О начале человеческой истории


НазваниеО начале человеческой истории
страница12/57
Дата публикации19.03.2013
Размер7.73 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   57
Пройденный за 100 лет путь можно охарактеризовать как путь трудного выбора

между двумя приемами мышления о становлении человека. Делать ли упор на

"пробел" между обезьяной и человеком или на то, что "пробела" нет, -- есть

прямое обезьянье наследие в человеке и прямой переход от одного к другому.

Если Геккель и Фохт думали заполнить "пробел", пододвинув телесно животное

к человеку, т. е. путем гипотезы о животном, телесно стоящем к человеку

много ближе, чем обезьяны, то Дарвин задумал уничтожить сам "пробел",

пододвинув животное к человеку психически. У Геккеля -- Фохта --

бессловесное и неразумное животное, у Дарвина -- животные наделены разумом

и чувствами человека. Долго колебались чаши весов -- перевесила отрицающая

"пробел" между обезьяной и человеком. Но получилось нечто противоположное и

замыслу Дарвина: между обезьяной и человеком -- скачок, перерыв; это уж

даже не пробел в эволюционной цепи, а пропасть между двумя субстанциями.
Сегодняшняя буржуазная наука об антропогенезе -- соединение эволюционизма с

картезианством. Но оно невозможно, и картезианство, раз проникнув в дом,

понемногу заполняет его снизу доверху. Поясним это на примере, уже не раз

цитированном выше проф. Сорбонны А. Леруа-Гурана, считающегося чуть ли не

материалистом. Он насмешливо хоронит в наши дни так долго туманивший взор

антропологии "психотический многовековой комплекс обезьяночеловека". Этот

образ, утверждает профессор, восходит в сферу подсознания, к болезненным

фантазиям, измышляет ли его палеонтолог или простонародье.
Леруа-Гуран опирается на разоблачение подделки пильтдаунского человека, но,

к сожалению, и на кратковременную ошибку Лики, приписывавшего в то время

зинджантропу (австралопитеку) галечные орудия. Это открытие Лики, полагает

Леруа-Гуран, есть подлинный переворот, ибо оно заставило, наконец,

упразднить из теории происхождения человека этот вредный миф об

обезьяночеловеке. "Обезьяночеловек Габриеля Мортилье теперь стал известен,

но он не имеет ничего общего со своей моделью. При всех анатомических

следствиях, подразумеваемых предметом, это человек с очень малым мозгом, а

вовсе не сверхантропоид с большой черепной коробкой". "Ситуация, созданная

вертикальным положением у людей, представляет воистину этап на пути от рыбы

к гомо сапиенс, но она никоим образом не предполагает, чтобы обезьяна в

этом играла роль промежуточного реле. Общность истоков и обезьяны, и

человека мыслима, но с того момента, как установилось вертикальное

положение, нет больше обезьяны, а тем самым и получеловека" .
В этом некрологе обезьяночеловеку все звучит в высшей степени

неубедительно. Оставим даже в стороне мнимый "переворот", связанный с

открытием зинджантропа. Но легко видеть, что неумолимая логика привела

Леруа-Гурана к парадоксам: защищая отвлеченную эволюцию "от рыбы до гомо

сапиенс", он фактически пренебрегает ролью обезьяны в происхождении

человека; отгораживая человека чисто морфологическим признаком --

появлением прямохождения, он в то же время пренебрегает морфологией головы

и мозга.
Подведем итог. С того момента, как от дарвинизма в вопросе о происхождении

человека остался лишь тезис, что человек произошел от обезьяны без

промежуточного зоологического звена, дарвинизм в "вопросе всех вопросов"

был побежден, ибо между обезьяной и человеком могло уместиться уже только

чудо, либо требовалось -- что не лучше -- перенесение на обезьяну (и других

животных) всех основных психических свойств человека. Первый же факт,

извлеченный из-под земли, а именно костяк яванского питекантропа, стал

могилой истины: отныне между учеными речь шла не о существах физически

почти подобных человеку, но лишенных речи, разума и социальности, а лишь о

пропорциях сочетания физических признаков обезьяны и человека. Реформа

коснулась не биологии, а преимущественно теологии: было признано, что акт

чуда, в том числе акт творения, можно мыслить как протяженный во времени.

Почему бы ему свершиться обязательно мгновенно? Удобное выражение

"постепенно" придало теологии кокетливую улыбку в адрес эволюционизма.

Последний принял ее, смущенно опустив глаза. Теологи объявили, что

дарвинизм не противоречит в корне христианству. Почему бы нет? Бог мог

предпочесть использовать время, т. е. совершить творение не готового

человека, а зародыша, из которого тот необходимо разовьется. Для .этой роли

он мог предпочесть питекантропа или презинджантропа, а то и австралопитека.

Это отнюдь не последний крик моды зарубежной богословской мысли. Именно

таким аргументом защищали дарвинизм от нападок твердолобых ревнителей

религиозных истин сторонники тонкого компромисса даже в России 70-х гг. XIX

в.
II. Восстановление идеи
Весь рассказ о столетней судьбе идеи обезьяночеловека велся для того, чтобы

предложить вывод, обратный тому, который вынес этот суд науки. Не

подтвердил ли весь материал об ископаемых гоминидах идею, что между

ископаемыми высшими обезьянами, вроде дриопитека, рамапитека, удабнопитека,

проконсула, и человеком современного физического типа, т. е. человеком в

собственном и единственном смысле, расположена группа особых животных:

высших прямоходящих приматов? Ни Геккель, ни Фохт, ни Мортилье не могли и

подозревать, что они так многообразны, как знаем мы сейчас. От плиоцена до

голоцена они давали и боковые ветви, и быстро эволюционировали. Высшая

форма среди них, именуемая палеоантропами, в свою очередь, как мы видели,

весьма полиморфная, вся в целом и особенно в некоторых ветвях по строению

тела, черепа, мозга в огромной степени похожа на человека. Низшая форма,

австралопитеки, напротив, по объему и строению мозга, по морфологии головы

в высокой степени похожа на обезьян, но радикально отличается от них

вертикальным положением.
Переведем это на язык зооморфологической систематики или таксономии. Внутри

отряда приматов мы выделяем новое семейство: прямоходящих, но бессловесных

высших приматов. В прежнем семействе Hominidae остается только один род --

Homo, представленный единственным видом Homo sapiens. Его главное

диагностическое отличие (цереброморфологическое и функциональное) принимаем

по Геккелю -- "дар слова". На языке современной физиологической науки это

значит: наличие второй сигнальной системы, следовательно, тех

новообразований в коре головного мозга (как увидим ниже, прежде всего в

верхней лобной доле), которые делают возможной эту вторую сигнальную

систему. Напротив, новое выделенное семейство, которое будем называть

"троглодитиды" (Troglodytidae), морфологически не специализировано, т. е.

оно представлено многими формами. Что касается возможного названия

"питекантропиды" (Pithecanthropidae от Pithecanthropus, предложенного

Геккелем), то недостаток этого термина я вижу в том, что выражение

"обезьяночеловек" снова и снова порождает представление о форме, служащей

всего лишь каналом между обезьяной и человеком или их смесью. В этом

отношении гораздо. Лучше термин "троглодитиды" (от Troglodytes,

предложенного Линнеем), да и правило приоритета впервые предложившего

названия будет в этом случае соблюдено. Диагностическим признаком,

отличающим это семейство от филогенетически предшествующего ему семейства

понгид (Pongidae -- человекообразные обезьяны), служит прямохождение, т. е.

двуногость, двурукость, ортоградность, -- независимо от того, изготовляли

они орудия или нет.
В семействе этом, по-видимому, достаточно отчетливо выделяется четыре рода:

1) австралопитеки, 2) археоантропы , 3) палеоантропы , 4) гигантопитеки и

мегантропы. Латинские имена этих родов -- забота для систематиков. Здесь я

только набрасываю схему . Каждый из четырех указанных родов делится на

известное число видов, подвидов, разновидностей. Так, третий род, т. е.

палеоантропы, в широком смысле неандертальцы, в свою очередь может быть

разделен, вероятно, на виды: 1) южный (родезийского типа); 2) классический

(шапелльского типа); 3) пресапиентный (штейнгеймско-эрингсдорфского типа);

4) переходный (палестинского типа).
В родословном древе приматов в миоцене от низших обезьян ответвилось

семейство антропоморфных обезьян-понгид. На современной поверхности оно

представлено четырьмя родами: гиббоны (обычно выделяемые в особое

семейство), орангутаны, гориллы и шимпанзе. В плиоцене от линии

антропоморфных обезьян ответвилось семейство троглодитид. От линии

троглодитид (гоминоидов) в верхнем плейстоцене ответвилось семейство

гоминид, в котором тенденция к видообразованию не получила развития и

которое с самого начала и на современной поверхности представлено лишь

видом Homo sapiens, или "неоантропов", подразделяемых на "ископаемых" и

"современных". Таксономический ранг семейства для последнего оправдан

огромной биологической значимостью такого новообразования, как органы и

функции второй сигнальной системы. Необычайно быстрый темп оформления этого

ароморфоза (разумеется, на базе благоприятных вариаций у предковой формы,

т. е. у поздних палеоантропов) заставляет предполагать механизм отбора.
За сто лет питекантроп Геккеля -- Фохта в самом деле из гипотетической

мысленной модели стал целым семейством троглодитид, обильно разветвленным,

представленным множеством ископаемых находок. Геккелевского

обезьяночеловека просто не узнали и не признали. Относили к обезьянолюдям

лишь морфологическую биссектрису между обезьянами и людьми, а потом и эту

скудную идею отбросили. Но, видимо, пришло время сказать: столетним трудом

археологов и антропологов, помимо их сознания, открыто обширное семейство

животных видов, не являющихся ни обезьянами, ни людьми. Они все не

обезьяны, так как являются прямоходящими, двуногими, двурукими, тогда как

обезьяны являются четверорукими (или, если угодно, четвероногими). Но

вопреки Леруа-Гурану быть двуногим -- еще далеко не значит быть человеком.

Троглодитиды, включая неандертальцев (палеоантропов), абсолютно не люди .

Давайте смотреть на них такими же глазами, какими предшествовавшие

поколения зоологов смотрели на антропоидов, или антропоморфных обезьян:

здесь аккумулируются известные биологические предпосылки очеловечения, но

здесь еще нет очеловечения. Некие потрясения наблюдаются только среди части

неандертальцев в относительно позднюю пору их существования, но пока мы

отвлечемся от этого.
К числу аргументов в пользу такого выделения Homo sapiens в отдельное

семейство, а всех троглодитид (питекантропид) -- в другое семейство,

относятся и соображения тех антропологов, в особенности Г. Ф. Дебеца,

которые давно предлагают высоко таксономически поднять границу между всеми

ископаемыми гоминидами, с одной стороны, и Homo sapiens -- с другой

стороны. Поскольку традиционно со времен Линнея "человек" (Homo) поставлен

таксономически на уровень рода, по Г. Ф. Дебецу, надлежит разделить два

подрода: 1) современный человек (один вид -- Homo sapiens) и 2) ископаемый

человек (питекантроп), включающий два вида: 1. Homo (Pithecanthropus)

neanderthalensis и 2. Homo (Pithecanthropus) erectus, -- каждый из которых

делится на подвиды. Эту свою классификацию Г. Ф. Дебец обосновывает

подробным анализом краниометрических признаков, а также археологических

данных . Как легко видеть, предлагаемая мною классификация формально близка

к данной и может опереться на все ее аргументы, но поднимает на одну

ступень выше таксономический ранг разделения человека и "питекантропов".

Ведь принципиально важно лишь одно: сохранить человека в отряде приматов.
Однако, по моему предложению, семейство троглодитид (питекантропид)

включает всех и любых высших прямоходящих приматов, в том числе и тех,

которые не изготовляли и не использовали искусственных орудий. Принимаемое

ныне на практике за основу классификации наличие или отсутствие

сопровождающих каменных орудий противоречит принципу чисто морфологической

систематики видов. Отсюда легко усмотреть принципиальное различие между

классификацией Г. ф. Дебеца и моей. Оно состоит в том, что я не отношу

семейство троглодитид к людям.
В пользу этого приведу еще один косвенный аргумент. Прогрессивная научная

антропология развилась и сложилась в настойчивой борьбе с той псевдонаукой,

которая называется расизмом. Здесь важную роль сыграло опровержение

полигенизма: представления, что живущие на земле человеческие расы являются

различными видами. Единственно научным является моногенизм. Наука считает

все ныне живущее на земле человечество единым биологическим видом Homo

sapiens. Аксиома: нет человека, принадлежащего к другому биологическому

виду. Признавая эту аксиому для настоящего времени, непоследовательно было

бы поколебать ее для прошлого, признав людьми существа других биологических

видов -- археоантропов и палеоантропов (неандертальцев).
Наконец еще и еще раз: все эти возрожденные в научном сознании обезьянолюди

ничуть не обезьяны и ничуть не люди. Они животные, но они не обезьяны.
Однако этот тезис встречает то кардинальное возражение, которое

фигурировало и у Ляйеля, и у Мортилье еще сто лет назад: раз от них

остались обработанные камни, значит, они люди. Так, в вузовском учебнике

"Антропология" читаем в императивной форме: "Древность человека. При

разрешении этого вопроса следует основываться на определении человека как

существа, производящего орудия труда. Древность человека, таким образом,

это древность его орудий" .
Такая уверенность предполагает либо очень определенное конкретное знание,

для какого именно "труда" изготовлялись эти каменные "орудия", либо,

наоборот, неконкретные умозрительные постулаты. Но определенности нет: ведь

ничего не удавалось пока реконструировать, кроме совсем другой и

ограниченной стороны, а именно не характер труда этими орудиями, а характер

труда по изготовлению этих орудий. Главное же -- для чего? Как они

использовались? Мировая наука за сто с лишним лет предложила лишь немного

легко опровержимых допущений: для изготовления с их помощью деревянных

орудий охоты и копания, для "универсальных трудовых функций" и т. п. Эта

неопределенность и ненадежность исключает познание экологии троглодитид --

их положения в природной среде.
Автор этих строк предлагает свой вариант разгадки, дающий ключ к экологии

всего семейства троглодитид на разных уровнях его эволюции. Объем настоящей

книги не позволяет надлежащим образом изложить и аргументировать эту

теорию. Придется лишь кратко постулировать суть дела. Однако без этого

нельзя обойтись, ибо современная систематика видов все более немыслима на

основе одной лишь морфологии, т. е. без экологии. Итак, характеризующая
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   57

Похожие:

О начале человеческой истории iconБ. Ф. Поршнев о начале человеческой истории
О начале человеческой истории // Философские проблемы исторической науки. М., 1969. Стр. 80—112.]
О начале человеческой истории iconО начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии)
В монографии предлагается новая постановка вопроса о возникновении человека, человеческой речи. При этом понятие начала истории оказывается...
О начале человеческой истории iconКалендарно-тематическое планирование по истории 11 класс
Социально-экономическое развитие России в конце 19- начале 20века. Кубань: край в начале 20 в
О начале человеческой истории iconИстоки истории и ее цель. 1948
К. Ясперса (1883-1969), включены три книги, объединенные темой судеб духовности в кризисную эпоху, противостояния человека и безличной...
О начале человеческой истории iconЦивилизационные кризисы в контексте универсальной истории (Синергетика...
Читатель может на конкретных примерах убедиться, какие последствия влекли за собой разрывы между технической и гуманитарной культурой...
О начале человеческой истории iconВ предыдущем разделе делались ссылки на ряд вопросов, относящихся...
Именно проблемный анализ позволит подойти к истории философии как к актуальному собранию человеческой мысли
О начале человеческой истории iconВ предыдущем разделе делались ссылки на ряд вопросов, относящихся...
Именно проблемный анализ позволит подойти к истории философии как к актуальному собранию человеческой мысли
О начале человеческой истории iconФилософия давида юма издательство московского университета 1967 оглавление
Юность и зрелость философа. Юм — автор «Трактата о человеческой природе» и «Истории Великобритании»
О начале человеческой истории iconБернард Вербер Мы, Боги
А что если не самые утонченные, а самые жестокие цивилизации оставили свой след в человеческой истории?
О начале человеческой истории iconВопросы по истории раннего нового времени. 3 курс д/о, специальность
Социально-экономическое и политическое развитие Германии в конце xv-начале XVI в
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница