Аландская война как место исторического компромисса


Скачать 62.34 Kb.
НазваниеАландская война как место исторического компромисса
Дата публикации23.03.2013
Размер62.34 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы


АЛАНДСКАЯ ВОЙНА КАК МЕСТО ИСТОРИЧЕСКОГО КОМПРОМИССА

Чтобы не возникло недоразумений, сразу определю место моего выступления. Если все предшествующие доклады относились к исторической культуре, то мой доклад касается культуры памяти. Этот термин введен сравнительно недавно. Под культурой памяти понимается культура неакадемического восприятия истории. Культура памяти относится не к производству истории профессиональной кастой историков исследователей, а к потреблению истории остальными людьми. Если историческая культура основывается на артефактах, сформированных исследованием объектов-источников, то культура памяти базируется на стереотипах, сформированных потреблением. Если историческая культура не принимает нарратив, не основанный на источниках, то культура памяти не воспринимает то, что не является стереотипами. Если источник устанавливается критериями исследования, то стереотип определяется видимостью «самоочевидности», которая возникает на основе автоматического усвоения «самоочевидных» представлений. Мой доклад касается слоя стереотипов, сформированных восприятием истории.

Начать можно с того, что на развалинах русской крепости Бомарсунд, взятой англо-французскими союзниками по Крымской войне мне встретилась группа французов. Французы эти сказали, что знают, что здесь была большая битва, в которой погибло много русских. Но если забраться в анналы французской морской пехоты, то выясняется, что больше всех в сражении погибло как раз французов, и наибольшие потери эти французы понесли во время штурма Бомарсунда 13-16 августа 1854 от финских снайперов-штуцерников. Однако после капитуляции гарнизона Бомарсунда 16 августа 1854 полковнику Вассуану на острове Прясто финские пленные были отправлены в заключение не во Францию, а в Англию – в город Льюис в Южном Эссексе.

Если говорить о командном составе гарнизона русской крепости, то и в нем, начиная с коменданта Якоба Бодиско, многие офицеры были не русскими, а остзейскими немцами. В тоже время заботу о памятнике, поставленном в Льюисе финнам, умершим в плену в 1854-1856 годах, проявляло не только русское правительство времен Александра II, но Советский Союз, оказавший помощь в реставрации памятника в 1957. Да и за самим мемориалом финнам, умершим в Льюисе, закрепилось название “Russian Memorial”.

Подобная ситуация нам хорошо знакома и по советским временам, а именно то, что имперская идентичность не является национальной, имперская идентичность скорее стремится встать над локальным националистическим течениям, хотя на ее же размытом, компромиссном фоне национальные и националистические группы вполне могут строить свою политику. Наднациональные империи и политические субъекты сменяют друг друга, но вот Аландский вопрос во многом сохранил свою так сказать «имперскую» недосказанность в виде военно-политического компромисса Балтийских государств. Например, в том, что со времен окончания Крымской войны Аландские острова являются демилитаризованной зоной. То есть их статус опять же апеллирует к наднациональной, международной идентичности, в которой размываются границы отношения, продиктованные тем, или иным локальным национализмом.

К таким размытым местным особенностям относится и сам термин «Аландская война». Термин возник в песне тех самых финских пленных, которые содержались в Льюисе. В песне война названа «Аландской», потому что в плен эти финны попали на Аландах. Но в дальнейшем понятие «Аландская война» иногда расширяется до всей доли участия Финляндской автономии в Крымской войне, хотя участие это не ограничивалось Аландами. Таким образом, термин расширяется до некоторой претензии на территорию с нефинским населением.

Другой аберрацией имперской неопределенности стал энтузиазм ложных слухов в кампании, поднятой в шведской прессе после захвата Аландских островов союзниками. Шведские газеты распространяли ложный слух, о том, что финны рады прийти под скипетр шведско-норвежского короля Оскара I, готовы вступить в единое Скандинавское политическое сообщество. Что конечно не соответствовало реальности. Именно после 1809 года финские интеллектуалы начинают выстраивать свой «антикварный национализм» (термин Дерека Фьюстера) в постепенно усиливающемся антагонизме со шведским культурным наследием. Однако сам Оскар I проявил политическую осторожность. Он соглашался на предложение союзников выступить против России, но лишь в составе более широкой коалиции Запада с участием центральных германских государств. Позиция же консервативной германской прессы оставалась прорусской, хотя местные либералы-националисты и выражали противоположные ей настроения враждебности к России.

Эта осторожность Швеции и станет основой становления Аландских островов первой демилитаризованной зоной в Европе, когда Швеция откажется принять острова от союзников как залог будущих конфликтов с Россией.

В самой Финляндии имела некоторый успех среди широких слоев населения лоялистская позиция архиепископа Эдварда Бергенхейма, который приспособил к финским условиям пропаганду Крымской войны как религиозной войны «против язычников». В этом смысле и пропаганда участия России в гуманитарной интервенции в Грецию в 1820-е имела в Финляндии некоторый успех. Однако проповедь Брегенхейма встретила довольно решительное отторжение среди финских интеллектуалов. Сложным для финских особенностей было и принятие излишней конфессиональной однозначности лозунга Николая I, который призвал к борьбе «за православную веру». Следует все же отметить, что конфессиональная идентичность на уровне большинства населения Финляндии в это время еще преобладает над национальной.

Наконец, на уровне массового восприятия слабо фиксируется финская идентичность и британской стороной. Например, в британском отчете о бое под Хаминой говорится о множестве «русских», которых «рассеяли» там британские морские пехотинцы, нанеся им большие потери. В финском же отчете, говорится о том, что город защищали местные ополченцы, которые потеряли восемь человек ранеными и одну лошадь. Во время заключения в Льюисе финнам разрешили производство игрушек, которые в обиходе назывались “Russian Toys”. Газета «Таймс» нападая на слишком мягкие, по мнению автора, условия содержания финских пленных в Льюисе также не проводит разницы между финнами и русскими. «В то время как русские мясники убивают и калечат наших солдат на войне, мы позволяем их солдатам жить в роскоши и даже выписывать к себе из дома своих жен».

Здесь место вспомнить концепции Бенедикта Андерсона и Энтони Смита о том, что националистические идентичности повсеместно сконструированы прослойкой интеллектуалов, с последующим распространением их до широких слоев населения в XIX-XX веках. Если во Франции и Англии национализм был уже давно доступен широким слоям населения, то в периферийных странах Европы его разделяли еще лишь интеллектуалы.

В заключении хотелось бы упомянуть еще одну идентичность, которая кажется самоочевидно стабильной, но исторически таковой не является. Это идентификация Финляндии с Западом. Интеграция Финляндии в политическую идентичность Запада – дело совсем недавнего времени. С таким по смыслу самоочевидности «западным» государством как Соединенное Королевство Финляндия вступала в вооруженное противостояние три раза. Первый раз в качестве автономии в рамках Российской империи. Второй раз военные действия против Первой Республики в Финляндии предпринимались британцами в ходе Первой Мировой войны из за прогерманской ориентации финского национализма. В 1918 из-за финской проблемы погибли британские подводные лодки на Балтике, в том числе субмарина E8 героя-подводника Френсиса Гудхарта. Ответом был рейд на Петсамо 5 мая 1918. Третий раз британцы продемонстрировали жесткую позицию, предъявив Финляндии ультиматум с требованием вывести войска с советской территории в 1941. Аргумент о том, что финны лишь «вернули себе свое» и готовы остановиться на достигнутом был, тогда отвергнут и война была объявлена. При этом бомбовые удары по территории Финляндии Королевские ВВС наносили еще в июле 1941, еще до формального объявления войны. Другое самоочевидно «западное» государство США разрывало дипломатические отношения с Первой Республикой в июне 1944, в расчете на скорый прорыв финской обороны в ходе советского наступления на Карельском перешейке. Лишь по военным причинам качества сопротивления финнов Финляндия является единственным союзником Гитлера, который избежал оккупации войсками Коалиции и последующих идеологических чисток по образцу денацификации в Германии и Австрии. Таких чисток не избежала, например, даже Дания, где был короткий период, когда вышедшее из подполья Сопротивление брало страну под свой контроль. Отсутствие культурного слоя подобного денацификации сказывается в том, что в военных музеях Финляндии равноправно существуют экспозиции финских СС, а у входа продаются значки фашистских организаций. Причем это не сопряжено с какой-либо скандальностью подобной памяти подобной символики, каковая есть в странах Восточной и Центральной Европы. Эта политическая идентичность здесь никого не шокирует и не вступает в противоречие с идентификацией Финляндии как «западного» государства.

В духе той же относительно недавней вестернизации Финляндии можно назвать оперу “Finnish Prisoner”(«Финский Пленник»), поставленную в 2007 в память о пленных с Аландских островов, содержавшихся в Льюисе. Где, наконец, представилось напомнить после стольких лет, что пленные, которые так долго были «русскими», оказались на самом деле финнами. Но, опять же, в Аландском вопросе и, несмотря на то, что у половины людей, погребенных в Льюисе, фамилии не финские, а шведские.

Сколь бы не были разнообразны и противоречивы основы компромисса, выраженного в особом статусе Аландских островов, но надо отдать ему должное. Аланды, чью стратегическую ценность на Балтике можно сравнить с Мальтой и Критом в Средиземном море, не стали, в отличие от них, местом новых кровавых сражений. А Балтика остается регионом компромисса. Независимо от того, что историческая память открывает, а культура памяти утаивает.



Похожие:

Аландская война как место исторического компромисса iconИдет война, война какой еще не знал Мир, между Богом и сатаной за...
Земным царством и Царством Божьим Небесным. Реально это выглядит как «война за дом» тело человека, на чьей стороне душа, тому достанется...
Аландская война как место исторического компромисса iconПрограмма курса история как наука. Место России в мировом сообществе
История как наука. Методология и методы исторического исследования. Формационный и цивилизационный подход к изучению истории. Понятие...
Аландская война как место исторического компромисса icon1. Обычная война война буржуазии. Революционная война война народа
Наши люди должны преодолеть свои недостатки и использовать слабости противника, провести мобилизацию палестинского и арабского народов....
Аландская война как место исторического компромисса icon1. Обычная война война буржуазии. Революционная война война народа
Наши люди должны преодолеть свои недостатки и использовать слабости противника, провести мобилизацию палестинского и арабского народов....
Аландская война как место исторического компромисса iconЛекция 2 Формирование Версальской системы международных отношений....
Россию, за исключением Швейцарии. Война началась как религиозное столкновение между протестантами и католиками Германии, но затем...
Аландская война как место исторического компромисса iconI. Пояснительная записка. «История» является дисциплиной гуманитарного,...
Ми мирового и отечественного исторического опыта, в формировании у них исторического мышления, цельного представления об историческом...
Аландская война как место исторического компромисса icon1. История как наука. Методология и теория исторической науки. Методы...
Во всех вузах России по новому госстандарту изучается Отечественная история, заканчивается экзаменом
Аландская война как место исторического компромисса iconВопросы к экзамену по курсу «Политическая история России и зарубежных стран» (ч. 1)
Политическая история как отрасль исторического знания. Основные теории исторического развития
Аландская война как место исторического компромисса iconЛекция введение. Вопросы
Понятие исторического сознания. Исторический миф. Роль исторического сознания как регулятора социального поведения людей. Историческое...
Аландская война как место исторического компромисса icon-
Небольшая предыстория: в моем родном городе Верхнем Уфалее (для тех кто не знает на самой границе Челяб и Свердловской областей)...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница