорости семьдесят миль в час влетел в «эдсел» со стороны водителя, затем съехал на обочину и остановился. «Эдсел» перевернулся и заскользил по центральной части шоссе на крыше. Не помню, как расстегнул ремень безопасности и как вылез наружу… Я был потрясен, но почти не пострадал. Мне следовало сразу броситься на крики о помощи, которые доносились из «эдсела», но я этого не сделал. Я был в шоке и не слишком понимал, что произошло. Не знаю, сколько времени я пролежал на шоссе, прежде чем «эдсел» взорвался и начал гореть. Крики о помощи превратились в дикие вопли. А потом все стихло. Когда я наконец поднялся на ноги, пламя уже погасло и предпринимать что-нибудь было поздно. В голове у меня по-прежнему царила полнейшая неразбериха. Вдалеке, на шоссе, которое вело от боковой дороги, я видел огни и пошел на них. Мне казалось, что я иду вечно. Я постоянно спотыкался, поскольку дорога была плохо освещена, и я не видел, куда ставлю ноги. Свет падал из окон небольшого грязного кафе, чудом сохранившегося на давно заброшенном участке шоссе. Я ввалился внутрь и увидел троих посетителей, причем один из них оказался местным полицейским. — Произошла авария, — сказал я, стоя на пороге, — кто-то должен туда поехать. Полицейский одним глотком допил кофе и встал со стула. — Столкнулись вертолеты? Где? Я покачал головой. — Н-нет. Нет. Машины. Столкнулись на шоссе. На старой магистрали. — Я махнул рукой в ту сторону, откуда пришел. Полицейский, который уже находился на полпути к двери, вдруг остановился и нахмурился. Остальные весело расхохотались. — Слушай, придурок, вот уже двадцать лет никто не ездит по той дороге, — крикнул толстяк, сидевший в углу. — На ней столько ям, что мы используем ее для игры в гольф, — добавил он и громко рассмеялся над собственной шуткой. Полицейский с сомнением посмотрел на меня. — Идите домой и проспитесь, — заявил он. — Мне не хочется запирать вас в участке. — И направился назад, к своему столу. Я шагнул внутрь. — Черт вас подери, я говорю правду! И я не пьян. На шоссе произошло столкновение, там люди пострадали… — Я не договорил, сообразив, что им уже ничто не поможет. Полицейский по-прежнему смотрел на меня с сомнением. — Может, тебе стоит посмотреть, — предложила официантка, стоявшая у стойки бара. — А вдруг он говорит правду. Где-то в Огайо в прошлом году произошла автомобильная авария. — Да, наверное, — проворчал коп. — Пошли, приятель. Надеюсь, ты не врешь, иначе у тебя будут проблемы. Он молча прошел через парковочную площадку и забрался в четырехместный полицейский вертолет. Когда лопасти завертелись, он посмотрел на меня и сказал: — Знаешь, если ты не врешь, вы с тем парнем установили рекорд. Я удивленно уставился на него. — За десять лет никто, кроме вас, не пользовался той дорогой. И вы умудрились столкнуться. Потрясающе, верно? — Он печально покачал головой. — Мало кто в состоянии сотворить такое. Ты точно заслужил медаль. Дорога, на которой я столкнулся с «эдселом», оказалась гораздо ближе, чем мне казалось, когда я шел пешком. По воздуху мы преодолели это расстояние меньше чем за пять минут. Но что-то тут было не так. Сверху шоссе выглядело иначе. И я неожиданно сообразил почему. Большинство фонарей не горело, а те, что работали, светили как-то тускло и постоянно мигали. Я все еще не мог справиться с потрясением, когда вертолет с грохотом опустился в самый центр лужицы грязновато-желтого света, который отбрасывал один из мерцающих фонарей. Ничего не понимая, я выбрался наружу и сразу же споткнулся, попав в одну из многочисленных выбоин. Повсюду из щелей, прорезавших асфальт, выглядывали самые разнообразные растения, чувствовавшие себя здесь как дома. У меня начала отчаянно болеть голова. Безумие! Чушь! Я не понимал, что происходит. Полицейский обошел вертолет и двинулся ко мне, на плече у него висела портативная аптечка. — Ну, — проговорил он. — Где произошла авария? — Думаю, дальше по дороге, — промямлил я, уже ни в чем не уверенный, так как не видел своей машины и уже было решил, что мы перепутали шоссе, хотя не очень понимал, как такое возможно. Однако оказалось, что дорога была выбрана правильно. Через несколько минут обнаружился и мой автомобиль, он стоял на обочине в полной темноте. И нигде даже намека на «эдсел». Я помнил, в каком состоянии оставил свой «ягуар»: лобовое стекло разбито, капот и радиатор помяты, правое крыло искорежено в том месте, где машина налетела на ограждение. И вот автомобиль передо мной, новенький, словно только что с завода. Коп, хмурясь, навел на меня медсенсор. — Ну, ты точно не пил сегодня, — наконец заявил он. — Так что я не стану тебя арестовывать, хотя и следовало бы. Вот что ты сделаешь, парень, — заберешься в свое старье и отвалишь отсюда на полной скорости. Потому что если я еще раз тебя здесь увижу, можешь не сомневаться, неприятности тебе гарантированы. Понял? Я собрался возмутиться, но не сумел подобрать нужных слов. Да и что я мог ему сказать? И тогда я просто кивнул. Полицейский отвернулся, бормоча что-то про розыгрыши, и направился к вертолету. Когда он улетел, я подошел к «ягуару» и, чувствуя себя полнейшим идиотом, принялся ощупывать капот. Он оказался в полном порядке. Я забрался внутрь, повернул ключ зажигания, мотор ровно заурчал, и свет фар разорвал темноту. У меня не было ни желания, ни сил даже пошевелиться, но потом я все-таки выехал на середину дороги и развернулся. Путь до Сан-Брета оказался длинным и тяжелым из-за многочисленных ям и трещин, а плохое освещение вынуждало придерживаться минимальной скорости. Дорога была в отвратительном состоянии. Как правило, я стараюсь по таким не ездить, слишком велики шансы проколоть шину. Мне удалось добраться до Сан-Брета без происшествий в два часа ночи. Подъездная дорога, как и само шоссе, оказалась вся в ухабах и трещинах, да и фонари практически не работали. И еще: я так и не нашел знака с ее названием. Я не раз путешествовал в этих местах и помнил, что в Сан-Брета есть большой гараж с заправкой, где собираются автолюбители, туда я и направился и оставил свою машину на скучающего молодого человека, который дежурил ночью. Затем я поспешил в ближайший мотель, решив основательно выспаться: тогда, возможно, все встанет на свои места. Однако, проснувшись утром, я по-прежнему ничего не понимал. Нечто, живущее в дальних закоулках моего сознания, твердило о галлюцинациях и прочем. Я прогнал столь соблазнительную мысль и попытался разобраться в том, что же все-таки со мной произошло. Я ни до чего разумного не додумался, пока принимал душ, завтракал и шел в гараж. Либо мое сознание сыграло со мной злую шутку, либо что-то очень необычное произошло со мной вчера ночью. Очень не хотелось верить в первое, а посему я решил исследовать вторую возможность. Меня встретил владелец гаража и заправки, подвижный старикан лет восьмидесяти. Он был в старомодном комбинезоне, в каком в прежние времена ходили механики, — очередная диковинка. Увидев меня, он добродушно кивнул и спросил: — Рад тебя видеть. Куда теперь направляешься? — В Лос-Анджелес. На сей раз по магистрали между штатами. Услышав мой ответ, он удивленно приподнял брови. — По магистрали между штатами? — переспросил он. — Я считал, что ты умнее. Дорога в ужасающем состоянии. Разве можно столь прекрасную машину, как твой «ягуар», подвергать таким испытаниям? Мне не хватило смелости попытаться объяснить ему, в чем дело, и я лишь слабо улыбнулся в ответ, а он пошел за моей машиной. Мой «ягуар» был вымыт и заправлен — в общем, в полном порядке. Я окинул его быстрым взглядом, пытаясь отыскать вмятины, но их не было. — Сколько у вас тут постоянных клиентов? — спросил я старика, расплачиваясь. — Я имею в виду местных коллекционеров, а не тех, кто проезжает мимо. Старик пожал плечами. — В штате наберется человек сто. Они все едут к нам. У нас самый лучший бензин и обслуживание в этих краях. — А есть какие-нибудь интересные экземпляры? — Не слишком много. Один парень приезжает на «пирс-эрроу», другой специализируется на сороковых годах. У него отличная коллекция. И все в отличном состоянии. — А у кого-нибудь есть «эдсел»? — с замиранием в груди поинтересовался я. — Вряд ли, — ответил он. — Ни у кого из наших клиентов нет таких денег. А почему ты спрашиваешь? Я решил отбросить все предосторожности. — Вчера на дороге я видел «эдсел». Правда, мне не удалось поговорить с владельцем. Я решил, что, может быть, это кто-то из местных. На лице старика ничего не отразилось. — Нет, это не местные, — сказал он, когда я уже закрыл дверцу машины. — Наверное, кто-то просто проезжал мимо. Странно, что ты его встретил на такой дороге. Не часто… И тот момент, когда я поворачивал ключ в зажигании, меня остановил его крик: — Подожди минутку! Ты сказал, что ехал по старому шоссе между штатами. Ты там видел «эдсел»? Я снова выключил двигатель. — Точно. — Боже праведный! — выдохнул он. — Я уже почти о нем забыл, так много прошло времени. Это был белый «эдсел»? Внутри пять человек? Я открыл дверцу и выбрался наружу. — Да. Вы что-то про него знаете? Старик схватил меня за плечи обеими руками, и в его глазах появилось странное выражение. — Ты его просто видел и все? — Он резко встряхнул меня. — Ты уверен, что больше ничего не произошло? Я колебался несколько мгновений, чувствуя себя полным идиотом. — Мы столкнулись. Точнее, я решил, что столкнулся с ним. А потом… — Я неохотно махнул рукой в сторону «ягуара». Старик убрал руки с моих плеч и рассмеялся. — Снова, — пробормотал он. — После стольких лет. — Что вам про это известно? — потребовал я ответа. — Что, черт подери, произошло прошлой ночью? Он вздохнул. — Идем, я тебе расскажу. — Это произошло больше сорока лет назад, — начал он за чашкой кофе в кафе напротив гаража. — Семья отправилась в отпуск. Один из сыновей и отец по очереди вели машину. Они зарезервировали номер в отеле в Сан-Брета. Парень сидел за рулем, была глубокая ночь, и он случайно пропустил знак, указывающий на поворот в Сан-Брета. Он его даже не заметил — пока не увидел знак «Дорога 77». Видимо, парень очень испугался. Судя по тому, что рассказывали люди, знавшие эту семью, папаша был настоящим ублюдком. Из тех, что могут за подобное устроить настоящую головомойку. Паренек получил права всего пару недель назад. И принял решение сделать разворот и вернуться назад, в сторону Сан-Брета. Другая машина ударила его в бок. Ее водитель был не пристегнут, вылетел через ветровое стекло, ударился об асфальт и умер мгновенно. Пассажирам «эдсела» повезло меньше. Автомобиль перевернулся и взорвался, все пятеро не смогли выбраться наружу и сгорели заживо. Я вздрогнул, вспомнив крики, которые неслись из горящей машины. — Но вы сказали, что это случилось сорок лет назад, что же тогда произошло сегодня ночью? — Слушай дальше, — проговорил старик, взял булочку, намочил ее в кофе и принялся задумчиво жевать. — Прошло два года, — продолжил он наконец. — Какой-то водитель сообщил в полицию, что произошло столкновение. С «эдселом». Поздно ночью. На том самом шоссе. То, что он рассказал, полностью повторяло ту аварию. Только, когда он и полицейский приехали на место происшествия, его машина оказалась целехонькой. И никаких признаков «эдсела». Ну, тот парень был местным, и все решили, что он хотел таким способом привлечь к себе внимание. А потом, год спустя, в участок пришел еще один водитель с такой же то историей. Он был с востока и не мог слышать про ту аварию. Шли годы, авария то и дело повторялась. И всякий раз в рассказах совпадали детали. Все происходило поздно ночью, водитель в другой машине был один. Вокруг больше ни одной машины. И никогда никаких свидетелей. Как в той первой аварии — в настоящей. Все столкновения происходили около 77-го шоссе, где «эдсел» попытался развернуться. Многие пробовали найти объяснение происходящему: галлюцинации, гипноз… Один тип настаивал на том, что это чья-то дурацкая шутка. Но только одно объяснение звучало разумно — самое простое. «Эдсел» — это призрак. Можешь не сомневаться, газеты разгулялись тут по полной программе. «Шоссе с привидениями» — так они назвали ту автостраду. Старик замолчал, допил кофе, а потом задумчиво уставился внутрь чашки. — Короче говоря, столкновения происходили постоянно, точнее, всякий раз, когда складывались подходящие условия. А после тысяча девятьсот девяносто третьего года движение пошло на убыль. Все меньше и меньше водителей пользовались тем шоссе. И все реже и реже стала повторяться авария. — Он посмотрел на меня. — Ты первый почти за двадцать лет. Я почти забыл эту историю. — Затем он снова опустил глаза и замолчал. Я несколько минут обдумывал его слова, потом покачал головой. — Не знаю… Все сходится. Но призрак? Я не верю в привидения. Да и вообще все кажется каким-то… неправильным, что ли. — Вовсе нет, — возразил старик и посмотрел на меня. — Вспомни истории о призраках, которые ты читал в детстве. Что у них общего? — Понятия не имею. — Насильственная смерть, вот что. Призраки появляются в результате кровавого насилия, после убийства или казни. В домах, где водятся привидения, лет за сто до описываемых событий обязательно кто-нибудь умер ужасной смертью. Но в двадцатом веке в Америке людей не убивают с особой жестокостью в замках и особняках. А вот шоссе каждый год отнимали жизни у тысяч людей, причем исключительно безжалостно. Современный призрак вряд ли поселится в замке и станет размахивать топором. Он будет сидеть за рулем машины или обитать где-нибудь поблизости от шоссе. По-моему, очень даже логично. Звучало и правда весьма разумно. Я кивнул, соглашаясь. — Но почему именно на этом шоссе? Почему эта машина? Ведь на дорогах умирало огромное количество людей. Чем данный случай отличается от остальных? Старик пожал плечами. — Не знаю. Что отличало одно убийство от другого? Почему после каких-то привидения появляются, а после других — нет? Кто знает ответ на этот вопрос? Правда, я слышал несколько теорий. Кое-кто утверждает, будто «эдсел» обречен обитать на этом шоссе, потому что оно — в определенном смысле — является убийцей. Шоссе стало причиной аварии и гибели людей. Это наказание. — Может быть, — с сомнением произнес я. — Но целая семья? Допустим, виноват во всем паренек, который сидел за рулем. Или его отец, который позволил ему вести машину, когда у него еще не было никакого опыта. Но как насчет остальных членов семьи? За что они несут наказание? — Знаешь, я и сам не слишком верил в эту теорию. У меня есть собственное объяснение. — И старик посмотрел мне прямо в глаза. — Мне кажется, они заблудились. — Заблудились? — переспросил я. — Да, — подтвердил он. — В прежние времена, когда на дорогах было полно машин, ты не мог повернуть, если тебе случалось проскочить выезд на другую дорогу. Приходилось ехать дальше вперед, иногда многие мили, прежде чем удавалось найти возможность съехать с дороги и вернуться. Некоторые развязки были такими сложными, что снова отыскать нужный поворот иногда не получалось. Думаю, так случилось и с «эдселом». Они пропустили поворот и теперь не могут его найти. И вынуждены ехать вперед. Вечно. — Он вздохнул, потом повернулся и заказал еще кофе. Мы молча выпили кофе и вернулись на заправку. Оттуда и поехал прямо в городскую библиотеку. Я нашел историю, которую рассказал мне старик, в файлах, посвященных старым дорогам. Подробности самого несчастного случая, потом то, что произошло через два года после него, дальше описание остальных аварий, случавшихся с разными временными промежутками. Та же история, то же столкновение, снова и снова. Все абсолютно одинаково, вплоть до криков жертв. Старое шоссе было темным и неосвещенным, когда я ночью снова пустился в путь. Нигде ни знаков, ни белых линий разметки, зато множество трещин и ухабов. Я ехал медленно, погрузившись в размышления. Отъехав на несколько миль от Сан-Брета, я остановился и вышел из машины. Я сидел под небом, усыпанным звездами, почти до самого рассвета, слушал и смотрел. Но фонари так и не зажглись, и я ничего не увидел. Однако где-то около полуночи вдалеке раздался необычный свистящий звук, который быстро нарастал, потом налетел на меня, но уже в следующее мгновение пропал. Это вполне мог быть грузовик на воздушной подушке. Хотя я никогда не слышал, чтобы они издавали такие звуки, но кто знает? Впрочем, я так не думаю. Мне кажется, это ветер свистел, играя в догонялки с проржавевшим белым автомобилем-призраком, когда тот мчался по шоссе, которого нельзя найти ни на одной карте. Наверное, я слышал крик маленького заблудившегося «эдсела», вынужденного вечно искать дорогу в Сан-Брета. * * * notes Примечания 1 Автомобиль, задуманный фирмой «Форд» как массовый автомобиль среднего класса и названный именем сына Форда. Этот автомобиль с длинными задними крыльями в виде плавников, чудовищный «пожиратель бензина», спросом не пользовался и принес фирме убыток в полмиллиарда долларов.

Похожие:

Annotation Автор «Диких карт» iconAnnotation Аркадий Аверченко (1880-1925) титулованный «король смеха»,...

Annotation Автор «Диких карт» iconAnnotation в этой книге автор предлагает свой энергичный и во многом...

Annotation Автор «Диких карт» iconAnnotation Данная книга является классическим произведением экономической...

Annotation Автор «Диких карт» iconКонкурс организованное Банком творческое соревнование «Создавай мечты в стиле Эlixir»
Принимая участие в Конкурсе (то есть предоставляя дизайн Карт Эlixir в Банк), Автор соглашается и полностью принимает настоящие Условия...
Annotation Автор «Диких карт» iconОбщественного Движения «Против внедрения универсальных электронных карт»
Настоящим заявляю, что полностью разделяю цели и задачи Межрегионального Общественного Движения «Против внедрения универсальных электронных...
Annotation Автор «Диких карт» icon06: 30 Шамвари: территория диких животных

Annotation Автор «Диких карт» iconМастер-класс: "Использование метафорических ассоциативных карт в...
ЛуганскАнатольевна- врач,психотерапевт, сексопатолог, дерматовенеролог, арт- терапевт, г. Луганск. Мастер-класс: "Использование метафорических...
Annotation Автор «Диких карт» iconПетроглифы (анг. Petroglyphs) выгравированные (процарапанные либо...
Петроглифы (анг. Petroglyphs) — выгравированные (процарапанные либо высеченные) изображения на «диких» скалах и меголитах (т е доисторических...
Annotation Автор «Диких карт» iconНа севере города облветеринария объявила карантин и будет отстреливать...
На севере города облветеринария объявила карантин и будет отстреливать всех без разбора кошек и собак ядом из духового ружья, от...
Annotation Автор «Диких карт» iconЗаконодательство о гуманном отношении к животным
О рамках понятий, используемых в Соглашении о международных стандартах на гуманный отлов диких животных
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница