Сесилия Ахерн Сто имен


НазваниеСесилия Ахерн Сто имен
страница8/30
Дата публикации23.04.2013
Размер3.24 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Журналистика > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   30
^

Глава восьмая



– Извини, что вытащила тебя из дома в такую позднотищу! – Пока Стив вылезал из своей машины, Китти поспешно утерла глаза – авось не заметит, что она ревела. – Я и не думала просить тебя приехать, я просто не знала, кому еще звонить. Эти, из химчистки, посулили выселить меня в следующем месяце, если безобразия не прекратятся, поэтому я не хотела звонить в полицию, а кому еще звонить? Извини извини извини, – твердила она.

– Хватит повторять «извини извини»! Давай ка заткнись! – ласково заговорил Стив, обнимая Китти за плечи и прижимая ее к себе настолько, насколько допускал его синдром – неспособность к публичному проявлению чувств, – и хотя это больше походило на хватку, какой футболисты приветствуют друг друга, Китти была благодарна уже за то, что Стив вообще сумел дотронуться до нее. – Что на этот раз? – спросил он.

Отвечать нужды не было, запах бил в нос уже на первой ступеньке подъезда.

– Ох ты! – Стив поспешно натянул ворот свитера на лицо, прикрывая рот и нос.

Двадцать минут, задыхаясь и чуть не блюя, они отчищали дверь от дерьма, а от запаха, казалось, и вовсе не избавиться. Все так же извиняясь и благодаря, Китти повела Стива ужинать в ближайшее бистро.

– Нужно еще раз помыть руки, – поморщился Стив. – Запах так и липнет. Я не смогу притронуться к еде.

– Ты уже седьмой раз руки моешь, – рассмеялась Китти, но Стив вновь направился в туалет.

– Так что у тебя слышно? Новая линия Виктории Бекхэм – «Говно или Самое оно»? – спросила Китти, дождавшись Стива из уборной.

– Ха ха, – без улыбки ответил он. – Понятия не имею, мне ее мода параллельна.

Стиву, по правде сказать, любая мода была параллельна, он придерживался собственного стиля – не то чтобы плохого, но весьма консервативного, установившегося еще в студенческую пору, разве что материал его одежек стал подороже и стирал он их почаще. К тридцати четырем годам он так и не сумел укротить стоявшие дыбом курчавые волосы, отросшая челка заслоняла голубые глаза, и Стив то и дело вздергивал голову, убирая завесу с глаз, – уже прогресс, по молодости он делал это руками. Хронически небрит, эдакая богемная щетина, ни разу в жизни Китти не видела приятеля ни бритым, ни с настоящей бородой. Униформой ему служили джинсы и кожаные куртки – ему бы о панк музыке писать, а не о спорте, и тем более не проводить жизнь возле спорта, в постоянном недовольстве собой. Даже на матчи Стив никогда не надевал свитер и не доказывал свою приверженность игре обтягивающими плечи футболками. Вечный студент, безденежный, вынужденный делить свое жилище с какими то странными типами, переезжать, подлаживаться к чужим обстоятельствам. Недавно он переселился в симпатичный блочный коттедж в пригороде, к молодоженам, которым пришлось сдавать комнату, чтобы выплачивать ипотеку. Прожив полгода по строгим правилам этой семейной пары, Стив многое от них перенял, и казалось даже, будто он несколько повзрослел.

– Вообще то, – произнес Стив, ерзая на стуле (верный признак, что он собирается сказать нечто, на его взгляд, заслуживающее внимания), – я больше не работаю в газете.

– Как?

– Я больше не работаю в газете, – не меняя интонации, повторил Стив.

– Я поняла, но… тебя что, уволили?

– Нет! – Он вроде бы обиделся. – Я сам ушел.

– Почему вдруг?

– Почему? Ясное дело. По тысяче причин, но главным образом потому, что ты была совершенно права – помнишь, пару недель тому назад ты сказала…

– Нет нет нет, – перебила она, не желая услышать, что же она такое сказала. – Я была неправа. Во всем неправа. Ради бога, что бы я ни говорила, это не должно как то влиять на твою жизнь.

– Обычно и не влияет, – усмехнулся Стив.

– Вот и хорошо.

– Но в тот раз ты была права. Вряд ли я изменю мир такими вот сюжетами, и даже если бы сами по себе они имели какое то содержание, редактор правит их так, что ничего моего не остается. И кстати говоря, я не собирался преображать мир своими статьями. Я просто люблю спорт, мне нравится смотреть спорт, болтать о нем, читать, и я хотел стать одним из тех, кто пишет о спорте. Больше ничего.

– В какую газету ты перешел?

– Ни в какую.

– Я так поняла – ты ушел, чтобы писать о спорте.

– Я ушел, потому что не мог писать о спорте. Какой смысл торчать там? Писать идиотские и к тому же лживые заметки о людях, которых я не знаю да и знать не хочу, – не о такой работе я мечтал. В самый раз для Кайла, который убегает с собрания, чтобы не пропустить заставку «E! News»7, для Шарлотты, мечтающей попасть в каждый VIP зал каждого закрытого клуба в мире, чтобы подпирать там стенку и писать о людях, которыми она почему то одержима. Наутро после нашего разговора я пришел на работу, и первым делом мне поручили написать заметку в сто пятьдесят слов о футболисте, который, по слухам, связался с некоей топ моделью.

– О о, кто это? – подалась вперед Китти.

– Плевать кто, – резко ответил Стив. – Я не хотел об этом писать. Не к этому я стремился. Черт с ним, что не дают написать что то важное, но я не собирался посвятить жизнь выдумкам, оглупляющим читателей.

– Да кто футболист то?

– Китти!

– Ладно ладно. Назови топ модель.

– НЕ В ЭТОМ ДЕЛО!

Разочарованная Китти откинулась на спинку стула.

– Какое я имел право читать тебе мораль из за твоей работы, когда сам писал вот это? Заниматься подобным вздором – это же надо вовсе не уважать себя. Такая журналистика… она убивала мою душу.

Китти старалась не замечать камешков, летевших в ее огород.

– Хорошо, все поняла, честный благородный поступок, протест против того дерьма, которое скармливают публике, все это очень мило с твоей стороны, а теперь хватит болтать и назови мне наконец футболиста и его подругу.

– Я в тебя креветкой из коктейля запущу.

– Не посмеешь.

Стив вынул из коктейля креветку – довольно мелкую, – положил на зубцы вилки и, отклонив вилку, выстрелил, словно из катапульты. Креветка приземлилась прямо на грудь Китти, заляпав розовым соусом атлас.

– Ах ты хер мелкий! – выдохнула Китти.

– Не будем обсуждать размеры моего члена.

– Ты мне платье испачкал.

– Отнесешь в химчистку. Тут поблизости имеется круглосуточная, насколько мне известно.

– От меня рыбой воняет.

– В самый раз к запаху дерьма.

Они словно вернулись в студенческие времена, когда вот так же в столовой колледжа бессмысленно и весело перебранивались.

Китти смочила салфетку в воде и пять минут сосредоточенно замывала пятно, отчего оно лишь больше расплылось. И она вновь заговорила со Стивом:

– Чем же ты теперь займешься? Не самое удачное время для безработного – спортивного журналиста в душе.

– А вот и нет, я вовсе не безработный. Работаю на дачных участках.

– Не может быть!

– Очень даже может.

– Там, где работает твой отец?

– Да.

– Да ведь ты ненавидел эту работу.

– В прошлом.

– И отца ненавидел.

– Тоже в прошлом, заметь. Теперь он не так плох – платит мне за работу. Он повредил спину, и ему нужна помощь, теперь я вроде его правой руки. Нужен культиватор? Сию минуту. Удобрение? Доставим. Сарай для инструментов? Парник? Звоните Стиву. Я не торчу больше целыми днями в душном помещении, я работаю на свежем воздухе.

– Ты же никогда не выходил днем. Вампиры не переносят дневной свет.

– Китти! – предостерег он, нацеливая вторую креветку.

– Ладно ладно. Ты меня врасплох застал. Такие резкие перемены в жизни – от парня, который и трусы то меняет раз в неделю, подобного не ждешь.

Креветка вылетела из катапульты, но на этот раз Китти увернулась.

– С чего тебя вдруг потянуло работать с отцом? В последний раз, когда ты упоминал о нем в разговоре, ты уверял, что вы даже не общаетесь.

– Ну, прошло какое то время. Помаленьку восстановили отношения. – Стив вертел в руках кусок хлеба, прятал глаза, он никогда не любил обсуждать свою личную жизнь. И все же сумел выдавить из себя: – А потом Катя познакомилась с отцом, и они поладили и…

Он что то еще добавил, но эти новости Китти пропустила мимо ушей, сосредоточившись на имени Катя.

– Что ты на меня уставилась?

Только тут Китти заметила, что Стив уже какое то время молчит.

– А! Ну, мне показалось, ты упомянул какую то Катю, и я сбилась.

– Упомянул.

– Катю! – громко, словно глухому, повторила она.

– Да, – чуть насмешливо улыбнулся Стив.

– Так звали девушку, с которой ты ужинал несколько месяцев назад.

– Вот именно, и мы с ней по прежнему встречаемся, – заявил Стив, слегка покраснев и тем окончательно себя выдав.

Принесли жаркое, филе из говядины, но у Китти отчего то пропал аппетит.

– Катя, – повторила она. – Ты ни разу не говорил, что вы с ней встречаетесь.

– Тем не менее.

– В смысле – что вы парочка.

Он закатил глаза:

– А ты не упоминала, что рассталась с Гленом.

– Ты догадался об этом раньше, чем я.

– Как это?

– Заметил, что кофеварка пропала.

Он смигнул, сообразив:

– Глен просто взял и ушел?

– Вроде того.

– Засранец – он и есть засранец.

– Я думала, тебе он нравится.

Стив покачал головой, полный рот мешал ответить.

– Он хоть кому нибудь нравился? – вздохнула Китти.

– Тебе, – проглотив, ответил Стив.

– Хотелось бы, чтобы кому нибудь еще.

– Струпу он пришелся по сердцу.

Они дружно расхохотались. Четыре года тому назад Стив взял из приюта старого пса – он тогда был весь в струпьях и после мытья чище не стал, прозвище прижилось. Несмотря на свой почтенный возраст, Струп с завидной энергией насиловал ногу Глена, отчего тот, вероятно, погружался в пучину сомнений по поводу своей сексуальности: Глен был склонен подвергать критическому анализу все, в том числе (после случая с Колином Мерфи) и свои отношения с Китти.

– Как давно вы уже вместе? Пару месяцев?

– Пять.

– Пять? Господи боже, Стив, да ты, того гляди, женишься. Пора мне присматривать себе шляпу.

– Не стоит. У тебя из под шляпы уши торчат, как у Спока из «Звездного пути».

Китти снова засмеялась:

– Значит, та девушка из Румынии?

– Из Хорватии.

– Да да. Художница?

– Фотограф.

– Ага. – Китти пристально вгляделась в Стива.

– Чего? – Он захихикал смущенно, как мальчишка, впервые обзаведшийся подружкой.

– Ничего.

– Полно.

– Не знаю, Стив. – Она аккуратно отрезала кусочек мяса. – Ты изменился. Бросил писать о Виктории Бекхэм. Обзавелся подружкой. Думаю…

– Что ты думаешь?

– Не знаю… Конечно, я вторгаюсь в очень личную сферу, но я думаю, а вдруг ты все таки не голубой.

На этот раз ей в голову полетели чипсы.

До конца ужина Китти ела с трудом, словно комок застрял в горле, а отчего – сама не понимала. Прежде ее как то успокаивала мысль, что Стив ненавидит свою поганую работу, одинок и бездомен. И вдруг он не только осознал необходимость что то исправить, но и решительно изменил свою жизнь. Выходит, теперь она одна такая – с проблемами?

– Как подвигается статья? – прервал затянувшееся молчание Стив.

– Ох! – вздохнула Китти, внезапно от всего этого устав. – Сама не знаю. Сегодня я познакомилась с милейшей старухой, и она рассказала мне про свою милейшую жизнь, и все это было очень мило, но… – Китти выразительно потерла руки. – Ничего такого. Ни мяса, ни сока. Придется поискать скелеты у нее в шкафу. Что то не столь «милое». Мой шанс доказать многим людям, что я чего то стою, – вероятно, мой последний шанс. И пожалуйста: я никак не могу увидеть то, что видела Констанс. Не очень то обнадеживает, черт побери!

Стив притих. Китти глянула и испугалась: все его тело напряжено, подбородок выпячен, и смотрит он на нее так, словно собирается причинить боль – физическую.

– Ты поговорила с Колином Мерфи?

– Я прямо сейчас ему позвоню, если ты проглотишь ту гадость, которая вертится у тебя на языке, и не примешься снова ругать меня.

– Значит, ты в центре внимания. Ты, ты, ты. Ты просишь у него прощения – но опять таки только ради себя.

– Стив, я пошутила. Давай, вижу, ты опять собрался задать мне головомойку. – Но, так и не предоставив Стиву шанс «задать головомойку», она поспешила защитить себя: – Учти: я действительно очень сожалею обо всем, что с ним произошло.

– Произошло? Да не произошло, Китти! Ты это сделала, ты причинила человеку зло, это не какой то необъяснимый несчастный случай, который произошел, и все тут!

– Знаю! Знаю! Хорошо, я неудачно выразилась. Не придирайся, Стив. Это моя вина, у меня совесть нечиста, я буду терзаться из за этого до конца своей жизни.

– Задним числом! – выпалил Стив, вновь застав Китти врасплох. – Так всегда: сперва натворишь дел и только потом пожалеешь. Заранее ты никогда не думаешь ни о других людях, ни о собственных чувствах. Вот я о чем. Эта история с Колином Мерфи тебя ничему не научила: сегодня ты уже беседовала с милой простой старушкой, и ее простая милая история тебя ничему не научила.

Такого яростного нападения Китти никак не ожидала. Глаза наполнились горячими слезами, она отвернулась от Стива, поискала, во что бы упереться взглядом, отвлечься, чтобы не разреветься. Она вовсе не была плаксой, но за последнее время на нее и так много чего обрушилось, и никогда прежде Стив не был с ней так суров, а ведь Китти дорожила его добрым мнением. С января Китти привыкла к материнским упрекам – в чем только мать ее не обвиняла, – но ничто, ничто не задевало ее так, как разочарованный взгляд Стива.

Они доели в молчании, Китти расплатилась, и в молчании они вернулись к ее дому.

– Проверю, все ли в порядке, – негромко предложил Стив и первым взбежал вверх по лестнице.

Дверь на лестницу всегда оставалась открытой. Сколько бы Китти ни настаивала, запереть эту дверь было невозможно, поскольку она вела не только к лестнице, но и к двери в химчистку. Таким образом, в любое время суток всякий желающий мог подобраться к студии Китти.

– Чисто, – сообщил Стив, вернувшись. – Но дерьмом все равно пованивает.

– Спасибо за помощь. Ценю, что уделил мне время. Тем более когда у тебя имеется подружка, – по девчачьи поддразнила Китти и даже ткнула Стива локтем в бок.

– Она хочет с тобой познакомиться, – смягчился он.

– О, здорово, это классно! – с избыточным (и до очевидности притворным) энтузиазмом откликнулась Китти. – Ладно, я прячусь, пока мне в голову горшком с блевотиной не запустили. Рада, что ты нашел свое счастье, Стив. – Она старалась придать своему голосу искренность, благожелательность, но сама слышала, как это звучит: «Я завидую тебе, Стив, мне плохо оттого, что тебе хорошо, я такая скверная, я совсем запуталась».

Прикрыв рот и лицо рукавом, Китти взбежала по лестнице, заперлась в квартире и попыталась уверить себя, что плачет только от вони.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   30

Похожие:

Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Сто имен
Посвящается моему дяде Роберту Эллису (Хоппи) Мы любим тебя, мы тоскуем о тебе и с благодарностью вспоминаем тебя
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности
Весь пыл моей любви – моей семье за дружбу, поддержку и любовь – Мим, папе, Джорджине, Ники, Рокко и Джей. Дэвид, спасибо тебе!
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Время моей Жизни Сесилия Ахерн Время моей Жизни Раньше...

Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Посмотри на меня Сесилия Ахерн Посмотри на меня Джорджине, которая верит…
Дэвиду, который варит самый лучший в мире кофе, за то, что заглядывал ко мне каждые несколько часов и так страстно верил в эту книгу....
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Подарок Издательство: Иностранка, 2009 г. Твердый переплет,...
...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Там, где ты
Проавшим без вести является лицо, чье местонахождение неизвестно, как и обстоятельства его (ее) исчезновения
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн Волшебный дневник
Говорят, с каждым пересказом моя история становится все менее и менее занимательной. Если это так, то ничего страшного, ведь здесь...
Сесилия Ахерн Сто имен iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая дышать. Пустой дом молчал, только гудела в трубах вода и чуть...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница