Сесилия Ахерн Сто имен


НазваниеСесилия Ахерн Сто имен
страница14/30
Дата публикации23.04.2013
Размер3.24 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Журналистика > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30
^

Глава четырнадцатая



Они встретились в кафе «Брик Эли» в Темпл баре, в том очаровательном кафе на Эссекс стрит, которое, кажется, осталось единственным в столице не пабом, не спорт баром, свободным и от трилистников на вывеске, и от лепрекона, ирландского ведьмака, некогда заманивавшего детей, а теперь – туристов. Тихое заведение, приветливые официанты. Арчи сидел в одиночестве в глубине зала: он пришел первым и сумел занять отдельный столик. Чуть позже хлынут завсегдатаи, и всех попросят собраться за большими деревянными столами. При виде Китти Арчи поднял глаза, чему то, кажется, удивился, но вновь уткнулся в газету. Выглядел он еще более измученным, чем накануне, как будто почти не спал, но Китти и думать не хотелось, как выглядит после двух бессонных ночей она сама. После шестнадцати безответных звонков на номер Ричи Китти рывком схватила трубку, едва ее телефон зазвонил, – и ей повезло, это был Арчи.

Теперь она присела рядом с ним на высокий стул у барной стойки – деревянной скамьи, закрепленной на стене. Над стойкой тянулась доска с дневным меню, а поверх надпись: «У каждого столика своя история». У их столика, несомненно, имеется история. Вот только поделится ли ею Арчи?

– Привет, – сказала Китти.

Арчи сидел за столом боком, опираясь локтем на стойку, чтобы видеть весь зал. Вероятно, в тюрьме складывается такая привычка – не поворачиваться спиной к помещению. А Китти почему так села? Любопытная, всех ей надо видеть.

– Я только что заказал себе завтрак, – буркнул Арчи, не убирая от лица газету. – Возьмете что нибудь?

Тот самый воскресный таблоид с той самой статьей. Значит, Арчи прочел и именно поэтому позвонил, хотя понять его резоны Китти пока не могла. Вроде бы не склонен к злорадству. Придется подождать, пока он сам объяснит, в чем дело.

– Спасибо, я не голодна.

– Надо поесть, – сказал он, все так же не глядя на нее.

– Нет! – Ее тошнило от статьи Ричи, от того, как он лгал ей, как ее использовал, от того, что она с ним переспала. Подло, унизительно, она же никогда больше никому не сможет довериться, и есть она тоже не будет.

– Поддержать силы, – настаивал Арчи, – а то против этих засранцев не выстоять.

– Слишком поздно, – вздохнула Китти и сама услышала, как дрожит ее голос. Услышал и Арчи, поднял глаза от газеты. К счастью, в этот момент ему принесли еду – правда, от запахов Китти замутило. Большая тарелка с помидорами, яйцами, сосисками, грибами, белым и черным пудингом, а тостов – хоть крышу ими перекрывай. Официантка поставила блюдо перед Арчи, и тот наконец отложил газету в сторону и сосредоточился на еде.

– Заказывать будете? – поинтересовалась официантка.

– Спасибо, я не голодна.

– Кофе, чай?

– Воды без газа.

– И тарелку фруктов, – добавил Арчи, разделываясь с сосиской. – Принесите ей тарелку фруктов. Уж фруктов то она поест.

– Спасибо, – поблагодарила Китти. Трогательная забота. – Вижу, вы в этом разбираетесь.

Он кивнул – так мотает головой лошадь, отгоняя мух.

– О чем вы хотели поговорить?

Арчи не ответил, он знай себе сгребал в рот еду, огромные куски, от которых раздувались щеки, но он лишь пару раз двигал челюстями, прежде чем проглотить. Потом он ответил вопросом на вопрос:

– Вы были знакомы с тем парнем?

С каким парнем, Китти догадалась сразу.

– Приятель по учебе.

– Ага. Старый фокус.

– С вами тоже такое проделали?

– Всех родных напустили. И друзей. Знают, как уговаривать людей. Тех, кто сам в этом не соображает. Не знает этой работы и верит в то, что прочтет в газетах. Обычных людей.

– Но я то сама журналистка.

– Да уж. Одна из них. И то вы такого не ожидали.

– Я не из них! – с негодованием отреклась Китти. – Не была такой и не стану. Я причинила тому человеку зло по ошибке, а этот все заранее продумал. – Кровь кипела в жилах, Китти готова была выскочить из за стола, бежать к Ричи домой… Страшно представить, что она бы с ним сделала. Ей ко всему прочему недостает лишь обвинения в нападении и причинении тяжких телесных.

– Вы сердитесь, – отметил Арчи, наблюдая за ней.

Китти притопывала ногой, еще немного – вмажет кулаком в стенку.

– Еще бы я не сердилась.

– Потому то я вам и позвонил.

– Нравится общаться с рассерженным человеком? – огрызнулась она.

Арчи усмехнулся:

– Хотел поговорить с одним из тех, кто никогда не станет таким, как они. Этот парень, ваш университетский приятель, сделал для меня доброе дело.

– Хоть кого то он порадовал. И теперь вы мне доверяете?

На этот вопрос Арчи не ответил, вновь занявшись едой. Китти принесли воду и фрукты, и хотя ее все еще слегка подташнивало, она принялась за угощение и вскоре почувствовала себя лучше.

Дверь кафе отворилась, вошел третий за утро клиент – женщина мышка, маленькое личико, тусклые темные волосы свисают до подбородка, лба и глаз не видно из под челки. Кроткая на вид, тоненькая и слабая, дунь – улетит. Она огляделась по сторонам так, словно рассчитывала кого то увидеть, – не увидела, помрачнела и села за общий деревянный стол. Арчи поднял голову и уставился на эту женщину. Следил, как она проходит по залу, садится. С этой минуты его взгляд не отрывался от нее.

– Вы ее знаете? – спросила Китти.

– Нет, – буркнул Арчи и отвернулся, влил в себя чай. – Так что вы знаете обо мне?

– Намного больше, чем знала вчера.

– Вперед.

– Десять лет назад ваша дочь – ей было шестнадцать – пропала. В последний раз ее зарегистрировала камера видеонаблюдения, когда выходила из одежного отдела торгового центра в Донамиде. Полиция начала поиски, вы и ваши родные обратились к общественности, довольно громкая была кампания. Через месяц ее нашли в поле задушенную. Четыре года спустя вы напали на двадцатилетнего парня и избили его чуть ли не до смерти, потому что считали, что он был ее бойфрендом. За это вы отсидели четыре года.

Пауза.

Арчи прожевал корочку бекона, выплюнул несъедобное на тарелку.

– Это произошло одиннадцать лет назад, за неделю до ее дня рождения. Ей должно было исполниться шестнадцать. – Он передохнул минуту и продолжал уже тихим голосом: – Последним ее видел сторож на парковке торгового центра в Донамиде, она отбивалась от этого парня – Брайана Бинго О’Коннелла. На самом деле он был не ее парнем, а ее подруги, но он втрескался в нее и не оставлял в покое. Я все это рассказал полиции в тот самый день, когда она не вернулась домой. И потом повторял сотню раз, но они твердили свое: против него нет никаких улик. Если б не тот фермер – он сажал на поле капусту, – ее бы вовсе не нашли, а они продолжали бы подозревать не того человека.

– То есть вас, – уточнила Китти.

– Мне они дохнуть не давали, вбили себе в голову, и все. Только мной и занимались, а ведь я один кое что знал о том месте, где ее видели в последний раз.

– Может быть, именно поэтому.

– Мой приятель по прозвищу Молодчага как раз и работал на парковке. Но они так старались повесить все на меня, что ни единому моему слову не верили.

– Вроде бы расследование всегда начинается с семьи?

– Но не до такой же степени. Не так. Конечно, Молодчага не слишком надежный свидетель, у него бывали неприятности.

Интересно, почему же его прозвали Молодчагой?

Молчание. Арчи вновь принялся следить за той женщиной. Она наматывала салфетку на палец, стягивала так, что из под края ободком выбухала кожа, разворачивала салфетку и вновь наматывала. Кафе постепенно заполнялось, повар хлопотал за стойкой, что то разогревал на сковородке, еда скворчала, и запах жареного наполнял маленькое помещение. У Китти заурчало в желудке, она отщипнула очередную виноградину.

– Почему они в итоге сняли с вас подозрение?

– Нашли тело.

Снова молчание.

– Понимаете, ее изнасиловали. – Это застало Китти врасплох, она едва не подавилась виноградиной.

– Этого я не знала.

– Я позаботился о том, чтобы это не упоминали в прессе. Не унижали ее лишний раз. Она так долго пролежала в поле, что улики все равно не сохранились.

– Но вы уверены, что виноват тот парень, Брайан О’Коннелл.

– Да, Бинго, – твердо, насмерть уверенный, ответил он. – Так же уверен, как в том, что я живу и дышу. Я часто встречался с ним и ловил его взгляд – такой особенный взгляд, мол, ему все сошло с рук и разве это не забавно?

Китти покачала головой:

– Не стану винить вас за то, что вы разделались с ним.

– Пришлось бы – снова сделал бы то же самое, – напрямик отвечал он. – И хорошо, что не убил: если захочется, могу в любой момент повторить.

– Вы не сделаете этого.

Бравада слетела с него.

– Я бил, пока не увидел смертный страх в его глазах, и этого с меня хватит. Это я буду помнить всегда. Храню вот тут, – он постучал себя по виску. – Я сделал это ради Ребекки.

Китти попыталась представить себе его жизнь после трагедии – жизнь обычного семейного человека рухнула, и пострадал он не один раз, а дважды.

– Вы с женой расстались?

Он кивнул.

– Она переехала в Манчестер. Нашла себе хорошего человека. Сумела начать жизнь заново. Это ее право. Нельзя жить одним только гневом. Гнев разрушает. Он уничтожил все: наш брак, отнял друзей, само собой, и на работу меня обратно не приняли. Судебный приговор отнюдь не повышает шансы трудоустроиться.

Про это мог бы мне и не рассказывать, усмехнулась про себя Китти.

– И вы работаете в закусочной.

– А еще вышибалой в клубе по соседству. Вот почему я обычно завтракаю здесь. – Он опять покосился на ту женщину. – Надо же как то сводить концы с концами. Берусь за любую работу. Пытаюсь вернуться к нормальной жизни, насколько это возможно.

– Вакансий не предвидится? – спросила Китти.

Он хмыкнул:

– Вы то работу не ищете. У вас она есть.

– Не уверена. – Китти представила себе, как отреагирует Пит на ее «откровенность» с воскресным таблоидом. Понеслось дерьмо по трубам.

– Ну вы уж постарайтесь застолбить эту работу за собой, – заявил Арчи, поднимаясь. – Потому что вам предстоит написать историю. Мою историю. – С тем он и удалился, унося с собой свернутую в трубочку газету и предоставив Китти поразмыслить над услышанным и оплатить счет.
Покинув Китти Логан в кафе «Брик Эли», Арчи последовал за той женщиной, которая вошла в кафе после них и только что вышла. Как обычно, она заказала чай и фруктовый рогалик с маслом и джемом, управилась с ними за двадцать минут и ушла. Каждое утро за те девять месяцев, что Арчи наведывался в это кафе, она являлась, пунктуальная, как часы. Словно бы не замечала его присутствия, хотя спозаранку в кафе не было никого, кроме них двоих. Входила и озиралась по сторонам в поисках того, кого там не было, на того, кто был, не обращала внимания. Сидела, ждала кого то или чей то призрак, допивала чай и уходила. Арчи завтракал в кафе только по выходным после ночной работы в клубе, но стал заглядывать по нескольку раз в неделю, проверяя, там ли эта женщина, – и каждый раз ровно в восемь утра она входила в эту дверь и всегда с одним и тем же выражением испуганной надежды на лице.

Он следовал за ней по набережной Веллингтона, по Полупенсовому мосту до набережной Холостяков, пока она не вошла в церковь Святого Причастия. Прикинул, не войти ли и туда вслед за ней, однако отказался от этой мысли – не потому, что считал неуместным проследить за женщиной и там, но потому, что не мог принудить себя войти в церковь. Только не в нынешнем его настроении.

Арчи развернулся и побрел домой.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30

Похожие:

Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Сто имен
Посвящается моему дяде Роберту Эллису (Хоппи) Мы любим тебя, мы тоскуем о тебе и с благодарностью вспоминаем тебя
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности
Весь пыл моей любви – моей семье за дружбу, поддержку и любовь – Мим, папе, Джорджине, Ники, Рокко и Джей. Дэвид, спасибо тебе!
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Время моей Жизни Сесилия Ахерн Время моей Жизни Раньше...

Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Посмотри на меня Сесилия Ахерн Посмотри на меня Джорджине, которая верит…
Дэвиду, который варит самый лучший в мире кофе, за то, что заглядывал ко мне каждые несколько часов и так страстно верил в эту книгу....
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Подарок Издательство: Иностранка, 2009 г. Твердый переплет,...
...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Там, где ты
Проавшим без вести является лицо, чье местонахождение неизвестно, как и обстоятельства его (ее) исчезновения
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Волшебный дневник
Говорят, с каждым пересказом моя история становится все менее и менее занимательной. Если это так, то ничего страшного, ведь здесь...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая дышать. Пустой дом молчал, только гудела в трубах вода и чуть...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница