План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект)


НазваниеПлан лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект)
страница2/4
Дата публикации23.04.2013
Размер0.58 Mb.
ТипЗадача
userdocs.ru > Литература > Задача
1   2   3   4

3. Нарушение норм современного русского литературного языка и пути их преодоления
3.1. Нарушение орфоэпических норм и пути их преодоления
Орфоэпические (греч. – правильный + греч. – речь) нормы – нормы произношения и ударения. Их соблюдение облегчает и ускоряет взаимопонимание в процессе общения. Правила орфоэпии в русском языке можно разделить на три группы: произношение гласных, произношение согласных, произношение заимствованных слов. Обратимся к часто встречающимся недостаткам произношения.

В произношении согласных звуков действуют законы уподобления и оглушения. Оглушаются звонкие согласные в конце слова, и, как правило, эта норма не нарушается, за исключением звонкого согласного [г] в конце слова. Он должен звучать как взрывной глухой [к], но в практике часто произносится как фрикативный глухой [х]. Такое произношение недопустимо как диалектное (особенность южных говоров). Исключение составляет слово бог – бо[х]. В положении перед гласными, сонорными согласными и [в] звук [г] произносится как звонкий взрывной согласный. Исключение составляют старославянские бо[у]а, бла[у]о, [у]осподи, бо[у]атый. Причем в современном литературном языке идет постепенное вытеснение [у] звуком [г].

Часто встречаются ошибки и в произношении сочетания согласных «чн». В соответствии с нормами современного русского литературного языка это сочетание произносится как [чн]: вечный, брачный, аммиачный, заочный, смачный, злачный, посадочный. Произношение [шн] требуется в женских отчествах – Савви[шн]а, Фомини[шн]на, Ильини[шн]а, Кузьмини[шн]а – и сохраняется в словах горчи[шн]ый, коне[шн]о, пере[шн]ица, праче[шн]ая, пустя[шн]ый, скворе[шн]ик, яи[шн]ица. Есть и двоякое произношение – було[шн]ая и було[чн]ная, копее[шн]ный и копее[чн]ый, моло[шн]ый и мо-ло[чн]ый, порядо[шн]ый и порядо[чн]ый, сливо[шн]ый и сли-во[чн]ый. Для смысловой дифференциации слов служит раз­личие в произношении серде[чн]ый (удар) и серде[шн]ый (друг).

К нормам произношения гласных относят нормы ударения. Они изучаются акцентологией (лат– ударение). В русском языке ударение свободное, то есть может находиться на любом слоге в слове, в отличие от некоторых языков мира, где ударение закреплено за определенным слогом – в эстонском, латышском, чешском и финском языках – 1 слог, в польском и грузинском – предпоследний, в армянском и французском – последний. Другой особенностью русского ударения является его морфемная подвижность – ударение может перемещаться с одной значимой части слова на другую в разных его формах и однокоренных словах. Основная функция ударения – фонетическое объединение слова. Но встречаются слова, где ударение играет смыслоразличительную роль – мука – мука, пили – пили. В многосложных словах, кроме основного ударения, появляется и второстепенное (побочное): лавинообразный, четырёхэтажный.

Чаще всего акцентологические ошибки встречаются при образовании следующих форм различных частей речи:

  1. в односложных существительных мужского рода в родительном падеже единственного числа ударение падает на окончание – зонт – зонта, ковш – ковша, плод – плода, герб – герба. Исключение составляет слова «гусь» и «уголь» – гуся (гуся– разг.), угля и угля;

  2. существительные женского рода 1-го склонения в винительном падеже единственного числа имеют ударение на окончании (золу, избу, кирку, козу, нору, полу, росу, смолу, сову, строфу, траву), на основе (бороду, борону, цену, щёку), двоякое ударение (реку – реку, доску – доску);

  3. некоторые существительные 3-го склонения при употреблении с предлогами «в» и «на» имеют ударение на окончании – в груди, в кости, в крови, в ночи, на печи, в связи, в цепи, в чести;

  4. существительные 3-го склонения в родительном падеже множественного числа имеют ударение на основе (местностей, почестей, прибылей, прорубей, шалостей), двоякое ударение (отраслей и отраслей, пядей и пядей, ведомостей и ведомостей), на окончании (ветвей, горстей, должностей, крепостей, плоскостей);

  5. употребляемые с существительными и числительными предлоги могут принимать на себя ударение, делая самостоятельную часть речи безударной, – без вести, без году, без толку; за зиму, за руку, за год; из виду, из лесу, из носу; на гору, на спину; на два, на шесть, на сто; по лесу, по морю, по два, по сто, по трое; под ноги, под вечер, под нос;

  6. краткие прилагательные имеют ударение на первом слоге основы в мужском, среднем роде и множественном числе. В женском роде оно переходит на окончание: боек – бойка, весел – весела, глуп – глупа и т.д. Двоякое ударение встречается в форме множественного числа – бледны и бледны, близки и близки, голодны и голодны, густы и густы, дружны и дружны;

  7. ударение в глаголах прошедшего времени может стоять на основе во всех формах (бить, брить, дуть, жать, класть, красть, мыть, мять, пасть, ржать, шить), на основе во всех формах, кроме формы женского рода, в которой переходит на окончание (брать, быть, взять, вить, внять, врать, гнать, дать, драть, жить, звать, лить, пить, плыть, рвать, снять, спать), на приставке во всех формах, кроме формы женского рода, в которой переходит на окончание (донять, замереть, занять, запереть, нанять, начать, отбыть, понять, прибыть, придать, принять, проклясть, убыть). Двоякое ударение в формах глаголов дожил – дожил, допил – допил, задал – задал, на­жил – нажил, отнял – отнял, отпил – отпил, подал – подал, поднял – поднял, продал – продал, прожил – прожил, пролил – пролил, раздал – роздал;

  8. в глаголах на -ировать выделяют две группы: с ударением на «и» (блокировать, гарантировать, дебатировать, дирижировать, дисквалифицировать, информировать, компрометировать, копировать, суммировать, транспортировать, фотографировать и др.) и с ударением на «а» (бомбардировать, гравировать, гримировать, группировать, пломбировать, премировать, формировать и др.). В образованных от этих глаголов страдательных причастиях прошедшего времени форме на -ировать соответствует форма на -ированный, а форме на -ировать – форма на -ированный;

  9. у страдательных причастий прошедшего времени ударение в форме женского рода падает на окончание (взятый –взята, витый – вита, изжитый – изжита, начатый – начата, принятый – принята), в других – на приставку. В причастиях на -бранный, -дранный, званный ударение падает на приставку (добрана, забрана, задрана, зазвана, избрана, прибрана, прерванный, призванный и т.д.).

Ошибки в ударении могут быть вызваны и другими причинами, о которых необходимо помнить.

  1. Незнание правил ударения в языке-источнике. Мизерный (лат. miser– бедный) из французского «мизер» и произносится «мизерный».

  2. Отсутствие в печатном тексте буквы «Ё». Между тем, известно, что в соответствии с нормой она всегда принимает на себя ударение. Ликвидация точек привела к тому, что многие слова стали произноситься с «Е», а ударение перешло на случайное место – свекла, желчь, желчный, новорожденный, завороженный (правильно свёкла, жёлчь, жёлчный, новорождённый, заворожённый).

  3. Незнание орфографических правил. Слова «броня» и «броня» являются существительными 1-го склонения. Ударение выполняет смыслоразличительную функцию: броня – «преимущественное право на получение чего-либо» и броня «защитное покрытие». Часто встречается неправомерное употребление слова в форме «бронь».

  4. Незнание принадлежности слова к той или иной части речи. Например, прилагательное «развитой» и причастие «развитый». Первое употребляется в словосочетаниях «развитой юноша», «развитая промышленность», «развитое сельское хозяйство» и ударение падает на окончание. Причастие, образованное от глагола «развить», произносится с ударением на первом или на втором слоге – развитая гражданином N деятельность, развитый преподавателем вопрос, развитая веревка, развитый локон.

Осваивая нормы русской акцентологии, надо иметь в виду и явление вариативности ударения. Существуют слова, в которых нормированным признаются: 1) два варианта ударения, 2) один считается книжным, а другой – разговорным, 3) один вариант общелитературный, а другой – профессиональный. Так, варианты «иначе – иначе», «петля и петля», «ржаветь и ржаветь» равноправны, «договор и договор», «кета и кета» – первый книжный, второй разговорный, «астроном и астроном», «компас и компас», рапорт и рапорт», «искра и искра», «добыча и добыча», «атомный и атомный» – общелитературный и профессиональный соответственно. Пометы о принадлежности слова с тем или иным вариантом ударения к разговорному или профессиональному языку даются в орфоэпических словарях, наиболее доступными из которых являются «Орфоэпический словарь русского языка» (Произношение, ударение, грамматические формы. 5-е изд., испр. и доп. М., 1989) и «Словарь ударений для работников радио и телевидения» (Агеенко Ф.Л., Зарва М.В. 5-е изд.,перераб. и доп. М., 1984).
^ 3.2. Нарушение морфологических норм и пути их преодоления
Грамматические нормы подразделяются на морфологические (образование форм различных частей речи) и синтаксические (образование синтаксических единиц).

^ Образование форм имени существительного

Ошибки в формообразовании существительных встречаются при употреблении категории одушевлённости и неодушевлённости, рода, числа и склонения.

Усвоение категории одушевлённости – неодушевлённости в целом не вызывает затруднений, так как основано на различии живого и неживого. Есть случаи, когда грамматика вступает в противоречие со смыслом. Например, синонимичные существительные «труп» и «мертвец» по категории одушевлённости–неодушевлённости оказываются разными. Различие между ними обнаруживается только в форме винительного падежа (вижу труп – вижу мертвеца, ср. вижу дом – вижу кота), поэтому отступления от нормы могут быть выявлены тогда, когда существительные употреблены именно в этой форме. Ошибки в употреблении таких существительных бывают двух типов: употребление неодушевлённых существительных в качестве одушевлённых и наоборот.

В первом случае ошибка проявляется в том, что форма винительного падежа совпадает с формой родительного, а не винительного: «Все смотрели на него как на призрака» («призрак» – существительное неодушевлённое, поэтому должна быть использована форма «смотрели как на призрак»). Может подвергаться изменению форма винительного падежа в сочетаниях типа «играть в солдатиков» (правильно – «играть в солдатики»), «играть в казаков-разбойников» (правильно – «играть в казаки-разбойники»). Употребление одушевлённых существительных в качестве неодушевлённых чаще всего встречается в словосочетаниях «два, три, четыре + существительное»: «Когда он нес важные бумаги, ему в провожатые давали два чекиста», «Они запрягали в сани два медведя и сажали туда гостей».

При употреблении рода имен существительных ошибки группируются следующим образом: а) изменение рода; б) не соответствующее норме употребление существительных общего рода; в) ошибки, связанные с возможностью употребления существительных мужского рода применительно к лицам женского пола.

а) В первом случае мы имеем дело с неодушевлёнными существительными, родовая принадлежность которых ничем не мотивирована. И действительно, близкие по значению слова «платье», «костюм», «рубашка» являются по признаку рода разными. Родовая принадлежность неодушевлённого существительного устанавливается на основании формальных признаков (в первую очередь – системы падежных окончаний). Но не все окончания могут быть в равной степени информативны. Так, у существительных разных склонений в некоторых падежах единственного и множественного числа окончания совпадают – о домЕ, о квартирЕ, о солнцЕ; о домАХ, о квартирАХ, о солнцАХ. Следовательно, заключение о роде имени существительного можно сделать на основании лишь некоторых форм единственного числа (чаще всего именительного падежа). Типичные ошибки, связанные с неверным определением рода существительных, представлены в следующих предложениях:

  1. ^ Мы с мамой испекли пирожки с повидлой (существительное среднего рода «повидло» употреблено в форме рода женского, сравните «пирожки с курагой», «пирожки с мясом»). Гринёв, как он сам говорил, был недорослью (существительное мужского рода «недоросль» употреблено в форме женского рода, правильно – «был недорослем»); существительные 2-го и 3-го склонения, оканчивающиеся на Ь и шипящий, весьма неустойчивы, так как не имеют ярко выраженных родовых различий в форме именительного падежа единственного числа поэтому чрезвычайно широко распространены ошибки, связанные с влиянием просторечия, – «новая рояль», «больной мозоль», «белая тюль», «розовая шампунь».

  2. ^ Золушка так торопилась, что потеряла один туфель (правильно – «одну туфлю»). Ряд существительных (туфли, погоны, тапки, валенки, галоши, брюки и т.д.) употребляется преимущественно в формах множественного числа, которые едины для всех родов. Поэтому, если нужно употребить их в форме единственного числа, возникают затруднения и появляются ошибки.

  3. Мы выехали на просторное авеню (существительное «авеню» по аналогии с родом слова «улица», называющего более общее, родовое понятие, должно быть употреблено в женском роде – «выехали на просторную авеню»). Для несклоняемых существительных выбор рода может определять и традиция относить такие слова к среднему роду – «какао», «пальто», «кашне» (по аналогии с имеющими окончание -О и -Е исконными словами «поле», «небо»). Особняком в ряду таких слов стоит «кофе», мужской род которого кажется неоправданным. В соответствии с указаниями словаря-справочника «Грамматическая правильность русской речи» (Граудина Л.К. и др.М., 1976. С. 80) допускается употребление этого слова в среднем роде, но только в сфере разговорной речи.

а) Несклоняемые существительные, обозначающие животных и птиц, обычно принимают форму мужского рода, если не подчеркивается их пол: «забавный пони», но «пони кормила детеныша». Исключение составляют слова «иваси», «цеце», которые употребляются в женском роде под влиянием слов «рыба» и «муха». Несклоняемые существительные, обозначающие географические названия, принимают форму рода в соответствии со словами «город», «река», «озеро», «столица», «гора» и т. д.: «полноводное Онтарио», «солнечный Сочи».

б) В современном русском языке насчитывается около двухсот существительных общего рода. Они могут употребляться как в значении женского («такая размазня»), так и в значении мужского рода («такой размазня»). Окончания существительных общего рода совпадают с окончаниями существительных женского рода, и в случае их использования в значении мужского рода возникает противоречие между их формой и употреблением. Эта ошибка понимания может и не обнаружиться, если у существительного нет согласуемых слов (определения или сказуемого). Если же они есть, возникают ошибки: «Гаврик рос круглой сиротой», «Когда Ломоносов пришел учиться в академию, его все дразнили: «Такая дылда пришла учиться!»

Некоторые существительные, имеющие значение качественной оценки («лиса», «свинья», «жертва»), употребляются как существительные женского рода и по отношению к лицам мужского пола. Формальная и смысловая их близость к существительным общего рода вызывает ошибки такого типа: «Молчалин оказался очень хитрым лисой» (правильно – «хитрой лисой»).

в) В современном языке существительные мужского рода могут употребляться для обозначения лиц женского пола, поэтому вполне возможны следующие варианты: «Белова – опытный преподаватель» и «Белова – опытная преподавательница». Однако в ряде случаев соотносительные образования со значением женского пола отсутствуют, и тогда вынужденно используются существительные мужского рода: «Белова – опытный архитектор (инженер, педагог, контролёр, дизайнер, водитель трамвая, адвокат, судья, врач, инспектор, председатель, президент, майор, комиссар, профессор, доцент и т.д.). Не соответствует норме употребление существитель­ного мужского рода, если есть соотносительное существительное женского рода: «Алёше бабушка казалась добрым волшебником» (правильно – «доброй волшебницей»).

Существительные могут иметь параллельные родовые формы, появляющиеся в процессе развития языка или принадлежащие разным его стилям, например, книжному и разговорному: «жираф» – «жирафа», «вольер» – «вольера», «скирд» – «скирда», «ставень» – «ставня». Общеупотребительное существительное может использоваться в профессиональной речи и здесь принимает другую родовую форму – «заусенец» (острый выступ на поверхности металла) – «заусеница» (задравшаяся кожица возле ногтя), «манжет» (кольцо для скрепления концов трубы) – «манжета» (деталь рукава), «клавиш» (наконечник рычажка в механизме) – «клавиша» (деталь определенного вида музыкальных инструментов).

В основе категории числа имён существительных лежит противопоставление единственности и множественности, которое по-разному проявляется у конкретных, вещественных, собирательных и отвлечённых существительных. Ошибки наиболее часто встречаются в следующих случаях: 1) образование не существующих в нормативном языке форм множественного и единственного числа; 2) использование такой формы числа, которая неуместна в данном контексте.

1) При употреблении собирательных существительных мы сталкиваемся со странным явлением: единственное число выражает множественность. Этот лингвистический парадокс влечёт за собой ошибку понимания, и на её основе возникает и ошибка говорения (письма): «Всё вокруг заросло кустарниками малины». Собирательное существительное «кустарник», единственное число которого обозначает множественность, употреблено в предложении неправомерно и должно быть заменено существительным «кусты». Аналогичному переосмыслению часто подвергают слова, служащие для обозначения родовых понятий (так называемые гипонимы): «оружие», «посуда», «продовольствие», «скотина», «обувь», «одежда» и т.д. Сравните, «У старшего брата было много скотин, а у младшего – только осёл» (правильно – «было много скота»).

Образование форм множественного числа отвлечённых существительных вызвано стремлением выразить формой множественного числа реальную повторяемость действий: «Ребята криками и свистами прогнали собаку» (правильно – «криками и свистом»).

Конкретные существительные типа «брюки», «сани», «ножницы» употребляются только в форме множественного числа, которая при этом оказывается двузначной: обозначает как единственный предмет, так и их множество: «мастерская по пошиву курток и брюк» (много предметов) – «не могу найти свои серые брюки» (предмет один). При употреблении таких существительных часто исходят из формального внешнего признака (окончания), который указывает на реальную множественность предметов. Поэтому если предмет один, то происходит процесс преобразования числа существительного в форму единственного по аналогии с именами, имеющими обе формы: «У нас во дворе качель сломалась». Конкретное существительное «качели» не имеет единственного числа, но по аналогии с конкретными же существительными «стол», «дверь», которые во множественным числе принимают форму с окончанием –И (-Ы), образуется форма единственного числа с нулевым окончанием.

Для вещественных существительных лежащее в основе категории числа противопоставление «один» – «много» невозможно, поэтому та или иная форма числа закреплена за ними традицией и является немотивированной. В речи она часто заменяется на противоположную: «Окна выкрасили белилом» (правильно – «выкрасили белилами»).

2) Для существительных, которые в нормированном языке обладают обеими формами числа, одна из них в определённых контекстах оказывается более предпочтительной. Так, слово «обед» в сочетании «готовить обед» употребляется только в форме единственного числа даже в том случае, если речь идёт о фактах, многократно повторяющихся. А существительное «цель» в сочетании «использовать в... целях» может быть употреблено только в форме множественного числа даже тогда, когда речь идёт об одной-единственной цели.

Довольно часто встречаются ошибки в склонении существительных. Наиболее распространённая – неправильный выбор варианта падежного окончания. Дело в том, что ряд существительных имеет вариативные формы падежа: «стакан чая» – «стакан чаю», «жить в лесу» – «говорить о лесе», «посетить цехи» – «посетить цеха». В связи с эти появляются следующие речевые недочёты: а) использование формы окончания на –А(-Я) у существительных с суффиксом субъективной оценки, относящихся ко 2-му склонению и употреблённых в родительном падеже единственного числа: «налейте мне чайка, положите сахарка» – правильно «налейте чайку, положите сахарку». Одинаково возможны формы «сахара» и «сахару». Реже, но встречаются и неправомерные формы обратной замены: «Земля от холоду (правильно – «холода») стала крепкой».

Ряд существительных 2-го склонения имеет двойные формы предложного падежа: для обозначения места используется ударное окончание -У(-Ю) – «на берегу», «на лугу», а в других значениях (например, объекта) – безударное окончание -Е – «о луге», «о береге». В речи не всегда эти окончания используются в соответствии с нормой, и возникают выражения типа: «У меня на глазе был ячмень» или «Листья шелестят на ветре».

В течение последнего столетия, как отмечают исследователи, конкурируют между собой формы окончаний на -А(-Я) и -Ы(-И) существительных 2-го склонения в именительном падежа множественного числа. Так, в XIX столетии обычным считалось употребление формы «домы», «докторы», «учители», «поезды». В ряде слов форма на -А(-Я) закрепилась –«доктора», «поезда», «учителя», в других удерживает свои позиции форма на -Ы(-И) – «инженеры», «слесари». В ряде слов наблюдается колебание: «тракторы» – «трактора», «цехи» – «цеха». Вследствие многообразия вариантов возникают речевые ошибки: «Нам нужны проводы для уроков физики», «Они совсем взрослые, и у них уже есть паспорты». Употребление форм существительных «шофера», «торта», «инженера» объясняется и воздействием на литературный язык просторечия.

Широко распространены ошибки при употреблении формы родительного падежа множественного числа. Здесь возможны три варианта окончаний: -ОВ (-ЕВ), -ЕЙ и нулевое. Выбор того или иного варианта зависит от типа склонения и последнего звука основы. Самое продуктивное окончание – -ОВ (-ЕВ), поэтому часто оно ставится вместо нулевого окончания, и возникает речевая ошибка: «Мальчик был разведчиком у партизанов» (правильно – «был разведчиком у партизан»). Использование нулевого окончания вместо продуктивного -ОВ (-ЕВ) является тоже весьма распространённой речевой ошибкой: «У сестёр было много красивых платий».

Под воздействием просторечия довольно часто появляются ошибки в употреблении несклоняемых существительных: гласный основы отбрасывается, и слово изменяется по одному из типов склонения. Например, «Я напою тебя какаом» или «Мама укрыла тесто пальтом».

Встречается в речи и ненормативное употребление форм разносклоняемых существительных на -МЯ. В основе именительного падежа единственного числа данных существительных отсутствует суффикс -ЕН-, тогда как во всех остальных формах он есть. Причина возникающих ошибок – уподобление этих форм форме именительного падежа единственного числа: «Сколько время?»

У ряда существительных основы единственного и множественного числа различаются. Например, значительное число существительных мужского рода в основе имеют звук «И» – «колос» – «колосья» [й'а], «стул» – «стулья»[й'а]. Распространено унифицирование форм: от основы единственного числа образуется форма множественного числа: «Мы набрали много листов клена и ясеня». При этом в именительном падеже окончание -А(-Я) меняется на -Ы(-И). Например, «Браты-боровички дружно высыпали на опушку леса». Основа единственного числа ряда существительных отличается от основы множественного числа наличием суффикса -ИН-. В речи встречается уподобление основы единственного числа основе множественного: «Он попал домой только благодаря своему односельчану – Санчо Пансе». Не менее распространено и обратное явление – уподобление основы множественного числа основе числа единственного: «У северянинов принято ездить на оленях и собаках». Большая группа существительных, которые имеют значение «невзрослости», характеризуется противопоставлением в основах единственного и множественного числа суффиксов -ОНОК- (-ЁНОК-) и -АТ- (-ЯТ-): «медвежонок» – «медвежата», «ослёнок» – «ослята». Вызывает затруднение и образование некоторых форм существительных, которые по разным причинам лишены одной или нескольких форм. Это явление называется «пустыми клетками в парадигме», оно присуще не только имени существительному. Так, например, отсутствует форма родительного падежа множественного числа у существительных «мечта», «тахта», «мольба», «дно», между тем в речи бывает необходимо употребить эти слова в данной форме и получаются такие предложения: «Нельзя предавать своих юношеских мечт». Некоторые существительные лишены формы единственного числа, хотя их лексическое значение нисколько этому не противодействует. Речь идет о весьма распространенных словах «девчата», «зверята», «ребята», «домашние», «родители», «родные» и т.д. Ошибка возникает тогда, когда образуют единственное число от данных слов: «На собрании объявили, что каждый родитель должен принять участие в дежурстве». Форма «родитель отмечается в словарях как устаревшая (то же, что и «отец») или разговорная.

^ Образование форм имени прилагательного.

Форма прилагательного зависит от категорий рода, числа и падежа существительного, к которому оно принадлежит. Её усвоение происходит естественным путём, и ошибки здесь не так многочисленны. Встречаются они в употреблении полной и краткой форм и при образовании сравнительной степени.

1) Вопрос о выборе полной и краткой формы возникает при использовании качественных прилагательных в функции именной части сказуемого. Во многих случаях полная и краткая форма используется параллельно, различаясь лишь тонкими смысловыми и стилистическими оттенками: «Он ещё молод» (выражает временный признак, допустим, признак несоответствия какой-либо деятельности в данном возрасте) – «Он ещё молодой» (выражает постоянный признак); «Сапоги узкие» (выражает абсолютный признак, не связанный с конкретной обстановкой) – «Сапоги узки» (выражает признак недостаточности размера, носить такие сапоги данному человеку нельзя). Однако есть ситуации, когда возможно употребление только одной из этих форм. Именно в этих случаях и возникают речевые ошибки: а) полная форма употребляется вместо краткой – «Шляпка гриба была полная воды». В роли сказуемого управлять зависимыми формами может только краткое прилагательное, поэтому предложение должно звучать так: «Шляпка гриба была полна воды»; б) краткая форма употреблена вместо полной. В ряде случаев лексические значения прилагательного в краткой и полной формах не совпадают или совпадают не во всём объеме. Так, прилагательное «способный» имеет два значения – «обладающий способностями, одарённый» и «могущий что-либо сделать». Первое значение реализуется в краткой форме только при наличии управляемого члена – «способен к изобразительной деятельности, танцам, музыке», поэтому фраза «Я способен, и вы должны меня принять в актёры» ошибочна. Правильный вариант – «Я способен к актёрскому ремеслу (талантлив), и вы должны принять меня в актёры». Прилагательное «полный» имеет значение «толстый, тучный» только в полной форме, следовательно, выражение «В детстве мальчик был очень полон, потому что не занимался физкультурой и много ел» содержит речевой недочёт.

2) Ошибки появляются и при образовании степеней срав­нения имени прилагательного. Это происходит в двух случаях: при образовании сравнительной степени такого прилагательного, которое в языке не имеет данной формы, и при образовании сравнительной степени ненормативным способом. В первом случае речь идёт о ряде качественных прилагательных, которые не имеют сравнительной степени, в основном это прилагательные с суффиксами -СК-, -К-, -0В-, -ЕВ-, -Л-: дружеский, боевой, вялый, маркий и т.д. Однако лексическое их значение, значение качественности не противоречит образованию сравнительной степени и в соответствии с нормой она может быть образована при помощи слов «более» и «менее». В речи же встречается ненормированное образование при помощи простой формы сравнительной степени: «День ото дня подросток становился всё смелее и боевее». Качественные прилагательные, которые обозначают так называемый «абсолютный» признак (глухой, косой, слепой, хромой, кривой, рваный и т.д.), находятся вне идеи сопоставления, но в ряде ситуаций эти признаки разворачиваются в динамике и требуют такого сопоставления. В нормированном языке эта потребность удовлетворяется образованием сложной (аналитической) степени сравнения, в реальной практике часто возникают ошибочные формы: «Сначала я спорил с мамой, а потом понял, что она всегда правее меня».

Продуктивным и регулярным способом образования сравнительной степени является прибавление к основе суффикса -ЕЕ(-ЕЙ). Однако значительное число широко употребительных прилагательных с основой на «Г», «К», «Д», «X» (иногда на «Т» и «СТ») образуют данные формы с помощью суффикса -Е. При этом происходит чередование конечного согласного основы: «тихий – тиШЕ», «громкий – громЧЕ», «строгий – строЖЕ», «простой – проЩЕ». Ряд прилагательных образуют данные формы при помощи суффикса -ШЕ («тонкий – тоньШЕ»). Ошибки встречаются в связи с тенденцией во всех случаях употреблять для образования сравнительной степени наиболее распространенные суффиксы -ЕЕ-(-ЕЙ-). При этом чередование согласных исчезает: «Я никогда не видел книгу толстее». Встречается и явление обратного порядка – замена продуктивного образования непродуктивным: «Этот путь гораздо длиньше, чем тот». Широко распространены и случаи объединения сложной и простой форм сравнительной степени: к прилагательному в форме простой сравнительной степени прибавляется тот или иной элемент сложной формы сравнительной степени: «Эта задача более (менее) легче, чем та, которую решали вчера».

Речевые недочёты могут появляться и при образовании превосходной степени прилагательных. Она, как известно, может быть образована при помощи простой и сложной форм. Сложная форма образуется при помощи слов «самый», «наиболее», «наименее» и употребляется во всех стилях речи, а простая (так называемый элятив – от лат. поднятый, возвышенный) образуется при помощи приставки НАИ- и (или) суффиксов -АЙШ-(-ЕЙШ-) и имеет книжный характер. Ошибки возникают, когда происходит смешение простой и сложной форм – «самый способнейший студент», «наиболее высочайшее здание» и т.д. Только в единичных случаях сочетание самый» + форма превосходной степени является нормированным, хотя и имеет устаревший характер: «самая кратчайшая дорога», «самый ближайший путь», «самым теснейшим образом».
1   2   3   4

Похожие:

План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект) iconРусское литературное произношение вопросы правильного литературного...
Занятие нормативный аспект культуры речи. Орфоэпические нормы современного русского языка 1
План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект) iconПонятие о частях речи. Какие признаки являются основными для выделения частей речи?
Спорные части речи. Выразите ваше мнение о целесообразности/нецелесообразности их выделения
План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект) iconВолков А. А. Курс русской риторики
Разновидности речи. Изобретение (структура речи). Расположение (построение высказывания). Элокуция (приемы речи). Исполнение речи...
План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект) icon1 Особенности устной и письменной речи учащихся с тяжёлыми нарушениями речи
У учащихся с тяжёлыми нарушениями речи (тнр) на­блюдается несформированность всех компонентов речевой системы общее недоразвитие...
План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект) iconПрактическая логопедия : Конспект занятий по развитию речи у
Занятия могут проводиться как для развития речи детей с ограни­ченными речевыми возможностями, так и для детей без речевых проблем....
План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект) icon«культура судебной речи»
Целью настоящего учебного специального курса «Культура судебной речи» является формирование у студентов представления об основах...
План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект) iconАлмазова А. А. Русский язык и культура речи: учебное пособие
Речь – явление не только лингвистическое, но и психологическое и эстетическое. Коммуникативные качества речи во многом зависят от...
План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект) iconИзобразительно-выразительные средства языка
Антонимы — разные слова, относящиеся к одной ча­сти речи, но противоположные по значению (добрый — злой, могучая — бессильная). Противопоставление...
План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект) iconИ культура речи
Устная и письменная разновидности литературного языка. Нормативные, коммуникативные, этические аспекты устной и письменной речи....
План лекции Понятие о культуре речи. Правильность как качество грамотной речи (нормативный аспект) iconЗаконы, предусматривающие поддержку, защиту и охрану русского языка...
Современная теоретическая концепция культуры речи. Основные признаки культуры речи как языковедческой дисциплины
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница