Книга издана


НазваниеКнига издана
страница17/29
Дата публикации05.05.2013
Размер4.29 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   29

Кичльо

4:52 РМ

|£Даже Господу Богу нашему Иисусу Христу пришлось некогда выдержать испыта­ние, которое сейчас предстоит Игорю. Искушение дья­вола. И он должен будет зубами и ногтями цепляться за свою веру, чтобы не дрогнуть, не ослабеть в том, что предназначено ему свыше.

А дьявол просит остановиться, передумать, простить, отказаться от задуманного. Дьявол — профессионал са­мого высшего разбора, умеющий вселять в слабые души страх, отчаяние, сомнение, бессилие.

И встречая сильных, он искушает их способами го­раздо более изощренными - добрыми намерениями. Не так ли поступил он с Иисусом в пустыне, предложив ему обратить камни в хлеба? Спаситель смог бы не только утолить свой голод, но и накормить всех, кто умолял дать им еды. Иисус, как и следовало ожидать от Сына Божьего, поступил, однако, очень мудро. И ответил, что не хлебом единым жив человек, но и всяким словом, ис­ходящим из уст Божиих.

Добрые намерения, добродетель, цельность — что это, в сущности, такое? Люди, называвшие себя цель­ными натурами, неукоснительно повиновались своим

аВителям, в конце концов построили в Германии кон­центрационные лагеря. Врачи, убежденные в том, что неТ системы справедливей, чем коммунистическая, признавали душевнобольными и запирали в психушках интеллектуалов, не согласных с режимом. Солдаты на войне убивают ради неясного им идеала и тоже испол­нены самых благих намерений, добродетели, цельности.

Нет, все не так. Грех ради добра — добродетель, доб­рое деяние ради зла - греховно.

А в его случае Лукавый, чтобы смутить его душу, предложил ему простить. Сказал: «Ты - не первый и не последний, кому пришлось пройти через это. Многих бросали те, кого они любили больше всего на свете, но они умели переплавить горькое чувство в светлое и ра­достное. Представь себе семьи людей, которых по твоей вине больше нет в живых: их родные охвачены скорбью, ненавистью, жаждой мести. Так-то ты делаешь мир со­вершеннее? И вот это намереваешься преподнести сво­ей любимой?»

Но мудрость Игоря способна совладать с этими иску­шениями, не позволить им сейчас обуять его душу. Если стойко продержаться еще немного, голос дьявола будет звучать слабее, пока не смолкнет вовсе. Главным обра­зом потому, что одна из тех, кого он отправил в рай, с каждой минутой все непреложней присутствует в его жизни: девушка с набережной Круазетт говорит ему: все хорошо, все правильно, существует огромная разница между «простить» и «забыть». В сердце его нет ни капли ненависти, и сделанное сделано не для того, чтобы ото­мстить миру.

Дьявол настаивает, но он должен проявить твердость Духа и вспомнить, ради чего он здесь.

Игорь заходит в первую попавшуюся пиццерию. За­казывает «Маргариту» и обычную «кока-колу». Лучще подкрепиться сейчас: когда за столом другие люди, он не может (и никогда толком не мог) есть. Все считают нужным поддерживать непринужденный, любезный оживленный разговор, однако легко оставляют собесед­ника без ответа, чтобы положить в рот кусочек еще ка­кого-нибудь яства.

В обычных обстоятельствах он избегает этого, при­меняя испытанный прием: забрасывает своих соседей вопросами, давая им возможность блеснуть умом, по­знаниями и красноречием, покуда он будет спокойно есть. Но сегодня вечером он не расположен ни к учтиво­сти, ни к общению. Он будет отчужден и неприятен. На самый крайний случай притворится, что не понимает языка, на котором к нему обратятся.

Он знает — в ближайшие часы Искушение остано­виться, отказаться от задуманного станет сильнее, чем когда-либо прежде. Но он не собирается отказывать­ся; цель его — завершить свою миссию, даже если при­чина, некогда побудившая его взяться за нее, измени­лась.

Он понятия не имеет, сильно ли портят три произо­шедшие в один день убийства криминальную статисти­ку Канн: если это обычное дело, то полиция не заподо­зрит ничего из ряда вон выходящего, начнет дознание с соблюдением всех своих неспешных бюрократических процедур и формальностей, а он, как и предполагал, улетит рано утром. Неизвестно и то, идентифицировали его или нет: его видела супружеская чета, которая, про­ходя мимо, поздоровалась с Оливией, его мог запом­нить один из телохранителей Джавица Уайлда, кто-то мог заметить его рядом с Морин на пирсе.

Искушение сейчас меняет тактику: хочет напугать как всегда поступает с людьми слабыми. Судя по всему дьявол совершенно не понимает, что же тут про­исходит и насколько укрепило Игоря испытание, по­сланное ему судьбой.

Он берет свой телефон и набирает новое сообщение. Он пытается представить себе, как поведет себя Ева в тот миг, когда его получит. Что-то подсказывает ему -она одновременно и ужаснется, и восхитится. И горько раскается в том шаге, который совершила два года на­зад, когда все бросила - включая свои драгоценности и платья - и попросила, чтобы его адвокат связался с нею и начал процедуру расторжения брака.

Причина развода? Не сошлись характерами. Можно подумать, все значительные и интересные люди в мире думают совершенно одинаково и имеют много общего. Да нет, разумеется, дело было не в характерах - Ева по­любила другого.

Страсть. Да есть ли на свете человек, который, про­жив пять лет в браке, хоть раз не взглянул бы в другую сторону, не пожелал бы оказаться в другом обществе? Кто осмелится сказать, что хотя бы однажды не нару­шил супружескую верность — пусть в воображении? И сколькие ломали свой брак, уходили из дому, а по­том, обнаружив, что страсть остыла, возвращались к своим прежним партнерам. Надо лишь отнестись к это­му по-взрослому — и все позабудется. Все это в поряд­ке вещей, все вполне приемлемо и является частью би­ографии.

Разумеется, Игорь стал понимать это постепенно. Поначалу он требовал от своих адвокатов беспримерно жесткой неуступчивости, соглашаясь на развод лишь в том случае, если она откажется от всего имущества, на­житого совместно — в течение почти двадцати лет и с нуля. Целую неделю в ожидании ответа он пребывал в бешенстве; деньги тут были ни при чем: просто Еву на­до было вернуть любой ценой, а иные способы давления были ему неведомы.

А она оказалась неподатлива. И ее адвокаты приняли выдвинутые условия.

Об этом стало широко известно — и о новом избран­нике своей жены Игорь узнал из газет. Узнал, что это один из самых известных в мире модельеров, своим ны­нешним успехом, как и он сам, обязанный одному себе. Что они почти ровесники — ему тоже около сорока. Что он прост, не заносчив и работает сутками напролет.

Как и он.

Игорь не мог понять, что же происходит. Незадолго перед тем как отправиться на лондонский фестиваль моды, им удалось — что бывало крайне редко — вдвоем провести в Мадриде несколько дней, будто воскресив­ших пору их прежней любви. Хотя они путешествовали на корпоративной яхте, а жили в отеле, где не было, ка­жется, только птичьего молока, Ева и Игорь решили вместе и заново открыть для себя мир. Не заказывали заранее столики в ресторанах, выстаивали длинные оче­реди в музеи, ездили на такси, а не в лимузинах с води­телем, неизменно ожидавшим у подъезда, бродили по городу, теряясь в хитросплетении улочек. Много ели, еще больше пили, возвращались в отель, не чуя ног от усталости, но счастливые, и каждую ночь любили друг друга.

Они не включали свои ноутбуки и мобильные теле­фоны, что требовало изрядных усилий. Однако это уда­лось. И в Москву они вернулись с улыбкой и отрадны­ми воспоминаниями.

Игорь снова с головой погрузился в работу, с удивле­нием отметив, что и в его отсутствие фирма продолжает исправно функционировать. Ева через неделю улетела в Лондон. И больше уже не вернулась.

Он подрядил одно из лучших частных детективных агентств, обычно занимающихся экономическим или политическим шпионажем, — и вынужден был на сот­нях фотографий видеть свою жену рядом с ее новым спутником. Детективы сумели подсунуть Еве «подругу». Подстроили якобы случайную встречу с женщиной -«приехала из России, муж бросил, устроиться на работу не может из-за суровости британских законов и теперь на грани голодной смерти...». Ева поверила не сразу, но потом все же решила помочь. Переговорила со своим любовником, и тот рискнул — взял на работу в один из своих офисов, несмотря на отсутствие разрешения.

Эта «подруга» — единственная, с кем Ева может гово­рить на родном языке. Одинока. С неустроенной лич­ной жизнью. По мнению психологов из детективного агентства, это идеальный канал информации: Ева еще не до конца освоилась в новой среде и потому будет сле­довать столь свойственному человеку инстинктивному побуждению поделиться с кем-то сокровенным. И не за тем, чтобы получить совет — надо же кому-то излить Душу.

Все эти разговоры «подруга» фиксирует на пленку, и записи оказываются на рабочем столе Игоря, оттесняя в сторону ожидающие его визы документы, приглаше­ния, подарки, которые следует послать важным клиен­там, поставщикам, политикам.

Эти записи гораздо полезнее — и несравненно мучи­тельнее — фотографий. Выясняется, что отношения со знаменитым кутюрье начались два года назад, в Мила­не, где и он, и Ева оказались по своим профессиональ­ным делам. Вначале она противилась сближению — этот человек постоянно окружен красивейшими женщина­ми мира, а ей уже тридцать восемь — но тем не менее уже через неделю, в Париже, роман начался.

Услышав это, Игорь испытал нежданное возбужде­ние и сам удивился такому странному отзыву своего те­ла. Почему мысль о том, что его жена принадлежит дру­гому мужчине, вызвала в нем не отвращение, а недву­смысленный прилив вожделения?

Впервые в жизни он тогда усомнился в своей нор­мальности. И чтобы как-то избавиться от гнетущего чувства вины, решился на некое публичное признание. В разговоре с приятелями упоминал мимоходом, что «один его друг» получает огромное наслаждение, пред­ставляя свою жену в постели с другим.

Слушавшие его — это были, как правило, крупные предприниматели и политики из разных стран — понача­лу ужасались. Но после десятой рюмки признавались, что подобный эпизод — самое возбуждающее из всего, что было в их супружеской жизни. Один из них, оказы­вается, всегда просит жену во всех подробностях описы­вать свои свидания, вспоминать, какие именно слова произносились в порыве страсти. Другой заявил, что клубы свингеров, где практикуется групповой секс и об­мен супругами, — это лучшее средство сохранить брак.

Положим, это преувеличение. Но когда Игорь узнал, что он - не единственный, кого возбуждают такие мыс­ли, ему стало легче. И — неприятно кольнуло осознание того, насколько же мало сведущ он в природе человека, а в особенности — мужчины: его разговоры с коллегами затрагивали чаще всего бизнес и очень редко — что-то личное.

Мысли его возвращаются к этим записям. В Лондоне ^Недели высокой моды, чтобы облегчить жизнь тех, кто них участвует, идут непрерывной чередой) этот моде­льер уже был влюблен; и в это нетрудно поверить, ибо женшина ему встретилась совершенно особенная, ни на кого не похожая. А вот она продолжала колебаться: Ха­мид был всего лишь вторым мужчиной в ее жизни, а кроме того, они с ним занимались одним и тем же де­лом, в котором он преуспел несравненно больше. Это ее смущало. И она понимала, что, связав свою жизнь с ним, должна будет отказаться от работы в индустрии моды - не конкурировать же с собственным мужем? - и вновь сделаться домохозяйкой.

Больше того - она вообще не могла объяснить себе, почему человек калибра Хамида заинтересовался рус­ской женщиной далеко не первой молодости.

А вот Игорь, если бы она дала ему хоть самый ни­чтожный шанс поговорить, — мог бы. Ева обладает ред­чайшим свойством - одно ее присутствие словно высе­кает искру из всех, кто находится рядом, заставляет их становиться лучше, возрождаться из пепла прожитых лет для света и надежды. Именно так произошло когда-то с юношей, вернувшимся с кровавой и бессмыслен­ной войны.
Искушение приходит вновь. Дьявол шепчет, что это не так, что Игорь сам исступленной работой исцелил свои моральные травмы. Пусть кто-то из психотерапев­тов и сочтет это симптомом душевного нездоровья, но он и в самом деле смог бы залечить свои раны прощени­ем и забвением. Ева, в сущности, не так важна: хватит У* Игорю проверять все свои эмоции отношениями, к°торых давно нет.

«Ты ведь не первый... - твердит дьявол. — Не первый кто творит зло, думая, что таким образом пробуждает благо».
Ему становится не по себе. Он по натуре — человек мягкосердечный, а если вынужден действовать жестко, то лишь во имя какой-то великой цели — служения, на­пример, своей стране. Он старается и подставлять дру­гую щеку, и не выпускать из руки бич, как поступал Иисус Христос — единственный образец и пример для подражания.

Он крестится, надеясь, что Искушение сгинет. Уси­лием воли заставляет себя вспомнить о записях, о сло­вах Евы про то, что она несчастлива со своим новым из­бранником. Но ни за что на свете не хотела бы вернуть­ся в прошлое, потому что была замужем за человеком «психически неуравновешенным».

Что за чушь она несет! Вероятно, ее новое окружение активно промывает ей мозги. Должно быть, оказалась совсем не в той среде. Он не сомневается, что она лжет, уверяя свою русскую подругу, будто вышла замуж ис­ключительно из страха остаться одной.

В юности она чувствовала, что ее отвергают, и никог­да не могла быть самой собой — вечно приходилось при­творяться, что ей интересно то же, что и ее подружкам, что играет в те же игры, что так же веселится на вече­ринках, что ищет красивого и верного мужчину, кото­рый даст ей надежное супружеское счастье — дом и де­тей. «Все вранье», — говорит она сейчас.

Потому что в крови ее жил авантюрный дух и влекло неизведанное. И если бы она могла выбирать сама, то связала бы свою жизнь с искусством. Еще в детстве она любила делать коллажи из фотографий, напечатанных в

1лых советских журналах, раскрашивать их в яркие ^ета и любоваться результатом. Купить одежду для ку­кол было невозможно, и потому платьица для них шила оТ, к восхищению Евы, которая твердила, что когда вырастет, будет делать то же самое.

В Советском Союзе следовать моде было нелегко, и они узнали, что делается в мире, лишь после падения Берлинской стены, когда стали приходить иностранные журналы. Ева была уже почти взрослой девушкой, когда однажды решилась сказать родителям, что хочет только одного - придумывать и создавать одежду.

Но после окончания школы родители настояли, чтобы она поступила на юридический факультет. Как ни упивались они новообретенной свободой, все же опасались, что капиталистические идеи разрушат стра­ну, а граждан ее - отторгнут от подлинного искусства, заставят предпочесть детективы Пушкину и Толстому, исказят классический русский балет чужеродными за­имствованиями. Их единственную дочь следовало не­медленно оградить от тлетворного влияния, прони­кавшего в страну вместе с «кока-колой» и дорогими автомобилями.

В университете она повстречала красивого, амбици­озного парня, так же, как и она, считавшего: хватит де­лать вид, что режим, при котором жили наши отцы, может вернуться. Он ушел — и ушел навсегда. Настала пора начинать новую жизнь.

Этот юноша очень ей нравился. Они стали видеться все чаще. Она знала — он умен и способен многого до­биться. Он понимает ее. Да, ему пришлось повоевать в Афганистане, он был даже ранен, но впрочем, неопас­но- Он никогда не жаловался на то, что ему пришлось пережить там, и за все те годы, что они были вместе, она ни разу не заметила в нем признаков какого-то душев­ного надлома, следов моральной травмы.

Однажды утром он принес ей букет роз. Сказал, что бросает университет и хочет заняться бизнесом. А вслед затем предложил выйти за него замуж. Она согласилась хотя при всем своем восхищении относилась к нему все­го лишь как к товарищу. Однако ей казалось — любовь придет потом, со временем, да и помимо всего прочего он был единственным, кто понимал и одобрял все ее по­рывы, и, откажи она ему, могла бы никогда уж больше не встретить человека, принимающего ее такой, как она есть.

Они сыграли скромную свадьбу и стали жить вместе. Люди, дававшие ему деньги на «раскрутку», внушали ей страх, но ничего поделать она не могла. Меж тем его фирма мало-помалу крепла и развивалась. Когда мину­ло четыре года, она — замирая от страха — впервые по­ставила ему условие: немедленно расплатиться со всеми кредиторами, которые вроде бы были и не очень заинте­ресованы в возвращении долга. Он согласился и впос­ледствии не раз благодарил ее за это.

Шли годы, случались неизбежные провалы и пора­жения, а потом все как-то вдруг изменилось, и гадкий утенок, двинувшись путем, предначертанным в детской сказке, в одночасье стал прекрасным лебедем, желан­ным для всех без исключения.

Когда Ева стала жаловаться, что ей скучно занимать­ся только домом и хозяйством, Игорь, в отличие от сво­их коллег, считавших, что работающая женщина непо­правимо теряет свою женственность, купил ей бутик в одном из самых престижных московских кварталов-Она торговала моделями «больших домов», не рискуя выставлять на продажу собственные коллекции. Впро­это отчасти компенсировалось тем, что она посе-

чеМ}

щала выставки высокой моды, знакомилась с интерес­ными людьми, среди которых однажды оказался и Ха­мид- Но до сих пор, задавая себе вопрос, любит ли его, она чувствовала, что ответ скорее всего был бы отрица­тельным. А когда он, признавшись, что никогда не встречал такой, как она, предложил жить вместе, ей не­чего было терять. Детей у нее не было. Муж ее, по рас­хожему выражению, был женат на собственной работе и едва ли заметил бы, что ее нет рядом.

«Я все бросила, - говорила Ева, — и не раскаиваюсь в своем решении. Я поступила бы точно так же, даже если бы Хамид не купил на мое имя виллу в Испании. Я по­ступила бы точно так же, даже если бы Игорь предложил отдать мне половину своего состояния. Я совершила бы этот шаг, потому что знаю: теперь я могу ничего не бо­яться. Если один из тех мужчин, по которым сходит с ума весь мир, захотел быть со мной, значит, я лучше, чем сама думаю».

Слушая другую запись, Игорь заметил, что его лю­бимая испытывает серьезные психологические про­блемы.

«Мой муж лишился рассудка. Не знаю, что послужи­ло причиной - война или переутомление, но он мнит, будто ему дано постигать Божьи предначертания. Преж­де чем окончательно решиться, я консультировалась с психологом, надеясь, что он поможет мне понять
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   29

Похожие:

Книга издана iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке
Л 86 Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). Пер с фр. / Перевод М. Титовой, А. Черноглазова (Приложения)....
Книга издана iconКнига издана в двух томах. Первый том начинается в 1905 году, со...
«Алмазная колесница» — книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана iconКнига издана в авторской концепции
Историческое исследование. Запорожье: Дикое Поле, 1997. 264 с. Тираж 1000 экз
Книга издана iconСледует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском...
Следует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском и русском, чего я себе не мог позволить. Заметки на полях...
Книга издана iconКнига издана ограниченным тиражом на частные пожертво вания. Если...
Т. В. Грачева. Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. — Рязань
Книга издана iconАннотация Книга «Экзистенциализм это гуманизм»
Книга «Экзистенциализм — это гуманизм» впервые была издана во Франции в 1946 г и с тех пор выдержала несколько изданий. Она знакомит...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке российского гуманитарного
Пределы господства культурного бессознательного над субъектом 91глава II. Деконстрмстивизм как литературно-критическая практика постструктурализма...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке благодарных учеников
Биск И. Я. Методология истории: курс лекций / И. Я. Биск. Иваново: Иван гос ун-т, 2007. 236 с
Книга издана iconКнига Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана в двух томах. Второй том переносит нас в Японию 1878 года: ниндзя, гейши, самураи… Это история любви молодого дипломата...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница