Ломехузы


НазваниеЛомехузы
страница3/15
Дата публикации04.06.2013
Размер2.69 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
С уважением Э. Бояров».

            Вот так относились к трезвенникам и борьбе за трезвость некоторые партийные и государственные учреждения. И таких, к сожалению, было немало. Почти каждый из трезвенников, в том или ином виде, испытывал на себе такую „поддержку" со стороны власть имущих.

            На долгие годы периода застоя, с его стремительным ростом пьянства и алкоголизма, вся так называемая антиалкогольная пропаганда оказалась в руках „ломехуз", которые солидно окопались в социологических учреждениях, и возглавлялась такими выдающимися борцами за потребление алкоголя, как Б. Левин, Г. Заиграев. По линии здравоохранения эту пропаганду вел начальник главка Министерства здравоохранения СССР Э. Бабаян. Все они под видом борьбы с пьянством насаждали алкоголь. О том, как они вели „борьбу" с алкоголизмом, можно судить по тому, что во всех их статьях и даже книгах, посвященных алкоголю, слово „трезвость" не употреблялось, как будто его вообще не существует.

            В своих трудах и докладах они не ссылались ни на какие научные источники, не приводили никаких научно обоснованных цифр. Читая их, можно подумать, что они и есть застрельщики борьбы с пьянством и алкоголизмом в нашей стране, а их метод — пропаганда „умеренных" доз — единственный и эффективный.

            На самом же деле у нас в стране существует огромная антиалкогольная литература, в которой совершенно объективно и строго научно освещается эта проблема, но совершенно иначе, чем у левиных и бабаянов. Поэтому-то они в своих книгах и статьях даже не упоминали эти по существу классические работы.

            В то время как ложь и полуправда об алкоголе тиражировались в миллионах экземплярах, газеты отказывались печатать объективные данные, подкрепленные авторитетом многих ученых страны, И все, что сторонники трезвого образа жизни хотели и должны были сказать, распространялось в машинописном варианте, то есть их читали в лучшем случае десятки людей.

            Разве можно было при этих условиях считать, что пьянство развивалось случайно или само по себе, а не организовывалось целенаправленно и безжалостно целой армией „ломехуз", работающих в том числе и на самом высоком уровне. Они упорно замалчивали правдивые научные данные, если те не соответствовали их установкам о пьянстве.

 

            ^ ОГЛЯНЕМСЯ НАЗАД

 

            В течение многих лет шла борьба между патриотами — борцами за трезвость и „ломехузами". Сколько первые ни писали индивидуально или коллективно, какие ценные предложения они ни вносили,— все их обращения и решения попадали в руки „ломехуз" и тонули как в трясине, не находя никакого практического выхода и не оказывая никакого влияния на потребление алкоголя, которое росло из года в год. Но борьба эта очень поучительна и достойна внимания.

            В октябре 1970 г. группа горьковчан во главе с Я. К. Кокушкиным опубликовала в „Правде" письмо „Если взяться по-рабочему", в котором они ставили вопрос о необходимости всенародной борьбы за трезвость.

            Авторы выработали „Предложения по организации всенародной борьбы за трезвость", которые послали в Горьковский обком КПСС и Председателю Совета Министров СССР А. Н. Косыгину. Одновременно они послали свои „Предложения" в целый ряд научных учреждений, а также некоторым ученым и писателям с просьбой высказаться. На „Предложения" откликнулись свыше тридцати организаций, многие ученые. Академик Н. А. Амосов написал кратко: „Ваши предложения хорошие". Очень интересное письмо прислал академик С. Г. Струмилин. В конверт он вложил свою статью „Хозяйственный расчет и проблемы ценообразования", которая, как в зеркале, отражала алкогольную ситуацию в стране. Она не потеряла своей актуальности и сегодня. Цитирую некоторые ее положения:

            „...Можно ли любую отраву отнести в разряд средств существования? Правда, и змеиный яд, применяемый в микродозах, может стать лекарством. Однако это никак не применимо к таким средствам массового отравления граждан, как спирто-водочные пития, изготовляемые ныне в миллиардах литров в год и распиваемые не наперстками, а стаканами и графинами. Эти мерзостные яды не убивают сразу. Но в них кроется не меньшая угроза замедленной смерти и морального оскудения безвольно шатающихся в хмельном чаду жалких людей.

            И вот нам кажется, что торговать ядами, пусть и по самым высоким ценам, извлекая попутно и добавочную сверхприбыль за каждое новое отравление,— это такое занятие, с которым нельзя никак уже мириться в наших условиях. Ведь не торгуем же мы такой отравой, как опиум и героин, хотя за них душевнобольные люди готовы платить дороже, чем за водку и спирт...

            Конечно, расширеиное воспроизводство такой зловредной отравы в нашем народном хозяйстве не оправдывается никакими действительными его потребностями. Водка вовсе не питательна, хотя ее и относят почему-то к продуктам пищевой промышленности...

            Бесспорно, что без водки намного снизились бы налоговые доходы казны. Но зато в еще большей мере  возрос бы реальный народный доход. И за счет того, что трезвый труд производительнее нетрезвого, и за счет возможных сбережений времени на многие ныне совершенно непроизводительные его растраты... К этим потерям следовало бы добавить и чуть ли не все рабочее время таких вполне трезвых органов, как милиция, юстиция и тюремное ведомство, которые все же так мало могут успеть в этом деле, до тех пор, пока не изжиты все причины, порождающие рост преступности, и прежде всего алкоголизм. Без водки значительно возросла бы производительность, повысилась рентабельность предприятий. А денежные потери в бюджете за счет ликвидации водки можно было бы восполнить даже и с избытком за счет повышенной прибыли".

            Эта статья, а также „Предложения" горьковчан и многочисленные отзывы на них ученых и общественных деятелей получили широкий резонанс. Были подтверждены все доводы участников обсуждения проблемы о тревожном положении в стране в связи с массовой алкоголизацией народа, внесены конкретные предложения по организации всенародной борьбы за трезвость.

            К сожалению, мы не услышали тогда мнение Академии наук СССР и даже Академии медицинских наук, хотя эта проблема касалась их в первую очередь.

            Лично я начал выступать в печати с 1956 г., опубликовав первую статью в „Вечернем Ленинграде". Она была озаглавлена „Опасный пережиток прошлого" и вызвала большой интерес читателей. В газету пришли сотни писем. По просьбе редактора Г. Кондрашова я написал вторую статью как ответ на эти письма. *

            Несмотря на живой отклик со стороны населения, органы здравоохранения и органы власти никак не прореагировали на эти статьи и письма трудящихся.

            Такая  же судьба  постигла  мою  статью  „Трагическое  последствие одной привычки", которая была опубликована в газете  „Известия"  в  1965 г. Тогда от читателей я получил уже не сотни, а тысячи писем,             и снова промолчали органы здравоохранения, представители партии и правительства, ответственные за здоровье и судьбу народа.

            После этого я печатался во многих журналах и газетах, выступал с лекциями в многолюдных аудиториях многих городов страны. И везде было одно и то же: народ с возмущением реагировал на продолжающийся рост пьянства и нарастающий вал продажи алкоголя, а власти продолжали замалчивать эту реальность и делать вид, что она их не касается.

            Трижды я обращался с предложением включить в повестку дня сессии Академии медицинских наук доклад по алкогольной проблеме, но каждый раз он как-то не вписывался в программу и поэтому отклонялся.

            Наконец, меня пригласили на заседание Президиума Академии, на котором был поставлен доклад директора ВНИИ общей и судебной психиатрии академика Г. В. Морозова. В своем докладе, посвященном экспериментальным работам по алкоголизму, докладчик подробно остановился на опытах, проводимых на крысах. О потреблении алкоголя человеком в докладе не говорилось. Выступавшие в прениях также касались в основном экспериментальных данных. Тогда я выступил с коротким сообщением, которое по прочтении передал в Президиум.

            Я сказал, что Академия медицинских наук, обладая огромным научным потенциалом, имеет возможность и должна изучить все грани проблемы, связанной с потреблением алкоголя, а не ограничиваться ее узкомедицинским аспектом.

            Алкоголизмом далеко не исчерпываются все беды, которые несет с собой потребление спиртных напитков. Алкоголизм и алкоголики, хотя их миллионы, не являются самым большим злом. Наибольшее несчастье несет само потребление алкоголя теми десятками и сотнями миллионов людей, которые не причислены к алкоголикам.

            Опасность алкоголя как наркотика и сильного протоплазматического яда, подобного хлороформу, опию, гашишу, марихуане, волнует всех, кому дорог наш народ, судьба будущих поколений. В связн с научно-техническим прогрессом увеличивается число мутагенных факторов, приводящих к появлению дефектного потомства. Академики АМН Н. П. Бочков и В. Д. Тимаков установили, что даже малые дозы излучений дают знать о себе в последующих поколениях. С генетической точки зрения не существует предельно допустимых доз излучений и ядов.

            Сказанное целиком относится к алкоголю. Даже небольшие дозы спиртных напитков отражаются на генетическом субстрате, что может привести к рождению дефективных потомков, если не немедленно, то в последующих поколениях. Особенно значительное влияние на потомство оказывает прием спиртного женщинами. При этом для появления дегенеративного потомства совсем не обязательно, чтобы родители были алкоголиками. И катастрофически нарастающее количество дефективных и умственно отсталых детей это подтверждает. Родившиеся от пьяных родителей, умственно отсталые люди неизбежно дают такое же потомство, и происходит все нарастающее снижение интеллектуального уровня народа — своеобразный геноцид!

            К сожалению, после моего выступления дальнейшее обсуждение вопроса и заключительное слово председательствующего касалось в основном опять-таки экспериментов на крысах...

            Борьба за трезвость, активно поддержанная прогрессивными учеными и общественными деятелями, практически не получив освещения в средствах массовой информации, тем не менее вынудила верхние эшелоны власти в 1972 г. принять постановление о борьбе с пьянством и алкоголизмом. Однако это решение было в основном, направлено на то, чтобы уменьшить производство крепких алкогольных напитков за счет расширения объема выпуска виноградных вин.

            В ответ и в подкрепление решений партии и правительства по, борьбе с пьянством в нашей печати не появилось ни одной основополагающей статьи. Вместо этого газеты начали обильно публиковать материалы, призывающие к умеренному и культурному потреблению спиртных напитков. Ни одно социологическое учреждение, ни Минздрав не подали голос в поддержку постановления правительства. Если что и исходило от них, то это были успокаивающие сообщения о том, что по сравнению с другими странами мы по потреблению алкоголя занимаем скромное место.

            „Ломехузы" же использовали ситуацию по-своему: они взялись активно выполнять вторую часть постановления, а именно — в десять раз расширили производство виноградных вин, сохранив и даже увеличив выпуск крепких алкогольных изделий.

            В результате потребление алкоголя с 1972 по 1982 г. быстро набирало темпы.

            В адрес правительства шли письма от трудящихся, полные беспокойства и недоумения. Такие же письма или их копии получали редакция газет, многие общественные деятели. Тревога в народе нарастала. И она нее могла оставить равнодушными тех ученых, чей мозг еще не был отуманен, загублен алкоголем, кто еще помнил о своем народе и беспокоился за его судьбу.

            Во второй половине семидесятых годов большую деятельность развернули новосибирские ученые. Они разослали вопросник по проблеме бытового пьянства людям разных профессий и опубликовали их ответы в своем журнале „ЭКО", о котором я уже говорил.

            Взгляды ведущих ученых на эту проблему тщательно изучались и в суммарном виде печатались как ответы на вопросы. Приведу некоторые из них.

            «Вопрос: Какие факты Вы считаете наиболее веским доказательством тяжелого вреда, наносимого бытовым пьянством и алкоголизмом? Ответ: Самым главным доказательством страшного вреда, наносимого, пьянством, считаю деградацию и разрушение личности и, как результат этого,— полное уничтожение ее общественной и социальной активности: отягощенная наследственность, рост числа умственно отсталых и физически неполноценных детей, травмы, снижение производительности труда, разрушение семей, вплоть до физической гибели. Для народа в целом алкоголизм страшен.

            Вопрос: Причины распространения пьянства в нашем обществе?

Ответ: 1. Примитивность духовной жизни и отсутствие ясно выраженного нравственного идеала.

2. Психологическое и материальное нивелирование в труде, однообразие быта.

3. Высокооплачиваемость неквалифицированного труда в промышленности, не стимулирующая стремление к профессиональному росту и образованию вообще.

4. Дурно понятая и не менее дурно внедряемая эмансипация женщин, перекладывание заботы о воспитании детей на плечи государства.

5. Исторические традиции, общественная терпимость.

6.Низкий уровень эстетического и духовного воспитания в семье и школе. 

 

            Большое значение в распространении пьянства имеет тенденция государства увеличивать доходную часть бюджета продажей спиртного, т. е. увеличение производства и продажи алкогольных изделий, а также внедрение в сознание людей: а) явно устаревшего представления, отброшенного жизнью, о том, что алкоголизм — пережиток прошлого (это безволит людей); б) призыв пить „в меру"; в) осмеяние призывающих к трезвости, как ханжей.

            Доминирующей „людской" причиной в ваше время является общедоступность спиртных изделий, а также приобщение к алкоголю всего руководящего состава от бригадира колхоза, мастера завода или стройки до возглавляющих директивные органы руководителей.

            Среди 1000 рабочих не больше пьяниц, чем среди 1000 директоров заводов и фабрик. Самое главное, что причины распространения пьянства в нашей стране почти не изучались. Обращает на себя внимание, что в категорию пьяниц особенно активно вовлекаются люди творческие, это артисты, писатели, талантливые инженеры, изобретатели, конструкторы, крупные ученые».

            И в заключение, на прямо поставленный вопрос, почему человечество потребляет алкоголь, ответ был такой: потому что алкоголь производят и продают.

            Я привел лишь небольшую часть высказываний, в целом же ответы на поставленные вопросы были настолько обоснованы и аргументированы, что и поныне, то есть 17 лет спустя, они полностью сохранили свою научную и социальную значимость. Тем большую ценность они представляли в то время.

            Данные, полученные из ответов, редакция журнала „ЭКО" размножала на гектографе и посылала в различные социологические и другие научные учреждения, отдельным ученым и общественным деятелям, изучавшим эту проблему, и, конечно же, в партийные и советские организации.

            Правительственные и партийные органы глубокомысленно отмалчивались или же ограничивались краткими, чисто формальными бумажками, подписанными третьестепенными чиновниками.

            Что же касается печати, средств массовой информации, то сидевшие в них „ломехузы" постарались сделать вид, что Они ничего не получали. Они полностью игнорировали эти важнейшие научные документы и продолжали настойчиво пропагандировать свой метод борьбы с алкоголизмом: пей, но знай меру.

            Обращает на себя внимание, как алкогольная мафия, „ломехузы" — все, кто по тем или иным соображениям насаждает или поддерживает пьянство, кто борется с трезвостью с таким упорством, как будто защищает свое благополучие, как все эти люди боятся правды об алкоголе. Извратить, оболгать, показать черное белым, умолчать о главном — вот методы тех, кому наше пьянство несет барыша, кто ловит рыбку в мутной водице.

            Анализируя тот период жизни нашей страны, который нельзя назвать иначе, как период „сплошной" алкоголизации, можно смело утверждать, что партийные и советские руководители знали, что идет уничтожение нашего народа В верхние этажи власти шел людской стон, мольба о помощи, требования прекратить этот алкогольный геноцид— и на все эти письма, запросы, требования — гробовое молчание' Абсолютно ничего не предпринималось против надвигающейся страшной катастрофы. Вместе с руководством партии и правительства за алкогольную беду должны ответить и руководители средств массовой информации, которые обязаны были донести правду до народа и мобилизовать его на борьбу с этим злом Можно не сомневаться в том, что как те, так и другие сознательно шли на алкогольный геноцид.

            Должны быть призваны к ответственности также и те главы ведомств и учреждений, которые сознательно распространяли ложь об алкоголе.

            Поощряя его потребление, эти люди из кожи вон лезут, чтобы показать, что они борются с пьянством. Для этого они то и дело то тут, то там устраивают „научные" конференции, где с помощью иезуитских методов и полуправды стараются доказать, что народ никогда не жил без вина, что существуют испокон веку "русские традиции" пить водку, которых мы должны придерживаться, но только знать „меру". Последнее, то есть „мера",— это специальная ловушка. Всем известно, что наркотики обладают свойством быстрого к ним привыкания с последующей неодолимой тягой к их  потреблению, вплоть до гибели. Об этом очень хорошо написал М. Булгаков в рассказе „Морфий". Как врач, он точно представил всю коварность такого действия наркотика на организм человека.

            По данным Всемирной организаций здравоохранения алкоголь — наркотик первой величины, поэтому все то, что относятся к наркотикам вообще, должно быть в законодательном порядке отнесено к алкоголю. Но „ломехузы" упорно сопротивляются тому, чтобы закон" о борьбе с наркоманией был отнесен и к алкоголю. Они постоянно твердят, что „отказаться от рюмки вина или бокала шампанского — это ханжество, от этого пьяницей не станешь"

            Несмотря на мои многочисленные публикации в газетах и журналах по алкогольной проблеме, „ломехузы" ни разу не прислали мне не только приглашения, но даже программы своих конференций.

            В конце 1981 г. была намечена такая конференция в г. Дзержинске Горьковской области. Извещения были адресованы только тем, кто поддерживал „культурное" потребление спирта или занимал нейтральную позицию.

            Но в комитет по организации конференции от Горьковского обкома комсомола вошел А. Н. Маюров, человек правильных взглядов. Он пришел мне, Г. А. Шичко, И. А. Красноносову и ряду других трезвенников программу с просьбой выслать свои заявки на доклады. Зная, кто руководит этой конференцией, я был уверен, что моя заявка ни в коем случае не будет принята. Поэтому я постарался закамуфлировать содержание выступления и назвал его так: „Экзогенные факторы преждевременного старения и ранней смерти". Название доклада так понравилось организаторам конференции, что они даже не запросили тезисов, а включили его в повестку дня одним из первых, отведя для него час времени. 

                                                                                                        

            В своем докладе, уделив несколько минут некоторым факторам преждевременного старения, я основное время посвятил алкоголю, как причине гибели человека.

            Мне представилась возможность раскрыть достаточно полно всю проблему, указав, что при исчислении душевого потребления алкоголя необходимо учитывать и так называемый „кустарный хмель", что делается во всех странах мира. Раскрытие истинного положения вещей в вопросе потребления алкоголя показывало, что ситуация назревает катастрофическая. В докладе был научный анализ и „теории умеренных доз". Доклад этот нигде не напечатан, но он и сегодня может оказаться полезным. Напомню некоторые его положения.

            Экзогенные факторы преждевременного старения и ранней смерти — это факторы, идущие не от генов, заложенных в человеке, не от наследственных свойств и не от биологической природы его, а от внешней среды, от причин, находящихся вне самого человека как представителя определенного вида животного мира.

            Каждое живое существо рождается с предначертанной природой и заложенной в его генах продолжительностью жизни, выйти за пределы которой никому не дано. На основании научных изысканий и наблюдений и учитывая опыт человечества, можно считать, что видовая продолжительность жизни человека—180—200 лет, значительно превзойти которую человеку, по-видимому, не суждено. Однако меньше прожить он может, и на это оказывают большое влияние как наследственность, так и внешние — экзогенные — факторы. Эти факторы многочисленны: война, болезни, травмы, влияние внешней среды и т. д.,

            На продолжительность жизни современного человека большое влияние оказывает еще и ухудшающаяся экологическая ситуация. Однако наиболее губительно влияют факторы, целиком зависящие от человека, действующие отрицательно и на гены,— это потребление алкоголя и курение. По данным Всемирной организации здравоохранения показатель смертности от разных причин у лиц, потреблявших алкоголь, в 3—4 раза превышает аналогичный показатель для населения в целом. Средняя продолжительность жизни у пьющих людей не превышает обычно 55 лет. Это значит, что они „пропивают" 15—17 лет жизни.

            Данные ЦСУ показывают, что потребление спиртных изделий на душу населения в пересчете на  абсолютный спирт растет в нашей стране значительно быстрее, чем в других, в том числе и в капиталистических. Увеличение производства и потребления алкоголя у нас заранее планируется без учета населения. Так, если в 1965 г. выручку от алкогольных напитков принять за 100 % , то в 1970 г. она составит уже 157 %, в 1975 г. —214 %, в 1976 г. —225 % и т. д. В результате, если с 1940 по 1979 г. население нашей страны увеличилось на 35 %, то производство алкогольных напитков возросло на 740 %, то есть более чем в 20 раз. С 1970 по 1979 г. численность населения выросла на 8, производство муки и хлебо-булочных изделий — на 17, а алкогольных напитков — на 300 %, то есть темпы роста потребления алкоголя в стране в 18 раз превышают производство муки и хлеба и в 37. 5 раз — темпы роста населения страны.

Экономические планы республик и областей составлены так, что для их выполнения все партийные и советские руководители вынуждены активно содействовать... продаже спиртных изделий в регионах, вместо борьбы с алкоголизмом получается насаждение его. Нет ничего удивительного, что быстро увеличивается число пьяниц и алкоголиков. Если в 1925 г. трезвенников среди различных категорий рабочих-мужчин было 43%, то в настоящее время они составляют, по-видимому, 1—2 %. Привычных пьяниц и алкоголиков в 1925 г. было 9. 6 %, в 1973 г. их стало уже 30% (дискуссия „Экономика алкоголизма", Новосибирск, 1973 г. ). Если в 1970 г. по данным Всемирной организации здравоохранения в СССР насчитывалось более 9 млн. алкоголиков, то в 1980 г., учитывая рост потребления алкоголя более чем на 300%, количество их, конечно, также соответственно возросло.

Еще трагичнее положение с женщинами-алкоголичками. Если в предвоенные годы их количество относительно числа мужчин-алкоголиков составляло сотые доли процента, то теперь женский алкоголизм составляет 9—11 %, то есть пропорционально вырос в сотни раз. По данным ВОЗ среди женщин молодого возраста женский алкоголизм почти сравнивается с мужским.

Сотрудники милиции г. Тагила сообщили, что в 1970 г. у них в психиатрической больнице было зарегистрировано 700 алкоголиков, из них 2 женщины. На 1 января 1980 г. было выявлено и поставлено на учет 9 800 алкоголиков, в том числе свыше 800 женщин и 78 подростков до 18 лет.

Неустойчивой по отношению к алкоголю оказалась и наша молодежь. В 1925 г. пьющих до 18 лет было 16. 6 %, в наше время, согласно многочисленным исследованиям, — до 95 % („Молодой коммунист", 1975 г., № 9).

Распространено мнение, что государство имеет большие прибыли от продажи алкогольных напитков и бюджет пострадает, если прекратить продажу спиртного. Но факты говорят о другом. Государство несет от продажи водки убытков в 5—6 раз больше, чем имеет доходов.

В целом по стране по вине пьющих — из-за нарушений дисциплины труда, текучести кадров, брака — не выпускается промышленной продукции примерно на 63 млрд. руб. в год. Во что обходится каждая минута прогула, можно судить по таким данным, сообщенным на XVI съезде профсоюзов: в масштабе страны это равнозначно потере результатов дневного труда 200 000 человек. Дело в том, что с каждым годом стоимость минуты рабочего времени по стране резко возрастает.

Если в 1965 г. она стоила уже более 4 млн. руб., можно себе представить, какие миллиарды теряет сейчас наша страна из-за алкогольных прогулов.

Помимо этого государство несет большие потери в результате снижения производительности труда из-за пьянства — до 60 млрд. руб. в год.

У нас нигде не учитываются потери от поломок механизмов, станков, машин, от аварий на производстве и на транспорте — из-за алкоголя. Между тем, если их учесть, то и здесь убытки, понесенные государством, составляют не один десяток миллиардов рублей.

Но дело не только в экономике.

Высокая смертность среди мужчин молодого возраста, рост психических больных, нарастание алкоголизма женщин и, наконец, деградация нации — разве всего этого недостаточно, чтобы наша страна начала самое решительное наступление на это всенародное ало?

Полагаю, что единственная мера, которая может предупредить катастрофу и неисчислимые бедствия нашего народа, —это безотлагательное прекращение производства и продажи государством всех видов алкогольных изделий.

На фоне псевдонаучных рассуждений о необходимости соблюдать „меру" мой доклад произвел впечатление разорвавшейся бомбы. Зал слушал его с большим вниманием. Подобных цифр и вообще таких данных еще никто не слышал и не читал, так как печать ничего подобного не пропускала.

В перерыве „ломехузы" хватались за голову: „Кто пригласил Углова?!" Сразу же после моего доклада произошел раскол среди делегатов конференции. У меня появились не только враги, но и союзники. Многие делегаты доклад записали и, приехав к Себе на места, пропагандировали идеи полной трезвости. Каким-то образом он попал в руки ученым Новосибирска. Группа молодых во главе с кандидатом физико-математических наук Владимиром Георгиевичем Ждановым с помощью ЭВМ проверила все данные и убедилась в их полной объективности. Было доказано, что никаких преувеличений я не допускал, что в действительности положение в стране хуже, чем мною изложено в докладе.

Тогда ученые решили: „Если не мы, то кто же будет спасать Родину?" И приняли „сухой закон" для себя и для семьи, что означало: „Ни дома, ни в гостях не пью и других не угощаю ничем хмельным".

Под таким лозунгом новосибирцы провели большую разъяснительную работу у себя в Академгородке, а также в Новосибирске и области. Они размножили мой доклад и свои лекции и рассылали их в разные города и села страны.

В результате люди знакомились с правдой об алкоголе. Это, правда, настолько резко отличалась от того, что сообщалось официально, что многие ретивые администраторы конфисковывали рукописи, а тем, у кого их находили, грозили санкциями. Поэтому, как мне говорили, многие читали мой доклад тайно.

В ЦК КПСС и правительство полетели сотни тысяч писец от отдельных граждан и целых коллективов, собраний и конференций с требованием объявить в стране „сухой закон".

Но не дремали „ломехузы".

13 и 14 марта 1984 г. доктор экономических наук Б. Левин и журналист М. Левин опубликовали статьи на алкогольную тему: „Знать, чтобы преодолеть" и „Без любительского подхода".

Статьи производили очень странное впечатление. Кто же будет спорить с тем, что „с пьянством необходимо вести решительную борьбу" и что „усилия, предпринимаемые в этом направлении, пока еще не увенчались успехом"? Или с тем, что „недостаточно надежна и исходная платформа борьбы — информированность общественности относительно нынешней алкогольной ситуации"? Но дальше читателей ждал сюрприз. Оказывается, в нынешнее время (как помним, остроумно названное периодом развитого алкоголизма) мы употребляем в два раза меньше спиртного, чем во Франции. Нам еще далеко до Италии и Швейцарии — Левины скромно умолчали, из каких источников взяты эти данные. Авторы ратуют за „научное изучение пьянства как социальной проблемы", не допускающее любительского подхода. И что же предлагает изучать экономист Левин? А вот такие вопросы. Расширять или сокращать сеть рюмочных? Ограничивать ли время торговли спиртным? По каким ценам продавать различные напитки? Нужно ли вводить алкогольный курс в школе? Увольнять ли пьяниц с работы? При этом автор предупреждает, что никаких гарантий решения проблемы нет, потому что „не все наука может, и наивно было бы все надежды возлагать только на нее".

Хочется спросить: стоит ли в таком случае вообще заниматься изучением этой проблемы в таком аспекте и тратить на все это государственные деньги?

К счастью, в середине восьмидесятых годов правдивое освещение алкогольной проблемы хотя и робко, но все же стало находить место в центральных газетах. Это значительно облегчило положение борцов за трезвость. Уже не было основания считать их экстремистами, поскольку данные, публикуемые в газетах, совпадали с теми, что трезвенники приводили в своих докладах. Начали печатать правду об алкоголе газеты „Известия", „Правда", „Социалистическая индустрия", „Сельская жизнь", журналы „Наш современник", „Молодая гвардий".

Размеры алкогольной катастрофы осознавались все отчетливее. Из разных городов страны ко мне стали поступать многочисленные просьбы приехать для прочтения лекций на эту тему. В каждом городе я встречался с людьми по 2—3 раза в день на различных предприятиях, в клубах, дворцах культуры. Как-то в Волгограде я за 4 дня прочитал 12 лекций, дал интервью телевидению и провел беседу с писателями и журналистами города и области. Все выступления проходили при переполненных аудиториях, даже если они вмещали по тысяче и больше человек. Многие, прослушав лекцию, заявляли, что они навсегда бросают пить. Мало того, у людей пробуждалось беспокойство за судьбу народа и Родины.

Но „ломехузам" вся наша работа была как кость в горле. И они очень часто создавали нам всевозможные препятствия. Прежде всего старались сорвать наши лекции. То в день, когда уже слушатели начинали собираться, администраторы объявляли, что клуб закрыт, так как „испортилось электричество", в другом месте — „что-то с водопроводом не в порядке"» то оказывалось, что здесь проводится другое, более важное мероприятие и т. д.

Это было нередко даже в Москве, где до центральных властей, что называется, рукой подать. Но трезвенники-борцы к этому привыкли, поэтому, стараясь не портить себе нервы, находили другое помещение или переносили лекции на другой день. И слушателей от этого не становилось меньше, они с еще большим энтузиазмом не только сами стремились на эти лекции, но и заражали своим интересом друзей и знакомых.

Как-то, когда я был в Москве, мне позвонил секретарь парткома Тульского оружейного завода. Мы приехали на завод, где была большая аудитория, полная народу. Лекция записывалась на магнитофоне. Секретарь сказал, что ее размножат и будут „прокручивать" в каждом цехе. К концу лекции уже звонили с других заводов с просьбой дать пленку, чтобы прослушать ее у себя...

В обществе появилась тенденция к принятою неотложных и, главное, решительных мер, чтобы предупредить надвигающуюся алкогольную катастрофу. Люди обращались с такими требованиями к правительству, искали поддержки у общественных деятелей и ученых.

Приведу выдержки из писем, в которых трезвенники ругали меня за „беззубые" выступления, не учитывая, что, мои статьи в редакциях подвергались такой обработке, что из них вылетели все „зубы". Из письма Щербаковой (Калининград):

«Вопрос о борьбе с алкоголизмом по его значимости и роковым последствиям массового употребления спиртных напитков в стране давно перерос рамки общественных обсуждений и предлагаемых паллиативных решений, вроде умеренного, культурного распивания, организации клубов трезвенников, просвещения молодых мам, женщин а вреде алкоголя для зарождающегося потомства и др...

Разве обращение к женщинам решит эту проблему? Ведь приведенные в вашем докладе данные, тов. Углов Ф. Г., страшные цифры и факты, подтверждающие колоссальные темпы роста производства и потребления спиртных напитков в нашей стране, не идущие в сравнение со странами капитала, а также последствия этого распивания, стимулируемые производством и сбытом алкоголя, — Ваши частные домыслы? Очевидно, для подготовки материалов старалась вся медицинская наука и служба в стране, а также ЦСУ СССР.

Очевидно, цифры, а также сопоставление прибыли от продажи спиртных напитков и урона, наносимого нации, стране и социалистическому строку известны и руководству КПСС, СМ СССР и Президиуму Верховного Совета СССР. Проблема стоит того, чтобы ее обсуждать на сессиях Верховного Совета СССР, РСФСР и других союзных республик. А чего стоят газетные потуги — ровным счетом ничего.

Убеждать женщин, чтобы зачинали потомство в трезвом состоянии, выставлять напоказ, как плодятся винные погребки и, торговые точки в населенных пунктах, — что это дает?..

Чего... стоят наши указы о сохранении здоровья, если прибыли от реализации спиртных напитков планируются также на государственном уровне? При этом потребление их на душу населения по данным ЦСУ с 1950 по 1966 г. выросло на 185 % (в странах капитала не более 16—17 %), а к 1980 г. — на 770 % по сравнению с 1940 г., превышая в 20 раз рост населения.

Почему же мы должны говорить об этом лишь в кулуарах закрытых конференций и на лекциях, читаемых по линии общества „Знание", на предприятиях тоже в закрытом виде и разрешаем себе от времени до времени организовывать „в порядке обсуждения" дискуссии вроде той, что развернута на страницах газеты „Известия", — „Быть или пить?" И при этом больше ссылаемся на данные по капиталистическим странам...

Пора высказаться в открытой печати министру финансов, председателю Госплана СССР и министру здравоохранения СССР по соотношению прибыли и урона в стране в целом. Внести вопрос об алкоголизме на обсуждение сессии Верховного Совета СССР с подготовкой введения „сухого закона" в стране. Народ ждет этого акта, особенно в настоящее время. Надо начинать борьбу не законами наказания за употребление спиртного, а запретом его производства. Нельзя путать причину и следствие. Усиливать причину и бороться со следствием. Это же нелепица. Если питье производится в соответствии с законом, то его должны продавать, иначе зачем же его производить, невключение прибыли в план торговли не даст ничего нового — это фиговый листок на нашем позоре.

Если производство планируется, то значит продажа санкционируется. Наказание за пьянство и агитация за трезвость при разливном алкогольном море — это пародия на альтернативный план. Кого мы одурачиваем?.. Да и как перестать пить, если все магазины заполнены разнообразной винной продукцией с яркими заманчивыми ярлыками, количество которой год от года все увеличивается. Получается странный парадокс: с одной стороны, мы все агитируем за трезвость, а с другой стороны, наливаем вино, которое, к слову, не лежит на складах мертвым грузом, как некоторые недоходные товары, а бойко раскупается потребителями... »

А вот еще несколько строк из письма ветерана ВОВ и труда П. Щетникова:

„Академик Ф. Г. Углов не решился сделать решительные выводы в своей статье, хотя должен был это сделать, учитывая, что алкоголь сейчас стал так же страшен, как и наркотики.

Между тем выход есть, и он заключается в резком сокращении производства спиртной продукции. Только так мы, пока не поздно,

можем остановить руку наших людей, тянущихся к винной бутылке. И не надо бояться, что это подорвет нашу экономику".

„Вы пишете, что алкоголизм приносит такой вред, что несравнимо ни с голодом, ни с пожаром, ни даже с войнами. Вы постоянно находитесь в Москве и не все знаете, что делается в провинциях. Ужас! Тов. Углов! Но мне непонятно одно — куда смотрит наше правительство? Почему не запрещает выпуск всего, что есть спиртного? — так же решительно настроен и М. Топоров из г. Лисиковска Кустанайской области. — Боятся, что люди будут делать самодельное вино и гнать самогонку — и на это можно наложить запрет. Ведь Вы смотрите: ни одного кино не посмотришь, где бы не пили и не курили, и притом женщины! А ведь кино и телевидение—это средства массовой информации, массовой пропаганды. Вы в своих статьях советуете и то, и это, а в кино и телепередачах — обратное! Возможно, кто-то и скажет, что у каждого свое сознание, свой выбор хочешь жить — не пей и не кури, но я считаю, что это неверно — этот человек мешает жить другим и заражает окружающих. Верьте мне — иногда снизу виднее, чем сверху. Мой вывод: запретить выпуск всех табачных изделий, а также буквально всех видов спиртных напитков... ".

Итак, трезвенническое движение в стране нарастало, и народ все решительнее требовал введения „сухого закона", восстановления отмененного в 1925 г. ленинского закона о трезвости.

В правительстве была создана комиссия и, судя по словам некоторых ее членов, предполагались далеко идущие постановления. Но тут скоропостижно скончался Ю. В. Андропов. Ставший на его место К. Черненко не проявил интереса к проблеме, и работа комиссии заглохла. Однако в правительство шли (бесконечные петиции, решения собраний, телеграммы от коллективов и отдельных граждан. Шли требования о введении „сухого закона", под которыми стояли тысячи подписей. Но во все время пребывания у власти К. Черненко дела не двигались. С приходом М. С. Горбачева движение в комиссии стало принимать определенные формы. И наконец, 17 мая 1985 года вышло долгожданное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Можно по-разному его оценивать, критиковать за половинчатость, но нельзя не признать, что в то время это был большой шаг вперед.

Народ уже устал от пьянства В Постановлении люди увидели очень серьезное начало борьбы в государственном масштабе за нормальную, здоровую жизнь, что и вызвало мощное движение за трезвость. На первых порах оно принесло результаты, которые оказались неожиданными даже для тех, кто выносил это Постановление. Они явились победой разума, победой прогрессивных сил страны над всей алкогольной мафией, над всеми бюрократами и чиновниками, не желавшими никаких изменений в этом вопросе, победой над теми врагами нашего народа, которые мечтали о его уничтожении с помощью алкоголя и уже потирали руки от удовольствия, видя, как катастрофически быстро он несется в пропасть
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Ломехузы iconНовости  → 
...
Ломехузы iconЛомехузы
После выхода в свет моей книги „В плену иллюзий, посвященной борьбе с потреблением алкоголя, прошло немногим более пяти лет. Что...
Ломехузы iconЛомехузы
После выхода в свет моей книги „В плену иллюзий, посвященной борьбе с потреблением алкоголя, прошло немногим более пяти лет. Что...
Ломехузы iconЛомехузы
После выхода в свет моей книги „В плену иллюзий, посвященной борьбе с потреблением алкоголя, прошло немногим более пяти лет. Что...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница