Книга издана


НазваниеКнига издана
страница3/29
Дата публикации05.05.2013
Размер4.29 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

2 Коэльо

33

лучаю удовольствия от того, что меня постоянно унижа­ют, - но я его люблю.

Она чувствует, как ствол пистолета снова утыкается ей в подреберье. Вероятно, сказала что-то не то...

— У меня нет ничего общего с этим твоим хахалем. -Голос русского теперь подрагивает от ненависти. — Я из кожи вон лез, чтобы получить то, чем теперь владею. Я работал как каторжный, меня сбивали с ног, но я под­нимался и шел дальше. Я честно дрался, хоть иногда при­ходилось быть жестким и безжалостным. И всегда оста­вался настоящим христианином. У меня много влиятель­ных друзей, и я умею платить за добро добром.

Я не уничтожал никого из тех, кто становился на моем пути. Всегда позволял жене делать то, что ей нравится, а в итоге оказался один. Да, мне приходи­лось убивать людей во время этой идиотской войны, но я не утратил чувства реальности. Я - не из тех мо­рально травмированных ветеранов, которые врыва­ются в ресторан и начинают поливать всех из автома­та. И я не террорист. Да, я мог бы затаить обиду на жизнь, лишившую меня самого дорогого - любви. Но боль от потери рано или поздно пройдет, а на свете есть и другие женщины. Я должен действовать, я боль­ше не хочу уподобляться лягушке, покорно ожидаю­щей, когда ее сварят.

— Но если вы знаете, что есть и другие женщины, что боль — не навек, почему же вы так страдаете?

Да, теперь Оливия в самом деле ведет себя по-взрос­лому и сама удивляется тому, с каким спокойствием об­ращается с этим сумасшедшим.

А он, кажется, размышляет над ответом:

— Не знаю, почему. Может быть потому, что это про­исходит уже не в первый раз... Или потому, что должен показать себе, на что способен. А может быть, потому, ЧТо солгал и на свете есть только одна женщина. Я раз­работал план.

— Какой?

— Я же сказал - разрушить несколько миров, чтобы она поняла, как важна для меня. Поняла, что я не оста­новлюсь ни перед чем, чтобы ее вернуть.

Полиция!

Оба заметили приближающийся патрульный автомо­биль.

— Прости, — говорит русский. - Я бы хотел погово­рить еще, ибо и с тобой жизнь обходится несправед­ливо.

Оливия слышит в этих словах свой смертный приго­вор. И, понимая, что терять уже нечего, внутренне со­бирается, готовясь вскочить. Но рука мужчины ложится ей на правое плечо - нежно, будто лаская.

Самбо - или «самозащита без оружия» - это боевое искусство, умение убивать голыми руками, и так, что жертва не успевает осознать происходящее. Оно разви­валось и совершенствовалось на протяжении столетий, когда людям приходилось отбиваться от захватчиков, не применяя мечей или топоров. Впоследствии его широко применяли советские спецслужбы для того, чтобы, не оставляя следов, убирать неугодных. Тогдашние лидеры коммунистического режима упорно добивались того, чтобы самбо было включено в число олимпийских ви­дов спорта, и хотели выставить на Московской Олим­пиаде 1980 года свою команду, но усилия их успехом не увенчались: самбо было признано слишком опасным.

Тем лучше. Благодаря этому оно не получило широ­кого распространения, и лишь очень немногие владеют его смертоносными приемами.


34

35

Большим пальцем правой руки Игорь пережимает сонную артерию Оливии, и кровь перестает поступать в мозг. А другая рука одновременно нащупывает под мышкой определенную точку: если нажать на нее, про­исходит паралич мускулатуры. Теперь надо лишь вы­ждать две минуты.

Оливия будто задремала в объятиях своего спутника. Полицейский патруль проехал у них за спиной по пере­крытой полосе и даже не обратил внимания на пароч­ку—у него и так хватало в это утро забот: только что по радио поступило сообщение, что в трех километрах от­сюда какой-то пьяный миллионер разбил свой лимузин.

Игорь, не выпуская девушку, подбирает с разостлан­ной на тротуаре простыни ее товар - те самые кустар­ные поделки, аляповатые и безвкусные. Ловко и про­ворно увязывает их в узел.

Потом, оглядевшись и убедившись, что поблизости никого нет, бережно и осторожно опускает тело Оливии на скамью - кажется, будто девушка спит, но что она видит во сне — неведомо никому. Может быть, ей вспо­минается сейчас ясный день, а может быть, предстает какое-то кошмарное видение.

Вместе их видела только чета стариков. И в том слу­чае, если смерть девушки признают насильственной — в чем Игорь сомневается, ибо никаких следов преступле­ния не осталось, - едва ли они запомнили, как он вы­глядит, и вряд ли сумеют правильно описать его наруж­ность полиции. Нет ни малейших причин для беспокой­ства: люди в большинстве своем не обращают внимания на то, что происходит вокруг.

Прежде чем уйти, он целует спящую красавицу в лоб и шепчет:

— Видишь, я сдержал свое слово. И не выстрелил.

Едва сделав несколько шагов, он чувствует сильней-шую головную боль. Что ж, так и должно быть: кровь прихлынула к мозгу, это нормальная реакция организ­ма сию минуту освободившегося от страшного напря­жения.

Несмотря на это, он счастлив. Он достиг цели.

Да, он смог. Он сумел. И счастье его тем полнее, что он сумел разлучить с этим хрупким телом душу, не спо­собную противостоять издевательствам трусливого мер­завца. Если бы так продолжалось и дальше, девушка пребывала бы в постоянной подавленности и тревоге, совсем перестала бы себя уважать и с каждым днем все сильней зависела от своего ничтожного любовника.

С Евой все было совсем иначе. Она всегда была спо­собна отстаивать собственные решения, хоть, затеяв собственное дело - дорогой бутик готового платья, - и принимала от него помощь и деньгами, и советами. Она могла путешествовать, когда ей заблагорассудится и сколь угодно долго. Он был настоящим мужчиной и об­разцовым мужем. И все же она совершила ошибку: не сумела понять его любовь, а потом — принять его про­щение. Однако Игорь надеется, что она будет получать от него послания, ибо в тот самый день, когда она реши­ла бросить его, поклялся: ради того, чтобы вернуть ее, он будет разрушать миры.

Он достает из кармана недавно купленный мобиль­ник, где на счету лежит минимально допустимая сумма. И посылает эсэмэс-сообщение.

11:00 AM

Если верить легенде, все нача­лось с того, что на Каннском кинофестивале 1953 года фоторепортеры, маясь от безделья, засняли на пляже никому не известную девятнадцатилетнюю девушку в бикини. Прошло совсем немного времени, и она стала суперзвездой, и на весь мир прогремело ее имя — Брид­жит Бардо. Нынче же все уверены, что нужно красовать­ся на пляже в Каннах, чтобы затем повторить ее судьбу. Никто не дает себе труда понять, что следует еще обла­ял i ь дарованиями актрисы: в расчет принимаются толь­ко внешние данные.

И потому несть длинноногим крашеным блондинкам, которые летят за сотни и тысячи километров, одолевая разнообразные препятствия, чтобы провести целый день на пляже в надежде быть замеченными, сфотографиро­ванными, открытыми. Они во что бы то ни стало хотят из­бежать ловушки, уготованной всем женщинам — не жела­ют превратиться в матерей семейств, стряпающих, убира­ющих, отводяших детей в гимназию, отыскивающих в безнадежном однообразии бытия какую-нибудь яркую подробность, о которой можно будет всласть посудачить с соседкой. Они мечтают о славе, блеске и гламуре, о зави-

;ти обитателей своего городка, сверстников и сверстниц, тда видевших в них гадкого утенка и не подозревав-шх, что он превратится в прекрасного лебедя, что невз->ачный бутон распустится великолепным цветком, вож­деленным для всех и каждого. Этих девушек интересует только карьера в мире грез, и они готовы влезть в долги, чтобы накачать груди силиконом и накупить вызываю­щих туалетов. Брать уроки актерского мастерства? Что за вздор, кому это надо? Достаточно красоты и связей — ки-ю способно творить чудеса. Надо лишь прорваться в этот волшебный мир. Никакая цена не покажется чрезмерной за избавле­ние от монотонной безысходности, присущей жизни в провинциальном захолустье. Миллионы людей не тяго­тятся этим, проводя жизнь так, как считают нужным. Но те, кто приезжает на фестиваль, должны отринуть страх, оставить его дома и быть готовыми ко всему -действовать без малейших колебаний, лгать, если по­требуется, скрывать свой возраст, улыбаться людям, внушающим тебе отвращение, притворяться, что тебя тянет к тем, от кого на самом деле — воротит, шептать «Я люблю тебя», не заботясь о последствиях, вонзить нож в спину подруге, которая когда-то выручила или спасла, а теперь превратилась в нежелательную сопер­ницу. Идти напролом, позабыв и стыд, и совесть. Чае­мая награда стоит любых жертв. Слава.

Блеск и гламур.

Все эти мысли, проплывающие в голове Габриэлы, Раздражают ее — это не лучший способ начать новый День. Кроме того, она с похмелья.

Одно утешает: проснулась не в номере пятизвездоч­ного отеля и рядом нет мужчины, который скажет, что







ей надо одеться и уйти, потому что у него очень много дел и надо покупать или продавать спродюсированные им фильмы.

Она встает и оглядывается - нет ли тут кого-нибудь из подруг. Разумеется, нет: все разошлись, кто на Круазетт, кто в бассейн, кто в бар, кто на яхту, на пляж, на завтрак, сулящий поворот судьбы и перемену участи. На полу ма­ленькой квартирки, снятой на это время втридорога, ра­зостланы пять матрасов. Вокруг в полнейшем беспорядке валяются одежда, туфли, «плечики», которые никому не пришло в голову подобрать и повесить в шкаф.

«Здесь одежда в большем почете, чем человек».

Разумеется, ни одна из них не может позволить себе даже мечтать о вещах от Versace и Galliano, от Elie Saab и Karl Lagerfeld, но вся квартира завалена тем, что девуш­кам по карману — мини-юбками, бикини, блузками, ту­флями и неимоверным количеством косметических принадлежностей.

«Ничего, когда-нибудь я буду носить то, что захочу. А сейчас мне нужен всего один шанс».

Почему всего один?

Да очень просто. Потому что знает: она — лучше всех, и убежденности в этом не противоречат ни школьные разочарования, ни огорчения, которые она доставляла родителям. Именно в ту пору она принялась конфлик­товать с домашними, доказывая самой себе, что способ­на преодолеть любые препятствия, совладать с любыми трудностями, позабыть все неудачи и поражения. Она рождена, чтобы побеждать и блистать — в этом у нее нет ни тени сомнения.

«Я знаю, что когда добьюсь желаемого, непременно спрошу себя: меня любят, мной восхищаются, потому что я такая, как есть, или потому, что я стала знаменитостью?»

Ей знакомы люди, достигшие известности. И вопре­ки ее ожиданиям, в душе их нет мира — вне сцены они неуверенны, исполнены сомнений и несчастны. Они боятся совершить неверный шаг, который мог бы на­всегда испортить карьеру.

«Но я — другая. Я всегда останусь сама собой».

Так ли это? Или все, оказываясь на ее месте, думают то же самое?
На грязной кухне - никто из подруг не удосужился хотя бы вымыть посуду — она варит себе кофе. И сама не понимает, почему проснулась в таком дурном настрое­нии и сильнейших сомнениях. Она знает свое дело, она отдается ему всей душой — и все же ей кажется, что ни­кто не желает признать ее талант. Знает она и людей — по большей части мужчин: они станут ей союзниками в битве, которую следует начать и выиграть немедленно, ибо Габриэле уже двадцать пять, и совсем скоро она по возрасту перестанет годиться для индустрии грез. Что же она знает о них?

Что они меньше женщин склонны к предательству.

Что никогда не обращают внимания на то, во что женщины одеты, ибо постоянно раздевают их глазами.

Что при наличии у женщины хорошей фигуры - мир завоеван.

Твердо памятуя эти три пункта, а также и то, что все женщины, соперничающие с ней, стараются преувели­чить свою привлекательность, она уделяет внимание только последнему соображению. Старается держать се­бя в форме, делает гимнастику, соблюдает режим, а оде­вается — вопреки тому, что велит логика, — скромно. До сих пор это приносило плоды, и она выглядела моложе своих лет. Бог даст, так будет и здесь, в Каннах.


1 CV - сокращенное от curriculum vitae - краткое жизнеопи­сание, автобиография (лат.).

Груди, бедра, ягодицы. Что ж, пусть мужчины обра­щают внимание на это, если уж иначе нельзя. Ничего, придет день, когда все увидят, на что она способна!

Она пьет кофе, постепенно начиная понимать при­чину своего скверного настроения. Все дело в том, что вокруг нее собрались наипервейшие в мире красавицы, и она, хоть вовсе не считает себя дурнушкой, никак не может состязаться с ними. Ей надо обдумать, что делать дальше: решиться на эту поездку ей было нелегко, денег у нее в обрез, а времени заключить контракт — и того меньше. За первые два дня она уже успела кое-где по­бывать, показать свои CV и портфолио, однако доби­лась всего лишь приглашения на вчерашнюю вечерин­ку, происходившую в десятиразрядном ресторане, где оглушительно грохотала музыка и где заведомо не встретишь никого из представителей Суперкласса. Она выпила, чтобы преодолеть свою скованность, и выпи­ла, вероятно, больше, чем мог принять ее организм, так что совсем потеряла представление о том, где на­ходится и что делает. Здесь, в Европе, все казалось ей чужим и непривычным: и манера одеваться, и незна­комая речь, и деланое веселье всех присутствующих, каждый из которых мечтал бы попасть на мероприятие для очень узкого круга избранных, но в результате оказался здесь, в этом убожестве, и, перекрикивая му­зыку, судил о чужой жизни и о несправедливости ми­роустройства.

Габриэле надоело это слушать. Да, власть имущие не­справедливы — и точка. Таковы они, такова их природа. Они выбирают кого пожелают, они не обязаны делать так, чтобы окружающие оставались ими довольны, — и именно поэтому ей нужен план. Многие другие де­вушки, обуреваемые той же мечтой (но, разумеется, не одаренные ее талантом), тоже рассылают свои фото, ви­део и резюме, так что съехавшиеся в Канны продюсеры не знают, наверно, куда деваться от визитных карточек, DVD и пластиковых папочек с данными претенденток.

Значит, надо выделиться. Но как?

Надо придумать, как. Ничего другого не остается, тем более что она истратила все свои сбережения и на второе путешествие уже не скопить. И — о, ужас! — она теряет молодость. Двадцать пять лет. Это ее последний шанс.

Габриэла пьет кофе, поглядывая в маленькое окош­ко, выходящее в какой-то глухой тупик: видны только табачная лавка и девочка, которая ест шоколад. Да, это ее последний шанс. И уж его-то упустить нельзя.

Она возвращается мыслями в прошлое, в ту пору, когда в одиннадцать лет, учась в одном из самых дорогих чикагских колледжей, сыграла в школьном спектакле. Но ее желание побеждать родилось не из оваций публи­ки, состоявшей из одноклассников, их родителей и учи­телей.

Все было совсем наоборот: в инсценировке «Алисы в Стране чудес» она играла Сумасшедшего Шляпника и вместе с множеством других мальчиков и девочек снача­ла пробовалась на эту роль — одну из важнейших в пьесе.

Первая ее реплика звучала так: «Ты должна отрезать волосы». На что Алиса отвечает: «Это показывает, что вы невежливы с гостями».

Когда настала долгожданная минута, она от волне­ния перепутала вызубренный наизусть, столько раз от­репетированный текст и произнесла: «Ты должна отрас-тить волосы». Девочка, игравшая Алису, ответила, как учили, и зрители ничего не заметили, но Габриэла-то осознала свою ошибку.

И потеряла дар речи. Шляпник — персонаж немало­важный, без него эту сцену не сыграть, а дети на сцене импровизировать не умеют (хотя в жизни это получает­ся у них превосходно), и потому никто не знал, что де­лать. Наконец после мучительно долгой паузы, пока ак­теры растерянно переглядывались, одну из учительниц осенило — и она принялась аплодировать. Объявила ан­тракт и велела всем уйти со сцены.

А Габриэла ушла не только со сцены — рыдая, она убежала домой. Назавтра узнала, что спектакль возоб­новили с того места, где начинается партия в крикет с Королевой. И хотя учительница твердила, что все это не имеет ни малейшего значения, потому что в «Алисе» и так все шиворот-навыворот, на перемене Габриэле силь­но досталось от одноклассников.

Впрочем, били ее уже не впервой — это случалось почти каждую неделю. И она научилась защищаться. Но на этот раз не сопротивлялась, стояла молча и даже не плакала. Ее реакция так удивила школяров, что очень скоро они оставили ее в покое — ведь, в конце концов, и драка-то была затеяна для того, чтобы Габриэла пустила слезу. А коль скоро этого не произошло, они утратили к ней интерес.

А не плакала она потому, что после каждой затрещи­ны думала: «Я стану великой актрисой. И вы все горько пожалеете о том, что делали».

Кто сказал, будто дети не способны решить, чего они хотят от своей жизни?

Взрослые.

И мы, пока растем, верим, что они — умнее, что они постигли всю мудрость мира. Многие дети попадают в ту же ситуацию, когда выходят на сцену в роли Спящей Красавицы, Алисы, Аладдина, Сумасшедшего Шляпни­ка и вдруг забывают свой текст. И в этот миг они решают навсегда отказаться от света софитов и аплодисментов публики. Но Габриэла, которая за свои одиннадцать лет не проиграла до этого злополучного спектакля ни одного сражения и всегда была самой умной, самой красивой, получала самые лучшие отметки, интуитивно поняла в тот миг: «Если не буду реагировать сейчас, пропаду».

Ибо одно дело — получить трепку от одноклассников и совсем другое — волочить за собой до конца дней сво­их бремя поражения. Ведь все мы отлично знаем: то, что начинается с оговорки в школьном спектакле, с неуме­ния танцевать лучше, чем другие, с пущенного вслед за­мечания, мол, ноги слишком тонкие или голова слиш­ком большая, — все это случается с каждым — может по­лучить два совершенно различных пути развития.

Одни — их очень немного — решают отомстить обид­чикам и стать лучшими в той сфере, где их все считали ни к чему не годными. «Когда-нибудь вы все мне поза­видуете», — думают они.

А вот большинство смиряется, посчитав, что так оно и есть и так тому, значит, и быть, и тогда все неуклонно ухудшается. Эти дети вырастают неуверенными в себе, чересчур послушными (что не мешает им мечтать о том прекрасном дне, когда они обретут свободу и смогут де­лать что захотят), выходят замуж для того лишь, чтобы не сказали, будто никто не хотел на них жениться (хотя продолжают считать себя уродинами), заводят детей, чтобы не думали, будто они бесплодны (хотя и в самом Деле мечтали о детях), тщательно одеваются, чтобы не сказали, будто они лишены вкуса (хотя уверены, что эти слова все равно прозвучат - что ни надень).

Ее провал в школьном спектакле забылся уже через неделю. Но Габриэла дала себе слово, что когда-нибудь вернется сюда на белом коне — всемирно известной ак­трисой, в окружении телохранителей, секретарей, фото­репортеров и легиона фанатов. Она сыграет благотвори­тельный спектакль для брошенных детей - ту же самую «Алису», и это станет сенсацией, и ее бывшие одно­классники скажут тогда: «Мы ведь с ней когда-то ходи­ли по одной сцене!»

Мать хотела, чтобы она стала инженером-химиком, и по окончании школы родители отправили ее в Илли-нойский технологический институт. Днем она изучала полинуклеотиды и структуру бензоатов, а по вечерам -актерское мастерство, оплачивая занятия из тех денег, которые присылали ей на прожитие, покупку одежды и учебников. У нее были превосходные наставники - на­стоящие профессионалы театрального дела. Ее хвалили, давали ей рекомендательные письма, она (втайне от ро­дителей) сыграла в спектакле о Лоуренсе Аравийском, где исполнила танец живота.

Габриэла принимала любые предложения, надеясь, что в один прекрасный день в партере может оказаться какая-нибудь знаменитость. И тогда она попадет на на­стоящие пробы, дни испытаний останутся позади, и ме­сто под солнцем - то бишь под светом софитов - будет завоевано.

Меж тем проходили годы. Габриэла снималась в те­левизионных роликах, рекламирующих зубную пасту, работала фотомоделью, а однажды с трудом поборола искушение ответить согласием на предложение некой фирмы, предлагавшей «эскорт-услуги» - потому что ей отчаянно нужны были деньги, чтобы приготовить порт-фолио и разослать его по ведущим модельным и актер­ским агентствам США. Но Бог — в которого она не утра­тила веры - спас. В этот же день она подписала контракт на съемки видеоклипа одной японской певицы, которые должны были проходить под виадуком чикагской над-земки. Заплатили ей больше, чем она рассчитывала (су­дя по всему, продюсеры выбили для иностранной груп­пы несусветную сумму), и на эти деньги она сумела на­конец издать портфолио, которое тоже, впрочем, обо­шлось гораздо дороже, чем можно было ожидать.

Она неустанно повторяла себе, что все у нее еще впере­ди, хотя дни и месяцы так и мелькали. Ей, в студенческие годы игравшей Офелию, жизнь теперь предлагала рекла­му дезодорантов и ночных кремов. Отправляясь в агентст­во со своим портфолио и рекомендательными письмами от учителей, друзей и тех, с кем ей приходилось работать, она всегда встречала в приемной нескольких девушек, по­хожих на нее: все они улыбались, все ненавидели друг друга и готовы были на что угодно, лишь бы только «за­светиться», как называлось это на языке профессионалов.

Ждать приходилось долго и, убивая время, она чита­ла книги, учившие искусству медитации и позитивного мышления. Но вот наставал ее черед — и она оказыва­лась перед столом, и тот - или та — кто сидел(а) за ним, не обращая внимания на рекомендации, принимался молча, без комментариев, листать альбом с фотографи­ями. Потом записывал ее имя. Иногда ей предлагали пройти кастинг, но удача улыбалась один раз из десяти. И тогда она, такая уверенная в своем таланте, приходи­ла на съемку, и фотограф бесцеремонно командовал: «Держись свободней, улыбнись, повернись направо, подбородок ниже, облизни губы».

коф* В°Т ГОТОВО ~~ снят очеРеДнои ролик о новом сорте

Бывало, ее подолгу не звали, и Габриэла поначалу страдала от жгучей обиды, чувствовала себя обойден­ной, отвергнутой. Но со временем научилась прими­ряться с этим, твердя про себя, что проходит своего ро­да пробы, испытание на упорство и силу воли. Она отка­зывалась верить, что и рекомендательные письма, и CV, и полученное ею образование — все это ничего реши­тельно не значит и ничем не поможет...

Зазвонил мобильный.

...ничем... ничего.

Телефон продолжал звонить.

Не сознавая толком, что происходит — мысли ее были устремлены в прошлое, Габриэла, продолжая смотреть на табачный ларек и девочку с шоколадкой, нажала кнопку.

Голос в трубке сообщил, что через два часа ее пригла­шают на пробы.

^ НА ПРОБЫ!

В Каннах!

Стало быть, не зря она перелетела через океан и со­шла с трапа в городе, где все отели были переполнены, и оказалась в компании девушек (полька, две русских, бразильянка), которые после долгих бесплодных попы­ток отыскали за безумные деньги двухкомнатную квар­тирку. Не зря столько лет испытывала она судьбу в Чи­каго, ездила время от времени в Лос-Анджелес искать себе новых агентов, не зря позировала для рекламных фотографий, снималась в клипах, выслушивала отказы! Теперь ее будущее — в Европе!

Через два часа?

Ехать в автобусе не было решительно никакой возмож­ности — она не знала маршрутов. Арендованная квартирка находилась на вершине холма, откуда Габриэла спускалась пока только дважды: один раз — когда разносила свои ре­зюме, второй — вчера, когда отправилась на эту малозна­чительную вечеринку. Оказавшись внизу, она голосовала, выбирая одиноких мужчин за рулем дорогих открытых ма­шин. Всем известно, что Канны — место безопасное, и каждая девушка уверена, что красота - большое подспорье в таких ситуациях, но сейчас Габриэла не могла рассчиты­вать на случайную удачу. На пробы опаздывать нельзя -эту заповедь внушают претенденткам в каждом актерском агентстве. Кроме того, она успела заметить, какие в городе пробки. Так что оставалось только одеться и бежать бегом. Через полтора часа она будет в том отеле, где остановилась продюсерша: Габриэла запомнила ее еще со вчерашнего дня, когда разносила свое резюме.

Оставалась единственная и вечная проблема: что на­деть?

Она яростно атаковала свой чемодан и вытащила от­туда джинсы Armani, сшитые в Китае и за бесценок куп­ленные на черном рынке в предместье Чикаго. Никто бы не сказал, что это подделка, тем паче, что это и не подделка: все знают, что китайцы поставляют восемьде­сят процентов продукции в магазины, тогда как осталь­ные двадцать поступают в продажу контрабандой.

...и белую блузку DKNY1, стоившую дороже джин­сов; Габриэла, верная своим принципам, знала: чем скромней — тем лучше. Никаких мини и смелых деколь­те - потому что если на пробы пригласят других претен­денток, все они будут одеты именно так.

Немного поколебавшись, она наложила более чем умеренный макияж, а губы подкрасила совсем едва за­метно.

На все это ушло пятнадцать драгоценных минут.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Похожие:

Книга издана iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке
Л 86 Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). Пер с фр. / Перевод М. Титовой, А. Черноглазова (Приложения)....
Книга издана iconКнига издана в двух томах. Первый том начинается в 1905 году, со...
«Алмазная колесница» — книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана iconКнига издана в авторской концепции
Историческое исследование. Запорожье: Дикое Поле, 1997. 264 с. Тираж 1000 экз
Книга издана iconСледует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском...
Следует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском и русском, чего я себе не мог позволить. Заметки на полях...
Книга издана iconКнига издана ограниченным тиражом на частные пожертво вания. Если...
Т. В. Грачева. Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. — Рязань
Книга издана iconАннотация Книга «Экзистенциализм это гуманизм»
Книга «Экзистенциализм — это гуманизм» впервые была издана во Франции в 1946 г и с тех пор выдержала несколько изданий. Она знакомит...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке российского гуманитарного
Пределы господства культурного бессознательного над субъектом 91глава II. Деконстрмстивизм как литературно-критическая практика постструктурализма...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке благодарных учеников
Биск И. Я. Методология истории: курс лекций / И. Я. Биск. Иваново: Иван гос ун-т, 2007. 236 с
Книга издана iconКнига Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана в двух томах. Второй том переносит нас в Японию 1878 года: ниндзя, гейши, самураи… Это история любви молодого дипломата...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница