Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное


НазваниеКнига перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное
страница8/93
Дата публикации07.05.2013
Размер9.69 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Культура > Книга
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   93

^ ЗАПИСКА О НАУЧНЫХ ТРУДАХ И НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОФЕССОРА-КИТАЕВЕДА

ЮЛИАНА КОНСТАНТИНОВИЧА ЩУЦКОГО171

Ю.К.Щуцкий родился в 1897 г. в г. Екатеринбурге в семье ученого-лесовода, сумевшего внушить своему сыну с детства уважение и любовь к познанию природы и, далее, мироздания, призывая его прежде всего ощущать величие космического процесса, и возможно, что ощущение целого, предшествующее детальному его сознанию и научному анализу, столь характерное для Юлиана Константиновича, было воспитано в нем именно таким образом.

Мать Юлиана Константиновича, профессиональная преподавательница музыки, сумела, в свою очередь, развить в сыне унаследованное им от нее сильное музыкальное дарование, которое в соединении с общим художественным предрасположением, развившись путем и воспитания и самовоспитания, в настоящее время дает возможность свободно ориентироваться в труднейших текстах (в том числе и китайских), касающихся искусства и искусствоведения, во всех областях, не исключая и поэзии, дар к которой у него весь налицо наравне с прочими.

К востоковедению Юлиан Константинович пришел путем исключения начатых им других систем высшего образования. Точно таким же путем пришел он после некоторого испытания в других областях востоковедения и к китаистике. Но, во всех случаях, вступив в аудиторию факультета восточных языков университета осенью 1918 г., он уже имел прочную ориентацию.

Обладая чрезвычайно разносторонними способностями, в том числе и способностью к критическому разбору и усвоению, что встречается в аудиториях весьма редко, он с первых же шагов студенчества обнаружил вдобавок к прирожденным талантам редкую усидчивость, выдержку, соединенную с любовью к медленному, вдумчивому чтению и к работе над читаемым, а во главе всего — научным энтузиазмом. Неудивительно, что и вся университетская программа (по индивидуальному плану у профессора В.М.Алексеева) была выполнена им едва ли не в утроенном размере (например, по количеству и разнообразию текстов), включая в то же число и фонетическую студию китайского языка, в которой им были достигнуты вообще исключительные, редкие среди прочих учившихся в ней результаты.

Неудивительно поэтому также, что, не бывав ни разу в Китае, он сумел общенаучным, организованным и главным образом умозрительным порядком овладеть китайским текстом в его основном, т.е. в не размеченном пунктуацией, виде, что также является в практике преподавания китайского языка редкостью.

Энтузиазм, быстрое схватывание самого главного, натиск к овладению трудным предметом дали ему также весьма редкую возможность еще на ученической скамье овладеть трудно дающимся по своей насыщенной и условной образности поэтическим языком, в результате чего появилась (к сожалению, в сильно урезанном редакцией и издательством виде) «Антология китайской лирики VII-IX вв. по Р.Х.» (Пг., «Всемирная литература», 1923), которая доселе является непревзойденною на русском языке (да, пожалуй, и среди иноязычных антологий) как по редкой точности перевода (отмеченной в компетентной рецензии проф. Н.И.Конрада), так и по чрезвычайно удачной художественной его форме, вызывающих у многих курьезное в конце концов обвинение в «излишней русификации», которое может и должно служить, наоборот, к наилучшей аттестации художественного перевода, особенно такого, который делается не по «принципам», навязанным со стороны, а по наилучшей обработке текста и по наилучшему его ощущению.

Реализовав в своем сознании почти одновременно с началом китайских штудий необходимость для китаиста действительного знания японского языка, Юлиан Константинович сумел так овладеть им, что не только нужная ему как китаисту литература на японском языке стала для него открытой, но и краткая, к сожалению, его поездка 1928 г. в Японию не была никоим образом сокращена еще технической «практической подготовкой». Кроме того, когда в 1934 г. понадобились экстренные часы преподавателя японского языка, Юлиан Константинович сумел эту должность занять с честью и был неоднократно премирован за достижение наилучших результатов.

В университетской же аудитории сложились и основные синологические интересы Юлиана Константиновича: философские писатели древнего и средневекового Китая, особенно даосские и буддийские, к изучению которых он приступил расширенным порядком, привлекая к своим штудиям всю японскую даологическую и буддологическую литературу. Уже первые его доклады в университетских кружках свидетельствовали о большой инвенции, ярко отделенной от пассивной учебы и старающейся обособить научный поиск и искать только новых путей. В результате этих стремлений появилась его работа об одной интереснейшей фигуре «Даоса в буддизме» (1927), раскрытой им, несмотря на очень трудную, почти криптологическую оболочку языка материалов. Таких проникновенных работ до этой в русской синологии не было.

Точно так же в его следующих за этой работой «Основных проблемах в истории текста „Ле-цзы“» (1928) сделан новый этюд в европейской даологии, выгодно выделяющийся из господствующего иногда любительства, излагающего известное.

Наконец, эти же еще студенческие его этюды созрели к 1934 г. до вполне самостоятельного критического исследования, изложенного им на китайском языке, овладение которым точно так же далось ему вне специальной тренировки: «Ду Гуан-тин дуйюй даоцзяо сянчжэн чжи цзяньцзе».

И в этой работе Юлиан Константинович отклоняется от обычных даологических повторений, давая выход в свет даосскому средневековью, вносящему в ранний загадочный период даосизма живость и ясность, тем более что, вводя в даологические операции нового писателя, Юлиан Константинович тем самым сильно расширяет обычные, всем наскучившие схемы учебников и учебных антологий: даосизм становится как предмет во всей широте.

Само собой разумеется, что классики даосизма Лао-цзы, Чжуан-цзы, Ле-цзы имеются у Юлиана Константиновича уже в том виде, который вызывает появление в свет детального обследования их и сложного перевода. Однако постоянно устремленный мыслью в истоки китайской автохтонной философии и вообще не имеющий привычки останавливаться перед трудными проблемами, Юлиан Константинович не мог обойти главного камня преткновения всех китаистов всех времен и наций, начиная с китайцев и японцев и кончая американцами, именно так называемой (условно) «Книги перемен» («И цзин»), оккультной по форме и философской по содержанию, которая привлекла и привлекает самые трезвые умы своею неразгаданной системой. Как бы ни относиться к такому превышению силы не только отдельного исследователя, но и целых рядов их сменяющихся поколений, несомненно одно минимальное условие успеха научного исследования этой книги, а именно — история китайской мысли, упорно и беспрерывно вращающейся на «И цзине», как на стержне, и отмечавшей все свои этапы на новом и новом его понимании. Ю.К.Щуцкий, работая над проблемой «И цзина», как никто из доселе известных некитайских исследователей, также более всех нас квалифицирован для этой работы как, во-первых, приобретший большую устойчивость в основах древней философии, во-вторых, прочитавший огромную литературу об «И цзине» на всех языках, в том числе и главным образом на китайском и японском, и овладевший системой книги (хотя бы и индивидуально, ибо других пониманий до сих пор не было) и, наконец, как я уже указывал, как обладающий ощущением целого, хотя бы интуитивным, но, несомненно, путеводным, ярким и, конечно, без всякой упрощенности и нарочитой схематизации.

Однако, поскольку философская система «Книги перемен» дает, как было уже сказано, в каждом новом понимании исключительно индивидуальный уклон и едва ли не индивидуальную систему, постольку задача Юлиана Константиновича являлась в данном отношении и привлекательною как философское творчество, и прекарной172 как научная проблема. Поэтому он совершенно правильно избрал в качестве основной своей установки установку исследования филологического, которое своею объективностью принесет науке больше, чем очередной философский взлет.

С этой целью им поставлены и ныне решены (ибо речь идет об уже готовой к печати книге) следующие, доселе неизвестные науке проблемы «И цзина»:
а) проблема монолитности текста современной «Книги перемен»,

б) проблема дифференциации «Книги перемен» по содержанию,

в) то же по технике мышления,

г) то же по технике языка,

д) проблема диалекта основного текста «Книги перемен» и его отношения к другим, уже изученным диалектам древнего китайского языка,

е) проблема хронологической координации составных частей «Книги перемен»,

ж) проблема отражения социального строя в основном тексте и связанного с ним определения приблизительной даты основного текста «Книги перемен»,

з) проблема истории изучения «Книги перемен» в комментаторских школах и дифференциации этих школ,

и) проблема отправных точек комментаторских школ в различных частях «Книги перемен»,

к) проблема влияния «Книги перемен» на китайскую философию — как конфуцианскую, так и даосскую и буддийскую,

л) проблема современной роли «Книги перемен» в Китае и Японии,

м) проблема перевода «Книги перемен» — филологически точного и интерпретирующего, а в связи с этим и

н) проблема оборудования синологической лаборатории, необходимой для этих переводов (сюда же относится оценка маньчжурских и японских переводов «Книги перемен»).
Дав решение всех этих проблем, которое является первым не только в русской, но и в других специальных литературах, Юлиан Константинович с особой тщательностью, доходящею вплоть до каллиграфической и безупречной переписки начисто, закончил свой двойной перевод. Задача была из всех существующих синологических самая трудная, ибо при наличии обычных переводов, дающих безумный набор слов или нудную бессмыслицу, отойти от таких пародий на оригинал к его достойному представлению может только переводчик, владеющий целостной системой и пропорциональными формами ее выражения, каковым, несомненно, является Юлиан Константинович.

Ныне, с окончанием работы, можно считать, что советская синология обогащается впервые за все время существования Советской Республики крупнейшим вкладом в человеческое знание, проникающее в истоки мысли Востока без всякого, как велось до сих пор, ее отчуждения от мысли Запада.

Как профессор, Юлиан Константинович со свойственной ему научной оригинальностью и предприимчивостью не мог пройти мимо трудной проблемы преподавания китайского языка, которая, как известно, допускает слишком много решений, чтобы считаться вообще решенной. Им составлен (вместе с Б.А.Васильевым) наиболее из всех оригинальный учебник китайского языка с самыми новыми и рациональными установками, которые уже дали весьма ощутимые результаты в преподавании.

Точно так же не осталось вне его инициативы и творчества его разнообразное знание языков: японского, маньчжурского, корейского, сиамского, кантонского китайского, бирманского, бенгали, хиндустани, арабского, древнееврейского. Из них наилучше обработан «Строй аннамского языка» (сдан в печать), приведший к появлению также «Учебника аннамского языка», который, несомненно, является не только первым вообще подобным учебником на русском языке, но и первым по типу и насыщенности среди других иноязычных, тем более что учебник этот представляет собой демонстрацию нового учения Н.Я.Марра о языке, которое, будучи вполне усвоено Юлианом Константиновичем, еще в 1932 г. вызвало появление совершенно нового для китаистики его труда — «Следы стадиальности в китайской иероглифике», где в эту темную область вносится ряд освещающих ее мыслей, которые, во всяком случае, поставлены в научную очередь.

Принимая все вышеизложенное во внимание и считая, что соединение в одном лице интенсивно углубленного и экстенсивно многоязычного китаиста является чрезвычайно редким и в нашей практике не встречавшимся, что Юлиан Константинович, воспитавший уже ряд поколений, выходящих из его школы с самыми серьезными знаниями и запросами к науке (один из них уже получил ученую степень кандидата восточных языков), несомненно, как источник знания имеет законный и признанный приоритет и, наконец, что законченная им в рукописи книга не нуждается в публичной защите как диссертация, поскольку оппонентов, располагающих более совершенным знанием в этой области, а потому и единственных, имеющих право критики, в настоящий момент у нас не имеется, я полагаю, что было бы только справедливо увенчать научную деятельность и научные труды профессора Юлиана Константиновичи Щуцкого присуждением ему ученой степени доктора востоковедных наук honoris causa.

А.И.КОБЗЕВ

^ БИБЛИОГРАФИЯ РАБОТ Ю.К.ЩУЦКОГО

1) ПРОИЗВЕДЕНИЯ Ю.К. ЩУЦКОГО

а) Монографии, учебники, статьи, рецензии

1. Даос в буддизме. — Записки Коллегии востоковедов. Т.1. Л., 1927, с. 235–250.

2. Основные проблемы в истории текста „Ле-цзы“. — Записки Коллегии востоковедов. Т.3. вып. 1. Л., 1928, с. 279–288.

3. Отчет научного сотрудника Азиатского музея Ю.К.Щуцкого о поездке в Японию. — Известия АН СССР. Серия: Отделение гуманитарных наук. №8–10. Л., 1928, с. 568–570.

4. Следы стадиальности в китайской иероглифике. — Яфетический сборник. VII. Л., 1932, с. 81–97.

5. Комиссия по латинизации китайской письменности: акад. В.М.Алексеев, Б.А.Васильев, А.А.Драгунов, А.Г.Шпринцин, Ю.К.Щуцкий. К вопросу о латинизации китайской письменности. — Записки Института востоковедения АН СССР. Т.1. Л., 1932, с. 35–54.

6. Чу Цзы-ци (Щуцкий Ю.К.). Ду Гуан-тин дуйюй даоцзяо сянчжэн чжи цзяньцзе (De symbolismo Taoistico ab auctore Tu Kuang-t’ing exposito). — Тоёгаку сорон (Philologia Orientalis). [Осака], 1934, Т.1, с. 175–184.

7. Учебник аннамского языка. Л., 1934. — 114, [32], 2 с: литогр.

8. Учебник китайского языка. (Байхуа). Л., 1934; 2–е изд. — 1935. — 285, XII, 11 с — В соавт. с Б.А.Васильевым.

9. [Рец. на:] R.Chauvelot. En Indochine. Aquarelles de Marius Hubert-Robert. Ouvrage orné de 218 héliogravures. Grenoble, 1931, 160 с — Библиография Востока. Вып. 2–4. (1933). Л., 1934, с. 150–151.

10. [Рец. на:] Belpaire В. Le Taoïsm et Li T’ai Po. — Mélanges chinois et bouddhique. Bruxelles, 1932, vol.1, с 1–14. — Библиография Востока. Вып. 7. (1934). М. — Л., 1935, с. 137–140.

11. [Вступительная статья к «Стихам о жене Цзяо Чжун-цина»]. — Восток. Сб. 1. М. — Л., 1935, с. 33–39.

12. Из литературы китайских эссеистов. — Восток. Сб. 1. М. — Л., 1935, с. 201–202.

13. Хрестоматия старокитайского языка для студентов-японистов. Л., 1936. — 4, 17, 38, 1, 11, XIII с: литогр.

14. Строй аннамского языка. Л., 1936. — 47 с.

15. Строй китайского языка. Л., 1936. — 35 с. — В соавт. с Б.А.Васильевым.

16. Китайская классическая «Книга перемен». Опыт филологического исследования и перевода. Тезисы диссертации. [Л.], 1937. — 8 с.

17. Китайская классическая «Книга перемен». М., 1960. — 424 с.

18. Schutskii J. Researches on the I Ching. Tr. by W.L.Mac-Donald and Tsuyoshi Hasegawa with H.Wilhelm. Introduction by G.W.Swanson. Princeton, N.J., 1979; L., 1980. — XVI, 254 p.

19. Жизнеописание. — Проблемы Дальнего Востока. М., 1989, №4, с. 148–155.

20. Современная роль «Книги перемен» в Китае и Японии. — Проблемы Дальнего Востока. М., 1990, №4, с. 157–159.

б) Переводы

21. Из китайских лириков [10 стихотворений: Ван Цзи, Сун Чжи-вэнь, Мэн Хао-жань, Лю Цзун-юань, Ван Вэй, Цянь Ци, Мэн Цзяо, Ли Бо, Пэй Ду, Юань Чжэнь]. Вступит, ст. В.М.Алексеева. — Восток. Кн.1. М. — Пб., 1922, с. 39–49.

22. Антология китайской лирики VII-IX вв. по Р.Хр. Редакция, вводные обобщения и предисл. В.М.Алексеева. М. — Пб., 1923. — 144 с.

23. Вэй Юн. Ночую в горах Ши-и; Мэн Хао-жань. Весеннее утро. — Литературные среды (прилож. к «Красной газете»). 1927, №12, с. 5.

24. Ли Бо. Тоска у яшмовых ступеней, Весенней ночью в г. Лояне слышу свирель; Бо Цзюй-и. Лютня (отрывок); Ван Вэй. Горный хребет, где рубят бамбук, Поднялся в храм «Исполненный прозрения»; Ван Чан-лин. В «Ненюфаровом доме» провожаю Синь Цзяня; Пэй Ди. За плетнем из магнолий; Цянь Ци. По Цзяну. — На рубеже Востока. 1929, №3, с. 60–64.

25. Капо Н. О фрагменте старой рукописи «Литературного изборника», хранящегося в Азиатском музее Академии наук. — Известия АН СССР. Серия: Отделение гуманитарных наук. Л., 1930, №2, с. 135–144.

26. Стихи о жене Цзяо Чжун-цина (Китайская поэма III века); Из китайской эссеистической литературы (Тао Юань-мин. Персиковый источник; Чжоу Лянь-си. Люблю лотос; Су Дун-по. «Красная стена»). — Восток. Сб.1. М. — Л., 1935, с. 40–50, 203–208.

27. [Неизвестный автор.] Стихи о жене Цзяо Чжун-цина; Ван Вэй. Провожаю Юаня Второго, назначаемого в Аньси. — Антология китайской поэзии. Т.1, 2. М., 1957, с. 259– 270, 62.

28. Павлины летят (Стихи о жене Цзяо Чжун-цина); Тао Юань-мин. Персиковый источник; Ван Вэй [10 стихотворений]; Мэн Хао-жань [2 стихотворения]; Лю Цзун-юань [3 стихотворения]; Бо Цзюй-и. Лютня; Юань Чжэнь. Услыхал, что Бо Лэ-тянь смещен в Цзиньчжоуские конюшни; Су Дун-no. Красные стены. — Китайская литература. Хрестоматия. Т.1. М., 1959.

29. Канон перемен. — Проблемы Дальнего Востока. М., 1990, №4, с. 144–157; то же. — Наука и религия. М., 1991, №2, с. 38–41, №3, с. 18–19, №4, с. 26–28.

в) Рукописи

30. Размышление о китайской поэзии. Приложение: заметки В.М.Алексеева. 16–19 марта 1922. — Ленинградское отделение Архива АН СССР (ЛОААН). Ф. 820, оп. 4, ед. хр. №154. — 37 л.

31. Исповедание Дао у Гэ Хуна. 31 мая 1923. — ЛОААН. Ф. 820, оп. 4, ед. хр. №155. — 51 л.

32. Дао и Дэ в книгах Лао-цзы и Чжуан-цзы. 20–е гг. — ЛОААН. Ф. 820, оп. 4, ед. хр. №159. — 6 л.

33. Введение в даологию. Танская поэзия. Программа курсов лекций. 1924. — ЛОААН. Ф  820, оп. 4, ед. хр. №156 — 2 л.

34. Переводы с китайского: «Ши цзин», Ло Бинь-ван и др., каллиграфические упражнения. 1919–1928. — ЛОААН. Ф. 820, оп. 4, ед. хр. №53. — 75 л.

35. Автохарактеристика. 1929. — ЛОААН. Ф. 820, оп. 2, ед. хр. №164, л. 197–198.

36. [Рец. на:] Ferguson J.C. Outlines of Chinese Art. — Архив АН СССР. Ф. 208, оп. 4, ед. хр. №103–83. — 7 л.

37. О применении стенографии к китайскому латинизированному языку. Май 1932. — Архив востоковедов ИВ АН СССР. Разр. 1, оп. 1, ед. хр. №165. — 12 л.

38. Система «Книги перемен». Тезисы доклада. 19 ноября 1933. — ЛОААН. Ф. 820, оп. 4, ед. хр. №160. — 5 л.

39. Автобиография (Жизнеописание). 25 января 1935. — ЛОААН. Ф. 820, оп. , ед. хр. №161. — 8 л.

40. Записка о работе «„Книга перемен“ — исследование и перевод». 28 января 1935. — ЛОААН. Ф. 820, оп. 4, ед. хр. №162. — 10 л.

41. Китайская классическая «Книга перемен». Исследование, перевод текста и приложения. Осака — Ленинград, 1928–1935. — Архив востоковедов ИВ АН СССР. Разр. 1, оп. 1, ед. хр. №166 (1, 2, 3, 4, 5). — 813 л.

г) Письма

42. В.М.Алексееву. 24 августа 1923. 20 марта (?) 1927. 18 августа 1927. 23 марта 1929. И др. — ЛОААН. Ф. 820, оп. 3, ед. хр. №908.

43. В.Л.Котвичу [1872–1944]. 25 мая 1925. 22 ноября 1926. 25 мая 1927. — ЛОААН. Ф. 761, оп. 33, ед. хр. №33.

44. С.Ф.Ольденбургу [1863–1934]. 1928. — ЛОААН. Ф. 208, оп. 3, ед. хр. №686.

45. С.Ф.Ольденбургу. 7 мая 1928. — Архив АН СССР. Ф. 208, оп. 3, ед. хр. №3.

46. Ф.А.Розенбергу [1867–1934]. 2 мая 1928. — ЛОААН. Ф. 850, оп. 3, ед. хр. №128.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   93

Похожие:

Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconИстория тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская...
К97 История Тибета с древнейших времен до наших дней / Е. И. Кычанов, Б. Н. Мельниченко — М. Вост лит., 2005. — 351 с. Isbn 5-02-018365-2...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconБаглай В. Е. Б14 Ацтеки: история, экономика, социально-политический...
Б14 Ацтеки: история, экономика, социально-политический строй (Доколониальный период). — М.: Издательская фирма «Восточная литература»...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconКнига Екклезиаста
Второе издание. Институт перевода Библии. Стокгольм. 1987. Издание исправленное и дополненное, 2003 год. Интернет-версия под общей...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconКнига пророка Исаии Пророки и пророчества Имя Пророки назывались...
Второе издание. Институт перевода Библии. Стокгольм. 1987. Издание исправленное и дополненное, 2003 год. Интернет-версия под общей...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconНейрохирургия Лекции для лечебного факультета ягма издание третье исправленное и дополненное

Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное icon1. предмет, метод и принципы российского
Предпринимательское право: Учебное пособие"(3-е издание, исправленное и дополненное)(Смагина И. А.)("Омега-Л", 2009)
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconУчебное пособие для студентов филологических факультетов вузов Издание...
Русская постмодернистская литература: Учеб пособие. 3-е изд., изд., и доп. — М.: Флинта: Наука, 2001. — 608 с. Isbn 5-89349-180-7...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconУчебное пособие для студентов филологических факультетов вузов Издание...
Русская постмодернистская литература: Учеб пособие. 3-е изд., изд., и доп. — М.: Флинта: Наука, 2001. — 608 с. Isbn 5-89349-180-7...
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconУчебное пособие Ответственный редактор С. Л. Лонь Издание третье, исправленное и дополненное
О. И. Андреева, О. В. Воронин, С. Л. Лонь, Д. А. Мезинов, М. К. Свиридов, Н. Г. Стойко, Ю. В. Танцерева, Т. В. Трубникова, Н. С....
Книга перемен» М.: Издательская фирма «Восточная литература» ран, 1997. 2-е издание исправленное и дополненное iconУчебник 2-е издание, исправленное и дополненное
Магомедов А. А., доктор юридических наук, профессор гл. 6; гл. 2, § 3 (в соавторстве с В. П. Ревиным); гл. 20 (в соавторстве с В....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница