Сесилия Ахерн Сто имен


НазваниеСесилия Ахерн Сто имен
страница12/30
Дата публикации23.04.2013
Размер3.24 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Журналистика > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   30
^

Глава двенадцатая



«Кафе ан Сен» на Доусон стрит состояло из нескольких баров, расположившихся на трех этажах и соединенных трехэтажным атриумом со стеклянным потолком. Двенадцатиметровые деревья почти упирались кронами в эти стеклянные панели. Заведение в стиле парижского ар нуво посреди одной из самых шумных дублинских улиц соседствовало с ресторанами, барами, кафе, резиденцией лорд мэра и церковью Святой Анны. Рукой подать до парка Стивенс Грин. По субботам сюда стекались дублинцы всех возрастов, и Китти понятия не имела, как узнать Мэри Роуз, как отыскать ее в гигантском заведении, на каком из трех этажей, в каком из многочисленных баров, не говоря уж о приватных уголках, нишах и альковах. Здесь можно всю ночь провести и не заметить знакомого человека, хотя тот веселится неподалеку. В итоге Китти уселась перед центральной стойкой напротив главного входа – словно напрашиваясь на съем, мелькнуло у нее в голове, – взяла бокал вина и стала наблюдать за дверью.

В памяти проплывали события прошлой ночи. Странно все таки, что Ричи не позвонил ей, даже не послал эсэмэску. Не то чтобы Китти это было нужно, но все таки мог бы. Номер свой она ему точно дала, хотя саму ночь она по пьяни едва припоминала, телефонами они обменялись, когда еще были вполне трезвы, в этом Китти была вполне уверена, и его номер торчал в ее контактах как убедительное доказательство. Позвонить ему? Может, он ждет звонка и думает о ней примерно то же, что она думает о нем? Но в этот момент с другого конца бара донеслись голоса.

– Вы – Китти Логан? – спросил какой то мужчина.

– Вы – Китти Логан? – присоединилась к нему женщина.

Китти откинулась на стуле, пытаясь разглядеть тех, кто задавал этот вопрос, но их загораживала толпа. Она посмотрела в зеркало за барной стойкой, отыскивая их отражения, пытаясь что то узнать об этих людях прежде, чем они узнают ее.

– Вы – Китти Логан? – послышалось ближе.

Китти снова изогнулась на стуле и на этот раз увидела молодого человека лет двадцати с небольшим, который обращался к похожему на брокера юноше в строгом костюме. Брокер презрительно отмахнулся, но молодой человек, глядя ему прямо в глаза, повторил:

– Вы уверены?

Приятели брокера расхохотались, он тоже слегка расслабился.

– Может, ты сменил пол, а мужики то и не знают?

– Нет. – Его улыбка полиняла.

– Ладно, Сэм, двигаемся, – позвал женский голос, и тонкая рука, коснувшись локтя парня, повела его дальше.

– Вы – Китти Логан? – спросила она женщину средних лет, сидевшую в окружении подруг.

– Может, и я, – ответила та.

– Нет, врешь ты все, – возразил Сэм. – Вчера тебя звали по другому – правда, крошка?

Все засмеялись, и Китти сообразила, что, если она не вмешается, ребята проторчат тут вечность.

– Прошу прощения! – Она подалась вперед на барном стуле. Ближайшие соседи, а с ними и Мэри Роуз, Сэм и та группка женщин, обернулись к ней. Китти подняла руку: – Я – Китти Логан.

– Нет, я Китти Логан, – пробасил кто то с другой стороны бара. Снова взрыв смеха.

– Двойники! – воскликнул Сэм, и все за охали, словно на представлении.

Китти рассмеялась и поднялась навстречу двойнику, который вышел из за столика. Четверть центнера лишнего веса, густая борода. Он стоял, разведя плечи и слегка согнув пальцы, – киношный ковбой перед лицом противника. Китти не удержалась от улыбки.

– Моя взяла! – «Ковбой» победоносно взмахнул кулаком, его маленькая аудитория, нисколько не смущаясь подобной чепухой, зааплодировала.

Солидные брокеры морщили нос, как от дурного запаха, и норовили отвернуться.

– Я – Китти Логан! – повторил мужчина, еще раз потряс кулаком и вернулся за столик.

Сэм направился к нему – пожать руку и потрепаться, – а Мэри Роуз заговорила с Китти.

– Привет, – сказала она с улыбкой, от которой вспыхнули глаза и все лицо преобразилось. На редкость красивая девушка. В обтягивающих джинсах, на высоченных каблуках – даже Китти подобных не видывала – и в дешевой майке она выглядела на миллион. – Я Мэри Роуз, – сказала она.

– Приятно познакомиться. Я боялась, в таком столпотворении мы потеряемся, но вижу, что беспокоилась напрасно.

– О, положитесь на Сэма, – закатила глаза Мэри Роуз. – Куда бы мы ни пошли, он с гарантией устроит спектакль.

– Ваш бойфренд?

– Нет, просто приятель. – Она состроила гримаску. – С детства дружим. Наши мамы дружили с детства, самые лучшие подружки, бла бла бла, – заторопилась она.

– Китти Логан, – заговорил, вернувшись к ним, Сэм, – мы ужинать собираемся, присоединитесь?

Китти следила за Мэри Роуз – сейчас она подмигнет парню, подскажет, что незачем ее с собой тащить, но нет, от девушки, от них обоих не исходило ничего, кроме бесхитростной приветливости. Как удачно они ей встретились в тот самый момент, когда Китти остро нуждалась в человеческом тепле.

Пять минут до Фредерик стрит, где в маленьком итальянском ресторанчике их ждал стол и еще восемь сотрапезников. Сэм поволок Китти вдоль стола, представляя ее всем своим юным, весьма привлекательным и невероятно модным друзьям. А она то со вчерашнего дня не переодевалась, от нее, должно быть, разит. Китти устроилась напротив Мэри Роуз – удобная позиция, чтобы расспросить человека, но вряд ли удастся взять интервью посреди всеобщего веселья. Шумные это были ребята, друзья детства, их свойских шуток Китти не понимала и все же смеялась – уж очень живо и весело ребята перебрасывались подначками. Все они хорошо друг друга знали, постоянно дразнились, и Китти казалось, будто она смотрит лучший в своей жизни сериал. Прически и костюмы персонажей безупречны. А ведь совсем мальчишки.

Такой дружбы Китти не знала. Она выросла в графстве Карлоу на юго востоке Ирландии, после школы отправилась в Дублинский университет и с тех пор жила в Дублине, изредка появляясь дома на выходной или по случаю свадеб и похорон. Из двух ее братьев один остался в родных местах, женился, другой уехал в Корк, учился там в университете и жил счастливо с человеком по имени Александр – с ним Китти была знакома лишь в Фейсбуке. Даже не припомнить, когда они в последний раз собирались всей семьей, – наверное, на похоронах какого нибудь родственника, – да и телефонные разговоры сводились к сбору средств для родителей на починку сломанного бойлера. Отец заправлял все тем же пабом на Таллоу стрит, что и в дни ее детства. Родители были люди тихие, необщительные, искусство беседы оставалось им чуждо, и они редко выбирались в гости, разве что на обязательные соседские и семейные мероприятия, но и там больше слушали, чем говорили, съежившись в каком нибудь уголке и не покидая его с начала и до конца.

Китти росла с двумя подружками, Мэри Берн и Мэри Кэрролл, – их всегда называли полным именем, чтобы не перепутать. Кэтрин и две Мэри – никому в Карлоу в голову бы не пришло звать ее Китти. Это прозвище она с гордостью присвоила себе, поступив в университет, счастлива была обрести новое имя в новой своей жизни. Обе Мэри возмущались тем, что теперь Китти носит имя, которое не они ей дали, и обе отказывались именовать ее так в тех редких случаях, когда приезжали в Дублин провести вечерок с Китти и ее однокурсниками. Подруги из Карлоу не вписывались в университетскую компанию. В конце концов две Мэри напились и в один голос, поддерживая друг друга, устроили Китти разборку: она, мол, изменилась к худшему, покинув родной дом. Китти до смерти надоели эти споры по замкнутому кругу, она все реже приглашала былых подруг в Дублин, а потом эти визиты и вовсе сошли на нет. Китти, со своей стороны, не рвалась лишний раз наведаться в Карлоу, и от дружбы с двумя Мэри не осталось даже воспоминаний. Если не удавалось предусмотрительно избежать столкновения на улице, возникала неловкая беседа, когда никто не знал, о чем говорить. Затем Мэри Берн переехала в Канаду, а Мэри Кэрролл сбросила двенадцать килограммов и устроилась на работу в модный магазин там же, в Карлоу, куда Китти никогда больше не заглядывала с тех пор, как Мэри навязала ей два платья совершенно не в ее вкусе, но разговор (чрезвычайно для Китти мучительный) как то так повернулся, что и не купить их было нельзя. Деликатность ценой в сотню с лишком евро.

Теперь у Китти имелось два надежных и постоянных друга – Стив и Салли. Другие отношения ей почему то никогда не удавалось сохранить, и не потому, что Китти не хватало расположения к людям и желания поддерживать связи, но как то так вышло, что после детских дружб уже не получалось по настоящему с кем то сблизиться и жизнь разводила ее с новыми знакомыми – отвалились университетские приятели, появлялись новые на работе и оставались в ее кругу до тех пор, пока длилась эта работа. Теперь она во все глаза смотрела на Мэри Роуз в кругу друзей: ничего подобного в ее жизни не было.

– Значит, вы работаете в журнале. – Мэри Роуз наконец отвлеклась от разговора на другом конце стола и обратилась к Китти.

Китти даже расстроилась на миг оттого, что приходится возвращаться к работе.

– Да, в журнале «Etcetera». Вы о нем слышали?

Мэри Роуз призадумалась.

– Вроде да, – ответила она без особой уверенности.

– Его издавала Констанс Дюбуа. Она с вами не связывалась – может быть, в прошлом году? – На самом деле Китти уже не надеялась на то, что Констанс успела пообщаться с кем либо из своего списка.

– Вроде нет, – все так же неуверенно протянула Мэри Роуз.

– Она умерла несколько недель тому назад, – пояснила Китти. – Но, прежде чем заболеть, она собиралась написать статью для журнала, в том числе и о вас.

Уже ставшая привычной реакция – так реагировали Берди, Эва, отчасти и Арчи: удивление, замешательство, недоумение.

– Вам известно, почему она хотела поговорить с вами и написать о вас?

Мэри Роуз явно была ошеломлена. Китти видела, как движутся ее зрачки, словно она обшаривала свой мозг – правое полушарие, левое – в поисках ответа.

– Нет, – в растерянности отвечала она. – Я самая заурядная особа, какую только можно себе представить, – добавила она, и Китти рассмеялась.

– Не думаю. Пока что мне было очень весело с вами.

– Это все Сэм. А я? Я очень скучная. Никогда не делаю ничего интересного, ничего интересного не думаю, не знаю, даже не видела ничего интересного.

Китти засмеялась еще громче:

– Вы мне очень интересны. – Это была чистая правда, ей нравилось находиться в обществе Мэри Роуз, проникать в ее мир. – Как вы думаете, вам понравится быть моим персонажем? Ведь это интересно?

Все тот же уже ставший знакомым взгляд: застенчивость, замешательство, человек и польщен, и думает, что уж он то никак не годится в персонажи.

– А какой сюжет?

– История о людях из списка.

– Сколько же их там?

– Ровно сто.

– Ничего себе! – Мэри Роуз широко распахнула глаза. – Большущий у вас рассказ.

Китти улыбнулась:

– А ваш рассказ о себе – большой?

Мэри Роуз собирала пальцами крошки на столе и снова их стряхивала – она повторяла это движение вновь и вновь, застенчиво отвечая на вопросы Китти.

– Те, другие люди из списка, наверное, гораздо интереснее. У них, наверное, замечательная жизнь. А я всего навсего парикмахер, два дня в неделю работаю в салоне в Бутерстауне, где прожила всю свою жизнь, а два других дня хожу по вызовам. В свободное время сижу дома с мамой.

– По вызовам вы ходите куда? В журналы? На телевидение?

– Вот уж нет! В лучшем случае причесываю девиц перед выпускным или подружек невесты, но чаще всего меня приглашают в больницы.

– В больницы?

– Да. Зовут меня, как понадоблюсь. Парикмахерских там нет, а больные часто чувствуют себя намного лучше, если приведут волосы в порядок. Иногда я и макияж делаю, но об этом редко просят. А хорошая прическа возвращает человеку достоинство. Так было и с моей мамой.

– Она тоже лежала в больнице?

– У нее был инсульт. Очень рано, в сорок два. Сейчас ей сорок четыре, ей все еще нужен полный уход, но всякий раз, как я укладываю ей волосы, ей становится лучше. Не так, чтобы со стороны было заметно, но самочувствие лучше. Ногти я тоже в порядок привожу, если просят. У меня нет диплома по маникюру, но я беру с собой несколько флакончиков лака на всякий случай. Честно говоря, большинство пациентов просто рады кого то позвать к себе, поболтать.

– Как это прекрасно! А мне и в голову не приходило помогать людям таким образом.

– Я же не из благородства, я деньги за это беру! – смутилась девушка.

– Как чувствует себя ваша мама?

– Не очень то. Левая сторона тела неподвижна, почти ничего не может сделать сама. Ей пришлось заново учиться говорить.

– Нелегко вам пришлось.

Мэри Роуз печально улыбнулась:

– Ей еще хуже.

– Кто за ней смотрит?

– На несколько часов приходит сиделка, а потом… потом я возвращаюсь домой.

– Братьев, сестер нет?

– Не а.

– И отца нет?

– Не а.

– Ничего себе навалилась на вас ответственность.

– А! Главное, я мамочку люблю. Я для нее что угодно сделаю.

И в тот самый момент, когда Китти собиралась заверить Мэри Роуз в том, что она – весьма интересный человек, неожиданный поворот событий сделал жизнь этой девушки еще красочнее.

Сэм постучал ложечкой по стакану, привлекая внимание сотрапезников за столом – и за соседними столиками. Друзья Мэри Роуз и Сэма начали переглядываться с широкими ухмылками – они уже знали, что надвигается.

– Господи! – Мэри Роуз так и съежилась.

– Что случилось? – спросила Китти.

– Увидите, – ответила она, стремительно краснея.

Сэм поднялся и продолжал стучать по стакану, пока вся публика в ресторане не обернулась к нему.

Не зная, как реагировать, управляющий и официанты тревожно поглядывали в его сторону.

– Прошу прощения, что отвлекаю вас, – заговорил Сэм, как самый что ни на есть благовоспитанный джентльмен. – Обещаю не отнимать у вас много времени, однако я хочу сделать заявление. Здесь, в этом помещении, находится важный для меня человек, и я должен сказать ему что то очень важное.

Он прокашлялся, в зале нарастал взволнованный гул. Никто уже не сердился на Сэма, все приготовились ему внимать.

Сэм обвел взглядом всех собравшихся, мельком скользнул и по Китти, отчего ее сердце забилось сильнее, и сосредоточился на Мэри Роуз, чье лицо было уже пунцовым. Парень нежно улыбнулся девушке:

– Джозефина Мерфи, – ласково позвал он, и Китти в недоумении оглянулась. Ее разыграли? Она не с той девушкой беседовала? Каким образом Мэри Роуз вдруг превратилась в Джозефину?

– Да, – тихо ответила та.

– Мы с тобой давно дружим, ты была рядом каждый день, каждый миг моей жизни. Мне не приходилось звать тебя, ты всегда тут, словно тень, позади меня, следуешь за мной, преследуешь.

Кто то из приятелей фыркнул, и подружка стукнула его по руке.

– Ты всегда была рядом, когда ты была мне нужна… – Голос Сэма дрогнул, он опустил глаза, Китти усомнилась, сможет ли он договорить. Но вот он вновь поднял полные слез глаза. – После той моей операции – ты знаешь, Джозефина, о какой операции я говорю, – когда мне удалили…

– Знаю, знаю, – поспешно перебила его Мэри Роуз.

– Итак. – Сэм набрал в грудь воздуха и двинулся вокруг стола к своей возлюбленной.

Немногочисленные женщины, ужинавшие в том же ресторане, взволнованно вскрикнули. Мэри Роуз укрыла лицо салфеткой, но подруга, сидевшая подле нее, потянула ее руку вниз. Из кухни вышли поглазеть повара. Все затихли. Сэм опустился на колено, и какая то чересчур перегревшаяся дама аж взвизгнула. Все в ресторане рассмеялись – и вновь благоговейно смолкли. Сэм потянулся к руке Мэри Роуз, и девушка вынуждена была посмотреть ему прямо в лицо, не заслоняя ладонями своих раскрасневшихся щек. Она покачала головой, будто глазам своим не верила.

– Джозефина Мерфи, – внятно, торжественно произнес Сэм, так что слова его разнеслись по всему залу. – Я люблю тебя с первой минуты нашей первой встречи и буду любить тебя до своего смертного часа – и после смерти.

Какая то женщина, заметила Китти, вытирала глаза салфеткой. Другая изумленно закатила глаза.

– Окажи мне честь, согласись стать моей женой.

Хотя все понимали, что спич закончится предложением руки и сердца, по залу вновь прокатился взволнованный гул, и вновь все поспешили замолчать, чтобы не пропустить ответ Мэри Роуз.

Она посмотрела на Сэма, улыбнулась идеальной девичьей улыбкой и ответила:

– Да.

Только этого все и ждали. В зале вспыхнуло шумное ликование, управляющий, довольный тем, как все обернулось, подошел к столу, поздравил и посулил выпивку за счет заведения. С соседнего столика молодым послали шампанское. Сэм, сидевший до того во главе стола, спихнул приятеля и занял место возле своей невесты. Он обвил рукой ее плечи, и она уткнулась лицом ему в грудь.

– Я убью тебя! – прошептала она так тихо, что никто, кроме Китти, не расслышал.

– Улыбаемся и машем, – ухмыльнулся Сэм, и девушка подняла голову и помахала в знак благодарности людям за соседними столиками – все наперебой поздравляли ее.

– Ребята, простите, что порчу вам праздник, – заговорила наконец Китти, – но вы совершенно сбили меня с толку. Я думала, что разговариваю с Мэри Роуз Годфри.

Сэм расхохотался.

– Ой, Китти, прости. – Мэри Роуз подалась ближе к ней и зашептала на ухо: – Да, я – Мэри Роуз. Не обращай внимания, Сэм каждый раз так делает.

– Что он делает?

– Предложение. И всегда с такими фокусами. Не по настоящему. – Уже серьезнее Мэри Роуз добавила: – Ты же сразу поняла, что это понарошку.

У Китти едва челюсть не отвалилась.

Сэм уже не смеялся, он выл от смеха.

– А было так красиво, – разочарованно протянула Китти.

– Вот видишь! – воскликнул Сэм, бросив взгляд на Мэри Роуз. – Люди находят это трогательным.

– Вот в следующий раз и делай предложение кому нибудь из «людей».

– Нет, лапонька, с тобой самый кайф. – Сэм крепче прижал ее к себе, и Мэри Роуз окрысилась. – Но мой малыш глупыш никак не хочет этого понять.

Китти переводила взгляд с одного на другого:

– Так что же, вы делаете кому то предложение всякий раз, как идете в ресторан?

– Не кому то, а Мэри Роуз. Ей это нравится, только она виду не подает.

– Терпеть этого не могу!

– Просто она не умеет дать понять, что ей это по душе.

Китти не выдержала и засмеялась:

– И вы это делаете в ресторанах.

– В ресторанах, в барах, в кафе и так далее. Попробуйте как нибудь сами. Бесплатная выпивка гарантирована, как то раз с нас и за ужин денег не взяли, а в другой раз принесли бутылку дорогого шампанского. Помнишь?

Мэри Роуз кивнула.

– Значит, вы проделываете это ради дарового угощения?

– И чтобы порадовать Мэри Роуз. Не хмурься, дорогая, мы же только что обручились, люди смотрят, вот нам и выпивку несут. Улыбнись, не то я тебя поцелую.

Мэри Роуз так быстро приклеила к губам улыбку, что Китти прямо таки зашлась от смеха.

К бесплатной выпивке подали еще и десерт от шеф повара для счастливой парочки. На блюдце кремом было выведено поздравление.

– В прошлый раз за весь ужин ничего не взяли, – проворчал Сэм, но тихо, чтобы управляющий не услышал. Он протянул Мэри Роуз ложечку.

– Вы уже делали ей предложение в этом ресторане? – уточнила Китти.

– Нет, всегда в разных местах, – пояснил Сэм. – Нельзя возвращаться на место преступления.

– Но ведь преступник всегда возвращается. Даже поговорка такая есть, – возразила Мэри Роуз.

Сэм нахмурился. Они сидели так близко, их лица почти соприкасались, с виду им было хорошо вдвоем, легко и приятно, и все же это был обман. Или? Что то Китти засомневалась. Похоже, они друг другу не безразличны. Она подумала о них со Стивом: как часто окружающие, не слушая ее возражений, намекали, будто между ними есть нечто большее, чем дружба. Но теперь с этим покончено: появилась Катя. Китти проглотила комок, ее вдруг охватила безысходная грусть.

– Что, – говорил тем временем Сэм, – какой дурак попрется на место преступления?

– В том то дело – преступники глупы. Они оставляют следы на месте преступления и потом вынуждены вернуться, или же они это делают для собственного удовольствия. Наглеют. Вот как ты хотел бы снова прийти сюда и проделать это еще раз.

– Я бы не стал.

– Спорим, через годик ты рискнешь.

Они продолжали пикироваться, а Китти разглядывала всех вокруг. А ведь и правда, атмосфера в ресторане заметно изменилась в ту минуту, когда Сэм сделал предложение. Завсегдатаи вернулись к обычным разговорам, но болтали веселее. Зал наполнился энергией, поднялся шум, смех, всем сообщилось это молодое счастье, и даже те, кто разочаровался в любви, готовы были порадоваться за жениха и невесту, за тех, кто еще верит в любовь. Сэм не просто выцыганил бесплатную выпивку и угощение да вогнал в краску свою подругу – он поднял всем настроение, сплотил, пусть всего на несколько минут, незнакомых между собой людей, он сделал нечто прекрасное.
Войдя в дом, Мэри Роуз, как обычно, услышала работавший наверху телевизор. Она бросила сумку и плащ на ступеньках и сразу прошла в комнату матери. Мать сидела в кровати, опираясь на подушки, и смотрела поздние новости вперемешку с рекламой. В последнее время она пристрастилась к кухонным ножам, то есть не к ножам как таковым – ей нравилось смотреть, как повар в рекламе на страшной скорости орудует этими инструментами. В этом пристрастии Мэри Роуз видела подтекст: мать тоскует о той поре, когда была здоровой и подвижной, когда сама резала овощи и готовила обед, – хотя, возможно, никакого подтекста тут не было и мама просто восхищалась работой профессионала. Слишком глубоко над этим Мэри Роуз не задумывалась, но понимала, что рано или поздно придется, ведь она то и дело вспоминала о чем то, что маме хотелось бы делать, как прежде, да она не могла.

Поцеловав мать, девушка первым делом спросила:

– В туалет хочешь?

Мать кивнула, и Мэри Роуз закинула ее руки себе на плечи, потом отбросила одеяло, подхватила ее под колени и подняла. Мать была тяжелой – всякий раз, поднимая ее, Мэри Роуз удивлялась: с виду она казалась такой хрупкой. Стараясь не споткнуться, девушка понесла маму в туалет и там опустила на пол. Мать ухватилась за поручень, дочь спустила ей трусики и усадила беспомощную женщину на унитаз. Затем она отвернулась – так хотела мама – и постаралась думать о другом, чтобы не быть соглядатаем.

Невнятные слова прерывали ее усталые размышления. Никто, кроме соцработника, самой Мэри и ближайшей подруги – матери Сэма, не разбирал мамину речь, похожую на детский лепет, но Мэри Роуз улыбнулась, а потом и засмеялась в ответ:

– Да, мама, он снова сделал предложение.

Мать снова что то сказала, и Мэри Роуз покачала головой:

– Нет, глупости! Это всего лишь шутка.

Но почему то из всех ночей, когда Сэм делал ей предложение, именно в эту ночь мамины слова заставили ее призадуматься. Мысль странная для нее, и впервые она показалась Мэри Роуз не такой уж непривлекательной.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   30

Похожие:

Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Сто имен
Посвящается моему дяде Роберту Эллису (Хоппи) Мы любим тебя, мы тоскуем о тебе и с благодарностью вспоминаем тебя
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности
Весь пыл моей любви – моей семье за дружбу, поддержку и любовь – Мим, папе, Джорджине, Ники, Рокко и Джей. Дэвид, спасибо тебе!
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Время моей Жизни Сесилия Ахерн Время моей Жизни Раньше...

Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Посмотри на меня Сесилия Ахерн Посмотри на меня Джорджине, которая верит…
Дэвиду, который варит самый лучший в мире кофе, за то, что заглядывал ко мне каждые несколько часов и так страстно верил в эту книгу....
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Подарок Издательство: Иностранка, 2009 г. Твердый переплет,...
...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Там, где ты
Проавшим без вести является лицо, чье местонахождение неизвестно, как и обстоятельства его (ее) исчезновения
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Волшебный дневник
Говорят, с каждым пересказом моя история становится все менее и менее занимательной. Если это так, то ничего страшного, ведь здесь...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая дышать. Пустой дом молчал, только гудела в трубах вода и чуть...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница