Книга издана


НазваниеКнига издана
страница24/29
Дата публикации05.05.2013
Размер4.29 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

8:21 РМ

\3а столом четверо: судебный ме­дик, инспектор Савуа, комиссар и еще один человек, кото­рого последний привел с собой и не представил остальным.

Задача не в том, чтобы обсудить новое преступление, а в том, чтобы сделать совместное заявление для прес­сы, которая толпится сейчас перед дверьми больницы, где только что скончался знаменитый на весь мир актер. Не менее прославленный режиссер находится в реани­мации. Можно не сомневаться, что новостные агентст­ва поставили перед своими журналистами вопрос реб­ром: не добудете какие-нибудь конкретные сведения — подыскивайте себе новое место службы.

- Судебная медицина - одна из древнейших профес­сий. Благодаря ей удалось изучить, какие следы остав­ляют те или иные яды, и разработать антидоты ко мно­гим из них. Несмотря на это, и августейшие особы, и аристократы всегда стремились держать при своем дво­ре «отведывателя кушаний», чтобы избежать непредус­мотренных врачами неожиданностей.

Этого эрудита Савуа уже встречал днем. Сейчас он дает комиссару возможность вмешаться и оборвать ис­торический экскурс.

  • Доктор, хватит щеголять познаниями! По городу разгуливает убийца.

  • Как судебный эксперт я не вправе утверждать что-либо относительно обстоятельств убийства. Мое дело -не версии выдвигать, а постараться определить причину смерти и примерное время ее наступления, орудие, ко­торым она была причинена, личность жертвы.

  • Есть ли, по-вашему, какая-либо взаимосвязь меж­ду гибелью Джавица Уайлда и этого актера? Есть ли тут что-то общее?

  • Есть. Оба работали в кино.

И сам хохочет над своей остротой. У остальных не дрогнул ни один мускул: вероятно, пребывание в этой комнате напрочь отбивает чувство юмора.

— Общее - лишь в том, что в обоих случаях были применены токсические вещества, поражающие орга­низм почти молниеносно. Второе убийство необычно тем, как именно был запакован цианид: конверт, в кото­ром он содержался, был снабжен тонкой пластиковой мембраной, запечатанной вакуумным способом. При вскрытии конверта герметичность нарушается.

  • Это могло быть изготовлено здесь? — с сильным иностранным акцентом осведомляется четвертый уча­стник совещания.

  • Да запросто! Впрочем, дело довольно сложное, ма­нипуляции требуют большой осторожности, и тот, кто их совершает, должен знать, что изготовляет орудие убийства.

— Иными словами, это не самоделка?

— Едва ли. Можно со всей уверенностью утверждать, что конверт был заказан специалистам. Цианид — не ку­раре, которым можно просто смочить острие или нако­нечник... Тут нужен квалифицированный подход.

Савуа думает о Марселе, Корсике, Сицилии, о стра­нах Восточной Европы и Ближнего Востока. Извинив­шись, выходит из комнаты, звонит в Европол. Объясня­ет серьезность ситуации и просит дать сведения обо всех лабораториях, где может производиться такое химичес­кое оружие.

Его соединяют с каким-то сотрудником, который со­общает, что буквально пять минут назад получил запрос об этом же из ЦРУ. Что происходит?

  • Ничего. Пожалуйста, ответьте мне, как только по­лучите информацию. И если можно, не позднее, чем че­рез десять минут.

  • Это совершенно невозможно, — отвечают ему. — Ответ дадим, когда он у нас будет. Не раньше и не поз­же. Мы должны будем направить...

Савуа, не дослушав, дает отбой и возвращается в комнату.

Бумага, бумага...

Кажется, что все, имеющие отношение к обществен­ной безопасности, одержимы этой навязчивой идеей. Никто не решится и шагу ступить, не убедившись пред­варительно, что его начальники этот шаг одобрят. Лю­ди, так много обещавшие, люди, перед которыми от­крывалось блестящее будущее, люди, начинавшие ра­ботать с энтузиазмом и творческим огнем, сейчас бояз­ливо притаились по углам, хоть и понимают, что им брошен очень серьезный вызов и действовать надо стремительно, однако субординация прежде всего: пресса всегда готова обвинить полицию в том, что она действует чересчур крутыми методами, тогда как нало­гоплательщики постоянно ноют, что полиция вообще бездействует — а потому лучше свалить ответственность на вышестоящих.

Но Савуа сделал звонок лишь для отвода глаз — он и так знает, кто преступник. И возьмет его сам, один, что­бы никто больше не посмел претендовать на лавры сы­щика, распутавшего самое громкое дело в истории Канн. И он должен сохранять наружное спокойствие, хотя больше всего на свете ему хочется, чтобы это бде­ние поскорее завершилось.

...Когда он вновь входит в комнату, комиссар сооб­щает, что сию минуту из Монте-Карло звонил Стенли Моррис, отставной сотрудник Скотланд-Ярда. Посове­товал особенно не усердствовать, потому что преступ­ник едва ли применит прежнее оружие еще раз.

  • Похоже, нам грозит новая вспышка терроризма, — говорит незнакомец.

  • Похоже, — подтверждает комиссар. - Но послед­нее, что мы, в отличие от вас, собираемся делать, — это сеять панику. И здесь собрались, чтобы сформулировать заявление для прессы, пока эта самая пресса сама не сде­лала выводы и не обнародовала их в ближайшем выпус­ке новостей. Я полагаю, мы все же имеем дело с террори­стом-одиночкой, скорее всего — с серийным убийцей.

— Но...

— И никаких «но»! — жестко и властно чеканит ко­миссар. — Мы дали знать в ваше посольство потому, что убитый был гражданином вашей страны. И здесь вы на правах гостя. Когда погибли двое других ваших соотече­ственников вы не проявили особого интереса и не удо­сужились прислать своего представителя, хотя в одном из этих случаев тоже был применен яд.

А потому если вы намекаете, что над нами нависла опасность массового поражения биологическим оружи­ем, вам лучше сразу уйти. Мы не собираемся впутывать в уголовное дело политику. В будущем году должны бу-

дем с подобающим размахом и блеском провести оче­редной кинофестиваль, верим специалисту из Скот­ланд-Ярда и заявление составим именно в этом духе.

Иностранцу нечего сказать в ответ.

Комиссар, вызвав секретаря, просит выйти к журна­листам и оповестить их, что результаты, которых они так долго ждут, будут оглашены через десять минут. Эксперт сообщает, что установить происхождение циа­нида можно, и это хоть отчасти прольет свет на лич­ность убийцы, но займет никак не десять минут, а около недели.

  • В крови жертвы найдены следы алкоголя, кожные покровы красные, смерть была мгновенной. Все это не оставляет сомнений в том, какой яд был применен. Ес­ли бы это была кислота, остались бы характерные ожо­ги вокруг рта и носа; если белладонна - были бы расши­рены зрачки, если...

  • Доктор, мы все знаем, что вы окончили универси­тет, что можете блестяще обосновать причину смерти, и не сомневаемся в вашей компетентности. Итак, остано­вимся на том, что это был цианид.

Эксперт, кивнув, закусывает с досады губу.

  • Ну, а что со вторым пострадавшим? С этим киноре­жиссером?

  • Мы дали ему кислород, по 600 миллиграммов кело-цианора внутривенно каждые четверть часа, а если не будет положительной динамики, добавим 25-процент­ный раствор триосульфата натрия...

Повисшее в комнате молчание, кажется, можно по­трогать руками.

— Виноват. Я хотел сказать — он выкарабкается. Комиссар делает пометки на листке желтой бумаги.

Он знает — времени нет. Всех благодарит, иностранцу говорит, чтобы пока не выходил: нечего давать новую пишу для слухов и фантастических предположений. Пройдя в ванную комнату, подтягивает гатстук и просит Савуа сделать то же самое.

- Моррис считает, что убийца в следующий раз не станет применять яд. Когда вы уходили звонить, я кое-что прикинул и понял: он следует, может быть, и под­сознательно, какой-то определенной модели поведе­ния. Какой, как по-вашему?

Савуа и сам думал об этом по возвращении из Мон­те-Карло. Да, имелся некий рисунок, который, быть мо­жет, укрылся от внимания знаменитою сыщика из Скотланд-Ярда:

Жертва на скамейке: преступник подошел вплотную.

Жертва в павильоне на пляже: преступник действо­вал на расстоянии.

Жертва на пирсе: вблизи.

Жертва в отеле: издали.

Если следовать этой модели, следующее преступле­ние будет совершено, когда убийца опять приблизится вплотную, вернее, так он его задумывает, если только не будет схвачен в ближайшие полчаса. Инспектору изла­гали все эти подробности полицейские, выезжавшие на место, причем особого значения сообщениям не прида­вали. А он, в свою очередь, отвечал, что это неважно. На самом же деле — более чем важно: вот он - горячий след, единственное недостающее звено в цепочке.

Сердце его бьется учащенно: сбывается мечта всей его жизни... Когда же кончится это проклятое совещание?!

- Вы слышите меня, инспектор?

— Да, господин комиссар.

— Хочу, чтобы вы уяснили себе: журналистская бра­тия, что собралась у дверей, ждет от нас не четкого и конкретного заявления и не точных ответов на свои во­просы. На самом деле они будут из кожи вон лезть, что­бы услышать от нас то, что им нужно. Надо постараться не попасть в эту ловушку. Они явились сюда не слушать нас, а увидеть — и показать своим зрителям.

Он говорит с инспектором с видом начальственного превосходства, как человек, постигший всю мудрость человечества. Вероятно, щеголять образованностью — удел не только Морриса или судебного медика: все тщатся, пусть и не впрямую, дать понять, что как нель­зя лучше разбираются в своем деле.

— И запомните: выражение лица и осанка, то, как вы держитесь и говорите, могут сказать куда больше слов. Не бегайте глазами, смотрите перед собой, плечи вниз и немного назад... Приподнятые плечи выдают внутрен­нее напряжение: все поймут, что у нас нет даже предпо­ложений о том, кто это сделал.
Они выходят к дверям бюро судебной экспертизы. Вспыхивают яркие лампы, протягиваются микрофоны, журналисты отталкивают друг друга, пробиваясь впе­ред. Через несколько минут, видя, что сумятица уле­глась, комиссар извлекает из кармана листок бумаги:

— Знаменитый киноактер был отравлен цианидом — смертоносным, высокотоксичным веществом, которое может применяться в разных видах, а в данном конкрет­ном случае — газообразном. Его коллега-режиссер ос­тался жив по счастливой случайности: он вошел в но­мер, где в воздухе еще оставались элементы цианида. Служба безопасности отеля, проводившая видеонаблю­дение, заметила, как постоялец зашел в номер, а через пять минут опрометью выскочил оттуда и в коридоре упал.

Комиссар не упомянул, что этот самый номер нахо­дился в «слепой зоне». Не упоминание не есть ложь.

— Сотрудники СБ отреагировали очень оперативно и немедленно направили к месту происшествия врача. Тот сразу почувствовал характерный запах горького минда­ля, хотя концентрация цианида в воздухе уже не пред­ставляла опасности для жизни. Вызванная полиция прибыла через пять минут, оцепила этаж, а своевремен­но предпринятые действия врачей «скорой помощи», работавших в противогазах, позволили сохранить пост­радавшему жизнь.

Красноречие комиссара производит на Савуа глубо­кое впечатление: «Должно быть, руководители такого ранга обязаны отучиться на курсах пиара», думает он.

— ...Отравляющее вещество находилось в конверте, но кем он был надписан - мужчиной или женщиной — установить пока не удалось. Внутри была записка.

О том, что конверт был запечатан с помощью самой что ни на есть передовой технологии, комиссар тоже счел за благо не распространяться: один шанс на миллион, что кто-то из присутствующих журналистов узнает об этом, хотя чуть позже подобный вопрос последует неизбежно. Ни слова и о том, что за несколько часов до происшествия в отеле был отравлен еще один виднейший кинодеятель: впрочем, все полагают, будто Джавиц Уайлд скончался от сердечного приступа, хотя никто — ни один человек — не вбрасывал эту лживую версию. Как полезно бывает, что пресса порой - по лени или небрежности - приходит к собственным умозаключениям, не беспокоя полицию...

— А что там было написано? - раздается первый во­прос.

Комиссар объясняет, что эти сведения в интересах следствия пока не разглашаются. Савуа постепенно по­нимает, куда он ведет пресс-конференцию, и проника­ется все большим восхищением: нет, этот человек, бе­зусловно, вполне соответствует занимаемой должности.

  • Не может ли это быть убийством на почве ревнос­ти? - спрашивает другой журналист.

  • ^ Может, может. Все может быть. С вашего позволе­ния, господа... Нам пора вернуться к своим обязаннос­тям.

Он садится в полицейскую машину, и взвыв сиреной, она срывается с места. Савуа, гордясь комиссаром, на­правляется к своей. Просто прелесть! Уже совсем скоро в эфир выйдут сенсационные новости: «Следствие по­лагает, что великий актер был убит из ревности».

Ничто не сможет заменить интерес, который вызовет это сообщение. Звезда сияла так ярко, что все прочие преступления останутся незамеченными. Кому есть де­ло до бедной девочки, которую утром нашли мертвой на набережной? Или до кинопродюсера с выкрашенными под цвет красного дерева волосами, скончавшегося от сердечного приступа днем? Кого занимает убийство — не исключено, что тоже на почве ревности — совершен­ное на пирсе, где почти не бывает людей, вдали от фес­тивального бурления, если ни жертва, ни преступник никому не известны и никогда не оказывались в центре внимания? Подобное происходит каждый день, заслу­живает беглого упоминания в восьмичасовом выпуске новостей и мгновенно забывается, если только...

...если только это не — мировая Звезда! Конверт! За­писка таинственного содержания!

Савуа тоже включает сирену, но едет в сторону, про­тивоположную управлению. Чтобы не вызывать подо­зрений, он выходит в эфир на волне комиссара:

Поздравляю!

Комиссар тоже горд собой. Да, удалось выиграть вре­мя — несколько часов, а может быть, и дней — хотя оба они знают: по Каннам разгуливает серийный убийца, действующий изощренными средствами, — начинаю­щий седеть мужчина, лет сорока, в совершенстве владе­ющий искусством умерщвления людей. Может быть, он уже пресытился содеянным, а может быть, улучив мо­мент, нападет снова.

^ Разошлите агентов по все мероприятиям, — отдает распоряжения комиссар. - Пусть ищут людей, подходя­щих под это описание. Найдут — пусть держат под на­блюдением и запрашивают подкрепление... В штат­ском, разумеется, и одеты сообразно обстоятельствам и принятому дресс-коду. Повторяю, всюду, где сегодня ве­чером в Каннах что-либо устраивается, должны быть наши люди... Даже если придется задействовать дорож­ную полицию.

Савуа незамедлительно исполняет приказ. В эту мину­ту по мобильному телефону сотрудник Европола сооб­щает, что результаты экспертизы в лучшем случае можно будет прислать не раньше, чем через три рабочих дня.

^ Пожалуйста, продублируйте ваше сообщение по почте. Я не желаю отвечать, если здесь опять что-нибудь произойдет...

Усмехнувшись про себя, он просит переслать копию и «человеку из посольства» — теперь это не имеет ника­кого значения. Подлетев к отелю «Martinez», резко тор­мозит у самых дверей, перекрывая выезд, а на протесты швейцара показывает свой жетон, швыряет ключи: «Припаркуйте!» — и вбегает в холл.

^ На втором этаже, в небольшой гостиной под присмо­тром полицейского стоят девушка — дежурный админи­стратор и официант.

— Сколько мы здесь будем находиться? — спрашива­ет девушка.

Не обращая на нее внимания, он поворачивается к официанту:

  • Итак, вы уверены, что видели в выпуске новостей ту самую женщину, которую обслуживали сегодня днем?

  • Почти уверен... На фотографии она выглядит мо­ложе, и волосы обесцвечены... Но я привык запоминать клиентов в лицо на тот случай, если кто вздумает уйти, не расплатившись.

  • И уверены, что она сидела с постояльцем, зарезер­вировавшим столик?

  • Вот в этом уж точно можете не сомневаться. Я его запомнил — лет сорока, красивый, волосы седеющие...

Сердце Савуа бьется так, словно вот-вот выскочит.

— Проведите меня в его номер, — говорит он, обора­чиваясь к администратору и полицейскому.

— А у вас есть ордер на обыск? Нервы инспектора сдают:

— НЕТ! Я не бумажки перебираю! Знаете ли вы, маде­муазель, от чего больше всего страдает наша страна?! От того, что все слишком послушны! И не только наша стра­на, но и весь мир! Разве вы не покоритесь, если вашего сына погонят на войну? Разве он сам не подчинится бес­прекословно? То-то и оно! А раз так, извольте проводить меня в номер, иначе я вас арестую как сообщницу!

Похоже, он ее напутал. Вместе с полицейским они направляются к лифту, который с остановками на каж­дом этаже идет сверху. А ведь от скорости их действий зависит, быть может, человеческая жизнь.

Савуа решает подниматься по лестнице. Админист­ратор жалуется, что она на высоких каблуках, инспектор приказывает разуться и следовать за ними. Они бегут по мраморным ступенькам, хватаясь за бронзовые перила, чтобы не упасть, пролетая мимо элегантных площадок у лифтов, где постояльцы, ожидающие лифта, с недоуме­нием взирают на босую женщину и полицейского — что он делает в отеле? Куда несется опрометью? Что-нибудь случилось? А если случилось, то почему не подняться к месту происшествия на лифте — ведь так выйдет быст­рее?! И бормочут себе под нос: Каннский кинофести­валь теряет престиж, в здешних отелях теперь готовы принять кого попало, и полиция врывается сюда, как в дом терпимости. Надо будет непременно пожаловаться администрации...

Они не знают, что администрация-то и бежит сейчас босиком по лестнице.

И вот наконец троица — у дверей апартаментов, где живет убийца. В это время появляется сотрудник служ­бы безопасности, присланный снизу узнать, что проис­ходит. Он узнает администратора, спрашивает, в чем де­ло и не требуется ли его помощь.

Савуа, жестом показывая — говори тише, кивает: да, требуется. Оружие при себе? Охранник разводит руками.

— Ну ладно, в любом случае будьте рядом.

Они переговариваются шепотом. Администратор должна будет по знаку инспектора постучать в дверь. Трое мужчин прижимаются к стене. Савуа достает пис­толет. Полицейский делает то же самое. На стук никто не отзывается.

— Должно быть, вышел.

Савуа просит ее открыть дверь своим ключом. Она объясняет, что не взяла его с собой, а если бы даже и взяла — то без разрешения управляющего все равно от­крыть не имеет права.

Савуа проявляет неожиданную уступчивость:

Пауло Коэльо

  • Ладно, неважно... Я сейчас спущусь в подвал, отку­да ведется видеонаблюдение. Рано или поздно он вер­нется, и я не хочу отказать себе в удовольствии первым допросить его.

  • На ресепшене есть ксерокопия его паспорта и но­мер кредитной карты. А почему вас так интересует этот человек?

  • Это тоже неважно.

9:02 РМ


1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

Похожие:

Книга издана iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке
Л 86 Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). Пер с фр. / Перевод М. Титовой, А. Черноглазова (Приложения)....
Книга издана iconКнига издана в двух томах. Первый том начинается в 1905 году, со...
«Алмазная колесница» — книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана iconКнига издана в авторской концепции
Историческое исследование. Запорожье: Дикое Поле, 1997. 264 с. Тираж 1000 экз
Книга издана iconСледует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском...
Следует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском и русском, чего я себе не мог позволить. Заметки на полях...
Книга издана iconКнига издана ограниченным тиражом на частные пожертво вания. Если...
Т. В. Грачева. Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. — Рязань
Книга издана iconАннотация Книга «Экзистенциализм это гуманизм»
Книга «Экзистенциализм — это гуманизм» впервые была издана во Франции в 1946 г и с тех пор выдержала несколько изданий. Она знакомит...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке российского гуманитарного
Пределы господства культурного бессознательного над субъектом 91глава II. Деконстрмстивизм как литературно-критическая практика постструктурализма...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке благодарных учеников
Биск И. Я. Методология истории: курс лекций / И. Я. Биск. Иваново: Иван гос ун-т, 2007. 236 с
Книга издана iconКнига Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана в двух томах. Второй том переносит нас в Японию 1878 года: ниндзя, гейши, самураи… Это история любви молодого дипломата...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница