О начале человеческой истории


НазваниеО начале человеческой истории
страница11/57
Дата публикации19.03.2013
Размер7.73 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   57

времени полным ходом.
Но 1891 г. находился не на нисходящей, а на вершине восходящей линии эпопеи

обезьяночеловека. Это был великий триумф дерзкой догадки Геккеля, Фохта,

Мортилье. Все сближали питекантропа с обезьяной. Об этом с горечью пишет

профессор Леруа-Гуран: "Глаза видят только то, к чему готовы, а тогда время

еще не настало понять, что радикально отделяет человеческую линию от

обезьяньей. . . Палеонтология еще надолго обязалась сохранять компромисс

между антропоидом и Homo sapiens, и даже по сегодняшний день образ

человекообезьяны не только царит в популярной литературе, а и самые ученые

труды преследует своего рода ностальгия по предку-примату" .
Первое десятилетие XX в. было отмечено крутым подъемом числа находок

остатков ископаемых предков человека. С чрезвычайной быстротой из-под земли

появляются челюсть из Мауера (близкая по характеру к питекантропу

яванскому), скелеты неандертальцев из Ла-Шапель-о-Сен, Мустье, Ла Феррасси,

Ла Кина, Крапины. Их уже хорошо умеют увязывать с геологией и с

археологией, но анатомически по-прежнему делят по возможности поровну или

на неравные доли между обезьяной и человеком. "Видели только то, что

отклоняется от нас и приближается к обезьяне, -- сетует дальше Леруа-Гуран,

-- но надо же было так поздно понять, что эти якобы обезьяньи признаки

могли вполне оказаться всего лишь отражением столь отдаленной общности

происхождения, что на деле сравнение теряет всякую значимость" .
Он совсем не прав в этих поисках спасения от идеи обезьяночеловека, но

прав, что в первом десятилетии XX в. она владела умами исследователей. Да,

в ископаемых черепах обращали внимание только на те признаки, которые

отклоняются от нас. Главное отклонение искали в мозге, а не в согнутом

положении тела (находки одна за другой подтверждали вполне вертикальную

позицию). Тем самым подлинная идея Геккеля -- Фохта пробивала себе ход.
В 1908 г. немецкий анатом Г. Швальбе опубликовал основательный труд,

который окончательно пресек распространение этой идеи на геологические

времена моложе среднего плейстоцена и на морфологические формы менее

питекоидные (т. е. менее в чем-либо сдвинутые от человека в обезьянью

сторону), чем перечисленные останки западноевропейских неандертальцев.
Чтобы оценить роль этой книги, сделаем отступление. Выше мы говорили о

попытке Катрфажа и Ами тянуть линию неандертальцев в более молодое время, к

нашим дням, и включать в нее костные остатки с неизмеримо слабее

выраженными неандерталоидными особенностями. Их "Канштадская раса" не

состоялась, но кроме Катрфажа и Ами было немало других, предлагавших

вниманию мировой антропологической науки, в том числе международных

конгрессов, черепа позднего или даже вполне современного происхождения,

имевшие стертые неандерталоидные (т. е. тем самым питекоидные) черты.
Среди них по крайней мере один должен быть выделен -- польский антрополог

К. Столыгво. В 1902 и 1904 гг. он опубликовал отчеты о находке в скифском

кургане близ села Новоселки Киевской губернии скелета, принадлежащего по

ряду признаков к неандертальскому типу. Упомянутый немецкий антрополог

Швальбе выступил с критикой в 1906 г., доказывая, что череп из Новоселок не

тождествен черепам западноевропейских классических неандертальцев, вымерших

в доисторическое время. Тогда Столыгво в двух статьях 1908 г. привлек

данные многих других антропологов, доказывавшие, что в историческое время

на Земле сохранялся вид, который можно назвать "постнеандерталоидами" и

который в морфологическом отношении отличается от ископаемых европейских

"классических неандертальцев", но отличается и от Homo sapiens. Швальбе не

продолжал прямой полемики: в том же 1908 г. вышел его капитальный труд, где

неандертальцами признаются только среднеплейстоценовые "классические

неандертальцы". Столыгво же в последующие годы снова возвращался к своей

концепции, развивая и углубляя ее. Вот как он формулирует свой вывод в

статье, опубликованной в 1937 г.: кроме пренеандерталоидов и классических

представителей неандертальской расы, "все остальные нисходящие

неандерталоидные формы, известные до настоящего времени, относятся к

периодам более поздним, чем мустьерский, к верхнему плейстоцену, а также и

к более поздним временам -- предысторическим, протоисторическим и даже

современным" '.
Распространено представление, будто в споре Столыгво -- Швальбе бесспорная

победа осталась на стороне Швальбе. Напротив, к фактам, собранным Столыгво,

в настоящее время можно добавить указания на многие другие костные останки

неандерталоидного типа, найденные в слоях Земли верхнего плейстоцена и

голоцена (современной геологической эпохи), в том числе исторического

времени. Есть находки костей палеоантропов очень молодого геологического

возраста на пространствах от Тибета до Западной Европы, в особенности же в

Африке (начиная с неандерталоидных черепов из Флорисбада и Кэп-Флетса).
Капитальное исследование Швальбе и призвано было оборвать эту нить,

косвенно напоминавшую и о доходящем до современности "человеке

троглодитовом" Линнея. Строгим определением набора диагностических

признаков Швальбе отсек среднеплейстоценовых неандертальцев от других, хоть

и близких форм. Те остеологические материалы, которые установленному им

анатомическому стандарту не отвечают, должны быть раз навсегда отклонены.

Никакой нисходящей линии, никаких постнеандерталоидов, никаких стертых форм

-- вид Homo primigenius морфологически очерчен по десятку европейских

ископаемых особей среднего плейстоцена. Именно их облик должен отныне стать

"пропуском" в ряды неандертальцев. Точно так же Швальбе анатомически

определил питекантропов и отделил их от неандертальцев. Теперь был наведен

порядок. "Обезьянолюди" -- это древнейшая форма. Между ней и людьми стоит

особый вид -- люди "первоначальные". Наконец, люди современного физического

типа -- Homo sapiens. Правда, для этого упорядочения Швальбе пришлось

пожертвовать существенной общебиологической закономерностью и постулировать

для эволюции человека совершенно особый порядок: питекантропы вымерли,

исчезли с лица земли, когда появились неандертальцы, а в свою очередь эта

эволюционная форма, предшествовавшая Homo sapiens, вымерла, исчезла с лица

Земли тотчас после появления этого последнего. В действительности так почти

никогда не бывало в истории видов, живших на Земле, ибо вид, давший начало

другому эволюционно последующему виду, при этом сам не исчезает, а более

или менее длительное время сосуществует, а иногда и надолго переживает

своих успевших вымереть потомков. Происходит то, что на языке биологии

называется дивергенцией: от исходной формы отпочковывается новая и

понемногу все более отклоняется в своем эволюционном развитии. Но в учении

о происхождении человека догмат, введенный Швальбе, требует признать

исключение из правила, а именно линейную эволюцию: питекантропы якобы

исчезли с появлением на Земле неандертальцев, последние исчезли с

появлением "человека разумного". То ли он истребил свою предковую форму, то

ли лишил ее всяких экологических условий существования.
Но во всяком случае -- хотя вопреки биологическому здравому смыслу --

наведенный Г. Швальбе порядок отодвинул отвратительного обезьяночеловека из

наших непосредственных предков вдаль и твердо поставил между ним и нами

"первоначального" неандертальского человека. Морфологическая эволюция

человека и доныне излагается в основном по схеме Швальбе. Позже антропологи

Р. Верно (1924 г.) и А. Ходличка (1927 г.) разносторонне разработали

взгляд, что неандертальцы представляли собой стадию, или фазу, в эволюции

человека, относящуюся к среднеплейстоценовому времени, а по археологической

периодизации -- к мустьерскому времени.
Почти одновременно с выходом книги Г. Швальбе (1908 г.) в антропологии

произошло событие, нанесшее более прямой удар по обезьяночеловеку.

Опрокинуть модель, описанную словами Фохта "телом -- человек, умом --

обезьяна", могло бы лишь что-нибудь абсолютно противоположное. И настолько

богомерзка была эта модель, что абсолютная противоположность была

искусственно создана. Это были кости "эоантропа" ("человека зари"),

обнаруженные в карьере в Пильтдауне (Суссекс) в Англии в 1909 -- 1912 гг.

История науки знает много фальшивок, но эта занимает ни с чем не сравнимое

место. Она была совершенно бескорыстной и необычайно умной. Воздействие

этой находки на умы по силе сопоставимо с сенсационностью яванского

питекантропа Дюбуа, а по содержанию прямо противоположно. Некто составил

"пильтдаунского человека" из мозговой части черепа настоящего человека и

нижней челюсти шимпанзе . Древнейший обитатель Англии ("первый англичанин")

еще питался как обезьяна, но уже мыслил как человек! Телом -- обезьяна,

умом -- человек! Трансформация обезьяны в человека началась с ума, а не с

телесной морфологии.
В этой истории настораживает внимание компетентность автора "открытия" в

геологии и сравнительной анатомии. А еще более -- глубина философского

замысла. Между обезьяной и человеком не может быть ничего: есть лишь чудо

зарождения и развития человеческого духа в обезьяньем теле. Пнльтдаунскую

подделку сейчас приписывают археологу-любителю Даусону. Но указывают на

возможное авторство юного иезуита Тейар де Шардена, в указанные годы

проживавшего в тех местах, в Суссексе. Похоже, что Даусону столь

проницательный и квалифицированный план был не по плечу. И в самом деле,

пусть некоторые морфологи с самого начала отказывали в правдоподобии такому

сочетанию черепа и челюсти, но они не смогли сформулировать никаких

возражений с точки зрения психологии. Знаменательно, что пильтдаунская

подделка была разоблачена лишь 50 лет спустя, когда в ней как в

строительной подпорке уже не стало надобности: обезьяночеловек Геккеля --

Фохта -- Мортилье был сведен на нет -- остался только вопрос о последней

обезьяне и первом человеке. Зачем настаивать на высоком черепе? Где-то

давно-давно, "на заре" человеческий ум зажегся под черепной крышкой

антропоида и стал ее раздвигать. Какая противоположность тому, что намечал

Дарвин, какая расплата за его зоопсихологию, какой реванш картезианства!
В 20-х годах ископаемые обезьянолюди как бы в ответ появлялись снова там и

тут из-под земли, причем очень обильно. В Азии -- синантропы (в общем

довольно близкие к яванским питекантропам). За 10 лет раскопок в пещере

Чжоукоудянь антропологи Блэк, Пэй Вэнь-чжун, Тейар де Шарден, Брейль и

Вейденрейх извлекли останки сотни особей. В Африке -- сначала звероподобный

неандерталоид из Брокен-Хилла, чуть позже -- начало "австралопитековой

революции": нескончаемой по сей день серии (порядка 350 особей) находок

костей австралопитеков и близких к ним форм, сделанных Дартом, Брумом,

Робинсоном, Шеперсом, Тобайасом, Лики и другими.
Что было делать ученым умам перед парадом этих существ? Считать их

животными -- хоть двуногими, но дочеловеческой природы? Да, по инерции иные

исследователи еще понимали их так. Их обильные останки предполагали

объяснять тем, что на них охотились и их пожирали вышестоящие древние люди,

которые и оставили тут следы своих костров и свои каменные орудия. Но это

не получило широкого признания, да и не было уже в 20 -- 30-х годах и позже

надобности в исходной посылке: ведь теперь все свыклись с мыслью, что в

обезьяньем теле может гнездиться человеческий дух. Особенно надежным

внешним проявлением его внутреннего присутствия все единодушное считались

находки близ этих останков хоть самым грубым образом оббитых камней, а

также костей убитых и съеденных животных. Поэтому как-то легко сжились с

мыслью, что питекантропы как и синантропы (позже -- еще атлантропы и т. п.)

-- это лишь условная номенклатура, а на деле обезьянолюди растаяли: раз

каменные орудия, раз охота на антилоп, раз огромный слой пепла -- значит

люди. Точно так же, хоть подчас и спорно, но подыскались каменные орудия

для родезийского человека, для презинджантропа и др.
Сложнее оказалось дело с австралопитеками. Не то беда, что у них объем

мозга и его строение (по внутреннему очертанию черепа -- эндокрану) в общем

такие же, как у шимпанзе или гориллы, а то, что при них не оказалось

каменных орудий. Правда, именно это дало Р. Дар-ту повод выдвинуть

остроумную концепцию по поводу генезиса орудий вообще: древнейшие орудия и

должны быть не каменными, а из рогов, зубов, костей животных, так как

человек начинает с того, что мобилизует в своих руках все те виды орудий,

которыми природа снабдила животных, -- он этим становится сверхживотным.

Австралопитеки, доказывал Дарт, убивали животных, кости которых с ними

найдены, всем оружием, каким только убивали друг друга какие-либо животные.

Позже каменные орудия являлись долгое время всего лишь подражанием клыку,

челюсти, рогу и т. п. Эта теория однако не получила признания археологов,

она ослабляла их опору на главный источник -- изделия из камня. И вот

логика ликвидации обезьяночеловека привела к почти единодушному признанию

австралопитековых просто обезьянами -- особым подсемейством или, согласно

другим, семейством рядом с высшими антропоморфными обезьянами, семейством,

характеризующимся двуногостью -- вертикальным положением. От них отделили

лишь немногих, как презинджантропа, не отличающихся существенно по

морфологии, но изготовлявших грубейшие орудия "олдовайского" типа из

гальки: эти признаны опять-таки не обезьянолюдьми, а людьми, может быть,

первыми людьми, под названием Homo habilis -- "человек умелый".
Здесь нет необходимости излагать дальнейшую последовательность

палеоантропологических находок, столь обильных и важных в 40 -- 60-х годах

. Они крайне осложнили вопросы систематики и эволюции, в частности и в

особенности всю проблему палеоантропов (неандертальцев), добавив к

"классической" западноевропейской форме, пополнившейся рядом новых находок,

например Монте-Чирчео, по крайней мере еще четыре формы: 1) ранние

западноевропейские неандертальцы с пресапиентными чертами (Штейнгейм,

Крапина, Саккопасторе, Сванскомб, Фонтешевад, Монморен); 2)

переднеазиатские "прогрессивные" палеоантропы (Схул, Табун, Шанидар и др.);

3) поздние южные примитивные палеоантропы (Брокен-Хилл, Салданья, Ньяраса,

Нгандонг, Петралона); 4) еще более поздние "переходные" палеоантропы

(Подкумок, Хвалынск, Новоселки, Романковка и др.). Однако самоновейшая

история науки об антропогенезе уже не имеет дела с проблемой, которой

посвящена данная глава, -- с проблемой обезьяночеловека. Эта проблема

словно осталась навсегда позади.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   57

Похожие:

О начале человеческой истории iconБ. Ф. Поршнев о начале человеческой истории
О начале человеческой истории // Философские проблемы исторической науки. М., 1969. Стр. 80—112.]
О начале человеческой истории iconО начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии)
В монографии предлагается новая постановка вопроса о возникновении человека, человеческой речи. При этом понятие начала истории оказывается...
О начале человеческой истории iconКалендарно-тематическое планирование по истории 11 класс
Социально-экономическое развитие России в конце 19- начале 20века. Кубань: край в начале 20 в
О начале человеческой истории iconИстоки истории и ее цель. 1948
К. Ясперса (1883-1969), включены три книги, объединенные темой судеб духовности в кризисную эпоху, противостояния человека и безличной...
О начале человеческой истории iconЦивилизационные кризисы в контексте универсальной истории (Синергетика...
Читатель может на конкретных примерах убедиться, какие последствия влекли за собой разрывы между технической и гуманитарной культурой...
О начале человеческой истории iconВ предыдущем разделе делались ссылки на ряд вопросов, относящихся...
Именно проблемный анализ позволит подойти к истории философии как к актуальному собранию человеческой мысли
О начале человеческой истории iconВ предыдущем разделе делались ссылки на ряд вопросов, относящихся...
Именно проблемный анализ позволит подойти к истории философии как к актуальному собранию человеческой мысли
О начале человеческой истории iconФилософия давида юма издательство московского университета 1967 оглавление
Юность и зрелость философа. Юм — автор «Трактата о человеческой природе» и «Истории Великобритании»
О начале человеческой истории iconБернард Вербер Мы, Боги
А что если не самые утонченные, а самые жестокие цивилизации оставили свой след в человеческой истории?
О начале человеческой истории iconВопросы по истории раннего нового времени. 3 курс д/о, специальность
Социально-экономическое и политическое развитие Германии в конце xv-начале XVI в
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница