Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944


НазваниеОбраз-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944
страница16/22
Дата публикации29.07.2013
Размер2.62 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   22

^ ЛОНГИТЮДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ -- в широком смысле слова -- любое И., в котором на протяжении относительно длительного периода времени изучается одна и та же группа объектов -- людей, домохозяйств, предприятий и т.п. В таком расширительном толковании Л.И. является синонимом панельного И. В отечественной литературе Л.И. обычно трактуется в более узком смысле, как выборочное панельное И. возрастной или образовательной когорты (см. Когорта) в период от момента получения среднего образования до достижения возраста 28--30 лет. Его целью является изучение жизненного пути когорты, процессов социализации, становления профессиональной карьеры, семейной жизни и т.п. Наиболее крупным отечественным лонгитюдным проектом является всесоюзное, а позже международное И. “Пути поколения”, проведенное в 1983--1999 под руководством профессора М.Х.Титмы. Преимущества Л.И. по сравнению с обычным мониторингом, на каждом этапе которого используется новая выборка, состоит в возможности прослеживать развитие во времени одних и тех же объектов, точно фиксировать происходящие в их жизни изменения, включая изменения ценностных ориентаций, взглядов, мотивов и т.п. События жизненного пути могут, хотя и с меньшей точностью, фиксироваться и в обычном ретроспективном И., однако оно не позволяет изучать изменения в ценностно-мотивационной сфере и их влияние на жизненный путь. Главными недостатками Л.И. являются его высокая стоимость и техническая сложность, порождаемые необходимостью на каждом этапе разыскивать и идентифицировать респондентов, “состыковывать” данные разных этапов, собирать ретроспективную информацию о событиях, произошедших в жизни респондента в периоды времени между двумя этапами, контролировать неизбежное сокращение первоначальной выборки вследствие смерти, миграции, отказов от дальнейшего участия в И. и других причин, необходимость время от времени “ремонтировать” выборку и т.п.

О.В. Терещенко

ЛОПАТИН Лев Михайлович (1855--1920) -- русский философ и психолог. Друг детства В.С. Соловьева. В 1875--1879 учился на историко-филологическом факультете Московского университета. Там же в 1885 стал приват-доцентом, а в 1892 -- профессором. Параллельно преподавал философию на Высших женских курсах и в гимназиях. Совместно с Гротом реформировал Московское психологическое общество (с 1899 -- его бессменный председатель до закрытия общества в 1918), был соредактором Грота (с 1894), В.П. Преображенского и С.Н. Трубецкого (с 1896) в основаном в 1889 журнале “Вопросы философии и психологии”, с 1905 -- единственный его редактор, вплоть до закрытия журнала в 1918. Сам Л. после революции вынужден был уйти из университета. Умер от истощения. Основные работы: “Вопрос о свободе воли” (1889); “Положительные задачи философии”, первый том которой (“Область умозрительных вопросов”, 1886) составила его магистерская, а второй (“Закон причинной связи как основа умозрительного знния действительности”, 1891) -- докторская диссертации; “Вопрос о реальном единстве сознания” (1899); “Критика эмпиристических начал нравственности” (1890); “Николай Яковлевич Грот” (1900); “История древней философии” (1901); “Психология” (1902); “Метод самонаблюдения в психологии” (1902); “Научное мировоззрение и философия” (1903); “Князь Сергей Николаевич Трубецкой” (1906); “Настоящее и будущее философии” (1910); Философские характеристики и речи” (1911); “Спиритуализм как моническая система философии” (1912); “Лекции по истории новой философии” (Вып. 1, 1914); “Неотложные задачи современной мысли” (1917); “Странное завершение забытого спора” (1917) и др. В творчестве Л. можно обаружить влияние идей Соловьева, Лейбница, Лотце, Шопенгауэра, сам же он по праву считается одним их основоположников персоналистской традиции в русской философии. Сам Л. определял свою философию как “систему конкретного спиритуализма”, или “монический спиритуализм”. Осознание состояния современной философии как кризисного, в силу ее догматизации, нерефлексивности, утраты способности к постановке и решению подлинных онтологических проблем, ее замыкания в геоцентризме (когда все цели и смыслы усматриваются в земном существовании), привело Л. к убеждению о неизбежности (необходимости и возможности) метафизики как основанного на чистом разуме учения о существующем. Необходимо знание действительных вещей в их началах и конечном назначении, которое может дать только умозрительная философия. Передача функций последней науке и ввергла саму философию в кризис, а науку гипостазировала до уровня абсолютного знания, игнорирующего и не способного справиться с онтологической проблематикой, внося в нее дуалистические представления. Исходный же пункт подлинно философской онтологии -- признание внутренней однородности мира и единства его происхождения, а ее основная задача -- показать, как из единого возможно “живое многообразие сущего” (вечное единое раскрывается в вечном многом). “Философия утверждает реальность безусловного; но она утверждает также и реальность конечого мира. Отказавшись от какой-нибудь из этих истин, она одинаково уничтожает действительность...”. Адекватным этой задаче может быть лишь “признание истинно сущего за дух”, т.е. спиритуалистический монизм. Без признания такой субстанциальной основы мир раскладывается на кратковременные миры, не связанные друг с другом (все, что происходит во времени -- психическая жизнь — носит характер “непрерывного исчезновения”). “Вся действительность -- и в нас, и вне нас -- в своем внутреннем существе духовна, во всех явлениях кругом нас реализуются духовные, идеальные силы...”. Духовность действительности просто закрыта формами чувственного восприятия, настоящая реальность открывается во внутреннем “Я”. “Я” остается идентичным самому себе, ибо оно относится к сверхвременной субстанции, не исчезающей, а переходящей из одного явления мира в другое (т.е. имеет “трансцендентные основы”), и являет собой первичную непроизводную данность познающего духа. Таким образом мир есть совокупность сверхвременных активных монад (единств субстанции и творческой силы (воли), придающей всему определенность и сознательность), абсолютной причиной которых является Бог. Признание реальности, деятельности и сознательности нашего “Я” требует признания существования и “чужого сознания”, а в конечном итоге, внутренней духовности всего мира, имманентности его субъективной жизни. В действительно едином мире “основное для нас должно быть основным и во всех других формах творения”. Тезис о замкнутости монад на самих себя Лейбница и положение об их взаимодействии в персонализме Козлова Л. переинтерпретирует в духе Введенского в идею оознания “чужой одушевленности”, взаимного отражения состояний в различных сознаниях. Поскольку же всякая духовная жизнь “насквозь качественна”, мы можем адекватно понимать лишь те явления, которые были испытаны нами. В силу этого человек в большинстве случаев созерцает не объективную действительность, а лишь ее подобие. Мы можем понимать друг друга лишь постольку, поскольку нас объединяет общее субстанциальное начало -- дух, присутствующий во всех формах жизни, и телеологические действования в творческом самоопределении, оформляющие в совокупности и реальность в целом. Вся соотнесенность и иерархизированность духовных субстанций (монад) содержит в себе имманентную устремленность к идеалу как “внутреннему оправданию бытия”, выступающему по отношению к нему как абсолютная норма -- гарант нравственного миропорядка и основа свободных нравственных исканий личности. Л. снимает антитезу имманентного и трансцендентного, утверждая тезис о том, что все реально ровно настолько, насколько оно духовно. Подлинное действование, следовательно, не может быть механистичным, т.е. порождающим “моральную невменяемость индивида”, другим источником которой является абсолютный произвол. Человек ответственен, что требует творческих осмысленных проявлений душевной жизни. Отсюда учение Л. о первичной “творческой причинности” (деятельность всегда предполагает деятеля, последняя основа бытия -- духовные сущности, так как остальное нам непосредственно не дано). Сознанию индивида не противостоит ничего внешнего, он вынужден лишь соотноситься с не тождественными ему такими же изначально свободными духовными субстанциями. Поэтому ориентация естествознания на познание объектов есть квази-деятельность, так как исследователь всегда имеет дело лишь со своим объективированным и отчужденным от творческой деятельности самоопределения сознанием. Цель познания -- другие духовные субстанции и собственное взаимоотношение с ними. В силу своей сложности последнее никогда до конца не постижимо. Мы, следовательно, можем стремиться к истине, асимптотически приближаться к ней на основе собственного морального усовершенствования. Отсюда интерес Л. к методу интроспекции. По Л., наш внутренний опыт, данный в интроспекции, есть точка, в которой подлинная действительность раскрывается для нашего прямого усмотрения. “Творческое стремление” (волевой импульс) “темен”, иррационален, но он направлен не против законов разума и осуществляется не вне их, а сообразно с ними. Задача философии как раз и заключается в рациональном развертывании этого мистического предугадывания истины. Истинное знание может быть только рациональным, но вера всегда опосредует отношения опыта и знания, всегда присутствует во всех умственных актах. Как полагал Л., абсолютное знание (истина) всегда есть понятие религиозное, и человек, вдохновленный идеей познания, находится на пути к Богу. Свободная творческая деятельность предшествует в бытии всякой необходимости. Тезис свободы воли обосновывается в этике Л. через тезис о нравственной разумности мировой жизни, субстанциональное обоснование природы человеческого духа. Эстетически окрашенное духовное творчество, “задаваемое” моральной установкой, устремленностью к нравственному идеалу, предопределяет смысл человеческого бытия -- выполнение того, что нельзя выполнить, достижение того, чего нельзя достичь. Когда же мы попадаем в очередной тупик на пути познания и действования, из него есть только один выход: “принципиальное сомнение, которое уже спасло философию в эпоху Декарта”.

В.Л. Абушенко

ЛОРЕНЦ (Lorenz) Конрад Цахариус (1903--1989) -- австрийский биолог и философ, основатель “эволюционной эпистемологии”. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине (1973). Профессор философии Кенигсбергского университета (с 1940). В советском плену (1944--1948). Почетный профессор университета в Мюнхене (1947). Основатель Института сравнительного исследования поведения животных в Альтенберге (1949). Директор Института физиологии поведения имени М. Планка в Зеевидене (1961--1973). Заложил теоретические основы и систему фундаментальных понятий и категорий современной этологии (инстинкт; научение; импринтинг, т.е. способ опознавания особей своего вида в половом поведении; механизмы поведения животных в ситуациях борьбы за доминирование и конфликтах и др.). В своих произведениях “Агрессия (так называемое Зло)” (1963), “Эволюция и модификация поведения” (1965), “Восемь смертных грехов цивилизованного человечества” (1971) и др. осмысливал изменения когнитивных процессов от уровня инстинктов до самосознания, механизмы адаптации живых существ к внешней среде, значение внутренней совокупности мотиваций и напряженности (фрустрации) в генезисе агрессивного поведения. Высказал предположение о том, что врожденные характеристики мыслительного аппарата людей и обусловленные их психофизической организацией процедуры восприятия обусловлены закономерностями естественного отбора в ходе адаптации человека к окружающей среде. Личный опыт индивидов не определяет когнитивные параметры устройства нашего познания, однако в контексте исторической эволюционной перспективы последние могут быть истолкованы как продукт процесса развития посредством проб и ошибок: т.обр. формы и категориальная организация нашего мышления предстают исключительно в качестве релятивных гипотетических образований. Естественнонаучное знание, по Л., строится на индуктивных принципах -- наиболее существенно сведение сути законов низких уровней организации реальности к закономерностям более высокого порядка. При этом объяснение природы более низких структурных уровней может явиться и самодостаточным вне анализа высших “этажей” системы. Однако Л. полагал, что понимание природы элементов сложных систем, как правило, достижимо лишь целостно и в единстве. Выражая тревогу по поводу тенденций дегуманизации жизни соврменного человечества, Л. особо акцентировал внимание на тенденциях перенаселения и сужения жизненного пространства индивидов, деформации темпов жизни людей под воздействием технического прогресса, генетическое вырождение, распад традиций в контексте гипертрофированной значимости идеологических догматов.

А.А. Грицанов

ЛОСЕВ Алексей Федорович (1893--1988) -- русский философ 20 в. Учился на историко-филологическом факультете Московского университета. В 1920-е активно входит в философскую жизнь послереволюционной России, продолжая традиции русской религиозной философии, но уже с учетом открытий и достижений философии и науки 20 в. Миросозерцание Л. формируется на основе глубокого овладения философским учением Платона, сквозь призму которого он воспринимал и интерпретировал самые различные проявления духовной культуры. Результатом явился выход в конце 1920 х цикла философских сочинений Л. (8 книг), центральное место среди которых занимают “Философия имени” и “Диалектика мифа”. Итогом публикации стала разносная критика Л., его арест и “трудовое перевоспитание” на Беломорканале. После освобождения в 1933 Л. в течение почти 20 лет занимался исключительно педагогической деятельностью в области классической филологии и не имел возможностей публиковаться. Новый этап в его жизни начался с конца 1950-х. Итогом стала публикация ок. 400 научных работ, выдающееся место среди которых занимает фундаментальная 8-томная “История античной эстетики”. В поздних работах Л. предпринимает попытку сблизить свое философское учение с марксизмом, однако органического синтеза в итоге не получилось. Л. фактически перестал “существовать” как оригинальный мыслитель (“Я только подошел к большим философским работам, по отношению к которым все, что я написал, только предисловие”.). Правда, публикация в последние годы рукописей Л. позволяет сделать вывод, что философ продолжал развивать свою систему. Соответственно -- актуальной становится задача адекватной интерпретации его творчества как целостности, включая и “марксистский” этап. Философский поиск Л. был изначально ориентирован на создание оригинальной системы диалектико-феноменологической философии, имеющей в своей основе новые концепции имени, символа и мифа, генетически связанные с имеславием и доктриной православного энергетизма, понимаемой в духе исихазма. Именно в символически интерпретированном энергетизме Л. видел единственно возможный путь разрешения предельно значимой для религиозного философствования антиномии дуализма и монизма. Для решения поставленных задач Л. разрабатывает собственный метод (которому он останется верен на протяжении всего своего творчества) -- метод логико-смыслового конструирования философского предмета на основе синтеза феноменологии и диалектики. Результатом применения данного метода является “платоновско-гуссерлианский эйдос” -- совершенное единство умственного и чувственного содержания, что есть не что иное, как символ: необходимым продолжением эйдологии оказывается симвология (“символ... есть эйдос, воспроизводимый на ином”). Лосевская трактовка символа открывает широкие пути для конкретных приложений: феноменологическая компонента метода дает возможность зафиксировать живое своеобразие каждого конкретного рода символов; диалектическая компонента обеспечивает эффективный и единообразный их анализ в рамках целостной философской системы. В итоге обнаруживается грандиозный замысел Л. -- создание качественного нового типа философии как всеохватного символистского синтеза, в котором вместо традиционного членения (онтология, гносеология и т.д.) философия организуется по видам символов и сферам их применения. В духе имеславия такая система строится Л. на основании тщательного анализа природы “имени” или “слова”. Понятое онтологически имя является особым местом встречи смысла человеческой мысли и имманентного смысла предметного бытия, что в законченном выражении делает имя “идеей”, улавливающей и очерчивающей “эйдос”, существо исследуемого предмета (символа, энергии). Наибольшую глубину и полноту имя обретает, охватывая сокровенный слой бытия и раскрываясь как миф, который есть не вымысел, но последняя полнота реальности, “непосредственно ощущаемая действительность”, уже не эйдос, а “само бытие” в его самораскрытии. При этом миф всегда личностен, тогда как символ может быть только лишь статуарен: “тождество символа и мифа... есть личность”, точнее, “миф не есть сам личность, но лик ее”, т.е. “личность есть миф не потому, что она -- личность, но потому, что она осмыслена и оформлена с точки зрения мифического сознания”. Результатом является оригинальная трактовка Л. истории. Исторический процесс имеет три слоя, высший из которых -- самосознание истории, выражаемое в речи, слове; тем самым история становится ликом личности, т.е. мифом. В итоге “миф не есть историческое событие как таковое, но... всегда есть слово... миф есть в словах данная личностная история”. Данная концепция дополняется Л. оригинальной интерпретацией понятия “чудо”, что приводит к итоговой формуле лосевской философии: “... миф есть в словах данная чудесная личностная история”. Очевидно движение символистского синтеза Л. к православно-персоналистскому синтезу, осуществить который до конца философу не было суждено. Основные сочинения: “Эрос у Платона” (1916); “Античный космос и современная наука” (1927); “Музыка как предмет логики” (1927); “Диалектика художественной формы” (1927); “Диалектика числа у Платона” (1928); “Критика платонизма у Аристотеля” (1929); “Очерки античного имволизма и мифологии” (т. 1, 1930); “Диалектика мифа” (1930); “Олимпийская мифология в ее социально-историческом развитии” (1953); “Античная мифология в ее историческом развитии” (1957); “История античной эстетики” (т. 1--6, 1963--1980; “История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития”, кн. 1--2, 1992--1994); “Античность как тип культуры” (1988); “Дерзание духа” (1989); “Владимир Соловьев и его время” (1990); “Жизнь. Повести. Рассказы. Письма” (1993) и др.

Г.Я. Миненков
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   22

Похожие:

Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconХорхе Луис Борхес. Сад расходящихся тропок
Нижеследующее заявление, продиктованное, прочитанное и подписанное доктором ю цуном, бывшим преподавателем английского языка в Hoch...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconДэниел Мартин «Дэниел Мартин»
«Дэниел Мартин», Книга, которую сам Фаулз (31. 03. 1926–05. 11. 2005) называл «примером непривычной, выходящей за рамки понимания...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconЛ. И. Бородкин Квантитативная история в системе координат модернизма и постмодернизма
Расщепленный образ исторической науки с одной стороны, проникновением математических методов и других методик, с другой постмодернизмом...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconТемы эссе по курсу «Политическая история России и зарубежных стран»...
В случае невозможности найти самостоятельно предлагаемые книги, студент обращается к преподавателю при помощи системы lms или посредством...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconПроблема относительной распространенности химических элементов на...
Периодической системы Д. И. Менделеева: 76 (70) Н, 23 (28) Не и 1 (2) приходится на долю более тяжелых элементов. Относительная распространенность...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconИэн Макьюэн Цементный сад Scan: Ronja Rovardotter; ocr: golma1 «Цементный сад»
Иэн Макьюэн – один из авторов «правящего триумвирата» современной британской прозы (наряду с Джулианом Барнсом и Мартином Эмисом),...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 icon1. Важнейшие признаки постмодернизма, являющиеся его основой
Термин многозначен, включает в себя ши­рокий круг культурно-философских понятий. Модерном называют крупное стилевое направление в...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 icon2 Основные разделы философского знания
В рамках собственно философского знания уже на ранних этапах становления началась его дифференциация, в результате которой выделились...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconОсновные виды тропов и стилистических фигур Метафора (троп)
Развернутая построена на различных ассоциациях по сходству. Развернутая метафора – это своего рода нанизывание новых метафор, связанных...
Образ-метафора постмодернизма - один из центральных элементов системы понятий философского миропонимания Борхеса см эссе: “Сад расходящихся тропок”, 1944 iconКраткие рекомендации по написанию эссе
Темой эссе является одна из выбранных экзаменуемым цитат. Цитаты принадлежат известным людям и расположены в соответствии с тем,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница