Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России


НазваниеКнига написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России
страница4/34
Дата публикации08.03.2013
Размер3.11 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
^

Глава четвертая

ЙОХАННЕСБУРГ, ЮАР. УГО



Приезд в Йоханнесбург Отто не стал откладывать. Население Малави не жаждало ходить в одежде, почищенной химчистками нового поколения. Вещи с неотстирывающимися пятнами отдавали деревенским прачкам. И те — не интересуясь «поколением веществ негорючих, как перхлорэтилен, и чистящих так же мягко, как бензин» — спасали их местной травой или горячей молитвой. Ровно в половине случаев трава и молитва не давали результата, и дорогая европейская одежда отправлялась в мусорный бак, откуда ее радостно забирали черные бедняки и перешивали на свой лад.

С точки зрения продажи химчисток, ЮАР выглядела перспективнее. И население там было во много раз больше, чем в Малави, и оно, несмотря на людоедский режим апартеида, кишмя кишело западными дельцами в дорогих костюмах.

Город Йоханнесбург выглядел таким же безумным, как и вся его история, начавшаяся с австралийского авантюриста Харрисона, накопавшего золота на территории поместья Ланглахте аж в 1886 году. После чего коллеги Харрисона бросились сюда со всего мира, и город возник как жилые кварталы, построенные для золотоискателей.

Отто поселился в самом центре Йоханнесбурга. Он предпочитал буржуазные отели со старинными, чуточку вытоптанными коврами, манерной антикварной мебелью и медленными деревянными лифтами.

И не сосчитать, во скольких номерах он просыпался по зову будильника, с напряжением вспоминая, что же за страна сегодня за окном. Все эти временные жилища давно слились для него в один среднеарифметический просторный уютный номер, столь же равнодушный, сколь и гостеприимный.

Нынешний отель, к сожалению, был новым, а номер неброским и вполне функциональным. Пожалуй, в нем не было ничего примечательного, кроме висящей над двуспальной кроватью кроваво-красной картины, на которой был изображен букет цветов.

С точки зрения искусствоведческих знаний Отто, картина была стопроцентной мазней местного авангардиста, расковавшегося после учебы в Европе.

Впрочем, если бы не она, то современная бледная мебель, стены анемичного цвета и унылые жалюзи напоминали бы интерьер больничной палаты.

Отто приехал в логово беснующегося апартеида за заказами на химчистки. И его ни на секунду не волновала местная политика, самым громким событием которой была недавняя смерть в тюрьме основателя движения «Черного самосознания» Стивена Бико.

Отто меньше всего занимало происходящее в юаровских тюрьмах. Он почти ничего не знал о лидере борьбы с апартеидом, информация о котором передавалась местным населением из уст в уста.

А меж тем, почетный президент «Собрания темнокожих» Стивен Бико, исключенный из местного университета за пропаганду политических взглядов, и при жизни находился под жестоким надзором власти. Ему было запрещено покидать город, разговаривать более чем с одним человеком и публично выступать.

Его не разрешалось цитировать как в печати, так и в устной речи. Но именно цитаты Стивена Бико сыграли решающую роль в организации молодежных протестов против введения обязательного преподавания всех школьных предметов на языке африкаанс.

Африкаанс, являвшийся до начала XX века диалектом нидерландского, был языком белых завоевателей. А местное население разговаривало и хотело учиться на языках ндебеле, коса, зулу, сесота, тсвана, свази, венда и тсонга.

Молодежные протесты были жестоко подавлены полицией, а власти начали охоту на Бико. Его арестовали по подозрению в терроризме, по статье, дававшей тюремщикам любые полномочия. После допросов и пыток Бико был перевезен в тюрьму Претории и тут же скончался в тюремном лазарете.

Министр юстиции ЮАР объявил, что причиной смерти Стивена Бико стала политическая голодовка, но экспертиза показала, что это результат черепно-мозговых травм.

Народные волнения после убийства Бико были жестоко подавлены, а организации, выступающие против политики апартеида, запрещены. Именно тогда Совет безопасности ООН и ввел эмбарго на ввоз и продажу оружия ЮАР.

Как добропорядочный немец и христианин, Отто, безусловно, осуждал апартеид, но как делец радовался отсутствию конкурентов. Смерть Стивена Бико в тюрьме Претории была для него чем-то из телевизионных новостей, а не из реальной жизни.

Отто понимал, что в такой сумасшедший дом, как ЮАР 1979 года, едут только по-настоящему рисковые парни. Поле для бизнеса казалось огромным, ведь прежде на землю ЮАР не ступала нога торговцев химчистками.

Размышляя об этом, Отто решил рискнуть по-крупному — нанять самолет, чтоб развозить химчистки нового поколения по всей стране.

С одной стороны, черные повстанческие группы могли продырявить этот самолет не только по идеологическим соображениям, но и из чистой любви к пальбе по движущимся предметам.

Но с другой стороны, это все равно было меньшим риском, чем автомобильные путешествия по африканским дорогам, проложенным среди полей и прорубленным среди джунглей. Местные предупредили, что на подобных маршрутах к непредсказуемости повстанцев может прибавиться аппетит животного мира.

Идея самолета ласкала мальчишеское воображение Отто. Появление торговца новыми химчистками с неба само по себе выглядело как реклама технического прогресса и гармонично сочетало немецкую страсть к машинам и театральности.

Отто дал объявление с анкетой в местную скандальную газету «Citizen» о том, что ищет пилота с опытом работы в экстремальных условиях. И в ответ на объявление почтальон принес ему мешок заполненных анкет от самых невероятных людей. Судя по ответам, большинство из них видели самолет только в кино.

Перечитывая страницы, заполненные корявыми почерками суперменов и тех, кто хотел бы ими казаться, Отто выбрал немца примерно своего возраста, позвонил ему и назначил встречу в баре отеля.

Пилота звали Уго Ластман. Это был крепкий, сдержанный блондин невысокого роста. Говорят, высоким неудобно долго сидеть в кабине самолета — устают ноги. Глаза у Уго были стальными и по цвету, и по выражению.

Отто шокировали коротковатые брюки пилота и летняя обувь на босу ногу. Он считал пляжный стиль одежды на деловых переговорах дурным тоном, но сделал вид, что не обратил на это внимания, и протянул руку для крепкого рукопожатия.

Когда сели за барную стойку, Уго заказал кофе.

— Может, чего-нибудь покрепче? — спросил Отто.

— Господин Шмидт, я — военный летчик и предпочитаю летать и обсуждать дела на трезвую голову, — резковато ответил Уго. — Из вашего объявления в газете я не понял, для чего вы ищете пилота?

По его интонации Отто стало ясно и то, что парню очень нужна работа, и то, что у него проблемы с алкоголем.

— А я, пожалуй, выпью виски с содовой! На меня плохо действует здешний климат, — приветливо улыбнулся Отто и закурил. — Тем более есть повод: не каждый день встречаешь в Йоханнесбурге западного немца. «Hier sind wir unter uns», в смысле «здесь все свои»!

— Я не западный немец, а просто немец. Родился здесь в тридцать девятом, — холодно уточнил Уго.

— Думаю, любой немец нашего поколения предпочел бы родиться здесь, а не в Германии, — доверительно заметил Отто и кивнул бармену: — Виски с содовой!

— Еще бы! Моих родителей занесло в Йоханнесбург предчувствие беды. — Голос Уго немного потеплел. — Они уехали из Германии до прихода Гитлера к власти.

— Можно только позавидовать… — вздохнул Отто.

— Тем более, что мой дед по матери — еврей. Он к тому времени уже умер, но отец, слава богу, переселил маму поближе к зулусам и подальше от газовых камер. — В понимании гитлеровских нацистов внешне Уго совсем не был похож на еврея, скорее на истинного арийца. — Здесь немецкая диаспора дружит с еврейской. Это у вас в Германии свой — чужой, а здесь по-настоящему «все свои»!

— В стране апартеида?

— Господин Шмидт, никто не имеет права наставлять ЮАР с позиции старшего брата! Со Второй мировой прошло слишком мало времени, чтобы немцы учили других, как правильно жить! — Уго снова перешел на крайне нелюбезный тон.

— Мои родители не были нацистами и спасли несколько еврейских семей. Отец воевал с коммунистами и был убит. Мама погибла во время бомбежки. Мне было одиннадцать, и я тоже бы погиб, если б меня не отправили к дяде в Берлин. Так что я не готов брать на себя вину Гитлера! — не менее жестко ответил Отто, понимая, что пора переходить к теме встречи.

— Извините, не хотел обидеть, — потупился Уго. — Я сам военный пилот и не вижу, на кого сбрасываю бомбы.

— Как раз хотел об этом! Неловко нанимать военного пилота на такую приземленную работу, но нужен профессионал высочайшего класса. — Отто сделал паузу, понимая, что придется уговаривать.

— Высочайшего класса? — хмыкнул Уго, намекая на то, что Отто разбирается в пилотах, как свинья в апельсинах.

— Бизнес нашей фирмы — химчистки нового поколения. У нас отлично идут дела на африканском континенте, но есть места, до которых можно добраться только самолетом.

Повисла пауза, заполненная звоном стаканов, которые мимо них на деревянном подносе пронес черный официант.

— Вы это серьезно? — Стальные глаза Уго потемнели от обиды. — Вы приглашаете военного пилота впаривать какую-то европейскую дрянь? Вы хоть прочитали в анкете, в скольких боевых операциях я участвовал?

И он решительно встал с табурета у стойки бара и стал копаться в кармане брюк, чтобы демонстративно расплатиться за кофе.

— Сядьте! Вы упрямый человек, но я тоже не подарок! Ваше унижение будет стоить очень больших денег! — остановил Отто почти приказным тоном. — Я не предполагал услышать от человека с такой биографией ничего иного. Но выбрал из сотни анкет вашу потому, что только вы сможете летать над джунглями, кишащими вооруженными черными!

Уго перестал копаться в карманах и посмотрел высокому Отто в глаза исподлобья.

— Могу только извиниться, что за этот гонорар не предлагаю вам убивать людей! В нашем бизнесе клиент всегда прав, а в вашем бизнесе клиент всегда виноват! — Отто умел деморализовать собеседника, иначе ему не удавалось бы так ловко заключать договоры.

Уго продолжал хмуро смотреть на Отто, но не двигался с места. Выдержав длинную театральную паузу и точно определив точку ее финала, Отто чуть сентиментально хлопнул окаменевшего Уго по плечу.

— Послушай, парень, нас, немцев, раскидало по всему свету! Что нам теперь делить друг с другом? Мне не важно, захочешь ты работать со мной или нет, у меня целый мешок анкет, я просто приглашаю выпить со мной!

В ответ на мат, поставленный в один ход, на лице Уго отразилась вся гамма раздражения, обиды, недоумения и растерянности.

Он мотнул головой, набрал полные легкие воздуха и выдохнул:

— Согласен!

И было совершенно не понятно, согласился он пить или летать с химчистками на борту.

* * *


Уже под вечер, набравшись по самые брови, они сидели в любимом гриль-баре Уго «Radium Beer Hall». Дым щипал глаза и смывал облик посетителей до силуэтов, а Отто и Уго болтали, перебивая друг друга, и гасили сигареты в недоеденное куриное филе в остром соусе «пири-пири» с помидорами и чесноком.

Название старейшего пивного зала Йоханнесбурга «Radium Beer Hall» переводится как «Пивной зал радий». Какое отношение к этому имел радиоактивный химический элемент, открытый Склодовской-Кюри, так и осталось для Отто загадкой.

Стены благородно пестрели фотографиями довоенных футбольных команд, старинных плакатов и газетных вырезок. А джазовый коллектив, состоявший из отличных музыкантов, заставлял вибрировать затоптанный пол и оловянный потолок.

Отто отметил про себя, что если сюда ворвутся повстанцы, то оловянный потолок не погасит звуков выстрелов, как пробковый потолок в Блантайре.

Этому местечку было много лет, оно открылось в начале века как чайная, но было известно всему городу в качестве «shebeen» — адреса подпольной продажи алкоголя черным, ведь закон ЮАР запрещал им пить напитки белого человека.

Впоследствии заведение приобрело лицензию на вино и солод, а в 1922 году известная шахтерка пламенной речью призвала бастующих шахтеров принять участие в Восстании на Рифе. Она стояла прямо на стойке бара, говорила и размахивала тяжелой киркомотыгой. Именно такой запечатлела ее на века фотография, висящая на стене возле столика Отто и Уго.

Со временем бар купил известный футболист Джо Барбарович и сделал одним из самых престижных мест в городе. Так что Отто и Уго с трудом отыскали свободный столик.

— Они повезли меня на пикник в джунгли… Представляешь? В хижину из прутьев… Говорят, ты ночуешь здесь, мы — в соседней, а черные будут охранять от хищников! — рассказывал Отто, пьяно жестикулируя. — Кладу на рюкзак бритву и ремень. Утром просыпаюсь, чувствую, кто-то рядом. Смотрю, два павиана. А на бритве и пряжке ремня играет солнышко, и они блестят. Павианы видят, что я открыл глаза, один хвать бритву, а другой — ремень с пряжкой! И прыг на верхушку пальмы! Представляешь? И я неделю ходил из-за них небритый, и с меня падали штаны!

И они дуэтом захохотали тем грубым смехом, которым смеются в пивных плохо контролирующие себя мужчины.

— Кто ж кладет вещи там, где есть эти мерзкие твари? Мы в Гвинее жрали жареных обезьян и запивали джином! — Под воздействием алкоголя глаза у Уго превратились из стальных в нежно-серые. — А потом трахали местных девок! Главное было убежать, пока не появится их родня из деревни! Клянусь, если не убежишь, тебе отрежут сначала яйца, а потом голову! А когда я воевал во Вьетнаме…

— Ты воевал во Вьетнаме? — удивился Отто. — Ты же не американец!

— Меня наняли австралийцы, как союзники американцев. Я же не тупой янки, чтобы рисковать жизнью за идею борьбы с коммунизмом! Только за большие деньги!

— Знаешь, что такое частная надпечатка?

— Нет, — помотал головой Уго.

— Это когда человек наносит на марку штамп с информацией, чтобы, пока письмо идет, эту информацию видели люди. Я видел в филателистическом журнале марку, на которой во время войны во Вьетнаме одна американка ставила частную надпечатку с лозунгом «Рrау for war!»

— Австралийцев было больше всех среди американских союзников, — бубнил Уго, пропустив мимо ушей филателистический пассаж. — Их много погибло, человек пятьсот или около того. Не понимаю, зачем они полезли к узкоглазым. В Австралии мало хороших военных пилотов…

В пивной было так шумно, что они с трудом слышали друг друга и потому громко орали.

— Хороших пилотов везде мало! Мне повезло, что ты прочитал объявление в газете! — Отто хлопнул Уго по плечу.

— Даже не представляешь, как тебе повезло! В моей жизни, Отто, было такое… Что я сам себе боюсь это сказать, не то что тебе! — Уго оглянулся и приложил палец к губам, словно кого-то в баре занимала их пьяная болтовня.

— Не говори, если боишься! — Отто приобнял его за плечи. — Понимаешь, сто анкет бывших пилотов пришло в ответ на мое объявление в газете. А я выбрал тебя из ста претендентов!

— Бывших пилотов не бывает! — Уго резко снял его руку со своего плеча.

— Прости, неправильно сказал… хотел сказать, демобилизованных военных пилотов! Я выбрал тебя потому, что ты немец! Потому, что ты герой! Потому, что ты настоящий мужик! Мне стыдно нанимать боевого пилота, но это мой бизнес! Я не такой сильный и смелый, как ты, но я твой настоящий друг.

Отто изо всех сил пытался задружиться с этим парнем.

— Я тоже твой настоящий друг. Ты в этом убедишься! — Уго наконец ответно хлопнул Отто по плечу.

— Знаешь анекдот, как немцы пьют пиво?

— Нет, — помотал головой Уго.

— Пруссак, баварец и шваб пьют пиво. Вдруг к каждому в кружку залетает муха. Пруссак выливает пиво вместе с мухой и требует за это новую порцию. Баварец пальцами вынимает муху из кружки и продолжает пить пиво. А шваб вытаскивает муху и заставляет ее выплюнуть пиво, которое она успела проглотить!

И они снова загоготали, как два напившихся подростка.

— А еще знаешь, почему я тебя выбрал? Только не смейся!

— Говори, — подозрительно взглянул на него Уго.

— Потому, что ты Ластман! Знаешь, кто еще носил эту фамилию? Ластманом был учитель Рембрандта!

И они снова затряслись от хохота.

Как известно, немцу для полного счастья нужны пиво, сосиски, немного уюта и другой немец, с которым можно поспорить о политике или пожаловаться на жизненные неурядицы. Поэтому они так любят клубы и чувствуют себя в них комфортнее, чем в собственных домах.

Ведь если французы ценят в еде и выпивке качество, англичане — хорошие манеры за столом, то немцы ценят количество. Так что, вылезая из-за стола, Отто и Уго бережно поддерживали друг друга, чтобы не упасть.

Они выползли на улицу, вдохнули теплого воздуха африканской ночи и, вместо того чтобы погрузиться в одно из такси, услужливо выстроившихся возле бара, начали выяснять, где именно сейчас находится Большая Медведица.

И уже было нашли ее, как мимо, втянув голову в плечи, прошел молодой африканец, заметный под фонарем только благодаря своей пестрой рубахе и светлым штанам.

— Эй, черномазый! Кто тебе разрешил ходить по белому району ночью? — вдруг прицепился к нему Уго. — Отто, давай надерем черномазому задницу.

Черный попытался пройти, но Уго загородил дорогу и вцепился в его рубаху. Белые водители такси с интересом наблюдали за сценой.

— Ты, черный ублюдок, не знаешь, что после шести вечера твое место в тауншипе? — заорал Уго и начал трясти парня из последних пьяных сил.

— Простите, сэр, мне нужно в аптеку, — стал извиняться черный на хорошем английском. — У меня болен ребенок!

— Если твой ребенок сдохнет, в стране будет одним дармоедом меньше! Ты понял, черномазый? — заорал Уго, и белые таксисты одобрительно кивнули.

— Отпусти его! — сказал Отто.

— Отпущу, но сначала дам ему в морду, чтобы не шлялся, а сидел в своем вонючем бантустане!

— Отпусти! — потребовал Отто, отцепил руки Уго, завел ему за спину и показал африканцу глазами «беги».

— Ты что? — Уго успел ударить черного ногой, оставив след на его светлых штанах. — Ты с ними заодно? Может, ты коммунист? Может, ты против сегрегации?

И таксисты изумленно уставились на Отто.

— Уго! Моего отца убили коммунисты! — сказал Отто так громко, чтобы это было слышно в последнем такси в очереди. — Этот черный сказал, что идет в аптеку за лекарством для ребенка. Это значит, что он может быть заразен! Ты же знаешь, какая у них тут зараза? Я не хочу, чтобы ты заболел. Фирме нужен здоровый пилот. Я плачу деньги здоровому пилоту. — И отпустил Уго.

— А ты не такой уж хлюпик-филателист, — подозрительно сказал совершенно протрезвевший Уго, потирая руки.

— Не представляешь, с какими кретинами я работаю. Они разбили уже две машины-химчистки — это огромные деньги! Иногда приходится таскать машины на себе! Из-за их идиотизма в Африке я стал атлетом.

— Ты заступился за черномазого потому, что ничего не понимаешь в местной жизни! Мы должны держать Африку в узде! Апартеид будет крепнуть! Мы принесли дикарям свою цивилизацию! Ты согласен, Отто? — замитинговал Уго, и таксисты перевели на него одобрительные взгляды.

— Конечно! Я тебя затем и нанимаю, чтобы в каждой бамбуковой хижине стояла машина-химчистка моей фирмы! — подмигнул Отто.

— Ты надо мной издеваешься! — погрозил Уго пальцем. — Ладно, издевайся. Главное, чтобы ты платил хорошие деньги, раз понимаешь, что без меня у твоего бизнеса нет будущего! Покупай меня, пока сезонное затишье. В следующем году моя цена резко пойдет вверх!

Отто подумал, что Уго невероятно глуп, хвастлив и неосторожен. Ведь в анкете, которую он прислал, было написано о работе пилотом «научного самолета», входящего в специальную эскадрилью ВВС ЮАР.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Похожие:

Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России iconСерия «Рассекреченные жизни» Вадим Кирпиченко разведка: лица и личности москва «Гея» 1998
Автор — генерал-лейтенант в отставке, с 1974 по 1991 годы был заместителем и первым заместителем начальника внешней разведки кгб...
Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России icon«Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год»: олма пресс; Москва; 2001 isbn 5 224 02629 6
Неизвестные эпизоды операций советской разведки и дипломатии в 30 40 е годы XX века в воспоминаниях начальника службы разведки и...
Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России iconТематика рефератов по внешней политике Франции при Н. Саркози
Эволюция концептуальных основ внешней политики Франции в период президентства Н. Саркози. Белая книга по внешней и европейской политике...
Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России iconТехнология производства строительных материалов нового поколения на безцементной основе
Производство теплоизоляционных и конструкционно-теплоизоляционных поризованных материалов в виде плит и блоков
Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России iconКнига Курта Рисса написана на основе дневников Геббельса, рассказов...
«Кровавый романтик нацизма. Доктор Геббельс. 1939—1945 / Пер с англ. П. В. Рубцова.»: Центрполиграф; Москва; 2006
Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России iconКнига Курта Рисса написана на основе дневников Геббельса, рассказов...
Курт Рисс 0758d7ea-7cd1-11e0-9959-47117d41cf4b Кровавый романтик нацизма. Доктор Геббельс. 1939–1945
Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России iconДуховный Резонанс Уроки Аффирмации, Визуализации и Внутренней Энергии введение
Эта книга была написана на основе курса занятий, проведенных в рамках семинара «Духовного Резонанса» в Академии Саморазвития (S....
Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России iconКнига с завлекательным названием «Хохот шамана»
Читатель! Перед тобой книга с завлекательным названием «Хохот шамана». И сразу возникают вопросы. Кем она написана? Для кого она...
Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России iconКнига с завлекательным названием «Хохот шамана»
Читатель! Перед тобой книга с завлекательным названием «Хохот шамана». И сразу возникают вопросы. Кем она написана? Для кого она...
Книга написана на основе недавно рассекреченных материалов Службы внешней разведки России iconКнига с завлекательным названием «Хохот шамана»
Читатель! Перед тобой книга с завлекательным названием «Хохот шамана». И сразу возникают вопросы. Кем она написана? Для кого она...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница