Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное


НазваниеКнига перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное
страница6/93
Дата публикации07.05.2013
Размер9.69 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Культура > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   93
СХЕМЫ

^ Схема 1



Возникновение триграмм из Великого Предела

Схема 2



^ Возникновение гексаграмм из Великого Предела

Схема 3



Линейная последовательность триграмм, приписываемая Фу-си

Схема 4



Линейная последовательность триграмм, приписываемая Вэнь-вану

Схема 5



Линейная последовательность триграмм, приписываемая Фу-си, с двоичным кодом

Схема 6



Квадратно-круговое расположение триграмм, приписываемое Фу-си

Схема 7



Квадратно-круговое расположение триграмм, приписываемое Вэнь-вану

Схема 8



Квадратное и круговое расположение гексаграмм, приписываемое Фу-си

Схема 9144



Квадратное и круговое расположение гексаграмм, приписываемое Вэнь-вану

Схема 10



Квадратное расположение гексаграмм, приписываемое Фу-си, с двоичным кодом

Схема 11



Квадратное расположение гексаграмм согласно мавандуйскому тексту

Схема 12145



Восемь «дворцов» Цзин Фана

Схема 13



Восемь триграмм, вписанные в девятиклеточные квадраты

Схема 14



Числовые эквиваленты восьми триграмм в расположении, приписываемом Фу-си

Схема 15



Числовые эквиваленты восьми триграмм в расположении, приписываемом Фу-си

Схема 16



Хэ ту (традиционное изображение и эквивалентная форма в арабских цифрах)

Схема 17



Ло шу (традиционное изображение и эквивалентная форма в арабских цифрах)

Схема 18



Квадратно-круговое расположение триграмм (верхнее и нижнее) согласно мавандуйскому тексту

Схема 19



График ЛПТФС, считанной по КРТФС

Схема 20



График ЛПТВВ, считанной по КРТВВ

Схема 21



График ВЛПТМВД и НЛПТМВД, считанных по ВКРТМВД

Схема 22



График последовательности 1), считанной по НКРТМВД

Схема 23



График последовательности 2), считанной по НКРТМВД

Схема 24



График реконструктивно дополненной последовательности 5), считанной по НКРТМВД

Схема 25



График последовательности 6), считанной по НКРТМВД

Схема 26



График последовательности 5), считанной по НКРТМВД

Схема 27



График последовательности 4), считанной по НКРТМВД

Схема 28



Числовая структура Ло шу

Схема 29



Алгоритм взаимопреобразования КРТФС в ВКРТМВД

Схема 30



Алгоритм взаимопреобразования КРТФС в КРТВВ

Схема 31



Алгоритм взаимопреобразования ВКРТМВД в КРТВВ

Схема 32



График ДЛПТВВ, считанной по КРТВВ

Схема 33



График ДЛПТВВ, считанной по КРТФС

Схема 34



График ДЛПТВВ, считанной по ВКРТМВД

Схема 35



График ДЛПТВВ, считанной по НКРТМВД

Схема 36



Алгоритм построения Ло шу

А.И.КОБЗЕВ

^ КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ Ю.К.ЩУЦКОГО

Юлиан Константинович Щуцкий родился 10 (23) августа 1897 г. в Екатеринбурге. Отец его был лесничим, окончившим Лесную академию в Польше, мать преподавала французский язык и музыку. Высшее образование Ю.К.Щуцкий получил в Петербурге (Петрограде, Ленинграде), куда его семья переехала в 1913 г. В 1915 г. он окончил реальное училище («Приют принца Ольденбургского») и поступил в Петроградский политехнический институт на экономическое отделение, однако в 1917 г. оставил его и перевелся сначала в Практическую восточную академию, а затем, через год, — в Петроградский университет, который окончил в 1922 г. по кафедре китаеведения этнолого-лингвистического отделения факультета общественных наук, где изучал китайский язык под руководством таких корифеев отечественного востоковедения, как В.М.Алексеев (1881 — 1951), Н.И.Конрад (1891–1970), О.О.Розенберг (1888–1919).

Со студенческой скамьи Ю.К.Щуцкий начал научно-исследовательскую и переводческую деятельность, в результате чего уже в 1923 г. вместе с В.М.Алексеевым опубликовал «Антологию китайской лирики VII-IX вв.», основанную на его дипломной работе «Антология Тан». Рецензируя это издание в 1924 г., Н.И.Конрад писал: «В нашей популярной синологической литературе книжка Ю.К.Щуцкого — событие несомненно исключительное, ничего равного ей у нас до сих пор еще не было, и можно лишь радоваться за судьбу новой русской синологической школы, обладающей представителем, который сумел так начать свое печатное служение избранному делу»146. В 1922 г. Ю.К.Щуцкий первым на Западе приступил к переводу обширного и очень сложного философского трактата даоса-алхимика Гэ Хуна «Бао-пу-цзы» (III-IV вв.). Ныне сохранился перевод гл. 1 памятника в рукописи его доклада «Исповедание Дао у Гэ Хуна» (1923) и пространные замечания о нем В.М.Алексеева.

Будучи еще студентом, в 1920 г. Ю.К.Щуцкий начал работать в Азиатском музее Академии наук, где прошел служебный путь от научного сотрудника 3-го разряда до ученого хранителя музея, а затем после реорганизации в 1930 г. музея в Институт востоковедения АН СССР стал ученым специалистом и с .1933 г. — ученым секретарем китайского кабинета института. В 1936–1937 гг. он сотрудничал в Государственном Эрмитаже. По рекомендации В.М.Алексеева в 1928 г. Ю.К.Щуцкий был командирован Академией наук в Японию для приобретения японских и китайских книг и ознакомления с научно-исследовательской деятельностью японских синологов. В Японии он пробыл четыре с половиной месяца, живя в Осаке при буддийском храме.

Ю.К.Щуцкий вел научно-педагогическую и преподавательскую деятельность. Сразу после окончания университета, осенью 1922 г., по рекомендации своего неизменного покровителя В.М.Алексеева он был зачислен научным сотрудником 2-го разряда на кафедру китайской филологии Научно-исследовательского института сравнительного изучения литератур и языков Запада и Востока имени А.Н.Веселовского при Петроградском университете. Там же в 1924 г. по представлении статьи «Основные проблемы в истории текста „Ле-цзы“», позднее напечатанной в «Записках Коллегии востоковедов при Азиатском музее АН СССР» (1928), и на основании более чем благожелательной докладной записки В.М.Алексеева Ю.К.Щуцкий прошел квалификационную комиссию, получив право на преподавание китаеведных дисциплин в вузах в качестве доцента. С этого времени он вел различные синологические курсы как теоретического, так и практического характера в Ленинградском университете, Ленинградском институте истории, философии и лингвистики, Ленинградском институте живых восточных языков (Ленинградском восточном институте имени А.С.Енукидзе). В соответствии со своей основной научной специализацией Ю.К.Щуцкий преподавал главным образом историю китайской философии и китайский язык.

Являясь прирожденным полиглотом и постоянно занимаясь соответствующим самообразованием, Ю.К.Щуцкий постепенно овладел практически всем спектром языков, связанных с китайской иероглификой, не говоря уж об основных европейских языках. К концу жизни ему был доступен весьма широкий лингвистический круг: китайский, японский, корейский, вьетнамский (аннамский), маньчжурский, бирманский, сиамский (таи), бенгальский (бенгали), хиндустани, санскрит, арабский, древнееврейский, немецкий, французский, английский, польский, голландский и латынь. Не получив возможность побывать в Китае, но в совершенстве зная пекинский диалект китайского языка, Ю.К.Щуцкий также овладел его гуанчжоуским (кантонским, или южнокитайским) диалектом. Впервые в отечественном востоковедении он ввел преподавание гуанчжоуского диалекта и вьетнамского языка, создав для последнего учебник (1934). Совместно с Б.А.Васильевым (1899–1946), другим выдающимся учеником В.М.Алексеева, он написал также в 1934 г. учебник китайского языка (байхуа). Ю.К.Щуцкий входил в состав временной комиссии по латинизации китайской письменности при Всесоюзном центральном комитете нового алфавита и постоянно участвовал в работе группы по изучению синтаксиса в Ленинградском научно-исследовательском институте языкознания. Наиболее значительным результатом его лингвистических изысканий стала статья «Следы стадиальности в китайской иероглифике» (1932).

11 февраля 1935 г. Ю.К.Щуцкий получил звание профессора. Сохранилось написанное для этого в октябре 1934 г. представление академика В.М.Алексеева («Записка о Ю.К.Щуцком»). В феврале 1935 г. В.М.Алексеев также составил публикуемую ниже «Записку о научных трудах и научной деятельности профессора-китаеведа Юлиана Константиновича Щуцкого», в которой предлагал увенчать его ученой степенью доктора востоковедных наук honoris causa. Это предложение не было реализовано, но зато 15 июня 1935 г. Ю.К.Щуцкий удостоился степени кандидата языкознания без защиты диссертации. 3 июня 1937 г. он в качестве докторской диссертации с блеском защитил законченную за два года до этого монографию «Китайская классическая „Книга перемен“. Исследование, перевод текста и приложения», официальный отзыв на которую дал все тот же В.М.Алексеев. Эта глубокая и скрупулезная рецензия, представляющая самостоятельный научный интерес, является ценным дополнением к работе Ю.К.Щуцкого, поэтому мы сочли целесообразным включить ее в настоящее издание. Вторым официальным оппонентом был член-корреспондент (позднее — действительный член) АН СССР Н.И.Конрад, чья оценка данной работы также представлена ниже.

После защиты диссертации рукопись Ю.К Щуцкого поступила для публикации в Ленинградское отделение Издательства АН СССР, где ее редактором должен был стать работавший там тогда будущий академик Д.С.Лихачев. Однако 3 августа 1937 г. в пос. Питкелово Ленинградской области Ю.К.Щуцкий был арестован, а затем по печально знаменитой статье о контрреволюционной агитации и пропаганде (ст. 58, § 10–11) осужден на «дальние лагеря и долгий срок без права переписки». В «оттепельной» справке о посмертном реабилитации последним в его жизни указан 1946 год, а в «Биобиблиографическом словаре советских востоковедов» — 1941 год147. Однако за эвфемистическим изложением приговора скрывался расстрел в ночь с 17 на 18 февраля 1938 г.148 Достаточным основанием для этой варварской акции послужили его пребывание в Японии (1928), контакты с японскими учеными и публикация научной статьи на китайском языке в японском журнале (1934), открытое признание себя антропософом и т.п. «преступления».

Рукопись монографии Ю.К.Щуцкого 28 ноября 1937 г. была возвращена из издательства в Институт востоковедения АН СССР (ныне — Санкт-Петербургский филиал Института востоковедения РАН) по запросу его ученого секретаря. В архиве института она, в отличие от основной части рукописного наследия трагически погибшего ученого, благополучно пролежала до конца 50-х годов. В 1960 г. после реабилитации автора и благодаря усилиям Н.И.Конрада, выступившего в качестве редактора монографии, она была опубликована, сразу получила высокую оценку научной общественности и заняла место одной из вершин отечественного китаеведения.

Уже через полгода после выхода в свет «Китайской классической „Книги перемен“» компетентный рецензент В.А.Рубин писал, что «без всякого преувеличения работу Ю.К.Щуцкого можно назвать подвигом и достижением культуры в самом широком смысле»149. В другой рецензии, появившейся в 1963 г., Ф.С.Быков, отметив, что «до Ю.К.Щуцкого никто из европейцев не сделал и попытки приступить к решению столь исключительно сложной задачи», также признал его работу «настоящим научным подвигом»150. По прошествии нескольких лет еще решительнее высказался В.Г.Буров, назвавший труд Ю.К.Щуцкого «фундаментальным исследованием, равного которому нет в европейской синологии»151. В 1979 г. книга Ю.К.Щуцкого была переведена на английский язык и издана видными специалистами (в частности Г.Вильгельмом) сначала в США, а затем в Англии, что явилось свидетельством международного признания ее большой научной значимости. Это особенно впечатляет, поскольку речь идет о произведении, написанном почти за полвека до того. В рецензии на английский перевод, опубликованной одним из центральных востоковедных журналов Запада, работа Ю.К.Щуцкого была названа «экстраординарной», а сам автор — «проявившим замечательный аналитический талант»152.

Среди дошедших до нас научных трудов Ю.К.Щуцкого Монографии о «Книге перемен» несомненно принадлежит первое и особое место. Вторым по значению следует признать цикл его работ о даосизме: «Исповедание Дао у Гэ Хуна», «Дао и Дэ в книгах Лао-цзы и Чжуан-цзы», «Даос в буддизме» (1927), «Основные проблемы в истории текста Ле-цзы» (1928), статья о Ду Гуан-тине (1934), рецензия на книгу Б.Бельпэра «Даосизм и Ли Бо» (1935). Известно также, что в 1928 и 1936 гг. соответственно Ю.К.Щуцкий составил иероглифические указатели к фундаментальным даосским трактатам «Юнь цзи ни цянь» («Семь ящиков облачной литературы», XI в.) и «Дао дэ цзин» («Канон пути и благодати», V-IV вв. до н.э.). Ценный вклад в знакомство русскоязычного читателя с китайской классической поэзией внес он своими прекрасными переводами.

Ю.К.Щуцкий был высокоодаренной личностью, наделенной как экстраординарными научными способностями, так и большим художественным талантом, прежде всего в области музыки, живописи и поэзии. Его научный облик с достаточной полнотой представлен в помещенных далее отзывах В.М.Алексеева и Н.И.Конрада. Но следует подчеркнуть, что и научные, и художественные искания Ю.К.Щуцкого определялись единой мировоззренческой установкой, которая хорошо выражена им самим в автобиографическом «Жизнеописании», сделанном в 1935 г. по просьбе В.М.Алексеева. Этот публикуемый ниже документ показывает, что хотя философские взгляды Ю.К.Щуцкого не лишены фантастичности, их очевидное достоинство — стремление к целостному гуманистическому знанию, включающему в себя высшие духовные достижения различных культур. При таком подходе исследование «Книги перемен» для Ю.К.Щуцкого составляло не только и даже не столько историко-культурную, сколько культуросозидательную и духовную задачу.

В начале рецензии В.М.Алексеева отмечено, какую стену непонимания и невежества пришлось пробить Ю.К.Щуцкому. Его научный и жизненный путь был не только усыпан многими терниями, но и украшен творческим общением с рядом выдающихся людей. Одним из первых среди них был В.М.Алексеев, всегда оказывавший своему лучшему ученику всяческую поддержку и неизменно отзывавшийся о нем в превосходных степенях, даже во времена, когда это можно было делать лишь косвенно, не называя имени153. О замечательной интеллектуально-игровой атмосфере, царившей в кругу В.М.Алексеева — Малаке, т.е. Малой академии, и особенно контрастировавшей с начинавшимся тогда умственным одичанием, живо свидетельствуют воспоминания дочери академика, М.В.Баньковской, «Малак — литературные вечера востоковедов. 20-е годы». В Малаке Ю.К.Щуцкого называли разными шутливыми именами: фра Щуц, Юлиан-отступник, студент Чу (Чу — его китаизированная фамилия, под которой он издал статью о Ду Гуан-тине). М.В.Баньковская приводит следующий стихотворный портрет Ю.К.Щуцкого, принадлежащий перу В.М.Алексеева:
Он брит, щек шелк — мат.

Глаз мал — взгляд так остр...

Фра Щуц средь нас монстр:

Гэ Хун был им смят154.
В тех же воспоминаниях воспроизведена еще одна, прозаическая пародия В.М.Алексеева (1928), в которой, используя свой стиль перевода новелл Пу Сун-лина, он создал, на наш взгляд, яркий образ Ю.К.Щуцкого. В юмористическом гротеске этой миниатюры его характерные черты и таланты (в музыке, каллиграфии, гравировальном искусстве и др.) выделены с графической резкостью, поэтому мы считаем уместным завершить ею краткие биографические сведения о Ю.К.Щуцком. В нижеследующем тексте определением «лысый» В.М.Алексеев намекает на самого себя. Хэшан — монах, цинь — музыкальный инструмент, ханьский — китайский, цилинь — благовещий единорог.

Студент Чу

Студент Чу родился весь в гриве: копным-копной налипли кружки волос... Мать считала это неблаговещим. Как раз зашел хэшан, посмотрел и блеснул зубами. Сказал: «Твой сын будет учиться у лысого». Тогда успокоилась.

Чу был человек неистовый. В возрасте «слабой шапки» схватывал, бывало, в руки инструмент вроде цинь, но вышиной сажени в две, и начинал безумно водить огромным луком по натянутым канатам. На дворе выли псы, слетались кричащие вороны.

Потом Чу научился где-то писать ханьские знаки. Пришел раз домой, взял швабру, окунул ее во что-то такое-этакое и давай писать: вмиг потолок и стены покрылись, как говориться, «следами». На пол — кап-кап-трр! — текли слюни вдохновленного.

Чу знал толк в гравюре. Брал у сапожника нож и начинал крутить по бесчувственному дереву... Крах-крах!.. слышали все вокруг, но подходить боялись: Чу был силен и крепок. Один раз награвировал бессмертного. Сделал три слоя, как в слоеном пирожке, — глядевшие не могли раскусить, в чем дело. Тогда Чу с размаху всадил в последний пирожок свой нож, рванул раз, рванул два — а глаза уже сияли. Стоявшие разняли скулы.

Чу читал хорошо: много помнил, хорошо толковал. Однако порой приходил в раж, брал слово на язык и носился, как ураган, танцуя, как он сам говорил, «вихрь», и все объяснял слушавшим и неслушавшим через это слово. Оказывалось, что инь — это чернильница, часы, ножницы и изумруд, а ли — это Исакий, Кронштадт, Александрия. Слушавшие дивились. Однако ругать не смели: Чу умел доказывать твердо.

Чу предался тайной секте Синих Чулков. Бывало, с безумным взором наденет синий чулок и бормочет заклинания. У соседа была дочь, у которой давно уже пропал синий чулок. Вот как-то раз сосед, увидев, что в комнате Чу рычит и гудит синий чулок, испугался и сообщил начальству. Разрезали чулок, повели студента, сто раз отпирался — не помогло. Тогда Чу потребовал у красившего стены маляра кисть и написал стихи: «Синь-синей небо-лазурь, глубоко ах, не сказать. Чист-чистым Чу-человек, держащий его — лишь черт».

Чиновник испугался: он сам был в секте Синих Чертей, а на «дороге стоявшие» не одобряли. Отпустил студента.

Послесловие рассказчика: Синий бессмертный, синий чулок, синее небо — как все это в одном Чу слилось! А грива-то косматая с рожденья! Кто видел цилиня, тот может тайно понять перворождение Чу.

Вы, нынешние! Жутко!155
Образом секты Синих Чулков В.М.Алексеев, по всей вероятности, намекал на антропософские увлечения своего ученика и соответствующий круг его общения, что с достаточной откровенностью изложено самим Ю.К.Щуцким в публикуемом ниже «Жизнеописании». Столкновение Синих Чулков с Синими Чертями в 1928 г. еще могло представляться юмористически, и В.М.Алексеев описал его благополучное разрешение. Однако поразительным пророческим диссонансом этому счастливому концу звучит последняя фраза: «Вы, нынешние! Жутко!» Жуткая победа Синих Чертей над Синими Чулками уже была предопределена.

Как явствует из публикуемого ниже «Жизнеописания», и сам Ю.К.Щуцкий осознавал, что середина 30-х годов XX в. ознаменуется началом новой мировой катастрофы. Однако это пророческое видение ничуть не снизило высокую интенсивность его духовных устремлений, поскольку в конечном счете они были направлены на преодоление смерти. Дошедшие до нас результаты этих усилий свидетельствуют о том, что они не были безнадежны.

Ю.К.ЩУЦКИЙ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   93

Похожие:

Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconИстория тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская...
К97 История Тибета с древнейших времен до наших дней / Е. И. Кычанов, Б. Н. Мельниченко — М. Вост лит., 2005. — 351 с. Isbn 5-02-018365-2...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconБаглай В. Е. Б14 Ацтеки: история, экономика, социально-политический...
Б14 Ацтеки: история, экономика, социально-политический строй (Доколониальный период). — М.: Издательская фирма «Восточная литература»...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconКнига Екклезиаста
Второе издание. Институт перевода Библии. Стокгольм. 1987. Издание исправленное и дополненное, 2003 год. Интернет-версия под общей...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconКнига пророка Исаии Пророки и пророчества Имя Пророки назывались...
Второе издание. Институт перевода Библии. Стокгольм. 1987. Издание исправленное и дополненное, 2003 год. Интернет-версия под общей...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconНейрохирургия Лекции для лечебного факультета ягма издание третье исправленное и дополненное

Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное icon1. предмет, метод и принципы российского
Предпринимательское право: Учебное пособие"(3-е издание, исправленное и дополненное)(Смагина И. А.)("Омега-Л", 2009)
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconУчебное пособие для студентов филологических факультетов вузов Издание...
Русская постмодернистская литература: Учеб пособие. 3-е изд., изд., и доп. — М.: Флинта: Наука, 2001. — 608 с. Isbn 5-89349-180-7...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconУчебное пособие для студентов филологических факультетов вузов Издание...
Русская постмодернистская литература: Учеб пособие. 3-е изд., изд., и доп. — М.: Флинта: Наука, 2001. — 608 с. Isbn 5-89349-180-7...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconУчебное пособие Ответственный редактор С. Л. Лонь Издание третье, исправленное и дополненное
О. И. Андреева, О. В. Воронин, С. Л. Лонь, Д. А. Мезинов, М. К. Свиридов, Н. Г. Стойко, Ю. В. Танцерева, Т. В. Трубникова, Н. С....
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconУчебник 2-е издание, исправленное и дополненное
Магомедов А. А., доктор юридических наук, профессор гл. 6; гл. 2, § 3 (в соавторстве с В. П. Ревиным); гл. 20 (в соавторстве с В....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница