Книга издана


НазваниеКнига издана
страница16/29
Дата публикации05.05.2013
Размер4.29 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   29

д она скажет на это: «Я знаю, на что способна, да и ты это знаешь. Я знаю, что переменило наши жизни в тот день, три года назад, когда там, на вокзале, ты под­няла руку и нежно прикоснулась к моей щеке, по­мнишь? Мы обе тогда испугались. Но сумели совладать с этим страхом. Благодаря этому я оказалась здесь, а ты, помимо того что осталась превосходным фотографом, смогла исполнить свою давнишнюю мечту — придумы­вать новые модели одежды».

^ Но Жасмин удерживается: когда просишь кого-ни­будь успокоиться, тот обычно начинает волноваться еще сильнее.

И отойдя к окну, она прикуривает очередную сигаре­ту. Да, она много курит, но что ж поделаешь? Это ее пер­вое крупное дефиле во Франции.

4:43 РМ

^^тоящая в дверях девушка в черном английском костюме и белой блузке спрашива­ет ее имя, сверяется со списком, просит подождать не­много — апартаменты пока заняты. Рядом ожидают двое мужчин и девушка — на вид еще моложе, чем она.

Все стоят в чопорном молчании. А сколько придется ждать? И что там происходит?

Габриэла задает эти вопросы самой себе и получает два ответа.

Первый: «Да сколько надо, столько и будешь». Габ­риэла-оптимистка вынесла и пережила достаточно, чтобы попасть в звезды, и теперь должна думать об ог­лушительной премьере, о приглашениях, путешествиях на частном самолете, об афишах, расклеенных во всех столицах мира, о репортерах, несущих круглосуточную вахту перед ее домом, расспрашивающих, как и в каких бутиках она одевается, и кто тот мускулистый рыжево­лосый мужчина, с которым ее видели в ночном клубе. О триумфальном возвращении в родной городок, о по­другах, взирающих на нее с завистливым восхищением, о благотворительных проектах, в которых будет участ­вовать.

Второй голос напоминает, что Габриэла-оптимистка ынесла и пережила достаточно, чтобы попасть в звез­ды н0 тепеРь йДет по лезвию бритвы, рискуя соскольз­нуть влево или вправо и упасть в пропасть. Потому что Хамид Хусейн даже не подозревает о ее существовании, и никто еще пока не видел ее в большом вечернем маки­яже, и платье наверняка не подойдет по размеру — при­дется ушивать или надставлять, и в результате она опоз­дает в «Martinez». И ей уже двадцать пять лет, и вполне возможно, на яхте уже остановили выбор на другой пре­тендентке, передумали, а может быть, с самого начала решили переговорить с двумя-тремя девицами, погля­деть, кто из них сумеет выделиться из толпы, пригласив всех трех на вечеринку, причем так, чтобы ни одна не догадывалась о том, что у нее есть соперницы. Паранойя какая-то.

Да нет, не паранойя, а всего лишь реальность. Поми­мо всего прочего, хотя Джибсон и Звезда участвуют только в самых значительных проектах, успех все равно не гарантирован. И если дело не заладится, виновата во всем будет только она. Снова явился ей призрак Безум­ного Шляпника из «Алисы в Стране чудес». Она бездар­на. И до сих пор ничего важного не случилось в ее жиз­ни, несмотря на непрестанные усилия. С той минуты, как она оказалась в Каннах, она не присела: разносила свои дорогущие портфолио по компаниям и актерским агентствам, но в результате попала только на один кас-тинг. Будь у нее талант, не ее бы пробовали на роль, а она бы их себе выбирала. Слишком занеслась она в своих Мечтаниях и скоро ощутит всю нестерпимую горечь по­ражения, и будет оно тем горше, что настигнет ее на са­мом пороге удачи, когда до славы и успеха осталось все­го чуть-чуть...

«Я притягиваю негативную энергию. Просто чувст­вую эти волны. Надо прийти в себя».

Но не может же она заняться йогой перед женщиной в строгом английском костюме и тремя коллегами. На­до отогнать этот негатив, но сначала понять - откуда он? В ту пору, когда ей казалось, что ничего не получа­ется из-за чьей-то зависти, она много читала об этом и убедилась непреложно: какая-то актриса, которую не­которое время назад пробовали и отвергли, в этот мо­мент концентрирует всю свою энергию, чтобы все-таки получить роль. Да, Габриэла чувствует ее враждебное поле, и значит, это правда1. Единственный выход - оста­вить разум в этом коридоре и броситься на поиски сво­его Высшего Я, нерасторжимо связанного со всеми си­лами Вселенной.

Габриэла глубоко вздыхает, улыбается и говорит себе: «Сейчас я распространяю вокруг себя энергию любви, она — мощнее сил тьмы, и Бог, обитающий во мне, при­ветствует Бога, обитающего во всех жителях планеты, даже тех, кто...»

Громкий смех прерывает ее мысли. Из распахнув­шейся двери номера вываливаются гурьбой несколько юношей и девушек, а с ними - две знаменитости, и ве­село направляются прямо к лифту.

— Ваша очередь, — обращается к Габриэле девушка-администратор.

«Медитация напрасной не бывает».

Она улыбается, но, переступив порог, замирает: апар­таменты кажутся сокровищницей - очки разных фасо­нов и моделей, вешалки с платьями и костюмами, сум­ки всех видов и размеров, обувь, чулки, часы, ювелир­ные изделия, косметика и электроника. Навстречу ей идет белокурая дама с висящим на шее телефоном и списком в руке. Сверившись с ним, она просит Габриэ-ду следовать за ней.

- Времени у нас немного. Давайте прямо к делу. Они движутся по одной из комнат, и Габриэла видит

новые сокровища: высшее проявление роскоши и гла­мура, которыми она прежде только любовалась в витри­нах, зная, что если они ей и достанутся когда-нибудь, то лишь из «вторых рук».

Теперь все это ждет ее. И надо поскорее сообразить, что же надеть.

- Можно, я начну с украшений?

- Вам ничего не надо выбирать. Мы знаем, что жела­ет XX. А платье придется вернуть завтра утром.

XX. Хамид Хусейн. Они уже знают, что он желает для нее!

Они продолжают ходить по обширному номеру: на ювати, на столе и на креслах грудой навалены другие товары - майки, наборы специй и приправ, рекламный плакат знаменитой фирмы, изготовляющей кофеварки, и рядом - образцы ее продукции в подарочной упаков­ке. По коридору попадают в просторную гостиную. Габ­риэла даже не представляла себе раньше, что в отелях бывают такие огромные апартаменты.

Элегантная белая коробка с логотипом знаменитого модного дома водружена на исполинскую двуспальную кровать. Их молча ожидает некто - не поймешь, мужчи­на это или женщина: длинные, обесцвеченные волосы, выщипанные брови, перстни на пальцах, цепочки, иду­щие от пояса в карманы туго обтягивающих брюк. — Раздевайся.

Габриэла стягивает джинсы и блузку, одновременно пытаясь все же определить пол другого существа, которое Достает из огромного стенного шкафа красное платье.

- Лифчик — тоже. Он будет заметен под платьем. Стоящее в номере большое зеркало повернуто под

таким углом, что она не видит, как сидит на ней платье.

— Нам надо поторапливаться. Хамид сказал, что по­мимо праздника, она должна будет еще подняться по ступенькам.

^ Подняться по ступенькам! Волшебные слова.

Платье «не сидит». Женщина и загадочный андрогин нервничают. Женщина требует принести еще два-три на выбор, потому что модель пройдет по лестнице со Звез­дой, который сейчас уже готов.

Габриэле кажется, что все это во сне. По лестнице со Звездой?!

Наконец останавливаются на длинном и очень узком золотистом платье с декольте до самой талии. Золотая цепь на уровне груди не позволяет вырезу показать больше, чем может выдержать человеческое воображе­ние.

Женщина нервничает все заметнее. Андрогин уходит и тут же возвращается в сопровождении портнихи, ко­торая быстро подшивает подол. Если бы Габриэла была в состоянии в такую минуту что-нибудь сказать, она по­просила бы этого не делать, потому что пришивать пря­мо на человеке — плохая примета: это значит, что и судь­ба его будет прервана и зашита...

Появляется третье существо с сумкой невообрази­мых размеров и, пройдя в угол гигантской комнаты, на­чинает выгружать ее. Обнаруживается нечто вроде пор­тативной гримерной, где есть даже зеркало с укреплен­ными на раме сильными лампами. Андрогин, на манер кающейся Магдалины преклонив перед Габриэлой ко­лени, примеряет ей одну пару туфель за другой.

Золушка! Золушка, которая уже совсем скоро ветре-своего принца и поднимется по лестнице рука об ру-с ним!

— Вот эти, — говорит женщина.

Андрогин начинает укладывать остальные туфли в оробки.

— Снимай платье. Мы подошьем что надо, пока тебя удут причесывать и гримировать.

Ну слава богу, судьба ее вновь открывается... Габриэлу в одних трусиках ведут в туалетную комнату, ам уже установлен переносной набор для мытья и суш-волос. Бритоголовый мужчина приказывает сесть, от-ь голову назад, в металлическую емкость. Он ору-ручным душем и, подобно всем остальным, заметно лнуется. То и дело сердито сетует, что слишком шумно, о он требовал себе нормальных условий для работы, но никто его слушать не желает, что слишком мало време­ни, чтобы сделать как надо, что вечно все у них наспех и впопыхах.

- Никто не понимает, какая огромная ответствен­ность лежит на моих плечах.

Ответа от Габриэлы он не ждет, а разговаривает сам с собой:

- Вот когда пойдешь по ступенькам, думаешь, что ди увидят? Тебя? Нет! Мою работу. Мой макияж, ою прическу. Ты — всего лишь холст, на котором я ри­сую и пишу. Ты — камень, из которого я высекаю скульптуру. Что скажут люди, если вдруг что-то не полу­чится? Я ведь могу потерять работу...

Габриэле обидно слышать это, но она понимает: придется привыкать. Таков мир гламура и блеска. По­том, когда она будет что-то собой представлять, смо­жет работать только с воспитанными и учтивыми людьми. А пока придется обратиться к добродетели терпения.

Меж тем в руках у парикмахера, подобно отрываю­щемуся от взлетной полосы самолету, ревет фен.

Парикмахер, высушив ей волосы, велит поживее пе­реместиться в передвижной косметический кабинет. Там настроение его внезапно и разительно меняется: он замолкает, созерцая ее в зеркале, и словно бы пребыва­ет в иной реальности. Расхаживает вокруг нее кругами: фен и щетка в его руках кажутся резцом и молотком Микеланджело, ваяющего своего Давида. Габриэла же сидит, вперив взгляд в одну точку, и вспоминает строки одного португальского поэта:

«Зеркало отражает верно; оно не ошибается, ибо не думает. Думать — почти всегда значит ошибаться».

Возвращаются женщина и андрогин — всего через двадцать минут лимузин отвезет ее в «Martinez», где она должна будет встретиться со Звездой. Припарковаться негде, поэтому на месте надо быть минута в минуту. Па­рикмахер что-то недовольно ворчит, как художник, не встретивший понимания у заказчиков, но знает — надо уложиться в срок. Теперь, работая над ее лицом, он на­поминает Микеланджело, расписывающего потолок Сикстинской капеллы.

Лимузин! Лестница! Звезда!

«Зеркало отражает верно; оно не ошибается, ибо не думает».

И она тоже не думает, а иначе и ее захлестнут волны всеобщего раздражения и напряжения, и тогда вернутся негативные чувства. Ей ужасно хочется спросить, поче­му в этом номере такая уйма разнообразнейших това­ров, но она должна вести себя так, словно все это ей не в диковинку. «Микеланджело» под суровым взглядом женщины и отсутствующим - андрогина кладет послед­ние мазки. Она поднимается, и ее поспешно одевают и обувают. Все, слава богу, на своем месте.

Откуда-то извлекают маленькую кожаную сумочку. Андрогин выбрасывает из нее бумагу, призванную сохра­нить форму, разглядывает все с тем же отстраненным ви­дом, но, как видно, остается доволен. Сумочка вручена Габриэле.

А женщина протягивает ей четыре экземпляра ги­гантского контракта, где прилепленные внизу страниц красные маркеры напоминают: «Подписать здесь».

- Можешь подписать не читая, можешь отнести до­мой, позвонить своему юристу, сказать, что тебе нужно время принять решение. Но так или иначе по ступень­кам придется подняться, тут уж ничего не поделаешь. Если завтра утром контракта здесь не будет, тебе доста­точно будет только вернуть платье.

Габриэла вспоминает совет агента - соглашайся на все. Берет протянутую ей ручку и быстро подписывает отме­ченные страницы. Ей нечего, абсолютно нечего терять. Если какие-то параграфы ущемят ее интересы, она всегда может оспорить их в суде, сказав, что ее вынудили подпи­сать. Но прежде надо сделать то, о чем она всегда мечтала.

Женщина подхватывает страницы и исчезает, не по­прощавшись. «Микеланджело» разбирает свое оборудо­вание, предаваясь горестным думам о несправедливом устройстве этого мира, где его труд не оценивается Должным образом, где вечно не хватает времени, чтобы все сделать по своему вкусу, а если что пойдет напереко­сяк, винить в этом будут его. Андрогин ведет ее к дверям номера, смотрит на часы — на циферблате Габриэла за­мечает изображение черепа - и впервые за все это вре­мя размыкает уста:

- Еще три минуты. Нельзя в таком виде выходить из отеля на всеобщее обозрение... Я провожу тебя до ма­шины.

Ее вновь охватывает напряжение: она уже не думает ни о лимузине, ни о Звезде, ни о ступенях. Ей страшно. И чтобы отвлечься, она спрашивает:

  • А что это за апартаменты? Почему здесь столько всякой всячины?

  • Включая сафари в Кении. — Андрогин показывает куда-то в угол, и Габриэла только сейчас замечает плакат какой-то авиакомпании и стопку конвертов на столе. -Бесплатно, как и все здесь, кроме одежды и аксессуаров.

Кофемашины, электроника, сумки, часы, бижуте­рия, тур на сафари... И все это - даром?

- Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, — слышит она не мужской и не женский, а будто принадлежащий ино­планетянину голос. — Да, все даром. А точнее говоря, поскольку даром в этом мире не бывает ничего, — на ос­нове честного обмена. Ты находишься в одной из мно­гих «Комнат подарков», снятых в Каннах на время фес­тиваля. Избранные приходят сюда и могут взять все, что их душе угодно: эти люди будут появляться в блузке от А, в очках от В, принимать других важных особ у себя в гостях и после вечеринки варить им кофе, приготовлен­ный в новой модели кофеварки. Свои ноутбуки они но­сят в сумках от С, пользуются кремами от D и чувствуют свою значительность оттого, что обладают чем-то ис­ключительным и пока еще не поступившим в специали­зированные магазины. В бассейн пойдут с бижутерией от Е, сфотографируются в поясе от F — ни одного из этих товаров пока еще нет на рынке. А когда появятся, Суперкласс уже проведет необходимую кампанию, и простые смертные потратят свои сбережения на покуп-

^ Проще некуда, моя дорогая. Производители предо­ставляют образцы, а избранные превращаются в ходя-чуЮ рекламу. Но ты не радуйся раньше времени: тебе ту­да пока еще доступа нет.

_- Ну, а при чем тут сафари в Кении?

— Есть ли реклама лучше, чем супруги средних лет, пребывающие в восторге от своих приключений в джунглях, наснимавшие сотни фотографий, направо и налево рекомендующие такой эксклюзив? Все их дру­зья тоже захотят испробовать это. Повторяю: даром в этом мире ничего не бывает. Ну, ладно, три минуты прошли, пора спускаться и готовиться к восхождению по лестнице.

...Их ожидает белый «МауЬасп». Шофер в фуражке и перчатках открывает дверцу. Андрогин дает последние наставления:

— Про картину забудь, ты поднимаешься по ступеням не ради нее. Когда будешь наверху, поздоровайся с ди­ректором фестиваля, с префектом, а войдя во Дворец, сразу иди в туалетную комнату на первом этаже. По ко­ридору до конца, там — налево и выйдешь в боковую дверь. Там тебя будут ждать. Тебя узнают — мы преду­предим, как ты одета. Тебя снова причешут, подкрасят и дадут немного отдохнуть на террасе. Оттуда я тебя забе­ру и провожу на гала-ужин.

— А режиссер и продюсеры не обидятся?

Андрогин пожимает плечами и своей странной, при­танцовывающей походкой возвращается в отель. Фильм? Фильм не имеет ни малейшего значения. Глав­ное - это:

^ Подняться по ступеням!

Это означает, что она пройдет по красному ковру в самый верхний эшелон славы, туда, где соберутся все знаменитости из мира кино, моды, искусства, и фото­графии их, разосланные агентствами в четыре стороны света, появятся в газетах и журналах всего мира.

— Кондиционер работает нормально, мадам? — учти­во осведомляется шофер.

Габриэла молча кивает.

— Если угодно, в консоли слева от нас — охлажденное шампанское.

Габриэла, вытянув руки как можно дальше, чтобы случайно не залить платье, откупоривает бутылку, нали­вает, выпивает залпом и тотчас вновь наполняет хрус­тальный бокал. Любопытные прохожие пытаются по­нять, кто же это сидит в огромном лимузине с затемнен­ными стеклами, мчашемся по резервной полосе, за­претной для других машин. Очень скоро она и Звезда будут стоять рядом на красной дорожке, и это будет оз­начать начало не только невиданной карьеры, но и не­мыслимо прекрасной истории любви...

Габриэла - существо романтического склада и тем гордится.

Она вспоминает, что свою одежду и сумку оставила в отеле «Hilton». Ключа от номера у нее нет. Пойти ей по окончании празднества некуда. Впрочем, если бы она когда-нибудь вздумала рассказать в книге историю сво­ей жизни, сегодняшний день ей описать бы не удалось: проснуться утром с трещащей головой посреди раски­данных по комнате вещей — а шесть часов спустя подка­тывать в лимузине к красной дорожке, готовясь пред­стать перед сонмищем журналистов об руку с одним из самых вожделенных мужчин мира.

Руки у нее подрагивают. Она хочет выпить еще бокал, но решает не рисковать — стоит ли появляться пьяной У подножья лестницы славы?!

«Успокойся, Габриэла. Не забывай о том, кто ты. Будь ялисткой - не дай увлечь себя всему, что сейчас про­исходит с тобой».

Пока машина везет ее к отелю, она беспрестанно по­коряет эти фразы. Но - хочет ли она того или нет - ни­когда уже ей не удастся стать прежней, такой, как была. Выхода нет - если не считать того, о котором сказал ан-дрогин и который ведет на еще более высокую вершину.


256
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   29

Похожие:

Книга издана iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке
Л 86 Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). Пер с фр. / Перевод М. Титовой, А. Черноглазова (Приложения)....
Книга издана iconКнига издана в двух томах. Первый том начинается в 1905 году, со...
«Алмазная колесница» — книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана iconКнига издана в авторской концепции
Историческое исследование. Запорожье: Дикое Поле, 1997. 264 с. Тираж 1000 экз
Книга издана iconСледует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском...
Следует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском и русском, чего я себе не мог позволить. Заметки на полях...
Книга издана iconКнига издана ограниченным тиражом на частные пожертво вания. Если...
Т. В. Грачева. Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. — Рязань
Книга издана iconАннотация Книга «Экзистенциализм это гуманизм»
Книга «Экзистенциализм — это гуманизм» впервые была издана во Франции в 1946 г и с тех пор выдержала несколько изданий. Она знакомит...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке российского гуманитарного
Пределы господства культурного бессознательного над субъектом 91глава II. Деконстрмстивизм как литературно-критическая практика постструктурализма...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке благодарных учеников
Биск И. Я. Методология истории: курс лекций / И. Я. Биск. Иваново: Иван гос ун-т, 2007. 236 с
Книга издана iconКнига Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана в двух томах. Второй том переносит нас в Японию 1878 года: ниндзя, гейши, самураи… Это история любви молодого дипломата...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница