Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж


НазваниеЕ. Е. Пронина психология журналистского творчества ж
страница14/38
Дата публикации10.03.2013
Размер4.83 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Журналистика > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   38

100

ские обряды. В этом плане всякое мировоззренческое знание тем и сильно, что является фиксацией коллективного бессознатель­ного на том уровне и в тех формах, которые доступны человеку данного времени. И конкретная доктрина срабатывает как опор­ная идея, если сама опирается на некий непререкаемый автори­тет и открывает перспективу личного спасения и вящего торжест­ва справедливости. До тех пор, пока само Учение, значимой ча­стью которого и выступает данная конкретная доктрина, прини­мается человеком за истину. Следовательно, в рационалистиче­ской парадигме убежденное поведение получает настолько твер­дую опору, насколько фундаментальны научные открытия, и на­столько мощный накал, насколько честны демократические идеа­лы. И если научный прогресс пробуксовывает, а демократические принципы оказываются в пренебрежении, то убеждающая комму­никация теряет эффективность. Тогда пропаганда автоматически возвращается к самым грубым верованиям, хватается за эзотери­ческие теории или создает некую квазирелигию. Знаменитый афоризм Вольтера: «Если бы бога не существовало, его следовало бы выдумать» (1769), — характерен уже сам по себе, но приобре­тает роковое звучание при сопоставлении с некоторыми высказы­ваниями конца XX в.: «Труп Ленина, возложенный, словно глав­ная святыня, на алтарь коммунистической идеологии, превратил большевистское сознание в квазирелигиозное. Атеизм, по всему миру распространявшийся как социально безвредный вариант свободы совести, у коммунистов переродился в разновидность го­сударственного трупопоклонничества со своим квазибогословием в виде тотальной пропаганды и своим ритуалом в формах тоталь­ного террора»8. Но достаточный ресурс убедительности текста может быть почерпнут только в его логической структуре.

Программирующая сила опорной идеи, строго говоря, не в ней самой, а в той логической процедуре, благодаря которой она соотносится с конкретными жизненными обстоятельствами. Ведь в убеждающем тексте должна быть еще и ^абочая_идея, рекомен­дующая конкретный и практически эффективный способ дейст­вия. И эта рабочая идея должна быть доказана и, главное, доказа­на рационалистически, то есть логически осознанно: в четком сле­довании аргументированных суждений и полной ясности выво­дов. Тут не столько поиск неведомой истины, сколько объясне­ние непонятого, сверка реальности с Учением, обоснование по­ведения и потому, в конечном счете, подтверждение истинности самой опорной идеи. Чем слабее опорная идея, тем более важно логически непротиворечиво, обстоятельно, наглядно доказать

8 Зачем он нужен, этот Ленин? // Российские вести. 1997. 17 июня.

101

идею рабочую. Поступательное развитие рационалистической па­радигмы мышления вело к тому, что все более существенное мес­то в убеждающем тексте занимал подробный анализ реальных об­стоятельств дела. Логическая строгость рассуждений автора стала самым сильным средством воздействия на читателя. Но и на этом пути были свои ловушки.

Наука выделяет два непременных качества в любом рассуж­дении: правильность и истинность. Первое означает соответствие законам и правилам формальной логики. Второе — реальной дей­ствительности. «Рассуждение может быть правильным, — пишет крупный современный математик и логик Алонзо Черч, — не­смотря на то, что утверждения, из которых оно построено, лож­ны»9. Логическая правильность рабочей идеи может создавать ил­люзию истины и в восприятии читателя, и в замысле автора. Бо­лее того, автор может сознательно подставлять в логически пра­вильные рассуждения лукавые цифры и факты. К примеру, под деловой рубрикой «На контроле — качество молока» публикуется статья «Вот где резервы»10. Автор подает вопиющие факты разва­ла сельскохозяйственного производства: «на фермах нет ветери-нарно-санитарного порядка»; «кормят коров по одному разу и то­лько соломой»; «доярки прогуливают»; «работники молочного за­вода умело пользуются тем, что в хозяйствах не точно определя­ется жир», — как резервы (?!) повышения качества продуктов жи­вотноводства. Выстраивается логически безукоризненная цепочка суждений, что стоит только устранить эти нелепости, как молоко сразу станет намного лучше. Но чем неопровержимее доказатель­ство по форме, тем дальше мысль, по сути, уходит от истинных причин провального положения дел. И если не зацикливаться на манипулятивной пропаганде, которая, как всякая ложь, амораль­на и даже подсудна, становится ясно, что логическая стройность рассуждений — это квинтэссенция журналистского мастерства и особо коварная ловушка для лучших умов журналистики. Заворо­женный правильностью собственной мысли публицист в упор не видит, насколько противоречивы, подчас абсурдны и, наконец, антиномичны реальные проблемы и события жизни. Он уверен­но, с интеллектуальным изяществом все подводит под готовый ответ. Но это может обернуться не просто пропагандистским провалом, а глубоким творческим кризисом.

Со времен изобретения книгопечатания Иоганном Гутенбер­гом (1399—1468) восприятие убеждающего текста стало процес­сом массовым и публичным в самых существенным моментах.

9 Черч А. Введение в математическую логику. М., 1960. Т. 1. С. 15.

10 Коммуна (Воронеж). 1986. 4 мая.

102

Люди в большинстве получают общественно значимую информа­цию широковещательно, то есть централизованно и публично. Поэтому даже в кругу лиц доверенных и близких обсуждаются, в сущности, общественные события. Это еще не толпа, но уже аудитория, поведение которой можно в значительной степени спрогнозировать и направить. И не без оснований в потоке со­знания писателя-авангардиста Джеймса Джойса как перефраз апостольского поучения «довлеет дневи злоба его» (Матф. 6, 34) выкристаллизовался афоризм: «Довлеет дневи газета его» (1922). Но в том, что касается непосредственного окружения, житейских дел и личных интересов, человек все-таки опыту доверяет боль­ше, чем пропаганде. И если публицистические установки расхо­дятся с постоянной практикой людей, журналистские тексты их не убеждают. Тогда журналистика — сама по себе, а аудитория — сама по себе. В сущности, это коммуникативное выражение об­щего духовного кризиса: «идеология — отдельно, а люди — от­дельно». Для классного журналиста это субъективно болезненное состояние. Его профессиональное самолюбие не может терпеть, что убеждающий текст — отдельно, а убежденное поведение — отдельно, и гонится за самыми точными аргументами, самыми однозначными формулировками. Но жизнь не слушается, и луч­шие перья редакций уходят в филигранную логику, словно пра­ведники в монастырь.

В статье под характерным названием «Журналистский текст до и после 1985 года» современный исследователь подробно рас­сматривает логическую структуру корреспонденции Анатолия Аграновского «Инициатива сбоку»11, определяя систему аргумен­тации материала, поводом для создания которого послужила реальная жизненная ситуация:

«...Два ходока с Кубани отправились в Сибирь за лесом. Там действительно увидели никому не нужные, бесхозные срубленные деревья, которые к тому же еще предстояло уничтожить. Они были готовы их купить, хозяева — продать, но оказалось, не тут-то было. Никто из них не был вправе распоряжаться "госу­дарственным добром". В чем здесь Аграновский видит проблему? В положении "собаки на сене" руководители оказались не по причине своей личной вредности. Они действовали строго в соответствии с законом (разумеется, негласным), поощряющим только инициативу сверху. Но хорош ли закон, порождающий бесхозяйственность? Ведь это недопустимо, утверждает автор, чтобы, по какой бы то ни было причине, пропадало ценное сы-

ч Аграновский Л. Избранное. М., 1987. Т. 1. С. 235-251.

103

рье. И любая полезная инициатива: снизу ли, сбоку ли, должна иметь право на жизнь.

Какие же при этом выдвигались аргументы? Во-первых, так называемые ходоки пришли не сами по себе, а имели соответст­вующее разрешение партийных и советских органов. Во-вторых, старались не для себя, то есть не собственный дом хотели по­строить... Далее. Государству продавать лес просто выгодно. Толь­ко на его сжигание расходуется в год 250 тысяч рублей. А ведь из этого леса можно построить детские сады, жилые дома и т.д. И вообще, пишет автор, пора людям, которым вверена судьба ве­ликих строек, иметь право самим решать, где и на что строить дом. Ну и, наконец, свою мысль о том, что нужно поддерживать народную инициативу, Аграновский подтверждает цитатой из ра­боты Ленина «Великий почин» — Советская власть есть, по Ле­нину, «наиболее полное, наиболее последовательное осуществле­ние демократии, то есть невиданный размах инициативы народа». Разговор, по сути, завершен. Бессмысленно оспаривать высказан­ные суждения. Вряд ли кто рискнет утверждать, что лучше сжи­гать, чем строить. Таким образом, идея, выдвинутая автором, до­казана, как теорема. Нестереотипность суждений подкрепляется доказательствами, имеющими бесспорную ценность в обществе на том этапе его развития: то есть автор смог обосновать предло­женное решение (продать лес ходокам и вообще практиковать свободную продажу) как единственно верное, только приводя свои суждения-доказательства в соответствие с общественными нормами. Здесь и ссылка на авторитеты, и отождествление своей точки зрения с социально-политическими и нравственными уста­новками, это и апелляция к культурологическому образу»12.

Характерно, что этот образец убеждающего текста оказался одновременно и очень эффективным, и совершенно безрезуль­татным. Эффективным потому, что корреспонденция «Инициа­тива сбоку» вызвала заметную реакцию общественного мнения. В многочисленных письмах в редакцию читатели безусловно под­держивали позицию журналиста, приводили аналогичные приме­ры бесхозяйственности, требовали принятия административных мер. Новый поворот в оценке этой острой проблемы широко ис­пользовался в других газетах, центральных и местных. Заголовок «Инициатива сбоку» стал расхожим выражением, наряду с други­ми афоризмами времен развитого социализма. Корреспонденцию обсудили в хозяйственных инстанциях и сообщили о неких «при­нятых мерах». Но все безрезультатно, потому что сжигание бес-

12 Невзорова Т. Журналистский текст до и после 1985 года // Тенденции раз­вития массовых информационных процессов. М., 1991. С. 20—21.

104

хозной древесины продолжалось и достигло гигантских размеров при заполнении водохранилища очередной супервеликой гидро­станции на Ангаре.

Несмотря на новый поворот темы и филигранность аргумен­тации, текст А. Аграновского остался всего лишь напоминанием идеологических догм, давно уже существовавших независимо от жизни. (Советский человек — хозяин великих строек, он заботит­ся об общественном, а не личном благосостоянии, о нем же са­мом заботится государство, хотя нерадивые руководители неболь­ших подразделений тормозят этот процесс, мешают всеобщему благу.) После 1985 г., когда социальные установки поменялись, ни один из предъявленных аргументов уже не был убедительным. Какая разница, «завизированные» были у ходоков прошения или нет, себе они хотели построить дом или совхозу, бесплатно сжи­гают лес или тратят на это 250 тысяч рублей? И уж совершенно все равно, что сказал бы по этому поводу Ленин. Абсурдна ситуа­ция сама по себе: сжигают то, что можно продать. Но Агранов­ский как раз и не мог утверждать: «Это хорошо, потому что хоро­шо, а это плохо, потому что плохо», — он должен был доказы­вать, почему именно это хорошо или плохо. Для того и потребо­вались ему ссылки на авторитеты, отождествление своей точки зрения с официальными догмами, апелляция к культурологиче­ским образам. Имеющиеся в сознании людей стереотипы, что на­зывается, работали на журналиста, помогая ему убедить в своей правоте читателя или оппонента. И он смог обосновать предлага­емое решение, только приведя свои суждения-доказательства в соответствие с принятыми нормами.

Очевидно, что это процесс психологически ущербный, грозя­щий перерождением творческой личности. И для поклонни-ков таланта Анатолия Аграновского стало горьким переживанием, что замечательный мастер логической комбинаторики предоставил свое перо в услужение лично высокому должностному лицу, на­писал за Л.И. Брежнева «Возрождение», одну из тех трех бро­шюр, за которые Генсеку КПСС была потом верноподданически присуждена Ленинская премия по литературе. В личностном пла­не это, может быть, самая грустная страница в истории советской журналистики.

А в плане социальном это знаменовало всеобщую пропаган­дистскую катастрофу. Анатолий Аграновский довел свою методи­ку до такой простоты совершенства, что ею мог воспользоваться чуть ли не любой, чтобы доказать чуть ли не любую идею. В за­стойный период социализма пропаганда стала формой самоубаю­кивания. Идеологи упивались марксистской выверенностью сво­их логических построений. Журналистика работала сама по себе,

105

1

а политический опыт масс складывался сам по себе. Ни газеты с многомиллионными тиражами, ни монопольное телевидение, ни поток массовой литературы не могли ничего противопоставить диссидентскому самиздату и народному анекдоту. Советское го­сударство рухнуло сначала идеологически, а потом и всемир­но-исторически, завалив своими обломками пути духовного воз­рождения России. Под влиянием остаточных страхов социалисти­ческого прошлого даже в Конституцию РФ (1993) было внесено беспрецедентное для мирового законотворчества положение: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве госу­дарственной или обязательной»13.

Как дополнение уместен ретроспективный взгляд на приве­денный анализ корреспонденции «Инициатива сбоку». Что в ней может взволновать читателя по прошествии лет, после смены эпох? Факт бессмысленного расточительства? Строгость доказа­тельств? Идеалы социализма? И то, и другое, и третье, да и все остальное, что еще есть в корреспонденции, сливается в симво­лическом словосочетании «Инициатива сбоку», которое предста-

I ет, таким образом, концентрированным выражением смысла пуб-

ликации. Сверхзадача текста в том и состояла, чтобы специфиче­ское содержание данного образного выражения стало массовым убеждением. Это — типологическая единица убеждающего воз­действия, роль которой в рационалистической парадигме мышле­ния аналогична функциям мифемы в магическом сознании. Этот типологический феномен привлекал внимание самых разных ис­следователей. Его определяли и как «символ», и как «штамп», и как «концепт», и как «стереотип», и как «императив». Для каждо­го подхода находились свои основания и доказательства, но все­гда оставалось нечто и сверх того. И здесь важны свидетельства самих журналистов, которые пытались рационалистически, путем

I своеобразной интроспекции, осмыслить собственные творческие

приемы. На этот счет есть интересный пример. «Идеалы необхо­димо проверить фактами, свести к фактам, — размышлял в са­мом начале своей журналистской деятельности В.И. Ленин, — если не свести таким образом идеалы к фактам, то эти идеалы останутся невинными пожеланиями, без всяких шансов на при­нятие их массой и, следовательно, на их осуществление». Для этого журналиста главным был вопрос о «построении этих идеа­лов и осуществлении их»14. Однако и для журналистов, которые вовсе не стремятся к манипуляции, ключевым приемом остается

13 Конституция [Основной закон] Российской Федерации. Гл. 1. Ст. 13.

14 Ленин В.И. Экономическое содержание народничества // Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. I.C. 435-436.

106

слияние встречных тенденций: сведения идеала к факту и оценки идеала фактом. Типологическая единица убеждающего воздейст­вия — это идеолдгемаг сращивающая в единое образное пред­ставление факт и идеал. Получается не плоская картинка, а сжатая в пластину логическая пружина, готовая распрямиться в любой момент совпадения реальной ситуации и образа. Тогда си­стема доказательств оживает, и актуальные оценки, планы и по­ступки складываются уже в соответствии с ними. Убеждение пе­рерастает в убежденное поведение. Социологи для такого рода случаев придумали даже специальный термин: «спящий эффект пропаганды». Но идеодогемы не дремлют. Они помогают людям осмыслить события и спрогнозировать их развитие, подсказыва­ют линию поведения, пробуждают чувства и стимулируют волю, аккумулируя духовный опыт общества. Впрочем, жизнь богаче идеологии. И нет таких идеологем, которые не разошлись бы в конце концов с реальностью. Это объективный закон убеждаю­щего воздействия. «Всякий лозунг, бросаемый партией в массы, — предупреждал однопартийцев-манипуляторов В.И. Ленин, — име­ет свойство застывать, делаться мертвым, сохранять свою силу для многих даже тогда, когда изменились условия, создавшие не­обходимость этого лозунга. Это зло неизбежное, и, не научив­шись бороться с ним и побеждать его, нельзя обеспечить пра­вильную политику партии»15.

Но если содержание идеологем устаревает относительно бы­стро и время от времени просто отбрасывается, порождающий прием убеждающего воздействия только модифицируется. В древ­них религиозных притчах он развернут в чистом, можно сказать, дистиллированном виде. В притче всегда две части: броское, мет­кое в какой-либо подробности и потому живописное изложение сугубо житейской ситуации и жесткий, поучающий вывод. Но связи в виде развернутого доказательства нет. Житейская ситуа­ция, тем более изложенная живописно, — самоочевидна, но пре­дельно многозначна. Ее каждый может понимать по-своему. Да и объективное ее значение текуче, меняется в зависимости от об­щего контекста событий. А поучающий вывод авторитетен, но буквалистски однозначен. Он словно бы перечеркивает все осталь­ные оттенки значения, сводя возможность выбора действий к санкционированному паттерну. Но благодаря многозначности и даже неопределенности житейской ситуации выведенное из нее однозначное суждение как бы освещается обратным светом оче­видности и уже само воспринимается в расширительном смысле как своего рода афоризм, авторитетный для любых жизненных

" ^ Ленин В.И. Ценные признания Питирима Сорокина // Там же. Т. 37. С. 194.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   38

Похожие:

Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж iconЕ. Е. Пронина психология журналистского творчества ж
Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова Факультет журналистики
Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж iconУчебно-тематический план курса   «психология творчества»
Определение понятий «психика», «психология», «творчество». Устная форма творчества – как ступенька к литературному творчеству, предтворчество....
Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж iconОбщая характеристика творчества А. С. Пушкина  (тезисы)
Для этого мы даем общую характеристику не только каждого из периодов творчества Пушкина, но и его по­этического мира в целом (ключевые...
Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж iconЯ. А. Пономарев психология творчества
В ней содержится обширный экспериментальный материал, на основании которого сформулирован ряд психологических закономерностей творческой...
Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж iconКлиническая психология, статистика и методы оценки и измерения, экспериментальная...
Образование: бакалавр, Лондонский университет, 1938; Доктор философии. Лондонский университет, 1940
Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж iconСеминар №1 предмет, задачи и методы педагогической психологии
...
Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж icon1 неделя психология 4 курс
Специализации: «социальная психология» «психол. Консультирование» «психология управления»
Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж iconПрограмма XIII фестиваля развития и позитивного творчества «Сказочный Город»
Школа Скоморошества, Академия Мира-Творчества, учредитель и руководитель клуба творческой самореализации "Радуга", основатель Школы...
Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж iconПрограмма XIII фестиваля развития и позитивного творчества «Сказочный Город»
Школа Скоморошества, Академия Мира-Творчества, учредитель и руководитель клуба творческой самореализации "Радуга", основатель Школы...
Е. Е. Пронина психология журналистского творчества ж icon1. Психология управления: ее объект и предмет Психология управления...
Личность работника изучается рядом психологических дисциплин, таких как общая психология, психология труда, инженерная психология....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница