Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944


НазваниеОбраз-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944
страница11/22
Дата публикации29.07.2013
Размер2.62 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   22

ЛОВАН Стефан Григорьевич (Ян Лавейка) -- мыслитель, атеист второй половины XVI в. Судья Мозырского повета. О жизни, творчестве и взглядах Л. приходится судить по косвенным источникам, в основном из полемики и материалов суда и следствия. Судя по этим источникам, отрицал Троицу, не считал Христа сыном божьим, отрицал ад, рай и бессмертность души человека. Судя по ним же, Л. считал, что “Земля, деревья, вода и другие вещи... все сами по себе возникли”. Склонялся к эпикуровской концепции души. Провозглашал идеи земного предназначения человека и безрелигиозной, естественной морали.

Э.К. Дорошевич, В.Л. Абушенко
ЛОГИКА (греч. logos -- слово, понятие, рассуждение, речь, разум) -- 1) в широком смысле -- разумность (рациональность), внутренняя закономерность, последовательность, эксплицитно (явно) или имплицитно (неявно) присущая материальным и идеальным предметам и явлениям (например, Л. событий, Л. вещей, Л. развития и т.д.). Необходимые взаимосвязи между эмпирическими объектами находят своё отражение в „Л. вещей“ (Демокрит). В этом случае речь идёт о метафорическом употреблении термина „Л.“. Явления и процессы, детерминированные природой, нельзя рассматривать как логичные или нелогичные. Данная характеристика может быть приписана лишь рассуждениям о них; 2) комплексная наука о формах (структурах), законах и принципах правильного мышления (рассуждения), приращения знания и условиях его истинности. Она включает диалектическую (греч. dialektikç -- искусство вести беседу) и формальную Л., иногда выделяется Л. философская как прикладная современная формальная Л. (т.е. методическая система приложений идей и средств современной формальной Л. для анализа и решения философских проблем). Диалектическая Л. исследует становление и генезис понятийной системы и закономерности мышления, движущегося в последовательном постижении реальности в соответствии с принципами историзма, конкретности истины, единства абстрактного и конкретного, явления и сущности, содержания и формы и т.д. Критическая функция диалектической Л. как метода проявляется в том, что она „выбраковывает“ гносеологические конструкции, не соответствующие объективной реальности. При этом данные конструкции не обязательно должны соответствовать имеющимся в распоряжении исследователя формальным нормам научного познания. Формальная Л. -- наука о формах (логических схемах) мышления (рассуждения), их систематизации и условиях отбора правильных форм (логических законов). Одной из основных задач Л. является систематическая формализация и каталогизация правильных способов рассуждений, т.е. общезначимых (всегда истинных) рациональных форм языкового выражения результатов мышления, а также выявление законов и правил, которым подчиняются рассуждения. Центральным в Л. является понятие логической формы как способа построения, выражения, связи мыслей и их частей различного конкретного содержания, осуществляемого в процессе познания. Использование в познании той или иной логической формы определяется характером отражаемого в мышлении содержания (имена, простые и сложные высказывания, дефиниции, выводы, доказательства и др.). Языковое оформление как необходимое условие материализации и последующего существования рассуждений предполагает обязательный логический анализ языка как средства выражения мысли, осуществляемого с целью выявления элементов логической формы мысли (например, имя, высказывание, функтор, пропозициональная (высказывательная) функция и др.). Основным методом выявления логической формы является метод логической формализации. Если при формализации и систематизации правильных способов рассуждений „логик применяет математический аппарат, и его исследования посвящены в первую очередь изучению математических рассуждений, то предмет его занятий может быть назван математической логикой“ (Э.Мендельсон). История формальной Л. делится на два периода: 1) традиционная формальная Л. (5 в. до н. э. -- середина 19 в.); 2) символическая (или математическая, или теоретическая) Л. (с середины 19 в.). В развитии традиционной формальной Л. можно выделить три периода: 1.1) античная Л. (5 в. до н.э. -- середина 5 в.); 1.2) схоластическая (средневековая) Л. (середина 5 в. -- 15 в.); 3) Л. Нового времени (развитие Л. в условиях возникновения в Европе науки (15--18 вв.)). Основоположником формальной Л. является Аристотель, который систематизировал и обобщил в своих сочинениях имевшиеся сведения, касающиеся принципов и закономерностей человеческого мышления и познания. До него софистика и риторика стимулировали развитие интереса к вопросам Л. Сократ и Платон пытались решить их профессионально. Но только Аристотель смог осознать специфику Л. как особой области философского знания, наиболее полно и широко рассмотрел и изложил её вопросы. Все сочинения Аристотеля по Л. были объединены его комментаторами под общим названием „Органон“, что означает „орудие“ (знания). Создавая Л., он утверждал её в статусе науки о доказательстве истины и определял в качестве органона философского знания, орудия философской мысли. Своё логическое учение Аристотель называл „аналитикой“. (Термин „Л.“ впервые появился в трудах стоиков.) Под аналитическим исследованием, или анализом, он понимал процедуру сведения сложного к его структурным компонентам, а последних -- к первоначалам (аксиоматическим положениям). Заслуга Аристотеля заключается в том, что он осознал источник „принудительной силы речей“, отделил логическую форму мышления от его содержания и сделал предметом специального исследования логические структуры мышления. Платоновские идеи Аристотель трансформировал в понятие формы, среди которых выделил и формы логические. Цель, поставленная Аристотелем, заключалась в том, чтобы изложить сущность доказательства как метода обоснования знания, а также выявить основные законы любого спора, схемы защиты разумных тезисов, в связи с чем очевидным становится значение разъяснения законов мышления с точки зрения Л., а также логический анализ языка как средства мышления. Центральным разделом логической системы Аристотеля является учение о силлогизме (букв. „выведение следствия“). Теорию силлогизма условно можно разделить на три части: 1) логические формы силлогизма, изложенные в „Первой аналитике“; 2) приложения логических форм силлогизма для поиска истины, рассматриваемые во „Второй аналитике“; 3) использование логических форм силлогизма к анализу „ходячих мнений“, анализируемое в „Топике“. В остальных работах, посвящённых логической проблематике, Аристотель также преследует цели силлогистического анализа. В сочинении „Об истолковании“ представлена теория суждения. В „Категориях“ изложены основы учения о понятии. Описание основных логических категорий и приёмов, используемых рассуждающим мышлением, даётся в „Топике“. В сочинении „О софистических опровержениях“ решается проблема об источниках неправильных умозаключений и доказательств, о средствах обнаружения логических ошибок. Если в Л. Платона исходным пунктом является понятие, то в Л. Аристотеля -- высказывание. Трактат „Об истолковании“, т.е. о раскрытии смысла утверждений и отрицаний собеседника, предшествует силлогизму как логической системе, в рамках которой происходит оценка взаимных отношений между высказываниями и обоснование высказываний силлогистическими умозаключениями. Логические закономерности оперирования категориями и высказываниями в процессе доказательного (аподиктического) мышления Аристотель ищет в сформировавшейся к тому времени грамматике. Методология логических исследований Аристотеля основополагалась на двух основных принципах, направленных против методологических установок Гераклита и младших софистов, -- законе запрещения противоречия и законе исключения третьего. Если закон запрещения противоречия постулирует, что два контрадикторных (противоречащих друг другу) высказывания не могут быть одновременно истинными, то закон исключения третьего утверждает, что одно из контрадикторных высказываний непременно истинно. Применяя к категорическим высказываниям законы запрещения противоречия и исключения третьего, Аристотель вывел логические закономерности отношений между данными высказываниями, которые были представлены в виде логического квадрата М. Псёллом в 11 ст. Теория категорического силлогизма является наиболее формализованной частью логического учения Аристотеля. Произведя в „Аналитиках“ детальный анализ силлогизма как особой формы умозаключения, раскрыв сущность доказательства как процедуры обоснования нового знания, рассмотрев приёмы определения и деления, Аристотель создал силлогистическую теорию, положив начало формальной Л. „Изобретение силлогической формы, -- писал Лейбниц, -- есть одно из прекраснейших и даже важнейших открытий человеческого духа. Это своего рода универсальная математика“. Остальные проблемы, исследуемые Аристотелем, -- теория логических модальностей, аналогия, структура определений, проблематика логических ошибок и др. -- уступают по степени разработанности и строгости силлогистической теории. Развитие Л. после Аристотеля продолжалось по разным направлениям. Это было непосредственное развитие логического учения Аристотеля (перипатетические школы) и образование новых школ, формирующих принципиально новый тип Л. Самый значительный вклад в развитие Л. после Аристотеля внесла школа древней Стои, основанная Зеноном из Китиона. Именно Зенон ввёл термин „Л.“ для обозначения самостоятельной науки о структурах и правилах мышления вместо аристотелевского термина „аналитика“. Признавая тесную связь мышления и языка, стоики утверждали, что Л. должна изучать структуры мыслей и языковые формы их выражения. С деятельностью школы стоиков связана античная форма Л. высказываний. Л. стоиков была построена на иной, в отличие от аристотелевской Л., основе. Основным принципом Л. Аристотеля является объёмная формулировка аксиомы силлогизма dictum de omni et nullo (áóêâ. „ñêàçàííîå îáî âñ¸ì è íè î ÷¸ì“), ÷òî îçíà÷àåò „всё, что утверждается (отрицается) относительно всех предметов класса, утверждается (отрицается) относительно каждого предмета данного класса“. Принцип силлогистики стоиков -- содержательная формулировка аксиомы силлогизма: если вещь представляет всегда определённое качество или определённую совокупность качеств, то она будет также представлять качество или качества, которые сосуществуют всегда с первым качеством или совокупностью качеств. Он был более чётко сформулирован в средние века: „Признак признака есть признак самой вещи“. В соответствии с основным силлогистическим принципом стоики считали, что в истинной гипотетической пропозиции, или импликативном высказывании формы, „Если А, то В“, следствие В мыслится потенциально заключающимся в первой части пропозиции А. Аналогично стоики интерпретировали умозаключения с импликативными высказываниями, в которых логическая связь „Если А, то В“ является выражением связи явления и невоспринимаемого предмета. Например: „Если на коже выступает пот, то в коже имеются невоспринимаемые поры“, „Шрам свидетельствует о ране“, „Дым есть знак огня“. Учение о пяти основных формах силлогизмов было разработано Хрисиппом. Разрабатывая теорию импликации, стоики установили для неё два критерия. Согласно первому критерию, импликация ложна, если „первое“ -- истинно, а „второе“ -- ложно. Второй критерий основан не на логических знаниях, а на природе отношения, или связи, между составными элементами импликативного высказывания. Например: „Если день, то светло. Сейчас день. Следовательно, сейчас светло“. В достаточной степени чётко стоики определили логический смысл конъюнкции и дизъюнкции. Если центром Л. Аристотеля являлось учение о категорическом силлогизме, Л. стоиков -- учение о гипотетическом умозаключении, то в эпикурейской Л. центральное место занимали проблемы индукции, аналогии и гипотезы. Развитие естествознания в античном мире требовало существенных изменений в методологии научного познания, которые позволили бы исследовать проблему научных предположений. Частично данная проблема была разрешена Эпикуром и его школой. Источник знания, согласно Эпикуру, -- ощущения. Знание, полученное в процессе чувственного восприятия, невозможно опровергнуть производным от него разумом. Ошибки возникают лишь в умозаключениях. Индукция, в понимании эпикурейцев, требует учитывать общее и различное в предметах и явлениях. Например, каким бы ни был огонь, для него характерны общие признаки -- горение, жар, выделение дыма, а также специфические -- интенсивность, температура, запах дыма и т.п. В индуктивных умозаключениях необходимо исключать особенности каждого отдельного случая и принимать во внимание только те признаки, без которых нельзя понять природу огня как явления. Рассуждая о причинах эпидемии, эпикурейцы учитывали такие факторы как возраст, пол, социальный статус заболевших и т.д., но причину болезни они связывали с единственно одинаковым для всех заболевших обстоятельством -- все они дышат одним и тем же воздухом. Сущность индуктивного метода, сводимая эпикурейцами к установлению причинно-следственной зависимости, основана на методе антиципаций, т.е. выдвижении вспомогательных гипотез. Гипотеза, согласно определению Эпикура, есть предположение, допустимое в тех случаях, когда невозможно с достоверностью установить причины явлений. Она должна объяснять естественный способ возникновения явлений, не прибегая к сверхъестественным силам, и не противоречить ранее установленным фактам. Для верификации индуктивных умозаключений Эпикур предложил две логические процедуры: 1) установление соответствия между эмпирическими данными и областью предполагаемого, т.е. гипотезой, выдвинутой в рассуждении, для чего достаточно, чтобы выдвинутая гипотеза не опровергалась опытом; 2) верификация индукции, связанная с исследованием ненаблюдаемых объектов, что предполагает обоснование истинности путём указания на отсутствие высказывания противоречивого подтверждаемому высказыванию. Данный метод Ф.Бэкон назвал „отсутствием противоречащих примеров“. Например, тезис „Движение всегда происходит в пространстве“ эпикурейцы подтверждали отсутствием случая, когда движение происходило бы вне пространства. Способы „соответствия“ и „отсутствия противоречащих примеров“ свидетельствуют о том, что эпикурейцы обнаружили другой вид индукции -- элиминативную. Энумеративная индукция (через простое перечисление) была известна уже Аристотелю. В рамках скептицизма „стандартизируются“ вероятностные рассуждения. Если Аркесилай ввёл понятие вероятности вместо абсолютного знания и понимал вероятность более или менее интуитивно, то Карнеад уже определённым образом критически переосмыслил вероятность, в результате чего возникают представления о разных степенях вероятности. Развитие Л. в римскую эпоху стало заключительным этапом в генезисе античной Л. и явилось связующим звеном между Л. комментаторов, а также последователей Аристотеля и Л. средневековья. Логическая проблематика в римский период сближается с задачами риторики. Цицерон написал юридически и риторически адаптированную версию „Топики“ Аристотеля, в которой Л. определяется как искусство правильного мышления. Начиная со 2 в. н.э. начинается кризис в развитии Л. Соперничество многочисленных философских школ периода раннего эллинизма сменяется сближением школ, сглаживанием разногласий и противоречий между ними (поздний эллинизм). Порфирий (ок. 233--303) разрабатывал логическую проблематику в рамках систематически-объяснительной и систематически-категориальной диалектики мифа. В трактате „Введение к „Категориям“ Аристотеля“ („О пяти названиях“) Порфирий различает пять разновидностей признаков: 1) род, 2) вид, 3) видообразующее отличие, 4) собственный (существенный) признак, 5) случайный (несущественный) признак. В период средневековья возникла проблема онтологической интерпретации названий Порфирия: соответствует ли этим общим понятиям что-либо в реальной действительности и существуют ли эти универсалии в зависимости от реальных вещей или автономно. Попытки ответа на эти вопросы породили два противостоящих решения: реализм и номинализм. Порфирий анализировал иерархию родовых и видовых понятиий, получишую название „древо Порфирия“, или схема Порфирия. С точки зрения современной Л. „древо Порфирия“ представляет собой схему классификационного „дерева“, отображающего субординацию родовых и видовых имён при дихотомическом делении объёма имени. Боэций вошёл в историю Л. как комментатор сочинений Аристотеля и Порфирия по логической проблематике. Боэций рассматривал модальные функторы „действительно“, „возможно“, „случайно“, „невозможно“, „необходимо“ и соотношения между ними, предложил специальную схему, отображающую логические зависимости между модальными высказываниями. Он исследовал также взаимосвязи логических операций над высказываниями. В частности, Боэций знал соотношения: 1) из логической формы „Неверно, что p и q“, выводима логическая форма „неверно, что p или неверно, что q“ è èç íå¸, â ñâîþ î÷åðåäü, âûâîäèìà „Åñëè p, то не-q“; 2) иç ëîãè÷åñêîé ôîðìû „Íåâåðíî, ÷òî íå-p и q“ âûâîäèìà форма „p или не-q“ и из неё следует „Если не-p, то не-q“ ; 3) èз логической формы „Неверно, что p и не-q“ âûâîäèìà форма „Не-p или q“ и из неё следует „ „Если p, òî q“ Èç ëîãè÷åñêîé ôîðìû „Íåâåðíî, ÷òî íå-p и не-q“ âûâîäèìà форма „p или q“ и из неё âûâîäèìà „Если не-p, то q“. Исходя из первого соотношения, можно заключить, что Боэций вплотную подошёл к формулировке законов А. де Моргана. До середины 12 в. Л. в Западной Европе развивалась на основе сочинений Боэция и Порфирия. Развитие Л. в средние века инспирировалось, главным образом, полемикой вокруг проблемы истолкования сущности общих понятий (универсалий). Реалисты, продолжатели линии Платона -- Эриугена, Ансельм Кентерберийский, Альберт фон Больштедт (Альберт Великий), Фома Аквинский и др. -- утверждали, что общие понятия существуют реально, автономно от единичных объектов, составляя их гипостазированную сущность. Номиналисты -- Росцелин, Дунс Скот, Уильям Оккам, Жан Буридан и др. -- признавали реально существующими только единичные объекты, а смысл общих понятий редуцировали к значению имён (названий объектов). Некоторые номиналисты (Петр Абеляр, его ученик Джон из Солсбери и др.), отрицая реальное существование универсалий, рассматривали их в качестве общих понятий (концептов), особых форм познания. Данное направление в номинализме получило название концептуализм. В период средневековья традиционная формальная Л. обрела большую часть своего символического языка, т.е. системы условных знаков для обозначения различных структур мышления и логических связей между ними. В частности, византийский учёный-монах М.Псёлл (1020--1076/7) гласными буквами латинского алфавита из слов „affirmo“ („утверждаю“) и „nego“ („отрицаю“) обозначил простые высказывания, что позволило мнемонически фиксировать модусы фигур простого категорического силлогизма. Анализируя логические отношения между простыми высказываниями (противоположность, противоречие, подчинение, частичная совместимость), Псёлл предложил специальную схему для их обозначения, названную „логическим квадратом“. В средневековой Л. разрабатывались также теория логического следования, теория семантических парадоксов, проводился анализ выделяющих и исключающих высказываний, изучались проблемы модальной Л. Ансельм Кентерберийский анализировал деонтические (нормативные) высказывания с прескриптивными (предписывающими) функторами „обязательно“, „безразлично“, „разрешено“, „запрещено“ и др. В схоластической Л. 12--13 вв. различались модальности „необходимость сама по себе“ è „àêöèäåíòàëüíàÿ íåîáõîäèìîñòü“, èíñïèðèðóþùèå íåèçìåíÿåìîå èñòèííîñòíîå çíà÷åíèå âûñêàçûâàíèÿ ñîîòâåòñòâåííî â ëþáîå âðåìÿ èëè â îïðåäåë¸ííûé ôðàãìåíò âðåìåíè. По свидетельству С.Кнууттила (Финляндия), Скот первым использовал понятие логической возможности (possibile logicum) и сформулировал идею возможных миров, близкую к определённым характеристикам современного понимания модальностей, опередив, тем самым, Лейбница. В модальной теории Скота возможное считается некоторой „априорной областью концептуальной непротиворечивости“. В этом случае среди логических возможностей экстрагируются классы эквивалентностей в основе отношения совозможности, один из которых будет действительным. Некоторые из логических возможностей являются реальными альтернативами действительному миру. Схоластической логической традиции принадлежит первая в истории человечества идея создания механического логического устройства, высказанная испанским философом, логиком Р.Луллием (1235--1315). Но как автор абсурдного, по тем временам, проекта он подвергся критике Свифтом в его знаменитой книге „Путешествие Гулливера“ (образ профессора Великой Академии в Лагадо). В эпоху Возрождения (15--16 вв.) в Л. и методологии науки происходит усиление эмпирических тенденций. Радикальный перелом в науке в 17 в. сопровождался освобождением от канонического мышления „священного писания“ и трудов отцов церкви. Начинается процесс формирования новых критериев истины, так как „чистое знание“, знание ради знания больше не устраивает технологически развивающееся общество. Определяющими факторами познавательной деятельности становятся не всевозможные комбинации с логическими объектами, а комбинации с эмпирическими данными и их обобщениями. Ф.Бэкон в „Новом Органоне“, противопоставленном „Органону“ Аристотеля, изложил основы индуктивной Л., которая должна была заменить схолатизированную аристотелевскую силлогистику. Оставляя за силлогизмом как формой доказательства сферу мнений, он утверждает индукцию в качестве единственной формы доказательства, считающейся с данными чувств, постигающей природу и устремлённой к практике. „Логика, которой мы сейчас пользуемся, -- писал Ф.Бэкон, -- служит, скорее, укреплению и сохранению заблуждений, имеющих своё основание в общепринятых понятиях, чем отысканию истины ... Силлогизм не приложим к принципам знаний ... Силлогизмы состоят из предложений, предложения из слов, а слова суть знаки понятий. Поэтому если сами понятия, составляя основу всего, спутаны и необдуманно отвлечены от вещей, то нет ничего прочного в том, что построено из них. Поэтому единственная надежда -- в истинной индукции“. Если Аристотель знал один вид индукции -- через простое перечисление (энумеративную), то Ф.Бэкон, продолжая эпикурейскую традицию, предложил индукцию через исключение, в процессе которой элиминируются несущественные свойства исследуемых явлений. После осознания неоптимальности данной разновидности индукции (длинный путь к истине; не всегда достигаются достоверные результаты), Бэкон внёс коррективы в свой метод. Он рекомендовал искать такие факты („прерогативные инстанции“), при которых явление выступает в наиболее „прозрачном“ виде. Он разработал теорию методов установления причинно-следственных связей между явлениями: метод сходства, метод различия, соединённый метод сходства и различия, метод сопутствующих изменений. В 19 в. развитие индуктивной Л. было продолжено Дж.Гершелем (1792--1871) и Миллем. Астроном Гершель в книге „Введение в изучение естествознания“ (1832) сформулировал пять правил установления причинно-следственных связей: 1) неизменность связи причины и следствия; 2) неизменность отсутствия следствия при отсутствии причины; 3) возрастание или уменьшение степени интенсивности проявления следствия с возрастанием или уменьшением степени интенсивности проявления причины; 4) пропорциональность следствия причине во всех случаях его прямого, без препятствий со стороны, действия; 5) уничтожение следствия с уничтожением причины. Милль в „Системе логики силлогистической и индуктивной“ (1843) более чётко сформулировал методы исследования причинно-следственных связей -- метод единственного сходства, метод различия, соединённый метод сходства и различия, метод сопутствующих изменений, метод остатков, и с помощью доходчивых примеров продемонстрировал их познавательную значимость. Галилей обосновал гипотетико-дедуктивный метод как способ научного исследования, предполагающий выдвижение гипотез о причинах изучаемых предметов или явлений, а затем выведение посредством дедукции следствий из гипотез. На этом основании Декарт акцентировал значимость логической дедукции как основного метода научного познания. Выступая против схоластической интерпретации Л. Аристотеля, он сформулировал четыре правила, которых нужно придерживаться при любом научном исследовании: 1) принимать очевидное за истинное; 2) дробить целое на части; 3) начинать изучение с простейшего и мельчайшего; 4) ничего не упускать при изучении. Данные правила являются, скорее, методическими рекомендациями философского характера, основанными на механистическом понимании действительности и рационалистической теории познания. Декарт был одним из первых создателей формального языка математики (буквенной алгебры), которые Лейбниц перенёс в Л. А.Арно (1612--1694) и П.Николь (1625--1695), исходя из дедуктивного метода, обоснованного Декартом, и новых методологических требований относительно доказательства, сформулированных Паскалем, написали книгу „Логика, или искусство мыслить“ (известную под названием „Логика Пор-Рояля“, 1662), в которой изложили не схоластический вариант аристотелевской Л., а Л. как науку „правильно прилагать разум к познанию вещей“. Идейный переворот в области Л. осуществил Лейбниц, выступив с программой её математизации с помощью универсального логического языка. Свой подход он назвал „всеобщей характеристикой“, „комбинаторным искусством“. Сводился он к решению трёх основных задач: 1) логическому анализу всех известных понятий и редуцированию их к сочетанию простых, далее неразложимых понятий (созданию „всеобщей характеристики“); 2) созданию универсального языка символов, знаки которого должны заключать максимум смысла и выражать идеи наиболее естественным образом. Простые элементы логических рассуждений должны обозначаться буквами, сложные элементы -- формулами, суждения -- уравнениями; 3) разработке логического исчисления, включающего чётко сформулированные правила оперирования символами, т.е. процедуры образования из букв формул, из формул уравнений. Применив к Л. математические методы, он попытался построить данную науку в виде исчисления. Ему удалось разработать несколько вариантов арифметизации „общей Л.“, частными случаями которой он рассматривал теорию силлогизмов Аристотеля и дедуктивную систему Евклида. Но реализовать проект преобразования Л. Лейбницу не удалось в связи с тем, что в математике не были разработаны адекватные средства для формализации Л. Тем не менее, его исследования стали началом разработки принципов построения дедуктивных теорий и изучения логических свойств отношений между высказываниями, что значительно расширило учение о средствах дедуктивного вывода. Лейбниц сформулировал закон достаточного основания, расширив, тем самым, методологический базис двузначной аристотелевской Л., основными постулатами которой являются законы тождества, исключения противоречия и исключения третьего. Кант, признавая тот факт, что традиционная формальная Л. (определение „формальная“ введено им для акцентуации особенности данной Л. в подходе к изучаемым явлениям) со времён Аристотеля не сделала ни одного шага назад, но и не слелала ни одного шага вперёд, сделал вывод: она учит лишь неизменным правилам рассудка и не имеет никакого отношения к тому, каким образом открываются новые истины, каковы механизмы расширения знания. Основная задача Л., согласно Канту, указать условия, при которых мышление может избежать противоречия самому себе. На этом основаниии он разрабатывает трансцендентальную Л., предметом которой являются априорные, доопытные формы сознания. Кант признаёт четыре основных формально-логических закона, но специфицирует их действие в соответствии со своей системой. Законы тождества и противоречия он считает самыми важными принципами рассуждающего мышления на ступени возможного (проблематического) знания, закон достаточного основания является направляющим на ступени действительного (ассерторического) знания, закон исключённого третьего -- на ступени необходимого (аподиктического) знания. Из дедуктивной силлогистической системы Аристотеля Кант признавал только первую фигуру как обладающую самыми мощными доказательными возможностями (см.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   22

Похожие:

Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconХорхе Луис Борхес. Сад расходящихся тропок
Нижеследующее заявление, продиктованное, прочитанное и подписанное доктором ю цуном, бывшим преподавателем английского языка в Hoch...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconДэниел Мартин «Дэниел Мартин»
«Дэниел Мартин», Книга, которую сам Фаулз (31. 03. 1926–05. 11. 2005) называл «примером непривычной, выходящей за рамки понимания...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconЛ. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма
Расщепленный образ исторической науки с одной стороны, проникновением математических методов и других методик, с другой постмодернизмом...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconТемы эссе по курсу «Политическая история России и зарубежных стран»...
В случае невозможности найти самостоятельно предлагаемые книги, студент обращается к преподавателю при помощи системы lms или посредством...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconПроблема относительной распространенности химических элементов на...
Периодической системы Д. И. Менделеева: 76 (70) Н, 23 (28) Не и 1 (2) приходится на долю более тяжелых элементов. Относительная распространенность...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconИэн Макьюэн Цементный сад Scan: Ronja Rovardotter; ocr: golma1 «Цементный сад»
Иэн Макьюэн – один из авторов «правящего триумвирата» современной британской прозы (наряду с Джулианом Барнсом и Мартином Эмисом),...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 icon1. Важнейшие признаки постмодернизма, являющиеся его основой
Термин многозначен, включает в себя ши­рокий круг культурно-философских понятий. Модерном называют крупное стилевое направление в...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 icon2 Основные разделы философского знания
В рамках собственно философского знания уже на ранних этапах становления началась его дифференциация, в результате которой выделились...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconОсновные виды тропов и стилистических фигур Метафора (троп)
Развернутая построена на различных ассоциациях по сходству. Развернутая метафора – это своего рода нанизывание новых метафор, связанных...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconКраткие рекомендации по написанию эссе
Темой эссе является одна из выбранных экзаменуемым цитат. Цитаты принадлежат известным людям и расположены в соответствии с тем,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница