Абреческое племя роман


НазваниеАбреческое племя роман
страница1/11
Дата публикации03.04.2013
Размер1.89 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Литература > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Журнал «Дарьял», 1992, № 2, 3 (г. Владикавказ).
[Публикация З. И. Суменовой]


Дзахо Гатуев

АБРЕЧЕСКОЕ ПЛЕМЯ

РОМАН

I

Чешуйчатой белесой стеной повисли над двориком стеклянные галереи трех этажей. В первом были лавки — мануфактурная, кожевная, галантерейная: в их раскрытые настежь двери летом выносил сквозняк застоявшиеся запахи товаров.

В этажах жили купцы. У армянина была старуха мать, расползавшаяся вширь жена и сухая, в девах, сестра.

По вечерам за крышей ложилось в большой мир солнце, а в широкое окно второго этажа высовывалось дряблое лопающееся лицо армянки, искавшей прохлады.

— Вашия мужия нам покоя не довалия. Вашия дым нам пок'фя не дает.

Бици звала дочку:

— Медди! Спроси: она что-то просит...

Медди переспрашивала — купеческая жена жаловалась, что дымит мангал:

— Приама невозможна...

— Очень хорошо, что она новых хабаров1 не выдумывает. Она умерла бы, если бы ей пришлось придумывать новое, — сурово улыбалась Бици, подняв лицо от мангала. А армянка переспрашивала:

— Девочка, что говорит твоя мамия?

— Мама ничего не говорит.

— Очень приятно...

Как-то во двор вошел русский чиновник. У него блестели на белом кителе золотые пуговицы. Он спросил у Бици:

— Вы жена Абрека?

Бици выпрямилась около мангала, протерла глаза, изъеденные дымом и осмотрела пришедшего.

— Вы жена Абрека? — повторил русский.

— Медди! — заволновалась Бици. — Вот пришел русский и что-то спрашивает. Про отца что-то спрашивает. Иди сюда и узнай, что еще им надо от нас.

Медди сверкнула на пороге босыми ножками и стала перед русским.

— Что ему надо? — спросила она мать, загораживая ее от чужого.

— Не знаю. Не знаю, когда они оставят нас в покое. Не знаю, когда расплавятся их золотые и серебряные пуговицы.

— Не говори, нана: может быть он понимает по-чеченски и тогда приведет сюда полицейских. Что надо? — гневно топнула Медди пяткой.

— Мне нужно семью Абрека.

— Что надо?

Русский подался назад. Он уже пожалел, что пришел и повторил беспомощно:

— Мне нужна семья Абрека!

Девочка уже поняла это, но она не знала разницы между «зачем пришел» и «что надо», переспросила:

— Что надо?

Русский оглядел двор — обрезанное галереей синее небо, черную черепицу над сараем.

— Мне нужна семья Абрека.

— Он, вероятно, потерянный человек, этот русский. Он, вероятно, больной человек: ни разу не крикнул. Скажи ему, чтобы зашел в комнату! — сказала Бици.

— Заходите, — предложила русскому Медди. Подойдя к двери, она остановилась, пропуская гостя вперед.

Гость снял фуражку.

— Вы дочь Абрека?

Медди молча мотнула головой.

— А эта женщина ваша мать?

— Ага!

— А у вас, кажется, и братья есть?

— Они купаются.

— Так, очень хорошо... А где вы научились говорить по-русски?

— В тюрьме.

— В тюрьме?

Русский привстал.

— Вы уже были в тюрьме?

— Мы все были в тюрьме. Мама, тетя, Магомет, Омар-Али, Энист, я; Ахмат и Лом-Али тоже были в тюрьме. Умерли.

— Так... Очень хорошо... Умерли, говорите? А скажите, пожалуйста, барышня, они большие были?

— Лом-Али большой был, Лом-Али — нашего дяди сын, Солта-Мурада, который был женат на тете. Ахмат маленький: ему три года было. Он в тюрьме родился, в тюрьме — умер.

— Так, так. Позвольте: а за что вас арестовали? Ведь в нашем законе будто нет ответственности сына за отца, отца за сына.

Медди объяснила:

— 'Мы все абреки были. Кто родной дом и родной аул бросил — тот абрек. Мы бросили и поэтому стали абреками. Если бы начальство не трогало маму, она не ушла бы из дому. Она потому ушла из дому, что начальство, когда отца арестовать не могло, маму арестовало. Мама ушла. А потом нас всех взяли в плен. Много русских пришли и взяли.

— А... понимаю, понимаю. Так, так...

— А потом нас в Сибирь отправили.

— В Сибирь...

— Ага.

— Так, так...

Медди лопотала длинную повесть своей короткой жизни. Русский внимательно слушал.

— Потом отца убили...

— Так, так...

Вошла мать — Бици. Худая и строгая, она спросила о чем-то дочь с привычным движением оправила складку платка над суровыми глазами, остановилась перед гостем.

— Молчать он у себя дома мог, зачем для этого в гости итти?

— Не знаю, нана. Может быть, у них так полагается.

— Может быть.

Русский опомнился:

— Я видите ли, пришел к вам... Только, прошу вас, не обижайтесь. Я хочу предложить вам одну вещь. Ваш муж погиб. Вся его жизнь сложилась тяжело.

Русский остановился, а девочка перевела матери его слова.

— Скажи ему, — ответила женщина, — скажи ему, что муж мой погиб, как храбрый человек, как мужчина, погиб муж мой.

Медди перевела: кто знает, зачем пришел этот русский, кто он... '

— У вас остался сын, — продолжал русский. — Говорят, что ваш муж боролся за счастье народа. Но есть... есть другая дорога, другие способы борьбы — бескровные. Есть другие пути, менее опасные, но более верные. Я пришел затем... Я пришел, чтобы предложить вам... чтобы уговорить вас отдать вашего сына учиться.

Девочка перевела.

Глаза матери стали круглыми, как у птицы, в белую складку сжались губы:

— Дац.

— Мама не хочет, — сказала русскому Медди.

— Но поймите, — заволновался учитель, — какая вам будет польза, если ваш сын не будет учиться. Вы живете в городе. Он не может вернуться в аул работать на земле, потому что по вашему закону его должны убить кровники.

— Пускай не будет работать на земле. Пускай его убьют. Но раньше он сам убьет тех, кто предал его отца. Если он этого не сделает, я задушу его собственными руками. Если он этого не сделает, я пойду по аулам и буду проклинать его на всех площадях.. Если он это не сделает, я сброшу платок со своей головы.2 Я отдам себя на оплевание. Вот идут они — луны моих ночей.

Два мальчика — постарше и помоложе — недоумевая, остановились в дверях. На их лицах усохли полоски мутной сунженской воды: купались.

— Скажи, Магомет, скажи своей матери, что у тебя самое главное в жизни теперь.

— Бойщикова убить.

— Скажи ему, — попросила мать, — скажи этому русскому, что ответил Магомет.

— Брат говорит, что он отомстит за отца.

Русский привстал.

— Так, так, — сказал он вслух, а сам подумал, что как дико, когда у восьмилетнего мальчика такие мысли. Что же будет с ним, когда он вырастет. Опять кровь, опять убийства... Новый абрек...

— Мало ли что может случиться, — заговорил он, — прежде чем он отомстит. Месть не уйдет от него. Пусть сначала подрастет, поучится.

Русский долго убеждал, но женщина также долго и упорно твердила:

— Дац, дац.

Тогда русский сказал:

— Я приду еще раз. Посоветуйтесь с кем-нибудь из ваших. Поймите, что я пришел к вам, как друг. Не бойтесь меня. Я очень уважал вашего мужа. Он боролся за счастье своего народа, как умел. И не он виноват, что пролил так много крови. Его ошибку может исправить сын. Еще раз говорю вам: хорошо будет, если мальчик будет учиться.

Бици устало опустилась на постель, когда ушел русский.

— Что им еще надо от нас, — вырвалось у нее. — Нашего отца убили. Теперь еще тебя хотят отнять у нас. Возьмут тебя, потом Омар-Али... Кто останется, чтобы отомстить за отца?

На пороге во второй комнате остановилась маленькая Энист:

— Нана, зачем приходил этот русский?

— Не бойся, Энист, не бойся. Этот русский без дела приходил к нам.

Энист недоверчиво посмотрела на мать: она не привыкла, чтобы русские приходили к ним без дела.

Полный седой человек поднялся навстречу учителю.

— Милости просим.

— Здравствуйте, Мусса Кайсумович, — сказал учитель. — Я к вам по делу.

— Милости просим. Всегда рад.

— Только вы сможете помочь мне. Вы знаете, что наша интеллигенция, как и ваша, всегда сочувствовала убитому Абреку. Обо мне нечего говорить: меня он всегда приводил в восхищение. И я был бы очень рад чем-нибудь помочь его семье.

Мусса кивнул головой.

— У абрека осталось два сына. Один из них еще мал, но другой...

— Магомет.

— Да, кажется... Так вот, я только что был у вдовы Абрека и пытался ее уговорить отдать Магомета учиться.

Мусса удивленно взглянул на учителя.

— Вы были у Бици?

— Эта женщина на все мои доводы отвечала одно: нет и нет.

— Она боится, что Магомет забудет о мести? — спросил Мусса.

— Вы угадали. Она боится всякого русского, с чем бы тот ни пришел. Она, конечно, не понимает того, что не все русские — враги чеченцев. Для нее всякий — убийца ее мужа. А, между тем, это не так.

— Почти не так.

— Не будем спорить. Лично я любил Абрека...

— Разве только вы? Ведь он почти один выступил против угнетателей. Он был герой, настоящий народный герой.

— Вы понимаете, — горячо заговорил учитель, — что будет с его сыном. Мальчик растет под влиянием матери, она будет говорить ему о мести.

— Что сделаешь: такой закон.

— Но мальчик погибнет, прежде чем успеет отомстить. Мальчика будут преследовать кровники.

Мусса задумался.

— Вы-то получили образование, — продолжал учитель, — и остались сыном своего народа. Каждый человек знает, как вы относились к Абреку, как помогали ему.

— Вы хотите, чтобы я убедил жену Залимхана отдать Магомета учиться. Так я вас понял?

— Да, — ответил учитель. — Вы единственный, кто может это сделать.

— Хорошо, но за успех не ручаюсь.

Через закрытую дверь жена крикнула Муссе, что пришла Бици и спешно хочет говорить с ним. «Зови ее», — по-чеченски приказал Мусса.

— Хорошо, что ты пришла. Мы тут говорили об одном деле, близком тебе, — встретил Мусса женщину.

— Этот человек был у меня. Я ему сказала: «нет». Теперь я пришла к тебе за советом. В неначатом деле змея лежит. Ты был другом моего мужа и не скажешь нам плохого. Если я Магомета учиться отдам, Омар-Али тоже захочет учиться. Тогда кто будет мстить?

— Пусть один учится, а другой мстит, — сказал Мусса. — Вот и пойдет хорошо твое дело. Как надо, пойдет.

Учитель прислушивался к незнакомым словам.

— Ничего не выходит, — подумал он. — Упрямая женщина.

— Если лошадь поставить рядом с ослом — она заразится его норовом, — возражала Бици. — Если Омар-Али будет рядом с ученым Магометом — тоже захочет сделаться ученым.

— Ты и меня за осла считаешь, — улыбнулся Мусса. — Я ведь тоже учился. А разве я не стоял за чеченский народ? Скажи, Бици?

— Что делать? — после долгого молчания ответила она. — Что деллать?.. Пусть отнимают. Я привыкла терять.

— Она согласна, — сказал Мусса удителю, — теперь поговорите с ней, когда можно будет начать.

Магомет ходил к учителю по утрам. Тот, тщедушный, горбился за столом в чесучевой домашней косоворотке и спрашивал:

— Выучил?

— Выучил, Николай Павлович.

— Ну, скажи.

Магомет говорил, а Николай Павлович, глядя куда-то вдаль, удовлетворенно присказывал:

— Так, так... Теперь, Магомет, мы вот что с тобой сделаем (имей в виду, что это не урок, а просто так...), теперь мы возьмем эту книгу и ты в свободную минуту будешь читать ее.

Николай Павлович снял с полки толстый том Лермонтова.

— Мне интересно, понравятся тебе его стихи или нет. Вот, например, читай.

Магомет прочел.

— Ну, что?

— Что, ну что?

— Нравится?

— Нет! — решительно ответил Магомет. — Потому не нравится, что здесь так написано:»злой чечен ползет на берег». Откуда он знает, что чечен злой?

— Ему так казалось, вот он и написал.

— Разве в книгах пишут, что кажется, а не то, что на самом деле есть. Здесь еще неверно написано:»точит свой кинжал». Разве можно в реке кинжал точить? Кинжал дома надо точить. Он русский был?

— Кто?

— Этот самый, — Магомет закрыл книгу и посмотрел на обложку, — Лермонтов.

— Конечно, русский.

— Чеченец не написал бы так.

— Ты возьми книгу домой и прочти ее. Там много о чеченцах написано. И об осетинах, о кабардинцах, о черкесах. Прочти и скажи мне все, что тебе в голову придет по поводу прочитанного.

— Нет, я не возьму и не буду читать: неправду он пишет.

— Неправду тоже надо знать, чтобы говорить вместо нее правду. Иначе не будешь знать, где правда.

Николай Павлович уговорил Магомета.

Дома Бици приметила толщину книги.

— Он тебя русскому корану учит?

— Нет, это не коран. Это у русских писатель был, который много написал. Про чеченцев здесь тоже написано.

Магомет рассказал матери, как написано в книге о чеченцах.

— Наверное, этот человек, который писал, хотел, чтобы мы смирные были, а не злые. Конечно, им тогда легче было бы.

Весь день Бици не приближалась к толстой книге, а вечером, когда мальчики укладывались спать, Бици уселась возле Омар-Али. Она запела, поглаживая стриженую голову сына:
^ Моего короткоухого волка

На войне убили,

На проклятой войне.

Эту войну ему предатель устроил.

Пришел предатель Бойщиков

В город Владикавказ.

Явился к самому большому генералу.

Бросил свой язык

На его большой стол:

«Что ты мне даешь, царский генерал,

Если я тебе дам абрека?

«Я одену покатую фуражку

На твою круглую голову,

Я положу на твои плечи

Офицерские погоны», —

Так говоря, ответил владикавказский генерал.

Еще длиннее стал язык у предателя.

^ Дотронулся он им до генеральских твердых сапог:

«Много у царя людей с покатыми шапками,

Много людей с офицерскими погонами на плечах,

И никто из них не может взять

Харачоевского абрека.

Что ты мне дашь, царский генерал,

Если я тебе дам абрека?»

«Я дам тебе дом в городе Грозном,

Я дам тебе землю, из которой течет черная вода».

Еще длиннее стал язык у предателя,

^ Дотронулся он им до генеральского сердца:

«Ты большой генерал, владикавказский начальник,

Мало у русского царя таких слуг...

Разве мало черной воды в Ханькальском ущелье?

Никто из владельцев не взял абрека,

Не утонул абрек в черных озерах».

Положил тогда владикавказский генерал

На язык предателя мешки золота и серебра.

^ Сказал предатель

Большому генералу, владикавказскому начальнику: «Приезжай в селение Шали

На евмирзаевские хутора — Я дам тебе Харачоевского абрека».
Омар-Али засыпал под печальное пение и ревниво слушал мать Магомет:
^ Окружили тройным рядом солдат Моего волка;

Сзади подкрался к моему волку

Шалинский предатель

Из чеченского ружья выстрелил — убил

Харачоевского абрека,

Которого не могли убить

Покатогиапочные офицеры...

О-да дай, йа-да-дай, да-дай-йе, да-дай...

О! Кто отомстит, кто возьмет кровь за моего волка,

^ Тому я украшу коня, как невесту на свадьбу.

Тому золотой насечкой украшу кинжал.

Тому дам в одну руку египетскую шашку.

В другую дам отцовскую плеть.

Тому сошью черкеску из тонкого русского сукна.
Магомет сел на кровати:

— Мама. Я отомщу Бойщикову.

Мать продолжала гладить уснувшего Омар-Али.

— Нет, не тебе, Магомет. Ты будешь ученым и будешь читать русские книги. Ты забудешь о нашем деле. А он нет.

Магомет вскочил:

— Нет — я! Я брошу учиться, тогда ты не будешь так говорить.

— Спи, спи, Магомет, — сказала Бици, и, вздыхая, отошла от кровати.

Через пару дней опять во двор вошел русский с золотыми пуговицами. Он осторожно постучался в стеклянную дверь, но никто не отозвался на стук. Николай Павлович промычал что-то и, чувствуя, что краснеет, оглядел двор. В окно галереи, как жаба, смотрела вниз жирная армянская купчиха.

— Сиднят, сиднят, дома сиднят, — запела она. — Вы, господин учитёль, напрасно беспокоитес: Магомет не будет учится, резат будет.

— Кто знает, может и не будет, — оправдываясь пробормотал Николай Павлович.

— Не надейтэс, не надейтэс...

Выйдя из ворот, Николай Павлович направился к Муссе Кайсумовичу и скоро вернулся с ним. Дверь перед ними открылась и Мусса заговорил:

— Как можно бросить учиться? Скоро экзамены. Разве тебе не приятно, Бици, что твой сын оденет форменную фуражку и мундир с золотыми пуговицами. Разве тебе не приятно, что он усядется в классе с хорошими мальчиками и будет играть с ними в большом школьном дворе? Стыдно бросать дело на полдороге. Еще месяц и его поведут на экзамен. И тогда пусть скажут, что сын абрека дикий мальчик, который умеет только бегать по улицам, кричать и драться. Твой муж, если бы был жив, сам бы послал его учиться.

— Если ты говоришь, значит, говоришь правду. Не даром же мой мужчина уважал тебя и считал своим другом. Только я думаю, что он не послал бы сына в русскую школу.

— Ты как хочешь сказать? Ты хочешь сказать, что я скверный человек от того, что тоже в русской школе учился?

— Как я могу сказать это? Я знаю, что мой мужчина ни в какой школе не учился, и все-таки вс<е считали его хорошим человеком и настоящим мужчиной. Я только так хочу сказать, больше я ничего не хочу сказать.

На утро занятия возобновились и через месяц после экзаменов Магомету сшили серую форменную одежду и одели ему на голову черную фуражку с желтыми кантами и золотым гербом.

В Грозном Абрека знали и помнили многие и каждый по-своему. Казаки и купцы и чиновники помнили, сколько зла сделал им Абрек, скольких он убил, скольких ограбил. Они ненавидели его даже мертвого.

И вот, когда собрались в классе, товарищи смотрели на Магомета издали и даже тот, который оказался на одной парте, отворачивался от него.

Скоро пришел учитель с журналом и начал читать фамилии учеников:

— Абулянц, почему ты Абулянц, а не Абулов?

Поросший до самых глаз черным пушком Абулянц не знал оправданий своей вине и молчал, пронзая учителя взглядом затравленного зверька.

— Не знаешь? Это хорошо, что не знаешь. Было бы хуже, если бы знал, — уверенно продолжал усмехаться учитель и неожиданно спросил:

— Разве я ворота?

— Нет.

— Почему же ты смотришь на меня, как козел на новые ворота? — засмеялся учитель.

Ученики обрадовались возможности и засмеялись.

— Садись, — приказал Григорий Александрович и Абулянц уселся, тяжело дыша и потный.

— Абреков.

— Я, — встал Магомет.

— Да, ничего себе. Вот какого сына оставил нам разбойник.

— Мой отец абреком был, а не разбойником.

— Предположим... Странно, как у такого отца мог родиться такой сын. Ты вовсе не похож на чеченца, не то что на разбойника.

Милое лицо Магомета, тонкое и прозрачное, залилось краской.

— Я чеченец. Сын абрека.

— Ну и что ж. Этим не хвалятся. Ты посмотри, сколько здесь русских и никто из них не хвалится. А они имеют больше прав на похвальбу: они дети великого народа. Вообще же, забудьте, дети, о том, что вы армяне, грузины, чеченцы, хохлы... Все мы — дети нашего доброго русского царя и должны жить друг с другом дружно... Громов, Давиденков, Жгенти, Ильин, Носов, — продолжал Григорий Александрович перекличку, а Магомет задумался и забыл сесть.

— Значит, царь добрый, а мама говорит, что он убил отца, а их послал в Сибирь, в которой умерли Ахмат и Лом-Али — маленькие братья. Значит, царь добрый, а мама говорит, что он настроил тюрьмы от края и до края своей земли.

— Ты почему стоишь, Абреков?

Магомет очнулся и посмотрел на учителя: нехорошее у него лицо: курносое и сытое: смеется оно и нельзя ему верить.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Абреческое племя роман iconЭта книга была написана на основе реальных событий и личного опыта....
Она подается как роман, цель которого защитить маленькое племя аборигенов от так называемого законного вмешательства в их жизнь....
Абреческое племя роман iconИзначальная племенная структура представляет собой маленькую группу,...
Изначальная племенная структура представляет собой маленькую группу, основанную на общем происхождении и родстве, и племя доисторической...
Абреческое племя роман iconВопросы: 
Вси бо есмы от мало до велика братия едины, род и племя едино, едино крещение, едина вера христианская. Дмитрий Донской 
Абреческое племя роман iconЭто не «любовный роман», а роман о любви. О любви обычных мужчины...
Это – не «любовный роман», а роман о любви. О любви обычных мужчины и женщины – таких как мы…
Абреческое племя роман iconДневник памяти
Это – не «любовный роман», а роман о любви. О любви обычных мужчины и женщины – таких как мы…
Абреческое племя роман iconДневник памяти
Это – не «любовный роман», а роман о любви. О любви обычных мужчины и женщины – таких как мы…
Абреческое племя роман iconРоман
Вера Феонова. Перевод, 1999 © Б. Дубин. Вступление, 1999 Роман-цивилизация, или Возвращенное искусство Шехерезады
Абреческое племя роман iconВ. Долохов, В. Гурангов Фейерверк волшебства. Энергетический роман, разжигающий внутренний огонь
Настоящий роман является попыткой передачи опыта энергетических практик авторов, главными из которых являются
Абреческое племя роман iconСимон Львович Соловейчик. Учение с увлечением
Да какой это роман! — возмутится читатель, перелистав страницы книги. — Это не роман, а обман!
Абреческое племя роман iconКомедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном...
Это противостояние приводит ко многим трагикомическим событиям…Это роман о любви, о понимании того, что есть красота. В 2006 году...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница