Книга издана


НазваниеКнига издана
страница9/29
Дата публикации05.05.2013
Размер4.29 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   29

В отличие от других девушек, которые утром явились на работу, а теперь, уже приче­санные и накрашенные, убивают время, пять часов - до выхода на подиум - с помощью телефонов и плееров, глаза Жасмин устремлены в книгу. В книгу стихов:
Опушка - и развилка двух дорог. Я выбирал с великой неохотой, Но выбрать сразу две никак не мог И просеку, которой пренебрег, Глазами пробежал до поворота. Вторая — та, которую избрал, — Нетоптаной травою привлекала: Примять ее - цель выше всех похвал, Хоть тех, кто здесь когда-то путь пытал, Она сама изрядно потоптЬла. И обе выстилали шаг листвой И выбор, всю печаль его, смягчали. Неизбранная, час пробьет и твой! Но, помня, как извилист путь любой, Я на развилку, знал, вернусь едва ли. И ecjiu станет жить невмоготу,

Я вспомню давний выбор поневоле: Развилка двух дорог — я выбрал ту, Где путников обходишь за версту. Все остальное не играет роли1.
Да, она тоже выбрала нехоженую тропу. И дорого за­платила за это, но дело того стоило. Все происходит во­время. Любовь появилась в тот миг, когда она больше всего нуждалась в ней - появилась и осталась. И Жас­мин работает ради нее, с нею и ею.

Правильней всего будет сказать: во имя ее. Ее настоящее имя — Кристина. В своем CV она упоми­нает, что ее нашла Анна Дитер, когда ездила в Кению, но иных подробностей намеренно не указывает, оставляя простор для домыслов — трудное детство, голод, граждан­ские войны... А на самом деле эта чернокожая девушка родилась в благополучном бельгийском Антверпене, хо­тя ее родители и в самом деле бежали в Европу от нескон­чаемой вражды между племенами хуту и тутси.

Когда ей было шестнадцать лет и она вместе с мате­рью шла по улице, возвращаясь с очередной уборки, к ним подошел какой-то человек, извинился, предста­вился фотографом и сказал:


  • ' Стихотворение Р. Фроста «Неизбранная дорога». Перевод В. Топорова.

    Ваша дочь необыкновенно хороша собой. Вы не согласились бы, чтобы она работала со мной в качестве модели?

  • Видите эту тяжеленную сумку? В ней — моющие средства: я работаю день и ночь, чтобы она могла учить­ся в хорошей школе и впоследствии получила диплом. Ей всего шестнадцать.

- Самый подходящий возраст, - ответил фотограф, протягивая свою визитную карточку. - Если надумаете принять мое предложение, позвоните.

Они пошли дальше, но мать заметила, что Кристина бережно спрятала визитку.

- Не обольщайся, дочка. Таким, как мы, в этот мир хода нет. А он всего лишь хочет переспать с тобой.

Этого можно было и не говорить: хотя все девочки-одноклассницы завидовали ей, а мальчики наперебой приглашали на разные вечеринки, Кристина твердо по­мнила, кто она и откуда, а также знала, что выше голо­вы не прыгнешь.

И это знание не поколебалось даже после того, как последовало второе приглашение. В кафе какая-то немолодая женщина восхитилась ее красотой и сказа­ла, что снимает для модных журналов. Кристина по­благодарила, взяла визитку, пообещала позвонить, хотя совершенно не собиралась этого делать - при том, что все девочки ее возраста мечтают стать фото­моделями.

Бог троицу любит, и вот три месяца спустя, когда она рассматривала витрину очень дорогого магазина гото­вого платья, какой-то человек вышел из дверей и напра­вился к ней:

  • Чем ты занимаешься, девочка?

  • Лучше спросите, чем я буду заниматься. Получу диплом ветеринара.

  • И совершенно напрасно. Это - не твое дело. Иди лучше работать к нам.

  • Мне некогда стоять за прилавком. Когда есть сво­бодное время, я помогаю матери убирать квартиры.

  • Я не предлагаю тебе идти в продавщицы. Надо сде­лать несколько фотосессий с нашими коллекциями.

Все эти встречи так и остались бы отрадными вос­поминаниями о прошлом, которые когда-нибудь, когда она выйдет замуж, нарожает детей, состоится в профессии и в любви, приятно будет перебрать в па­мяти. Если бы не то, что случилось несколько дней спустя.

Вместе с несколькими друзьями она проводила вре­мя в клубе, танцевала и наслаждалась безотчетной радо­стью бытия, как вдруг в помещение ворвалось человек десять парней. В руках у них были дубины, усаженные бритвенными лезвиями. Началась паника, поднялся об­щий крик. Кристина не знала что делать, но, повинуясь инстинкту, замерла на месте.

Тут она увидела, как один из нападавших подскочил к юноше из их компании, ухватил его за волосы, заки­нув голову, и выхваченным из кармана ножом перерезал ему горло. После этого парни исчезли так же внезапно, как появились. Посетители клуба находились в полней­шем смятении — одни застыли как в столбняке, другие плакали, опустившись на пол, третьи метались по залу. Несколько человек склонились над жертвой, пытаясь оказать ей помощь, хоть и знали, что уже слишком по­здно. Прочие — и среди них Кристина — молча и непо­движно смотрели на истекающего кровью юношу. Кри­стина знала и убитого, и убийцу, и мотив преступления (случившаяся незадолго до их похода в клуб ссора в ба­ре), но все равно — ей казалось, что все это снится, что еще немного — и она проснется, вся в холодном поту, но со счастливым сознанием того, что даже самый тяжкий кошмар рано или поздно кончается. Но это был не сон.

Уже через минуту она, будто вернувшись на землю, очнулась, закричала: «Сделайте же что-нибудь!», а за­тем: «Не трогайте его, не прикасайтесь к нему!», а потом что-то совсем уже непонятное, и от этих криков в клубе началось настоящее безумие. Вскоре в клуб с оружием в руках ворвалась полиция, появились парамедики, всех выстроили у стены, стали проверять документы, запи­сывать адреса и номера телефонов, снимать показания. Кто это сделал? Из-за чего? Кристина не могла выгово­рить ни слова. Труп положили на носилки и убрали. Фельдшер заставил ее принять таблетку, объяснил, что пешком ей возвращаться домой нельзя и следует взять такси или сесть в автобус.

Назавтра, рано утром, раздался телефонный звонок. Трубку сняла мать, решившая не оставлять Кристину, которая едва сознавала, где она и что с ней, одну. Звони­ли из полиции с требованием явиться к такому-то часу и в такой-то кабинет. Мать сказала, что это невозможно. Ей пригрозили. Пришлось подчиниться.
В назначенное время она была у инспектора, и тот спросил, знала ли она убийцу.

В голове Кристины звучали напутственные слова ма­тери: «Ничего не говори. Мы иммигранты, а они — бель­гийцы, мы - черные, а они белые... Даже если их поса­дят, они скоро выйдут и отомстят».

- Не знаю, кто это был. Никогда прежде его не ви­дела.

Она понимала, что, произнося эти слова, навсегда теряет свою любовь к жизни.

  • Знаете, знаете, — ответил следователь. — Не бой­тесь, ничего с вами не случится. Мы уже взяли почти всю шайку. Нам нужны свидетели для суда.

  • Говорю же вам — никого я не знаю... И была в дру­гом конце зала, так что не могла видеть, кто это сделал.

Полицейский с сомнением покачал головой:

- Вам придется повторить свои показания в суде. 14 учтите — за ложь под присягой можно угодить в тюрь­му почти на такой же срок, как за убийство.

Спустя несколько месяцев Кристину вызвали в суд, где она увидела тех парней в окружении адвокатов — все происходящее их словно бы забавляло. Одна из деву­шек, присутствовавших тогда в клубе, указала на убий­цу. Когда же настал черед Кристины и прокурор попро­сил ее опознать человека, зарезавшего ее друга, она от­ветила:

— Я не видела, кто это сделал.

Она была чернокожей из семьи иммигрантов. Она училась, получая государственную стипендию. И сей­час ей хотелось только одного — вернуть себе преж­нюю радость жизни, уверовать в то, что у нее есть бу­дущее. Несколько недель кряду она провела взаперти, уставившись взглядом в потолок своей комнаты, не желая выходить из дому и что-либо делать. Нет, тот мир, в котором она жила до сих пор, больше ей не принадлежал: в шестнадцать лет она самым скверным из всех возможных способом убедилась, что совер­шенно не способна бороться за собственную безопас­ность. А потому надо бежать из Антверпена, поездить по свету, восстановить силы и воскресить умение быть счастливой.

А тех парней отпустили «за недостаточностью улик»: чтобы доказать их вину и добиться справедливого воз­мездия для преступников, требовалось двое свидетелей. И тогда, выйдя из зала суда, Кристина позвонила по тем телефонам, что значились на оставленных ей визитках, чтобы договориться о встрече. А потом прямо направи­лась в бутик, где ей предложили работать.

Но ничего не добилась: ей сказали, что хозяин владе­ет сетью таких заведений по всей Европе, что он очень занят, а давать номер его телефона служащие не уполно­мочены.

Фотографы, однако, оказались людьми памятливы­ми и сразу же назначили ей встречу.

Кристина вернулась домой и рассказала матери о своем решении. Не пыталась убедить ее, не просила позволения, а просто сказала, что хочет навсегда поки­нуть Антверпен.

Сделать это можно было единственным способом — согласившись стать моделью.
Жасмин снова оглядывается вокруг. До начала дефи­ле еще три часа, и модели едят салат, пьют чай, строят планы на вечер. Они приехали из разных стран, им всем примерно столько же лет, сколько ей, и заботят их, по­хоже, только две проблемы - подписать сегодня новый контракт или подцепить богатого мужа.

Жасмин знает, из чего складывается их день. Перед сном - очищающие и увлажняющие кремы, хотя кожа привыкает к постоянному внешнему воздействию и без него отказывается держаться в тонусе. Утром - массаж и снова кремы. Затем — чашка черного кофе без сахара и фрукты, богатые клетчаткой, чтобы еда, поглощаемая в течение дня, быстрее усваивалась. Затем нечто вроде гимнастики - упражнения на растяжку мышц, - кото­рой не следует злоупотреблять, иначе фигура потеряет женственность очертаний. Три или четыре раза в день надо взвеситься: многие возят весы с собой, потому что жить иногда приходится не в отелях, а на съемных квар­тирах. И каждый лишний грамм повергает девушек в глубокую печаль и тоску.

Если есть такая возможность, их сопровождают мате­ри, поскольку большинство не старше семнадцати-во-семнадцати лет. Почти каждая из них влюблена, но они никогда не признаются в любви, хотя бы потому, что это чувство делает их поездки нескончаемо долгими, невы­носимо тяжкими, а в возлюбленных порождает стран­ное ощущение, будто они теряют любимое существо. Да, они думают о деньгах и в среднем зарабатывают по 400 евро в день — завидный заработок для тех, кто по возрасту только что получил право водить машину. Од­нако это далеко не предел мечтаний, ибо все они, отчет­ливо сознавая, что их вскоре вытеснят и превзойдут но­вые лица, когда появятся новые тенденции, стремятся как можно скорее показать, что умеют не только ходить по подиуму. И постоянно требуют у своих агентов, что­бы им устроили пробы, открывающие путь в актрисы, а значит к осуществлению великой мечты.

Агентства, само собой разумеется, отвечают, что сде­лают это, но только придется немного подождать — де­вушки еще в самом начале своей карьеры. А на самом деле у агентов нет никаких связей за пределами мира моды, они получают хороший процент и ведут жесткую борьбу с конкурентами — рынок этот не столь уж обши­рен. Так что лучше выжать все возможное сейчас, пока модель не пересекла критическую отметку двадцатиле­тия, пока переизбыток кремов не испортил окончатель­но кожу, тело не увяло от низкокалорийной пищи, а ум не затуманился отбивающими аппетит медикаментами, от которых и голова, и взгляд становятся пустыми.

Вопреки весьма распространенной легенде, модели платят за себя сами - и за отель, и за перелет, и за неиз­менные салатики. Ассистенты стилистов вызывают их на так называемый кастинг, то есть отбор тех, кто взой­дет на подиум или получит фотосессию. В этот момент девушки оказываются перед людьми, которые неизмен­но не в духе и используют свою небольшую власть, что­бы сорвать на ком-нибудь досаду за ежедневные неуря­дицы и разочарования. Поэтому ласкового или ободря­ющего слова от них не жди, а чаще всего слышишь: «Ужасно!» И модели выходят с одних проб, идут на дру­гие, хватаются за свои телефончики, как утопающий за соломинку, вслушиваются в них, как в божественное от­кровение, держатся, как за ариаднину нить, способную привести в Высший Мир, вознести над тысячами других хорошеньких лиц и сделать звездой.

Поскольку девочки уже зарабатывают немалые день­ги и помогают семье, родители гордятся таким удач­ным началом и раскаиваются, что в свое время возража­ли. А возлюбленные терзаются ревностью, но стараются сдерживаться, потому что подружка из мира моды силь­но льстит самолюбию. Агенты, работающие одновре­менно с десятками других девушек того же возраста и с теми же фантазиями, давно научились давать правиль­ные ответы на их постоянные вопросы: «Нельзя ли при­нять участие в Неделе высокой моды в Париже?» или: «Как ты считаешь, с моей харизмой не пора ли уже сни­маться в кино?» Подруги отчаянно завидуют — тайно или открыто.

Они посещают все вечеринки, на которые получают приглашения. Они держатся неприступно и напускают на себя важность, а сами в глубине души знают, что бы­вают только рады, когда кому-нибудь удается преодо­леть этот воздвигнутый вокруг них ледяной барьер. Во взглядах, которые они обращают на мужчин постар­ше, — смесь влечения и отвращения: они знают, что в кармане у тех лежит ключ от заветных ворот, но вместе с тем не хотят, чтобы их рассматривали как проституток высшего разбора. В руках у них - неизменный бокал шампанского, но это - лишь часть имиджа, ибо они на­крепко затвердили, что алкоголь содержит много кало­рий, а потому их любимый напиток — минеральная вода без газа, ибо газ хоть и не способствует прибавлению ве­са, скверно действует на слизистую желудка. У них есть мысли, есть мечты, есть достоинство, но все это исчез­нет в один прекрасный день, когда нельзя будет больше скрывать следы целлюлита.

Они заключают сами с собой тайный пакт - никогда не думать о будущем. Львиную долю своего заработка тратят на косметические средства, обещающие вечную молодость. Обожают хорошую обувь и время от времени позволяют себе купить пару самых дорогих туфель. Че­рез друзей они приобретают одежду за полцены. Они живут в маленьких квартирках с папой, мамой, братом-студентом или сестрой, выбравшей карьеру библиоте­каря или научного работника. Все уверены, что они ку­паются в роскоши, тогда как им постоянно приходится занимать деньги. А занимают они деньги, чтобы казать­ся важными, богатыми, щедрыми и стоящими неизме­римо выше простых смертных. Их текущий счет посто­янно на нуле, а лимит кредитной карты исчерпан.

Они хранят сотни визиток, они встречают элегант­ных мужчин, предлагающих работу, и хоть и не верят в истинность этих предложений, все же время от времени звонят, чтобы поддержать знакомство, ибо знают, что когда-нибудь им понадобится помощь, как знают и то, что за помощь эту придется платить. Все до одной рано или поздно попадали в эту ловушку. Все до одной мечта­ли о легком успехе и вскоре убеждались, что его не су­ществует в природе. Все до одной успели к своим сем-

надцати годам пережить бесчисленное множество разо­чарований, измен, унижений, но тем не менее не утра­тили веру.

Они плохо спят из-за таблеток. Они слушают жуткие истории про анорексию — болезнь весьма распростра­ненную в их среде: нечто вроде невроза, вызванного на­вязчивыми мыслями об избыточном весе и недовольст­вом собственной внешностью, — которая неизменно кончается тем, что организм постепенно вообще пере­стает принимать пищу. Все они уверены, что уж с ними такого не случится. Но никогда не замечают появления первых симптомов.

Прямиком из детства, минуя отрочество и юность, они попадают в мир роскоши и гламура. Когда их спра­шивают о планах на будущее, у них всегда готов ответ: «Поступить на философский факультет. Я здесь, чтобы скопить денег на обучение».

Они знают, что это неправда. Вернее, знают, что фра­за эта звучит странновато, но почему — понять не могут. Они в самом деле хотят получить диплом? Эти деньги действительно нужны им для того, чтобы платить за учебу? Они ведь, если уж на то пошло, не могут позво­лить себе роскошь ходить в школу — утром обязательно будет кастинг, а днем — фотосессия, а вечером — кок­тейль-party, а потом — вечеринка, на которой им во что бы то ни стало надо присутствовать, чтобы их видели, ими восхищались, их вожделели.

Со стороны их жизнь напоминает волшебную сказку. На краткий срок они и сами могут уверовать, что в этом и заключается смысл жизни: ведь им дано почти все то, что есть у вызывающих зависть девушек, мелькающих в глянцевых журналах и рекламных роликах. Если взять себя в руки, можно даже скопить денег. И так продолжа­ется до тех пор, пока ежедневный тщательный осмотр не выявит первых следов, оставленных временем. С этой минуты они знают - отныне можно уповать только на удачу и молиться, чтобы следов этих не заметили ни фо­тограф, ни стилист.

И вместо того чтобы вновь взяться за чтение, Жас­мин поднимается, наливает себе бокал шампанского (это разрешено, но не очень принято), берет хот-дог и подходит к окну. Молча стоит, глядя на море. С нею все будет совсем не так.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   29

Похожие:

Книга издана iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке
Л 86 Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). Пер с фр. / Перевод М. Титовой, А. Черноглазова (Приложения)....
Книга издана iconКнига издана в двух томах. Первый том начинается в 1905 году, со...
«Алмазная колесница» — книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана iconКнига издана в авторской концепции
Историческое исследование. Запорожье: Дикое Поле, 1997. 264 с. Тираж 1000 экз
Книга издана iconСледует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском...
Следует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском и русском, чего я себе не мог позволить. Заметки на полях...
Книга издана iconКнига издана ограниченным тиражом на частные пожертво вания. Если...
Т. В. Грачева. Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. — Рязань
Книга издана iconАннотация Книга «Экзистенциализм это гуманизм»
Книга «Экзистенциализм — это гуманизм» впервые была издана во Франции в 1946 г и с тех пор выдержала несколько изданий. Она знакомит...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке российского гуманитарного
Пределы господства культурного бессознательного над субъектом 91глава II. Деконстрмстивизм как литературно-критическая практика постструктурализма...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке благодарных учеников
Биск И. Я. Методология истории: курс лекций / И. Я. Биск. Иваново: Иван гос ун-т, 2007. 236 с
Книга издана iconКнига Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана в двух томах. Второй том переносит нас в Японию 1878 года: ниндзя, гейши, самураи… Это история любви молодого дипломата...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница