Личность в межкультурной коммуникации


НазваниеЛичность в межкультурной коммуникации
страница2/11
Дата публикации11.04.2013
Размер1.65 Mb.
ТипЛитература
userdocs.ru > Культура > Литература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
^

1. 1. Основные понятия кросс-культурной антропологии



Всякое противопоставление объединяет,

всякое объединение противопоставляет,

мера противопоставления есть мера объединения

Б.Ф. Поршнев
Кросс-культурная антропология изучает общие проблемы культурного развития человечества, многообразие культур, их взаимодействие и эволюцию. Предметом ее исследования являются образ жизни, миропонимание, менталитет, результаты деятельности различных человеческих сообществ, а основной задачей – выявление контекстуальной природы психических проявлений, специфических культурных механизмов регуляции сознания и поведения человека, “социальных архетипов”, на бессознательном уровне определяющих мотивы нашего поведения. Она рассматривает влияние социокультурной среды на личность, индивидуального культурного опыта на психику и деятельность.

Основными понятиями кросс-культурной антропологии являются культура, этнос, личность в их взаимообусловленности.
^ На заре человеческой истории
В процессе становления человека огромную роль играли конкуренция и отбор предчеловеческих коллективов. Жизнедеятельность коллективов, претендующих на одну и ту же экологическую нишу, обуславливала их смертельное противостояние. Но отбор – это только отсеивание отстающих, это и стимул совершенствования орудийной активности, организации, интеллекта.

Преимущество в конкуренции получали стада с более отработанными кооперативными отношениями, со снижающимся уровнем агрессии внутри коллектива, что способствовало сохранению “культурных” мутаций. Так, в более сплоченных сообществах большие шансы на то, чтобы выжить и оставить потомство, получали особи, способные к сложным инструментальным операциям, нестандартному исследовательскому поведению, формирующему разнообразный информационный опыт, обогащающий племя (Назаретян 2001: 144-145).

Внутренняя солидарность стада достигалась переносом агрессии вовне – на представителей других сообществ. Объединяющее понятие “мы” на поверку оказывается логически и исторически вторичным по отношению к более примитивному “они”, и эта ригористическая дихотомия (“они-мы”) составляла нерушимый каркас социальной регуляции первобытного человека (Назаретян 1996: 44).

В зарождающейся человеческой культуре обычаи, манеры собственной группы определяются как правильные, естественные, “благородные”, а групп конкурирующих – как “дурные” и “неблагородные”. Эмоциональное значение, придаваемое таким образом всем свойственным группе ритуализациям, и, параллельно этому, унижающая эмоциональная установка по отношению ко всем чуждым группе признакам поведения не только усиливают внутреннюю сплоченность группы, но и способствуют ее изоляции от других групп и тем самым независимости ее дальнейшего культурного развития. Те же механизмы культурного поведения, которые вначале кажутся столь продуктивными, – гордость собственной традицией и презрение к любой другой – с возрастанием групп и обострением их конфликтов приводят к коллективной ненависти в ее опаснейшей форме (Лоренц 1998: 415-416).

По мнению палеопсихолога Б.Ф. Поршнева этнические категории появились следом за глобальной категоризацией люди – нелюди. Во многих современных туземных языках собственное племя обозначается попросту словом “человек”. Масса этнонимов цивилизованных народов также восходит к семантике “люди”, “человек”. Самоназвание немцев восходит к древнегерманскому слову teuta – люди, народ; коми восходит к ностратическому homo. Языковые данные подтверждают определяющую роль в обеспечении единства группы первых культурных механизмов “племенного чванства”, когда представители других сообществ идентифицировались как “недочеловеки”, “не вполне люди”.

В межгрупповой конкуренции огромную роль играли процессы коммуникации. Совокупность и эффективность коммуникативных средств – один из решающих факторов успеха в борьбе за экологическую нишу. Овладение языком давало “психическую власть” формирующимся людям над индивидами боковых линий и тупиковых популяций, над “недочеловеками”, не понимавшими речи, пугавшимися ее, бессильными перед магической силой рождающегося слова (Андреев 1988: 210).

О роли коммуникации в конкурентной борьбе свидетельствует гипотеза о причине гибели неандертальцев. Мозг неандертальцев был ориентирован на непосредственно-чувственную репрезентацию опыта в ущерб более ёмкому формально-логическому упорядочению. Анализ строения гортани неандертальцев показал, что их нёбный свод более выгнут, следовательно, и речевые способности ниже по сравнению с кроманьонцами. В результате тысячелетних столкновений неандертальские племена были уничтожены людьми нового типа, которые ассимилировали их материальную культуру. Около 30 тысяч лет назад кроманьонцы (Homo sapiens sapiens) остались единственным видом, от которого ведет свою историю человечество.

Очевидно, в период острого противоборства с неандертальцами в соответствующих регионах несколько ослабла враждебность между кроманьонскими племенами. Но впоследствии, хоть и была устранена межвидовая конкуренция, исконная психология враждебности не исчезла и распространилась на иные кроманьонские племена. С верхнего палеолита плотность популяций кроманьонцев весьма возрастает. Верхнепалеолитический кризис до предела обострился уже с приближением числа живущих на планете людей к 2 миллионам (25 тысяч лет назад). Мощное психологическое отталкивание служило причиной интенсивных миграций, в процессе которых люди той эпохи заселили все пригодные для жизни районы планеты. Потом люди все же вернулись к людям (Поршнев 1974: 377-379).

Первоначальные звуковые сигналы носили социально-символический характер, их функциональное назначение – фиксировать, в том числе, принадлежность именно к данному коллективу, что в условиях межгрупповой конкуренции чрезвычайно актуально. Из этого следует, что, невзирая на единое происхождение вида Homo sapiens sapiens и, соответственно, моногенез языка (ведь у неандертальцев тоже была система коммуникации), уже в этот период знаковые системы (праязыки) разнились капитально, потому что выбор был абсолютным (Шеболкина, Федорович 2001).

Это впоследствии можно говорить о дивергенции языков, когда постепенно меняется лексический состав, фонетическая сторона речи, правила выражения грамматических значений, здесь убедительно сильна вероятностная модель языка В.В. Налимова (1979), увязывающая континуальность смыслового поля и дискретность конкретного знака, определяющая возможность актуализации иных смыслов, ассоциирующихся с определенным знаком.

Но у истоков языка нет единой основы, здесь любые биологически детерминированные сигналы могли стать социально детерминированными символами. Дружественные племена в целях межплеменной коммуникации распространяли одни символы, их конкуренты – свои. Это и служит причиной столь огромного разнообразия языков мира.

Формирование связной речи происходило в период трансформации первобытных стад в родовые общины. Там, где естественно-географические и социально-экономические противоречия надолго разъединяли соседние этноплеменные группы, пролегли рубежи основных языковых семей.

Ученые-лингвисты группируют все существующие языки в несколько макросемей (ЛЭС 1990: 612, Росс 1991). И это, скорее всего, предел, дальнейшая сводимость языков невозможна.

В Африке (на родине “праматери Евы”) основная часть населения говорит на языках двух макросемей: конго-сахарской и койсанской. Предполагается, что народы, говорящие на койсанских языках, являются автохтонным населением не только Южной, но и Восточной Африки и были вытеснены на юг и юго-запад континента миграционными волнами народов, говорящих на конго-сахарских языках. В макросемью койсанских языков входят семьи бушменских и готтентотских языков.

Самой мощной считается ностратическая макросемья, в которую входят индоевропейские, афразийские, картвельские, уральские, алтайские и дравидийские языки. В этих языковых семьях, вместе взятых, сохраняется культурное наследие трех четвертей всего человечества. Носители ностратических диалектов группировались в Западной Азии.

Выделяется особая евроазиатская макросемья, в которую входят эскимосско-алеутские, чукотско-камчатские, нивхский, айнский, японский, корейский языки, но полная “автономность” ее под вопросом, доказывается общность с ностратической макросемьей.

В дене-кавказскую макросемью входят китайско-тибетские, северокавказские, енисейские, хеттский, этрусский, урартский, харритский, баскский, бурушаски, языки на-дене Северной Америки. Очаг распространения всей этой макросемьи до переселения в Новый Свет группы на-дене следует, скорее всего, поместить в Центральной Азии эпохи палеолита (и начала мезолита).

^ Индо-тихоокеанская макросемья состоит из андаманских, папуасских, тасманийских языков.

Особняком стоят австралийские языки.

В австрическую макросемью входят австронезийские, австроазиатские, даик, тайский, мяо-яо языки.

К америндской макросемье относятся северо-америндские и южноамериндские языки.
Культура
Эволюционный подход позволяет определить культуру как социальный аналог биологических механизмов выживания и популяционного воспроизводства особей.

К. Лоренц отмечает, что при непредубежденном сравнительном рассмотрении филогенеза различных видов животных и растений и истории различных культур они представляются двумя видами жизненных процессов, которые происходят, конечно же, на разных уровнях интеграции, но, как и все живое вообще, являются предприятиями с совместным приобретением силы и знания (Лоренц 1998: 400).

В концепции А. Тойнби “цивилизации” (дискретные единицы социальной организации) также уподобляются биологическим видам, имеющим свойственную только им среду обитания. Исторический процесс привязывается к географическим условиям, которые играют существенную роль в создании неповторимого облика каждой цивилизации. Само возникновение цивилизации, так же как и ее дальнейший прогресс, определяются способностью людей дать адекватный “ответ” на “вызов” исторической ситуации, в которую входят не только человеческие, но и все природные факторы (Тойнби 1991).

Под цивилизацией понимается система, устойчивость которой обеспечивается искусственным опосредованием внешних (с природной средой) и внутренних отношений; вся же совокупность опосредствующих механизмов – материальные орудия и прочие продукты, языки, мифологии, мораль и т.д. – обозначается термином культура (Назаретян 1996: 42).

Культура всякого сообщества складывается постепенно по мере накопления социального опыта совместной жизнедеятельности людей, под влиянием условий и среды обитания, а также исторической судьбы коллектива.

Изначально характер культуры первых человеческих коллективов определялся вмещающим ландшафтом через его экономические возможности. Экологическая среда обитания с ее ресурсами задавала характер видов деятельности, необходимых для поддержания индивидуального и коллективного гомеостаза5. Успешные и оптимальные действия и стратегии поведения становились обычаем. Тем самым этноландшафты обитания в значительной мере влияли на формирование многообразных культур, обеспечивавших выживание и воспроизводство человека в данных условиях.

Фактическое распределение функциональных сегментов культуры между разными действующими лицами и их группами одного и того же народа происходило следующим образом:

Уже в каждом первобытном племени шло определенное половозрастное распределение обязанностей. В эпоху неолита началось так называемое “первичное” разделение труда (присваивающий и производящий типы хозяйствования – культуры охотников и земледельцев). В период радикального разложения первобытного строя и формирования ранних городских цивилизаций (VI-II тысячелетия до н.э.) началась “тотальная” дифференциация человеческих функций, происходившая одновременно по нескольким линиям: профессионально-технологическим (солдаты, строители, ремесленники, охотники), социально-сословным (крестьяне, аристократия, духовенство, городские производители), политическим (государства, партии), конфессиональным (религии и культы), мировоззренческим (философские позиции), ранговым (чины, звания), властно-должностным (наследственные и служебные властные полномочия), экономическим (разный уровень богатства) и т.п. (Флиер 2002: 177).

Так формируются социальные субкультуры, основанные на представлениях, идеях и верованиях, консолидирующих группу и оказывающих непосредственное воздействие на поведение и деятельность ее членов (Triandis 1994).

Самый простой путь изучения связи между культурой и человеческим поведением иллюстрируется цепочкой:

экология → культура → социализация → личность →поведение

Группа заинтересована в воспитании у детей тех качеств, которые им пригодятся во взрослой жизни в обществе с определенным типом хозяйствования. Для хозяйств производящего типа (земледелие, скотоводство) функциональны коллективизм, послушание, уступчивость, для хозяйств присваивающего типа (охота, собирательство) – самостоятельность, независимость, самоутверждение.

Семья, будучи психическим представителем общества, транслирует культуру, воспитывая в ребенке основные черты желательной для общества структуры характера. Культивация тех или иных черт характера напрямую связывается со спецификой социализации. Формы социализации могут быть направлены на поощрение агрессивности или послушания. Такие типы поведения как заботливость или эгоистическая доминантность, авторитарность или сердечность внедрены в ценностные системы культуры и передаются ребенку в процессе социализации.

Механизм культурного отбора работает в направлении локализации и социальной изоляции (отторжения, изгнания, вытеснения) лиц, не желающих соблюдать соответствующие нормы.

Например, в земледельческих культурах могут изгоняться из общества сверхнезависимые и безответственные люди, а в культурах присваивающего типа (охотничьи культуры), наоборот, отвергаются слабые, зависимые и несамостоятельные особи. Эти люди могут быть основателями новых поселений, новых этносов, осваивая мир на иных принципах, нежели то сообщество, к которому они ранее принадлежали.

Тем самым культуру можно определить как способ выживания и воспроизводства социального человека в истории, а смысл истории обнаруживается в динамике накопленного социального опыта выживания и воспроизводства, т. е. в культуре (Флиер 1999: 153).

Основные функции культуры:

  • социальная организация людей в их коллективной жизнедеятельности и регуляция форм этой жизнедеятельности,

  • практическая и психологическая адаптация людей в реально складывающихся условиях их существования,

  • коммуницирование между членами сообщества,

  • социальное воспроизводство общества и личности, т.е. трансляция социального опыта (Флиер 1999: 155)

Для сохранения самоё себя культура должна транслировать социально приемлемые формы и способы человеческой жизнедеятельности, одобряя и поддерживая нормы и стандарты социальной адекватности при осуждении или отторжении нарушителей этих норм, приспосабливаясь к меняющимся условиям. Когда культура становится непродуктивной – она умирает.

Культуру можно рассматривать как информационную структуру, в которой информация принимается или создается, отыскивается, передается, используется и даже утрачивается. Взгляд на культуру как информацию позволяет включить в понятие общепринятые знания, стереотипы поведения, материальные артефакты, помогает выявить особенности как небольшой группы индивидов, так и крупных человеческих коллективов. Культура-как-информация может накапливаться в умах людей, в артефактах, фиксироваться с помощью артефактов, специально созданных и предназначенных для ее хранения, таких, как каменные таблички, книги или компьютеры (Чик 2000: 113).
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Личность в межкультурной коммуникации iconПонимание как цель межкультурной коммуникации. Уровни понимания Выводы...
Использование американского варианта английского языка как средства межкультурного общения
Личность в межкультурной коммуникации iconМежкультурной коммуникации
Раен, зав кафедрой Международного славянского института Мамонтов А. С.; доктор исторических наук, профессор кафедры истории Мосгу...
Личность в межкультурной коммуникации iconМетодические указания по выполнению контрольной работы Для самостоятельной...
Зав кафедрой иностранных языков и межкультурной коммуникации доктор филологических наук Л. С. Чикилева
Личность в межкультурной коммуникации iconРасписание зимней сессии студентов II курс озо отделения переводоведения...
«Отечественная филология: Русский язык и литература, татарский язык и литература», срок обучения 5 лет
Личность в межкультурной коммуникации icon3. Социология массовой коммуникации как наука
...
Личность в межкультурной коммуникации iconВопросы для контроля знаний студентов 3 курса (дмп, дмр, дмм, дмв,...
Уровни коммуникаций. Межличностные коммуникации и коммуникации в малых группах. Способы повышения их эффективности
Личность в межкультурной коммуникации iconЛекция №3: «личность и ее потенциал в системе управления»
Понятие «личность» многопланово. Личность является объектом изучения многих наук: филосо­фии, социологии, психологии, этики, эстетики,...
Личность в межкультурной коммуникации iconТема Понятие коммуникации и массовой коммуникации. Содержание коммуникативного...

Личность в межкультурной коммуникации iconТесты по спецкурсу «Политические коммуникации»
В книге К. Дойча «Нервы управления: модели политической коммуникации и контроля» рассматривается
Личность в межкультурной коммуникации iconРоль коммуникации в обществе
Общество сеть отношений, возникающих и поддерживаемых главным образом благодаря коммуникации. Даже
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница