Филология


НазваниеФилология
страница4/26
Дата публикации05.03.2013
Размер2.51 Mb.
ТипУчебное пособие
userdocs.ru > Литература > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
^

Лекция 3 (1 час)
«Двойник» (1845–1846)


План лекции

  1. Повесть «Двойник» и «фантастический реализм» Достоевского.

  2. «Двойник» в диалогической перспективе.

1

Публикация повести «Двойник» приводит к разрыву Достоевского с Белинским. Критик отзовётся об этом произведении неодобрительно и даже ругательно: по поводу фантастики он выскажется, что ей сегодня место только в сумасшедшем доме. Белинский ещё будет видеть в повести тематическую связь с тем, что ему интересно в рамках натуральной школы: всё тот же титулярный советник, чиновник низшего разряда, униженный бедный человек. Всё тот же Петербург, канцелярии, углы, быт, отношения с начальством, социальные корни беды, переживаемой героем, и т.д. Но художественная манера «Двойника» уже не натуральная. Гоголевская традиция, которая здесь, может быть, проступает еще явственнее, чем в «Бедных людях», уже не связывает с натуральной школой, а выводит из названного контекста. Достоевский как бы опирается на измерения гоголевского мира, отвергнутые Белинским, идёт к самобытности через освоение новых сторон наследия великого предшественника. Повесть погружает нас в притчевый, мистериальный колорит. Нам показываются не социальные, а глубинные экзистенциальные основания бытия человека.

«Двойник» – выдающееся произведение, предсказывающее многие находки XX в.: гротесковую притчевость Кафки, Шварца и т.д. Может быть, именно Белинский сыграл здесь отрицательную роль, вероятно, именно из-за него в творчестве Достоевского это прямо не продолжится. Писатель считал, что он не справился с задачей, он пытался переработать эту повесть в 1860-е гг., после каторги. И именно так он никогда больше писать не будет.

* * *

Мучения чиновника Якова Петровича Голядкина, чувство собственной униженности, неполноценности, неуместности постепенно превращаются в некую самостоятельную тёмную силу и приводят к появлению двойника «Голядкина-младшего», как его называет повествователь. Двойник начинает вытеснять героя с его места в мире (это подготовлено тем, что Голядкин сам постоянно готов был самоуничтожиться; один из важнейших мотивов самосознания героя: его всегда сопровождает желание провалиться сквозь землю, когда он сделает очередную неловкость, покажет себя именно как неуместного, ненужного и т.д.). Голядкин-младший восполняет жизненную невоплощённость самого Голядкина: вместо чувства собственной нелепости и неуместности, свойственных герою, двойнику присущи энергия, агрессивность, умение добиться своей цели, преподнести себя, найти подход к любому человеку и т.д. Он постепенно вытесняет Голядкина на службе, в кругу знакомых дочери начальника, которую тот втайне любит, во всех сферах его существования.

Центральное сюжетное событие – абсолютно фантастическое, мистическое. Момент появления двойника выстроен в готическом колорите: на холодной ночной улице, из метели, из непогоды постепенно сгущается двойник, нарушая законы пространства (по эффекту ленты Мёбиуса он сначала был с одной стороны, потом вдруг оказался с другой).

Для характеристики своеобразия художественного метода Достоевского современная наука использует термин «фантастический реализм», основанный на творческой рефлексии Достоевского. Повесть «Двойник» – важнейший этап формирования этой стороны самобытного художественного метода русского классика. Приземлённо-реалистический взгляд, по его мысли, не отражает важнейших измерений реальности: «У меня свой особый взгляд на действительность (в искусстве), и то, что большинство называет почти фантастическим и исключительным, то для меня иногда составляет самую сущность действительного. Обыденность явлений и казенный взгляд, по-моему, не есть еще реализм, а даже напротив».

Дух, существование которого вполне достоверно, «реально», оказывается за пределами кругозора реализма; эта сторона действительности может быть отражена только с привлечением мистериального, фантастического элемента.

Концепция фантастического реализма, как формулирует её Достоевский в 1860-е гг. (примерно в то же время, когда делает переработку «Двойника» и сталкивается с необходимостью рефлексии о природе собственного метода), предполагает двойную перспективу, двойное объяснение событий. Образцом в этом отношении он называет «Пиковую даму». В повести Пушкина фантастические элементы могут быть объяснены и собственно мистически: существует мир призраков, есть загробное воздаяние и т.д. А могут быть истолкованы и из недалёкого, приземлённо реалистического контекста: всё это галлюцинации, вызванные зарождающейся душевной болезнью главного героя (в конце повести мы видим его сошедшим с ума). То же самое и у Достоевского – в «Двойнике», а позже в «Братьях Карамазовых», где через некоторое время после явления чёрта у Ивана будет приступ белой горячки (а значит, явление чёрта может быть просто первым проявлением начинающейся болезни). В «Двойнике» в начале повести Голядкин посещает доктора Крестьяна Ивановича (правда, нам пока не ясно, с какой целью), а в конце доктор за ним приезжает, чтобы увезти в больницу.

Мистическое реально, но оно не имеет фактической, предметной, документируемой природы. И в художественном отображении оно остаётся мерцающим, ускользающим, недоказуемым.

И ещё одно: Достоевским движет интуиция, предполагающая фантастичность самого бытового, материального. Писатель считал, что только в литературе всё может быть реалистично, а если взять саму российскую жизнь, никакого правдоподобия и реалистичности там нет; любая газетная подборка фактов всегда фантастична. Факт (нечто единичное и незакономерное) эксцентричен и неправдоподобен: «Совершенно другие я понятия имею о действительности и реализме, чем наши реалисты и критики. Мой идеализм – реальнее ихнего. Господи! Пересказать толково то, что мы все, русские, пережили в последние десять лет в нашем духовном развитии, – да разве не закричат реалисты, что это фантазия! А между тем это исконный, настоящий реализм! Это-то и есть реализм, только глубже, а у них мелко плавает!».

Материя не обладает определённостью существования, это нечто аморфное и бесформенное. Древние греки называют её «ме он», не-сущее. Именно дух придаёт реальности оформленность, устойчивость. Христианская онтология тоже предполагает, что материя есть убежище дьявола, а значит, неправдоподобия, зыбкости, обманчивости и т.д. (позже в «Бесах» один внесценический персонаж скажет: «Если Бога нет, то какой же я капитан?»).

Эта интуиция магичности, фантастичности самого материального мира тоже восходит к Гоголю. Действительно, «Двойник» – продолжение разработки Достоевским гоголевской проблематики. Как говорилось раньше, Достоевский полемизировал в «Бедных людях» не с самим автором «Шинели», а с его прочтением в рамках натуральной школы. И пока он продолжает борьбу против приземленно-реалистического механистического взгляда на человека, в том числе используя открытия Гоголя, только другого его измерения: магического, фантастического.

Два издания повести – 1840-х и 1860-х гг. – имеют разные подзаголовки. Оба отсылают к гоголевскому миру: в первом издании «Похождения Голядкина» (ср.: «Похождения Чичикова»); в переиздании 1860-х гг. – «Петербургская поэма». Использование слова «поэма» применительно к прозаическому тексту тоже ассоциируется с миром Гоголя. У Достоевского здесь возникает и собственный идиосмысл. Для Достоевского поэма, поэмное – это то, что нацелено на отражение духовного смысла, а не реалистического контекста, некое притчевое измерение произведения.

В целом пока Достоевский движется парадоксально: к самобытности через усиление гоголевского начала. В повести господствует гоголевская стилистика: неправильность, характерность речи повествователя; особая мимика повествования, «ужимки», своеобразное стилистическое юродство; особая ритмика, строящаяся на дисгармонических повторах, тавтологиях; использование торжественных периодов в комической функции. Современники ругают молодого автора за неблагозвучность стиля, монотонность, нелитературность, как, впрочем, ругали и Гоголя.

Еще одна примета художественной специфики повести, восходящая к Гоголю, – подчёркивание траектории физического движения героя в её мельчайших нюансах: «Было без малого восемь часов утра, когда титулярный советник Яков Петрович Голядкин очнулся после долгого сна, зевнул, потянулся и открыл, наконец, совершенно глаза свои. Минуты с две, впрочем, лежал он неподвижно на своей постели <…>».

Эти нюансы физического движения абсолютно бессодержательны (как и точность указания времени), их фиксация избыточна, это жизненный сор, обычно остающийся за пределами художественного интереса (за это современники и критиковали такую манеру).

Мир тонет в бессмысленном мельтешении физического и фактического. Мистерия духа здесь дана в сугубо физической обстановке (гоголевская черта – шабаш «мёртвых душ» в самом широком смысле). Духовное показано через гротесковое искривление, неправильность, иррациональность материального.

В дальнейшем творчестве Достоевского эта тенденция напрямую не будет продолжена. Фантастический реализм модифицируется: дух будет именно духом (будет отображаться при помощи культурных ассоциаций, при помощи сложного рисунка внутреннего мира героя, постановки высших нравственных проблем, в формах самосознания и диалога). Искривление реальности, образующее художественный мир повести «Двойник», найдёт своё продолжение в искусстве XX в.

2

Достоевский показывает и социальное измерение человеческой жизни. Но здесь и социальное, как и материально-вещественное, оказывается фантастическим. Корни истории Голядкина находятся в социальной среде – или, наоборот, то, что происходит в социальном, имеет связь с более глубоким, мистериальным: он социально унижен, его самолюбие ущемлено (хочет и доказать собственную важность, и ускользнуть, провалиться сквозь землю, "стушеваться", как бы отрекается от себя, от собственного места в бытии – этим и подготавливается двойник).

Характерной особенностью стилистики этого произведения является то, что речь повествователя приближена к речи героя: социально-окрашенной, неправильной, спотыкающейся, вращающейся вокруг идеи-фикс. В сущности, как очень точно заметил В.В. Виноградов, повествователь тоже двойник героя. Или, может быть, вся повесть написана как будто с точки зрения двойника, Голядкина-младшего. Повествователь, как Голядкин-младший, недоброжелательно не позволяет герою отгородиться от мира фиктивным оптимизмом, самообманом, необоснованной претензией на ценность и значимость собственной личности. Для повествователя характерна ехидная, издевательская позиция, «провокация» – последнее слово становится термином в концепции творчества Ф.М. Достоевского, представленной в работах М.М. Бахтина.

Действительно, повествователь использует именно позицию нелицеприятной оценки героя, но в особых целях. Здесь вырабатывается сущность позиции автора в диалогической ситуации: провокации, которым он подвергает героев, направлены на высший результат, на пробуждение в них подлинного личностного ядра, разрушение самообмана.

* * *

Полностью история Голядкина может быть описана только в контексте диалогизма Достоевского, в контексте отношения Я и Другого. Основа человеческого бытия, признание ценности, нужности человека в руках Других. Голядкин этого от людей не получает. Он мучается, ищет возможность жить в такой ситуации. В его сознании появляется голос воображаемого Другого, который будто бы поддерживает его, принимает, признает его как ценность, может подтвердить, что он хороший малый, живёт достойно и не должен стесняться своих действий.

Согласно блестящему анализу образа Голядкина у Бахтина, этот герой постоянно ведёт диалог с таким воображаемым Другим. Всё его разговоры с самим собой – на самом деле попытка заместить недостающую поддержку Другого. Но это фикция, во внешнем мире этот самообман Голядкина не подтверждается, и эта опора ему не помогает. И пробивается другой неприятный, враждебный голос, который утверждает, что Голядкин – ничтожество. Для этого голоса гораздо больше подтверждений в реальном отношении к герою. Этот злой и ехидный голос оценивает Голядкина с точки зрения того, как надо было жить на самом деле: цепко, хватко, бесстыдно прокладывая себе дорогу, не дожидаясь, пока другие обратят на тебя внимание, а манипулируя ими, используя их себе на пользу. Именно этот второй голос и отольётся в двойника, Голядкина-младшего.

Как появляется двойник? Почему он оказывается несоответствующим заданию, которое возложил на него Голядкин, создавая в своем воображении фиктивного Другого? Эта коллизия строится на основе общей диалогической модели, пусть и с характерным для всей повести гротесково-фантастическим искривлением привычного человеческого опыта.

Двойник выполняет в воображении Голядкина функцию Другого и, по некоему авторскому иррационально-мистическому допущению, он действительно обретает свойства Другого – и в первую очередь свободу воли. Дар признания тебя как ценности со стороны Другого – именно дар. Он может быть и не дан, это полностью в сфере свободы Другого, никакое управление, принуждение тут невозможно. И поэтому чаще встречается ситуация, в которой Другие не дают любви, подтверждения твоей нужности этому миру. И поэтому встреча с даром любви и понимания – чудо.

^ Вопросы для самоконтроля

  1. Какова история написания, переработки и восприятия повести?

  2. В чём функции фантастического в «Двойнике» и – шире – в рамках специфического понимания реализма у Достоевского?

  3. Какие аспекты диалогической структуры бытия человека раскрывает повесть?

Литература

Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1846 г. // Белинский В.Г. Полн. собр. соч.: в 13 т. М., 1955. Т.10. С. 279–359.

Анненский И. Достоевский до катастрофы: Виньетка на серой бумаге к «Двойнику» Достоевского // Анненский И. Книга отражений. М., 1979. С. 21–24.

Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского // Бахтин М.М. Собр. соч.: в 7 т. М., 2002. Т.6. Гл. 2, 5.

Виноградов В.В. Поэтика русской литературы. М.: Наука, 1976. С. 101–140.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Филология iconПрограмма учебной дисциплины
Данная учебная дисциплина входит в Модуль 1 «Отечественная филология (русский язык и литература). Вариативная часть» фгос-3 по направлению...
Филология iconПлан зимней сессии 2011-2012 уч г. отделения русского языка и литературы...
Современный русский язык: лексикология, лексикография, фразеология, фонетика, словообразование
Филология iconПрограмма дисциплины Екатеринбург Издательство Уральского федерального...
«Филология», бакалавра, магистра по направлению 031000 «Филология» по циклу «Общепрофессиональные дисциплины» государственного образовательного...
Филология iconРасписание зимней сессии студентов II курс озо отделения переводоведения...
«Отечественная филология: Русский язык и литература, татарский язык и литература», срок обучения 5 лет
Филология iconПрограмма дисциплины Для специальности №021700 «Филология», 021400...
Программа составлена в соответствии с государственными образовательными стандартами высшего профессионального образования по специальности...
Филология iconТемы практических занятий для студентов филологического факультета...
Темы охватывают творчество крупнейших писателей второй половины XIX века, а также важнейшие историко-литературные проблемы, рассмотрение...
Филология iconПрограмма государственного междисциплинарного экзамена по специальности...
П 784  Программа государственного междисциплинарного экзамена по специ­аль­ности «филология» (английский язык) / под общ ред. Н....
Филология iconРектору спбгу профессору Н. М. Кропачеву Проректору по направлениям...
Проректору по направлениям востоковедение, африканистика, искусства и филология спбгу д ф н. С. И. Богданову
Филология iconВопросы к зачету по культуре речи и деловому общению
Термины: гуманитарные науки, лингвистика, филология, паралингвистика, экстралингвистика, клише, кинесика, такесика, проксемика
Филология iconПрофессору Н. М. Кропачеву, Проректору по направлениям востоковедение,...
Такая политика факультета мотивирована необходимостью реформирования действующей системы образования
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница