Книга издана


НазваниеКнига издана
страница2/29
Дата публикации05.05.2013
Размер4.29 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

7:22 AM

Он просыпается в 7:22 — го­раздо раньше, чем нужно, чтобы выспаться, — потому что еще не успел привыкнуть к разнице во времени между Москвой и Парижем. В России он бы уже про­вел два-три совещания со своими сотрудниками и со­бирался бы на деловой завтрак с кем-нибудь из новых клиентов.

Но здесь у него - другая задача. Ему нужно найти то­го, кто будет принесен в жертву любви. Ему нужна жерт­ва, чтобы Ева уже утром смогла получить его послание.

Приняв душ, он спускается выпить кофе в ресторане, где свободны почти все столики, а потом отправляется по набережной Круазетт, мимо выстроившихся в ряд фешенебельных отелей. Уличного движения совсем нет: проезжая часть перекрыта, пропускают только автомо­били со специальным разрешением. Свободна и другая полоса, потому что местным жителям еще рано ехать на работу.

Он не предается тягостным раздумьям — давно ми­новала та мучительная фаза, когда ненависть снедала его душу и не давала уснуть. Сейчас он способен по­нять поступок Евы: в конце концов моногамия — не

более чем миф, навязанный человеку. Он много читал об этом: дело вовсе не в переизбытке гормонов и не в тщеславии - нет, это генетическая предрасположен­ность, которая встречается едва ли не у всех живот­ных.

Исследования не обманывают: ученые, проводившие тесты на отцовство среди птиц, обезьян, лис, установи­ли, что эти особи вступают з некие социальные отноше­ния, весьма напоминающие брак, но при этом не хранят верность своим партнерам. В семидесяти процентах случаев самки производят потомство от «посторонних» самцов. Игорь почти наизусть помнит абзац из статьи Дэвида Бараша, профессора психологии университета им. Дж. Вашингтона в Сиэтле:

«Образцом супружеской верности принято считать лебедей, но и это не соответствует действительности. Измены не совершает только плоский червь, Diplozoon paradoxum (спайник парадоксальный). Партнеры встре­чаются в юном возрасте, и их тела сливаются в единый организм крест-накрест. Все прочие представители жи­вотного мира способны на адюльтер».

И потому он не может обвинять Еву, которая всего лишь следовала инстинкту. Но поскольку она воспита­на на социальных условностях, не признающих законов природы, то сейчас, наверно, терзается чувством вины и думает, что он больше не любит ее и никогда не про­стит.

Все обстоит как раз наоборот: он готов на все - и да­же на то, чтобы посылать особые сообщения — символы уничтожения вселенных и миров других людей. И толь­ко ради того, чтобы она поняла, что всегда будет желан­на, прошлое же — похоронено навеки.

Он встречает девушку, раскладывающую на лотке свой товар — кустарные сувенирные поделки сомни­тельного вкуса и качества.

Вот и жертва. Вот и послание, которое он должен бу­дет отправить и оно, вне всякого сомнения, будет поня­то, как только дойдет до адресата. Прежде чем подойти, Игорь рассматривает девушку с нежностью: она не зна­ет, что совсем скоро, если все сложится удачно, ее душа воспарит в поднебесье, навсегда освободясь от этой идиотской работы, не позволявшей ей оказаться там, куда манили мечты.

  • Сколько стоит? — спрашивает он по-французски.

  • Какую вы хотите?

  • Все.

Девушка — на вид ей не больше двадцати — улыба­ется:

  • Мне не в первый раз предлагают такое. За этим обычно следует предложение прогуляться. Потом, как правило, говорится: «Вы слишком красивы, чтобы тор­говать на набережной этой чепухой. Я...»

  • Нет. Я — не. Я не имею отношения к кино. И не со­бираюсь делать из вас кинозвезду и менять вашу жизнь. И меня совершенно не интересует товар, который вы продаете. Мне всего лишь надо поговорить с вами, и мы можем сделать это прямо здесь.

Девушка неприязненно отводит взгляд.

— Этой работой занимаются мои родители, и мне нра­вится то, что я делаю. Настанет день, когда кто-нибудь обя­зательно оценит красоту этих вещиц. Пожалуйста, идите своей дорогой, вам не составит труда найти себе собесед­ника и сообщить ему все, что намеревались сказать мне.

Игорь достает из кармана пачку купюр и осторожно кладет ее рядом с товаром.

  • Простите, если обидел ненароком. Я сказал это лишь для того, чтобы вы снизили цену. Мне очень при­ятно познакомиться с вами, меня зовут Игорь Малеев. Я только вчера прилетел из Москвы и еще плохо сооб­ражаю из-за смены часовых поясов.

  • Оливия, — отвечает девушка, делая вид, что пове­рила этой отговорке.

Не спрашивая разрешения, он присаживается возле нее. Она отодвигается.

  • Ну так о чем вы хотели поговорить?

  • Сначала возьмите деньги.

Оливия колеблется. Но поглядев по сторонам, ре­шает: опасаться нечего. По свободной полосе уже на­чали двигаться машины, на пляж направилось не­сколько молодых людей, а по мостовой идет пожилая чета. И девушка прячет деньги в карман, не считая, сколько там: у нее хватает опыта, чтобы понять — более чем достаточно.

  • Спасибо, что приняли мое предложение, — произ­носит русский. — Вы спросили, о чем бы я хотел погово­рить? Да так, ни о чем особенном...

  • Вы, наверно, здесь по делу?.. Никто не приезжает в Канны в такое время — сейчас здесь просто невозможно находиться ни местным, ни туристам.

Игорь, не отрывая взгляд от моря, закуривает.

— Курить вредно.

Он пропускает это замечание мимо ушей и спраши­вает:

  • А скажите-ка, в чем для вас смысл жизни?

  • В любви, — с улыбкой отвечает Оливия: как хоро­шо начать день с разговора о чем-то высоком, а не о том, почему так дорого стоит ее товар, или о том, кто из про­хожих во что и как одет. - А для вас?

- Да в том же самом. Впрочем, я подумал, что важно было в свое время заработать столько денег, чтобы мож­но было доказать моим родителям: я - победитель. Я су­мел это сделать, и теперь они гордятся мной. Я встретил прекрасную женщину, создал семью... Мне бы хоте­лось иметь детей, почитать и бояться Бога. Детей, од­нако, нет.

Оливия считает, что спрашивать, почему, будет неде­ликатно. Этот мужчина лет сорока, свободно говоря­щий по-французски, продолжает:

  • Мы хотели взять приемного ребенка. Года два или три обдумывали этот шаг. Но дальше началась беспо­койная жизнь — беспрестанные поездки, праздники, встречи, переговоры...

  • Когда вы присели здесь, чтобы поговорить, я ре­шила, что вы — еще один сумасбродный миллионер в поисках приключений. Но на эти темы мне нравится го­ворить.

  • Вы задумываетесь о своем будущем?

  • Да, конечно. И похоже, мечты у нас с вами — одни и те же. Я тоже хотела бы иметь детей, — она осекается, боясь неосторожным словом задеть собеседника, по­явившегося так неожиданно, - ...если, конечно, это бу­дет возможно. Знаете, Божьи планы не всегда совпада­ют с нашими...

Он, вроде бы не слушая, задает следующий вопрос:

- А на фестиваль приезжают только миллионеры?

- Миллионеры, те, что считают себя таковыми, и те, что хотят таковыми стать. В эти дни здесь — как в пси­хушке... Все корчат из себя невесть что, кроме тех, разу­меется, кто на самом деле — важные птицы. Вот они-то — самые приветливые и милые, потому что им ниче­го никому не надо доказывать. Они не всегда покупают мой товар, но по крайней мере могут улыбнуться, ска­зать что-нибудь ласковое. И смотрят на меня без прене­брежения... Так что вы здесь делаете?

  • Бог создал мир за шесть дней. Но что такое мир? То, что предстает моим или вашим глазам. И каждый раз, как кто-нибудь умирает, уничтожается частица ми­роздания. Все, что человек чувствовал и ощущал, все, что он созерцал, исчезает вместе с ним, подобно тому, как под дождем исчезают слезы.

  • «Как слезы под дождем»... В каком-то фильме — не помню только, в каком — звучали эти слова.

  • Но я пришел сюда не плакать. А затем, чтобы по­дать весть женщине, которую люблю. И для этого я дол­жен уничтожить несколько миров или галактик.

Вместо того чтобы испугаться, Оливия смеется. Этот человек — красивый, хорошо одетый, бегло говорящий по-французски - совсем не похож на сумасшедшего. Ей так надоело изо дня в день слышать одни и те же слова: «Вы очень красивы... Вы заслуживаете несравненно большего... Сколько это стоит? О-о, как дорого... Я по­дойду к вам попозже» и прочее. Этот русский по край­ней мере обладает чувством юмора.

  • А зачем уничтожать чужой мир?

  • Чтобы воссоздать свой собственный.

Оливия могла бы попытаться утешить человека, си­дящего рядом. Но боится, что когда услышит знамени­тую фразу «Я хотел бы, чтобы ты придала моей жизни смысл», разговор тут же и кончится, ибо у нее другие планы на будущее. А помимо всего прочего, было бы с ее стороны самой дурацкой самонадеянностью взросло­го и вполне преуспевшего в жизни мужчину, который к тому же старше ее, учить преодолевать житейские труд­ности.

Единственное, что остается, — побольше узнать о нем. В конце концов, он заплатил — и весьма щедро — за ее время.

  • И как же вы собираетесь это сделать?

  • Вы знаете что-нибудь о лягушках?

  • О лягушках?

— Биологические эксперименты показали, что если поместить лягушку в резервуар с водой из ее пруда или болота, а потом начать эту воду нагревать, лягушка оста­нется неподвижной. Она не будет реагировать на посте­пенное повышение температуры, на изменения окружа­ющей среды и, когда вода закипит, сварится заживо и погибнет счастливой. Если же бросить лягушку в резер­вуар с кипящей водой, она немедленно выпрыгнет на­ружу. Обожженная, но живая.

Оливия не вполне поняла, какое отношение имеют лягушки к разрушению мира. А Игорь меж тем продол­жал:

— Мне уже случалось вести себя, как лягушка в пер­вом случае. Я не замечал перемен, считал, что все хоро­шо, а что нехорошо, то скоро пройдет — это всего лишь вопрос времени. Я был готов умереть, потому что поте­рял самое важное в жизни и вместо того, чтобы реагиро­вать, покорно и апатично плавал на поверхности воды, с каждой секундой становившейся все горячей.

Набравшись храбрости, Оливия спросила:

— Что же вы потеряли?

— Да на самом деле ничего не потерял: просто случа­ется иногда, что жизнь разводит двоих людей — только для того, чтобы показать обоим, как они важны друг для друга. Ну скажем, так: вчера вечером я увидел свою же­ну с другим. Я знаю, она любит меня, знаю, что хочет вернуться, но не решается на такой шан Есть лягушки,

которые, даже погибая, все еше полагают, что самое главное - повиновение, а не постижение: приказывает тот, кто может, слушается тот, кто разумен. Но разве это так? Лучше выскочить из ситуации ошпаренным, но живым и готовым действовать. И я убежден, Оливия, что вы сможете мне помочь в этом.

Девушка на секунду представила себе, какие мысли проносятся в голове сидящего рядом с ней. Как же мож­но было бросить человека, умеющего так интересно рассуждать о том, о чем она никогда даже и не слышала? Впрочем, любовь не подчиняется логике — Оливия, не­смотря на юные годы, знает это твердо. Вот ее возлюб­ленный, например, ведет себя иногда просто безобраз­но, может даже и стукнуть ни за что, и все равно она и дня бы без него не прожила.
Так о чем же все-таки они говорили? О лягушках. О том, что она может помочь ему. Всякому понятно, что это не так, а потому лучше вообще сменить тему.

— А как вы намереваетесь разрушить мир?

Игорь показывает на проезжую часть набережной Круазетт:

  • Ну, предположим, я не хочу, чтобы вы ехали на пра­здник, но сказать вам о этом прямо не могу. Если я дож­дусь часа пик и заторможу посреди улицы, то через де­сять минут весь проспект наглухо встанет. Водители бу­дут думать: «Наверно, впереди авария», — и набираться терпения. Через пятнадцать минут приедет полиция с эвакуатором.

  • Так уже бывало — и сотни раз.

— Ну, а если я выйду из машины и разбросаю вокруг гвозди и всякие прочие острые железки? Осторожно разбросаю, так, чтобы никто не заметил. Допустим, мне хватило бы терпения выкрасить их все под цвет асфаль­та. Пока эвакуатор доедет до меня, от покрышек у него останутся одни лохмотья. Теперь, когда застрянут уже две машины, пробка растянется до предместий того ма­ленького городка, где вы, по всей видимости, живете.

— Очень изобретательно, спору нет. Но добьетесь вы лишь того, что я опоздаю самое большее на час.

Игорь улыбнулся:

— Что ж, я мог бы несколько часов кряду рассуждать о том, как увеличить этот срок. Скажем, когда вокруг машин собралась бы толпа, я бросил бы под грузовик дымовую шашку. Все шарахнулись бы в панике. Я же, изображая сильный страх, вскочил бы в свою машину, завел двигатель, и одновременно полил бы на коврик бензина из баллончика для заправки зажигалок и под­жег его. Мне бы хватило времени выбраться и со сторо­ны взглянуть, как пламя постепенно охватывает маши­ну, подбирается к бензобаку. Взрыв! Автомобиль, стоя­щий позади, тоже вспыхивает — и начинается цепная реакция. И все это удастся сделать, имея всего-навсего машину, пригоршню гвоздей, дымовую шашку, кото­рую можно купить в любой лавчонке, и бензин для за­жигалок... Вот такой примерно баллон. И все это я дол­жен был бы сделать, когда понял, что Ева намерена уй­ти от меня. Надо было заставить ее помедлить с этим решением, подумать еще раз, взвесить все последствия. Когда начинаем размышлять, какое решение принять, как правило мы не предпринимаем вообще ничего. По­тому что для действий «с заранее обдуманным намере­нием» отваги нужно гораздо больше, чем для спонтан­ного порыва...

Ну, так вот, а я впал в гордыню, решил — она спохва­тится, опомнится... И уверен, что сейчас она раскаива­ется и хочет вернуться. Но для этого нужно, чтобы я уничтожил несколько миров.

Лицо его изменилось, и Оливия уже не видела тут ни­чего забавного. Она поднялась:

— Ну, ладно, пора делом заняться...

— Но ведь я заплатил вам, чтобы вы меня выслушали. Заплатил за целый день вашей работы.

Оливия сунула руку в карман, чтобы достать полу­ченные от него деньги, и в этот миг увидела направлен­ное ей в лицо дуло пистолета.

— Сядьте.

Она подавила желание метнуться прочь. Пожилая че­та приближалась очень медленно.

— Не надо убегать, — сказал он, будто прочитав ее мысли. - Я вовсе не собираюсь стрелять, если... Если вы сядете и дослушаете до конца.

В голове Оливии вихрем понеслись возможные вари­анты действий, и первый среди них — броситься, пет­ляя, наутек. Однако ноги внезапно ослабели.

— Сядьте, - повторил он. - Будете слушаться - вам ничего не грозит. Обещаю.

И в самом деле: кажется чистейшим безумием, что кто-то способен открыть стрельбу в такое погожее, сол­нечное утро, на заполненной людьми набережной, ми­мо которой все более и более плотным потоком — пусть и в одну сторону - катят автомобили. Но все-таки бла­горазумнее подчиниться этому человеку, сделать то, что он велит, - и прежде всего потому, что ничего другого ей не остается и действовать иначе она просто не может, находясь в полуобморочном состоянии.

И она подчиняется. Теперь надо убедить его, что она не представляет для него опасности и готова выслушать излияния брошенного мужа, она может пообещать ему

30

что угодно, а как только вблизи покажется совершаю­щий свой обход полицейский — броситься на землю и позвать на помощь.

— Я точно знаю, что вы сейчас чувствуете, - произно­сит мужчина так, словно хочет успокоить ее. - Страх во все времена и у всех людей проявляется одинаково. Так было, когда первобытные люди встречали диких зверей, и так же происходит сейчас. Организм, защищаясь от возможной кровопотери, гонит кровь от эпидермиса вглубь — и человек бледнеет. Внутренности расслабля­ются и выбрасывают из себя все, не давая токсинам от­равить организм. В течение нескольких первых мгнове­ний тело отказывается повиноваться мозгу, человек впа­дает в ступор — так задумано природой для того, чтобы каким-то подозрительным движением он не спровоци­ровал хищника, не дал ему напасть на себя.

«Это какой-то кошмарный сон», - думает Оливия. Она вспоминает в этот миг о родителях, которые должны были бы торговать здесь вместе с нею, но задержались, потому что всю ночь работали в ювелирной мастерской. И о возлюбленном, которого считала мужчиной своей жизни, хоть он время от времени и обижал ее: всего не­сколько часов назад они предавались любви и достигли оргазма одновременно, чего не бывало уже давно. Выпив утром кофе, она вопреки обыкновению даже не стала принимать душ — настолько переполняли ее радость бы­тия, ликующее чувство свободы и бодрости.

Нет-нет, это невозможно... Надо успокоиться и успо­коить этого маньяка:

- Ладно, будь по-вашему, я никуда не пойду. Вы ску­пили весь мой товар... Давайте поговорим...

Он приставляет ствол пистолета к ее боку, но так, что даже престарелые супруги, в этот миг уже поравнявши-

3!

еся с лотком, ничего не замечают. Они видят лишь, что торгующая сувенирами девушка-португалка, которая всегда старается произвести впечатление на мужчин, играя густыми бровями и одаряя их по-детски доверчи­вой улыбкой, сидит на своем обычном месте, а рядом с ней - очередной поклонник. Судя по одежде - богатый человек.

Оливия, словно пытаясь внушить им какую-то мысль, не сводит с них глаз. Мужчина рядом с нею весело произ­носит:

— Доброе утро!

Пара удаляется, ничего не ответив: супруги не при­выкли вступать в беседу с незнакомыми людьми, а тем более — здороваться с уличными торговками.

— Да, поговорим, — нарушает воцарившееся молча­ние русский. — Ничего из того, о чем я говорил раньше, я устраивать не стану — это был всего лишь пример. Моя жена узнает, что я здесь, когда начнет получать сообще­ния. И делать то, что проще и очевидней всего — пы­таться найти ее, я тоже не собираюсь. Мне нужно, что­бы она сама пришла ко мне.

Оливия понимает — это выход!

— Я могу передать ей все, что хотите... Скажите толь­ко, в каком она отеле.

Игорь смеется:

— В твоем возрасте люди страдают одним недостат­ком: считают себя умнее остального человечества. Стоит лишь отпустить тебя, как ты прямиком кинешь­ся в полицию.

Кровь стынет в ее жилах. Неужели они целый день просидят на этой скамейке? И в любом случае он заст­релит ее - ведь она знает его в лицо...

— Вы же сказали, что не будете стрелять.

— Да, сказал. И подтверждаю: не буду - в том случае, если ты будешь вести себя как взрослая и не считать ме­ня дураком.

Он прав. А вести себя по-взрослому — значит загово­рить о себе. А может быть, удастся разбудить жалость, всегда дремлющую в душе сумасшедшего? Сказать, пусть это и неправда, что и сама — в таком же положе­нии...

Пробегавший мимо паренек в наушниках iPOD даже не дал себе труда взглянуть в их сторону.

— Я вот живу с человеком, превратившим мою жизнь в настоящий ад, а уйти от него все равно не могу, — го­ворит Оливия.

Глаза Игоря смотрят теперь как-то по-иному.

Оливия думает, что, кажется, нашла способ вы­скользнуть из этой ловушки. «Напряги ум, постарайся думать о жене этого человека! Будь правдива».

— Он не позволяет мне видеться с моими друзьями. Ревнует ко всем на свете, хотя сам изменяет направо и налево. Что я ни сделаю — все не так, все ему не нравит­ся. Говорит, я лишена честолюбия. Отбирает даже мои ерундовые комиссионные за проданный товар.

Русский молчит, глядя на море. Тротуар между тем заполняется людьми — может быть, просто вскочить и кинуться бежать? Неужели он будет стрелять? Неужели это у него настоящий пистолет?

Она чувствует, что сейчас, когда она заговорила о своих неурядицах, он немного расслабился. Но она по­мнит, как он смотрел, как звучал его голос несколько минут назад, так что лучше не рисковать.

— ...И все равно я не могу его бросить. Я не променяю его на самого лучшего, самого благородного, самого бо­гатого человека на свете. Я вовсе не мазохистка и не по-
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Похожие:

Книга издана iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке
Л 86 Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). Пер с фр. / Перевод М. Титовой, А. Черноглазова (Приложения)....
Книга издана iconКнига издана в двух томах. Первый том начинается в 1905 году, со...
«Алмазная колесница» — книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана iconКнига издана в авторской концепции
Историческое исследование. Запорожье: Дикое Поле, 1997. 264 с. Тираж 1000 экз
Книга издана iconСледует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском...
Следует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском и русском, чего я себе не мог позволить. Заметки на полях...
Книга издана iconКнига издана ограниченным тиражом на частные пожертво вания. Если...
Т. В. Грачева. Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. — Рязань
Книга издана iconАннотация Книга «Экзистенциализм это гуманизм»
Книга «Экзистенциализм — это гуманизм» впервые была издана во Франции в 1946 г и с тех пор выдержала несколько изданий. Она знакомит...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке российского гуманитарного
Пределы господства культурного бессознательного над субъектом 91глава II. Деконстрмстивизм как литературно-критическая практика постструктурализма...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке благодарных учеников
Биск И. Я. Методология истории: курс лекций / И. Я. Биск. Иваново: Иван гос ун-т, 2007. 236 с
Книга издана iconКнига Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана в двух томах. Второй том переносит нас в Японию 1878 года: ниндзя, гейши, самураи… Это история любви молодого дипломата...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница