Ломехузы


НазваниеЛомехузы
страница5/15
Дата публикации04.06.2013
Размер2.69 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Таким образом, в Томской области за каких-то 3 года потребление водки сократилось более чем в 15, вина—более чем в 6, пива — в 5, а в целом потребление алкоголя на душу населения — в 8 раз.

Резко изменилась и криминальная обстановка.

 

Совершено преступлений по линии уголовного розыска

1984 г.

1987 г.

9168

6540

из них в пьяном виде

3 140

1405

Привлечено к уголовной ответственности за самогоноварение (если сравнить с
1986 г., то оказывается, что по мере сокращения потребления государственного хмеля количество привлеченных в 1987 г. стало почти в полтора раза меньше. Это значит, что по мере сокращения государственного хмеля уменьшается и самогоноварение).

266

984

Совершено дорожно-транспортных нарушений в нетрезвом виде

269

169

Задержано за управление транспортом в нетрезвом виде

10238

6435

Приведу очень интересные сравнительные данные о причинах смерти, связанной с алкоголем и его суррогатами:
 


                                                            

Насильственная смерть                   

1984 г.

1987 г.

1658 

1068.

в Алкогольном опьянении       

1028 

530

Общее количество отравлений    

446

287

из них острое отравление водкой   

268

130

острое отравление этанолосодержащими жидкостями (бытовая химия)

363

 200

Умерло от болезней

 739

672

из них в алкогольном опьянении

229

124

Данные эти очень поучительны и полностью разбивают лживость уверений „ломехуз" о росте смертности от суррогатов при сворачивании продажи алкогольных изделий. Во-первых, из таблицы видно, что отравление суррогатами имело место в широких масштабах и при свободной торговле алкоголем. Кроме того, несмотря на дефицит спиртного, в 1987 г, по сравнению с 1984 г. случаев отравления суррогатами стало меньше почти вдвое, хотя за это время продажа алкоголя государством сократилась в 8 раз.

Все ученые мира, объективно и непредвзято изучавшие алкогольную проблему, и раньше знали, что по мере сокращения продажи спиртного государством сокращаются и отравления его суррогатами, ибо последние появляются только в обществе с отравленным алкоголем мозгом.

Социологические исследования показали, что в регионах, где добились резкого снижения потребления алкоголя, общественное мнение на стороне трезвости. Газета „За коммунистический труд" завода „Томский манометр" опубликовала данные опроса населения г. Томска (22. 06. 88г. ):




За торговлю алкоголем (чел )

Против торговли алкоголем (чел. )

За полную трезвость (%)

Рабочие

221

1 145

83, 8

Служащие

126

1211

90, 6

Пенсионеры

39

 735

95, 0

Студенты, учащиеся, молодежь

7

388

98, 2

Соц. принадлежность не зафиксирована

126

861

87, 2

Всего

519

4340

89, 3

Другие данные сообщили мне трезвенники города   нефтяников — Альметьевска: они выясняли отношение населения к алкоголю в 1985 г.

1.Не употребляющие алкоголя (Сами по себе цифры не очень утешительные, но по данным академика Ю. П. Лисицына в 1983 г непьющих среди мужчин было около 1 %, среди женщин — около 3 %. Значит, положение все-таки улучшилось)

Мужчины

Женщины

 10, 6 %

35, 7 %

2. Относящиеся отрицательно к употреблению алкоголя, но изредка уступающие уговорам окружающих

6. 9

18. 8

3. Ритуалыцики

 49. 9

40. 6

4. Регулярно, употребляющие алкоголь

32. 5

4. 2

5. Алкоголики

3. 1

 0. 6

6. Готовы перейти к трезвому образу жизни, но с оговоркой

58. 8

70. 8

7. Не верят в возможность добровольного 
отказа от алкоголя

27. 5

14. 9

8. Неприятие трезвого образа жизни

3. 1



Это были интересные и обнадеживающие данные. Странно, что центральные органы печати не заинтересовались ими и не сделали их достоянием широкого круга читателей.

Тем не менее внимание к алкогольной проблеме не убывало.

В политическом докладе на XXVII съезде КПСС было сказано: „В стране развернулась борьба против пьянства и алкоголизма. Во имя здоровья общества и человека мы шли на решительные меры, повела бой с традициями, которые складывались и насаждались годами. Не обольщаясь достигнутым, можно сказать, что пьянка потеснена с производства, меньше ее стало в общественных местах. Оздоровляется обстановка в семьях, сократился производственный травматизм, укрепился порядок. Но и дальше нужна большая, настойчивая, разнообразная работа, чтобы обеспечить окончательный перелом в сложившихся привычках. Никаких послаблений здесь быть не должно".

В резолюции высшего партийного форума говорилось: „Съезд отмечает исключительно важное значение развернутой по инициативе ЦК КПСС и активно поддержанной советским народом работы по утверждению здорового образа жизни, преодолению пьянства и алкоголизма. В борьбе с этим злом не должно быть никаких послаблений".

На съезде 15 делегатов в той или иной мере касались вопросов пьянства и алкоголизма, поддерживая решения по этому вопросу и настаивая на их неуклонном выполнении. Таким образом, в начале 1986 г. нашему обществу был дан серьезный и авторитетный наказ по борьбе с пьянством и алкоголизмом.

Успех этой борьбы в первые годы был, без сомнения, значителен. Как сообщал исполком Московского горсовета, подводя итоги 1987 г., продажа алкогольных изделий уменьшилась вдвое и на 1988 г. было запланировано дальнейшее значительное сокращение реализации винно-водочных изделий. И это в Москве, которая считалась не самой благополучной в смысле борьбы за трезвость. Даже в такой области, как Сахалинская, отличающейся высоким уровнем потребления алкоголя, за три года преступность снизилась на 55 %, удельный вес преступлений, совершенных в пьяном виде, — еще более, бытовой травматизм на почве пьянства уменьшился в 2.5 раза. Более чем в 4 раза сократилось количество больных алкогольным психозом. Объемы реализации водки стала меньше в 3, а вина — почти в 5 раз.

            В Ульяновской области, где душевое потребление алкоголя стояло почти на первом месте в стране, превышая 25 л,— тот критический уровень, за которым следует национальная катастрофа,— благодаря энергичным мерам первого секретаря обкома партии Г. В. Колбина через 3 года не превышало 4 л, то есть стало ниже среднедушевого по стране.

            Указ 1985 г. буквально встряхнул страну. Народ, измученный разгулом алкогольно-табачной наркомании, с облегчением вздохнул, поверил в перестройку и новым партийным лидерам. Этот духовный подъем отразился в следующих показателях.

            С 1985 по 1989 г. выпито в стране водки на 37 млрд. руб. меньше. Что это дало?

            — В сберкассы внесено на 45 млрд. руб. больше;

            — ежегодно продавалось продуктов питания (вместо наркотических ядов)  на 4,5 млрд. руб. больше, чем до 1985 г.;

            — безалкогольных   напитков   и  минеральных  вод  продавалось  на 59 % больше;

            — производительность труда в  1986—87 гг. повышалась ежегодно на 1%, что давало казне 9 млрд. руб.;

            — количество прогулов снизилось в промышленности на 36  %, в строительстве — на  34   %   (одна минута прогула в масштабе страны обходится нам в    4 млн. руб.).

            Итог, тщательно скрываемый от народа: прибыль от трезвости в 3—4 раза превышает недобор от продажи алкогольно-табачных ядов.

            В 198,6 и 1987 гг. у нас рождалось на 500—600 тыс. младенцев в год больше, чем в каждом из предыдущих 46 лет.

            В 1986—1987 гг. умирало в год на 200 тыс. человек меньше, чем в 1984 г. В США, к примеру, такого снижения добились не за год, как у нас, а за целых семь лет. В результате за 2.5 года сохранена жизнь полумиллиона людей.

            Смертность населения в трудоспособном возрасте уменьшилась в 1987 г. на 20 %, а смертность мужчин этого же возраста — на 37 %.

            В 1986 г. смертность от несчастных случаев, отравлений и в дорожно-транспортных происшествиях по вине пьяных водителей сократилась на 30 %, а производственный травматизм снизился на 20 % (к 1984 г.).

            В 1986—1987 гг. население увеличивалось на 2.9 млн. человек в год, тогда как в 1981—1985 гг.— на 2.4 млн.

            Выросла средняя продолжительность жизни, особенно у мужчин: с 62.4 в 1984 г. до 65 лет в 1986 г.

            Снизилась детская смертность.

            На 8 % уменьшилась доля ослабленных детей среди новорожденных.

            Народ стал оживать. Страна, как после тяжелой болезни, стала поправляться и постепенно залечивать свои раны.

 

            ^ АТАКА НА ТРЕЗВОСТЬ

 

            Алкогольная мафия не думала сдавать свои позиции. Постановление, выполнявшееся почти два года, уже с конца 1987 г. стало нарушаться. То там, то здесь, на местах и в центре пошли слухи о разрешении увеличения продажи алкоголя. Постепенно начала набирать силу новая волна алкоголизации.

            "Ломехузы" активизировались гораздо раньше. Сразу же после опубликования Указа они старались дискредитировать то мощное антиалкогольное движение, которое и подняло народ на борьбу за трезвость. Особое внимание было уделено вновь образованному Обществу трезвости. Началось с того, что в его правление в административном порядке были введены люди, не имевшие никакого отношения к трезвенническому движению. Все борцы-трезвенники были сознательно отстранены от работы в правлении, для них попытались закрыть все двери, любое их выступление дружно объявляли экстремистским, В результате Общество трезвости очень скоро превратилось в  казенно-бюрократическую организацию. Эту ситуацию совершенно правильно оценил один из авторов письма в „Правду": „Общество трезвости существует само по себе, а борьба за трезвость — сама по себе".

            Не оправдал надежды и журнал „Трезвость и культура". На должность главного редактора, опять же в административном порядке, поставили человека, хорошо известного своими установками на „умеренное" и „культурное" винопитие. А в редколлегию, так же как и в правление Общества трезвости, были введены люди, не имеющие никаких заслуг и опыта в борьбе за здоровый образ жизни.

            Всеми доступными способами „ломехузы" стали распространять суждения о том, что наш народ абсолютно не готов к трезвости, поэтому резкого ограничения алкоголя допускать нельзя. Они уверяли, что сам народ против всяких ограничений в продаже водки.

            Однако проведенный по линии ЦК ВЛКСМ опрос общественного мнения давал другую картину. При этом приводились только средние цифры без учета уровня потребления алкоголя в различных регионах страны.

            Так, например, если принять потребление алкоголя в стране за 100 %, то в России оно составило 116,9%, водки— 129,5 % В республиках Прибалтики — соответственно 124,3 и 111,9 %> Средней Азии — 64,2 и 64,3, а в Закавказье —46,7 и 37,6 %.

            Следовательно, в России и Прибалтике потребление алкоголя было много выше, чем в среднем по стране, а это тщательно замалчивалось.

            Вопреки высказываниям средств массовой информации о том, что наш народ якобы не подготовлен к трезвости, изучение общественного мнения показало, что 58,8 % опрошенных целиком поддерживает решение, правительства, а 21,7 %—также одобряет это решение, но с некоторыми оговорками. Таким образом, свыше 80 % населения всех возрастов положительно оценили данное Постановление. Как же можно говорить, что народ не подготовлен к решительным действиям против пьянства? Тем более что в ряде регионов страны, например в Эстонии, одобряющих этот документ было 89,4 %. Но поддерживая Постановление в целом, многие считали его недостаточно полновесным и настаивали на введении „сухого закона" немедленно.

            Что касается популяризации данного Постановления, то опрос показал, что с этим дело обстоит очень плохо. В течение месяца лишь 27,3 % членов партии и комсомола обсудили его на своих собраниях и 34,8 % членов коллективов услышали о нем на профсоюзных собраниях. Не спешили включаться в работу и политинформаторы. Несмотря на то, что Постановление касалось жизненно важного вопроса для народа, только 19,8 % опрошенных в течение месяца услышали сообщение об этом документе, а 18,3 % прослушали лекцию о вреде алкоголизма. Обратите внимание, что лекция была не о вреде алкоголя, а о вреде алкоголизма.

            Несмотря на это, основной вывод в результате опроса общественного мнения таков: «практически все категории и слои населения страны проявили высокий интерес к Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР „О мерах борьбы с пьянством и алкоголизмом"».

            Кроме того, опрос показал, что население страны абсолютным большинством голосов одобряет наказания за такие виды проступков, как появление в общественных местах в нетрезвом виде, спаивание несовершеннолетних, спекуляция спиртными изделиями и т. д. Люди считают, что пьяницы и алкоголики должны отрабатывать штрафы в выходные, праздничные дни и другое, свободное от работы, время. Свыше 20 % молодежи в возрасте до 30 лет выступает за ужесточение мер наказания, вплоть до ареста. В Средней Азии почти 50 % опрошенных выступает за полное прекращение производства и продажи любых алкогольных изделий.

            Среди представителей старшего поколения каждый 'второй считает эффективной в борьбе с пьянством такую меру, как повышение спроса с руководящих работников.                                                                                                                                                                                                                                                                      

            К нашему стыду, меньше всего сторонников полного прекращения производства алкоголя оказалось среди интеллигенции, а также среди членов партии (около 15 %).

            Итак, по этим данным нельзя сделать вывод, что наш народ не готов к решительной борьбе за трезвость. Даже при том условии, что партийные и советские органы в центре и на местах не спешили с пропагандой антиалкогольных решений, народ решительно высказывался за отрезвление.

            Несмотря на неблагоприятные условия, искусственно создаваемые алкогольной мафией, а также советскими и партийными бюрократами на местах, трезвость в народе быстро стала нарастать, буквально с первых дней по объявлении Указа правительством. Идея трезвости буквально висела в воздухе, и если бы в это время было издано постановление о полном прекращении производства и продажи алкоголя, огромное большинство нашего народа не только приняло бы это решение, как должное, но и вздохнуло бы с облегчением.

            Такое положение ничего хорошего „ломехузам" не сулило. Душевое потребление алкоголя продолжало снижаться. Надо было от пассивного сопротивления трезвости переходить к активной борьбе с ней. И вот исподволь, сначала робко, осторожно, стали появляться публикации, в которых говорилось, что ограничения в продаже алкоголя не приносят пользы. Искусственно создавая очереди за вином, „ломехузы" стремились вызвать неудовольствие в народе и поднять общественное мнение против сокращения его производства и реализации. Они снимали на кинопленку толчею или даже драку в очередях и, демонстрируя это по телевидению, лили крокодильи слезы за „бедный народ", которого лишают его „законного права". Создавая дефицит на торговых прилавках, мафия не ограничивала отпуск вина в одни руки, что приводило к спекуляции. И это также объясняли ограничением алкогольной торговли.

            Чтобы опорочить трезвенническое движение, „ломехузы" не гнушались ничем. Воспользовавшись тем, что одна из фабрик, производивших сахарный песок, временно выбыла из строя, а спрос на него в летнее время был очень высок, мафия припрятала запасы этого продукта на складах и даже, как было сообщено в печати, спускала его в реку — только для того, чтобы „ломехузы" подняли истошный крик, что сахара в стране не стало, так как из него гонят самогон в связи с ограничением винной торговли.

            И хотя вся эта провокация была шита белыми нитками, мафия добилась введения карточной системы на сахар, тем самым как бы подкрепив мнение о бешеном росте самогоноварения. Правда, анализ статистических данных о потреблении сахара по месяцам показал, что зимой, когда кустарный алкоголь должен был бы производиться особенно интенсивно, уровень потребления сахара в 1987 г. был не выше, чем в 1986 или 1985 гг. Но в статистический справочник мало кто заглядывает, и общественное мнение так и осталось при убеждении, что талоны на сахар ввели из-за самогонщиков.

            Между тем мафию уже не удовлетворяли наскоки на очереди и на спекуляцию. Она мечтала о том, чтобы было отменено само Постановление, ограничивающее винную торговлю. А для этого надо было возобновить пропаганду умеренных доз и „культурного" винопития, которая, к большому сожалению мафии, была осуждена в Постановлении, как несущая вред народу. На сцену вышло немало опытных „борцов" — журналистов, экономистов, социологов и писателей.

            Одним из самых запоминающихся было выступление Е.Евтушенко в „Литературной газете". Этот просвещенный человек не постеснялся

            увязать свое понимание культуры... с томатным самогоном. Его слова произвели большое впечатление на тех, кто питал иллюзии в отношении его таланта и нравственных убеждений. И сразу же народ ответил на это выступление стихами, которые достойны публикации.

 

            ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО

           

            ^ Бутылка  вина  может  быть хорошей  собеседницей

                                Евтушенко

 

            Евтушенко пишет о культуре,

            Учит массы, как себя вести..

            Кто бы лучше смог толпище-дуре

            Тонкий сей предмет преподнести?

           

            „Бескультурье, косность, претерпелость",—

            Бьет он с подвернувшихся трибун.

            Хоть весь мир учить имеет смелость,

            Словно расходившийся болтун.

           

            Дескать, трепещите, патриоты,

            Бескультурье тянет нас назад...

            И культуры покорять высоты

            Он зовет который год подряд.

           

            Льется слово гладко и красиво,

            Перестройку жаждет он спасти,

            Заодно узнали мы, что пиво

            На Камчатке он не смог найти.

           

            А поскольку не было и водки,

            Пить пришлось томатный самогон.

            От таких издержек перестройки

            Был поэт в больницу водружен.

           

            Но бесед наедине с бутылкой

            Не пресек подкравшийся гастрит..

            Выпьет и с воинственностью пылкой

            Снова о   культуре говорит,

           

            Примером иезуитской работы может стать и статья И.Лисочкина «Бокал вина в „Нектаре"», опубликованная в газете „Ленинградская правда".

            Все „ломехузы", борясь с трезвостью, говорят о „культуре" винопития, между тем, с точки зрения нормального человека, говорить надо о культуре поведения человека, о культуре жизни без вина. Из трудов школы И.П.Павлова известно, что после первой же дозы алкоголя в мозгу угнетаются ассоциации, возникшие в результате воспитания, то есть угнетаются и гибнут основы культуры в человеке. О какой же „культуре" винопития может идти речь!

            „Ломехузы" всем этим пренебрегают, и как только алкогольная мафия добилась победы, и борьба за трезвость оказалась в загоне,— на сцену вновь выплыла „культура" винопития. И. Лисочкин буквально смакует это понятие:

            „Вот наступит Новый год, и все мы поднимем традиционные бокалы с играющим вином, а через некоторое время, в зависимости от гастрономических склонностей, потянемся к рюмке с выдержанным виноградным вином, готовя кусочки лимона с сахаром, или к запотевшему стаканчику с водным раствором более простого этилового спирта, который хорош под маринованные грибки..."

            Написано, как мы видим, со знанием дела.

            Автор не одинок в своем стремления соблазнить своих соотечественников. Он даже не оригинален. Подобные дифирамбы выпивке с грибками можно прочесть даже в детской литературе!

            Вот стихотворные строки поэта Д.Самойлова из сборника, изданного в „Поэтической библиотеке школьника": „...А тут блины. С гречичным же блином шутить не стоит! Выпить под него — святое дело. Так и порешили. И повторили вскоре... Не спешили. И яблочко моченое лоснилось и тоже стать закускою просилось. Тугим пером вострился лук зеленый, а рядом — царь закуски — груздь соленый с тарелки вопиял и требовал, чтоб не было отсрочки..." — и далее в таком же духе.

            Все „ломехузы" ратуют за отмену любого ограничения алкоголя, приводя излюбленное возражение: „Что же, порядочному человеку нельзя выпить бокал шампанского на Новый год?" Но это даже по И.Лисочкину только начало: после „традиционного" бокала „играющего вина" человек сразу же потянется к рюмке с другим, более крепким напитком...

            А теперь посмотрим, что это стоит здоровью человека.

            Вот описание состояния коры головного мозга у умершего „весельчака" и „балагура", который при жизни, по мнению друзей и даже врача, пил „культурно": „...изменения в лобных долях видны даже без микроскопа: извилины сглажены, атрофированы, множество мелких кровоизлияний. Под микроскопом видны пустоты, заполненные серозной жидкостью». Кора мозга напоминает землю после того, как на нее сбросили бомбы,— вся в воронках. Здесь каждая выпивка оставила свой след... Больной только казался беспечным юмористом, весельчаком, но он был еще и слабоумным, ибо такое поражение алкоголем лобных долей не могло не затронуть его интеллект" (В.А.Рязанцев, психиатр-нарколог. Беседы о трезвости. „Высшая школа". Киев, 1987 г.).

            Все, что говорят об алкоголе обывателя или пишут авторы, подобные И.Лисочкину, это с научной точки зрения или полуправда, или чистейшая ложь.

            Считается, например, что люди пьют якобы для веселья. На самом же деле при потреблении алкоголя никакого веселья нет и быть не может. Ибо это состояние есть не что иное, как первая стадия наркотического возбуждения, которые мы, врачи, наблюдаем у больного при даче ему любого наркотического вещества: морфия, эфира, хлороформа и т. д. Стадия возбуждения — это патологическое состояние, которое ничего общего с весельем не имеет. Выпив, человек оказывается с выключенной корой головного мозга, и поступки его будут бездумны, в зависимости от обстоятельств: в одних случаях он будет петь и плясать (а вернее, кричать и прыгать), в других — ругаться и драться, в третьих — плакать, в четвертых — просто тупо сидеть, как истукан и т. д. Это состояние, с чисто физиологической точки зрения, оказывает на организм совсем обратное веселью влияние. После „пьяного веселья" на другой день сохраняется чувство похмелья, головная боль, неприятные воспоминания, тупость в голове. И не возникает никакого желания работать...

            Еще сто лет тому назад ученые утверждали, что вино — враг труда и отдыха и, уж конечно, враг веселья!

            Некоторые пьют „для храбрости". На самом же деле после приема вина не храбрость появляется, а угнетается чувство стыда. Между тем стыд, с общественной точки зрения, очень ценное чувство, которое защищает человека, а тем самым и общество, от безнравственности.

            Трезвому стыдно причинять неприятности другому, обидеть женщину или ребенка, стыдно перед друзьями быть неблагородным, перед обществом — вести себя недостойно. А человек выпил — и ему не стыдно. Он „храбро" хулиганит, лезет в драку с более слабыми, „не боится" выражаться нецензурно и т. д., чего, будучи трезвым и если его мозг не разрушен предыдущими приемами алкоголя, он бы не сделал. И эта, так называемая „храбрость", есть не что иное, как угнетение функций мозга, как потеря нравственности.

            Прием спиртных напитков часто мотивируют необходимостью снятия стресса. Такое суждение — результат примитивного невежества. Тщательное изучение этого вопроса показало, что во всей нервной, а также эндокринной системе алкоголь приводит к таким же грубым изменениям, которые имеют место и при стрессе. В результате алкоголь не уменьшает, а углубляет эти изменения, он как бы удваивает патологическое состояние, наносимое стрессом, и часто делает его необратимым.

            Профессор  В.Г.Старцев  в  Сухуми  своими  опытами  на  обезьянах доказал,   что   если   у   животного   вызвать   стресс,   а   затем   дать  ему алкоголь, или, наоборот, сначала дать выпить, а потом вызвать стресс, последний протекает много сложнее и тяжелее, подопытное животное трудно выводится из этого состояния и часто погибает.

            Потому-то человек, принимающий винный напиток как бы для лечения, на самом деле резко усугубляет свое состояние.

            Очень распространено мнение, что алкоголь согревает и что его полезно принимать на морозе. Однако еще сто лет назад ученые строго научно, объективно и на большом материале доказали, что если среднегодовая температура в регионе ниже на 5 градусов, смертность от алкоголя увеличивается в 10 раз. А это значит, что в холодном климате пить особенно опасно, и для защиты населения должны быть приняты строго ограничительные меры, запрещающие продажу и потребление спиртных изделий в северных районах.

            Объективное изучение свойств алкоголя показывает, что когда обыватели и враги трезвости приписывают ему некие положительные качества, они или наивно заблуждаются, или сознательно искажают факты.

            У алкоголя, как у ядовитого вещества, обладающего свойством уничтожать любую живую клетку, не может быть ничего полезного. При приеме его внутрь на какое-то время возникает состояние эйфории, когда человек теряет истинную ориентацию, я вот это состояние потери ориентиров выдают за положительное действие спиртных напитков те, кто хотел бы, чтобы мы не прекращали пить. На самообмане, на наркотических свойствах вина и держится массовое распространение этого губительного продукта.

            К сожалению, автор статьи «Бокал вина в „Нектаре"» в своих суждениях об алкоголе не поднялся выше пьющего обывателя, грубо извращая факты, касающиеся периода всенародного движения за трезвость, показал, что он — активный сторонник спаивания народа. Вот отдельные выдержки из его статьи: „...Затяжная борьба (имеется в виду борьба за трезвый образ жизни после Постановления.— Ф. У.), не давшая никаких реальных результатов, стоила государственному бюджету более 4-х Чернобылей (39 миллиардов против 8), число отравившихся суррогатами значительно превысило потери в страшной войне в Афганистане"; или: „...Трещат ребра почтенных граждан в километровых очередях".

            Да, мы действительно за алкоголь недополучили 39 млрд. руб. за пятилетку. Но это блестящее достижение и великое благо для народа. У нас в год выпивается алкогольных изделий приблизительно на 35 млрд. руб. За это мы расплачиваемся миллионом людей, погибших от причин, связанных с алкоголем, и рождением 200 тыс. дефективных и умственно отсталых детей. И если у нас не было выпито яда более годового расхода, значит, мы сохранили упомянутое число человеческих жизней и не добавили к нашим несчастным детям столько дефективных. А этот факт приводит И.Лисочкина в ужас. Он хотел бы, чтобы план по продаже наркотического яда перевыполнялся и гибло бы еще больше и взрослых, и детей. И какой цинизм и кощунство сравнивать это с народной бедой!

            Экономические рассуждения этого журналиста отличаются большим лукавством. Он, например, умалчивает о том, что за пятилетку только в сберкассы внесено дополнительно 45 млрд. руб. Если объективно подсчитывать, то оказывается, что мы получили прибыли в 3—4 раза больше, чем недобрали за алкоголь.

            И.Лисочкина беспокоят отравления суррогатами. Но ведь хорошо известно, что и без всякого ограничения люди гибнут от них тысячами. Известно и то, что 40 тыс. наших сограждан ежегодно погибают только от отравления именно алкоголем. Это в 4 раза больше, чем от суррогатов, а автор молчит. Значит, для него дело не в гибели людей, а лишь в желании доказать вред от отрезвления народа!

            Что же касается поломанных „ребер почтенных граждан", то я глубоко убежден, что ни один уважающий себя гражданин в километровой очереди за водкой стоять не будет. Но самое главное — автор статьи почему-то не пытается вскрыть причину этих очередей. А она не в том, что мы на 30 % сократили продажу спиртных изделий, а в том, что алкогольная мафия совершенно обдуманно уменьшила число винных магазинов почти а 10 раз, сознательно создала дополнительный дефицит на

            прилавках, придерживая товар или пуская его в сферу спекуляции. Она создала очереди для того, чтобы вызвать недовольство решением государства хоть частично сократить безудержную алкоголизацию народа.

            И.Лисочкин сочувствует „бедным" пьянчужкам, стоящим в очереди за собственной бедой. Я же жалею несчастных уродцев, которые рождаются от этих любителей зелья. И если уж кому сочувствовать, то, скорее, нашим женщинам, после работы стоящим часами за маслом, мясом, за овощами или молоком для детей. Я как-то под вечер видел очередь за водкой человек в двадцать, а у молочного магазина — никого... Нет молока. Я так и не мог купить его ни в одном магазине района.

            И.Лисочкин уверяет читателей, что „затяжная борьба" не дала „никаких реальных результатов". Это уже не полуправда, не ложь, это — настоящая клевета. Несмотря на сопротивление и преследование активных борцов за трезвость со стороны многих партийных и административных органов, они добились в короткие сроки таких блестящих результатов, которые превзошли самые смелые прогнозы.

            Вначале скажу, что мы имели в 11-й пятилетке до начала борьбы за трезвость. За пятилетку продажа алкоголя дала казне 169 млрд. руб. (т. е. в среднем 33 млрд. „пьяных" руб. в год). Взамен она поглотила 5 млн. человеческих жизней, перемолов их в опоях, пьяных драках, болезнях, других лабиринтах алкоголизации общества; кроме того, унесла а виде разных убытков 600 млрд. руб. (т. е., по 120 млрд. руб. в год). Эти данные опубликовал П.Н.Шихирев в книге „Жить без алкоголя" (М., „Наука". 1988 г.).

            Что касается результатов антиалкогольных сражений, можно обратиться к цифрам и фактам, приведенным в журнале „Трезвость и культура" (№ 10, 1986 г. и № 3, 1987 г.)-. „За один год активной борьбы с врагом, каким является пьянство, отмечалось значительное снижение смертности, сокращение потерь рабочего времени из-за прогулов, основной причиной которых является пьянство, и т. д. Численность населения увеличилась, средняя продолжительность жизни возросла до 69 лет.

            С июня 1985 г. по июнь 1986 г. у нас в стране впервые за долгий срок уменьшилось более чем на сто тысяч количество смертей по причине сердечно-сосудистых заболеваний. Медики считают, что это — результат сокращения потребления винно-водочных изделий".

            Как уже было сказано, статьи о маринованных грибочках и бокалах шампанского начали появляться в печати с 1987 г. Ни руководители средств массовой информации, ни ответственные лица из партийно-советских органов на них не реагировали. „Ломехузы" обнаглели и стали критиковать уже саму борьбу за трезвость, уверяя, что она осложняет и без того сложную экономическую ситуацию в стране, то есть все ставили с ног на голову. И опять им никто не возразил. Более того, нападки на трезвость повели некоторые депутаты и члены Верховного Совета СССР. А известный экономист Н.Шмелев договорился до того, что предложил для выхода из ситуации застоя открыть все шлюзы для алкоголя.

            Ничего умнее „избранники народа" придумать не могли. А вот что пишет „простой человек" — ветеран ВОВ и труда Анатолий Григорьевич Семин из Актюбинска. Он прислал мне целый трактат, и место ему, конечно" же, в журнале или в газете, но там печатают сегодня исключительно лисочкиных, левиных, шмелевых, поэтому постараюсь как можно полнее ознакомить читателей с тем, что чувствует и думает этот замечательный человек.

            «Уважаемый Федор Григорьевич!

            15 мая 1985 года вышел в свет Указ Президиума Верховного Совета СССР „О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения". Затем, как Вы знаете, последовало совместное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров Союза ССР по этому же вопросу.

            Принятие вышеуказанных нормативных документов, несмотря на их паллиативный характер, тем не менее, вызвал у нашего народа известные надежды на лучшее в деле борьбы с пьянством и алкоголизмом, самогоноварением, которые получили довольно широкое распространение в нашем обществе, охватив все без исключения социальные слои. Примеров, подтверждающих масштабы этого социального зла, я не привожу, так как их бесчисленное множество, и они Вам известны, конечно, не хуже, чем мне. Я делаю это утверждение в особенности после прочтения написанной Вами книги „Из плена иллюзий", которую мне посчастливилось купить в прошлом 1987 г., во время моего кратковременного пребывания в Ленинграде. Довольно яркую картину гибельного влияния пьянства и алкоголизма на наш народ нарисовал в своем труде „Чума XX века" профессор Бестужев-Лада.

            В первое время после выхода в свет Указа дышать стало легче. Далеко не у каждого находилось время по 3-4 часа и более стоять в очереди за бутылкой этой отравы. В принципе был поставлен определенный заслон перед подростками, желающими „побаловаться алкогольными напитками... Но самое главное я видел в том, что среди очень многих наших людей стало укрепляться мнение, что, оказывается, без водки, „бормотуха" и других алкогольных напитков человек вполне может прожить, не считая свою участь „пагубной" и „ущербной".

            Но как показали дальнейшие события, надежды на это стали довольно быстро таять. И что удивительно — первый удар по этим надеждам если не прямо, то косвенно, нанесло первое же постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, последовавшее через 3-4 месяца после вышеупомянутого Указа. Вместо подведения первых, предварительных итогов борьбы с пьянством и алкоголизмом, это довольно пространное постановление не привело ни одного конкретного примера: в каких же именно республиках, краях, областях появились первые, пусть не многочисленные, но все же положительные примеры в деле борьбы с „зеленым змием"? Благодаря каким именно мерам эти положительные, обнадеживающие сдвиги стали возможными? В каких именно регионах страны, даже самых маленьких, позитивных результатов достичь не удалось, по какой причине, кто персонально в этом виноват, какие сделаны в связи с этим выводы? Какова определенная политика в этом вопросе в нашей стране на будущее?

            Ни на один из этих вопросов, названных мной, это постановление не отвечало. Все оно было выдержано в давно надоевших газетных штампах: „указать", „обратить внимание", „усилить", „шире развернуть" и т. д. и т. п.

            И на периферии кое-кто сделал для себя соответствующие выводы. То в одной, то в другой области стали постепенно сворачивать противоалкогольную борьбу.  Несмотря на протест населения, стали даже сохранять торговые точки с хмельным — у школ, детских садов, яслей, вокзалов, промышленных предприятий, учебных заведений. Работники ресторанов и кафе, переведенные на безалкогольный режим работы, сначала озираясь, а потом все смелее и смелее стали предлагать посетителям винно-водочные изделия, открывать ранее закрытые ларьки, магазины по продаже алкогольных напитков, стала вновь появляться в прежнем ассортименте „бормотуха".

            И все это делалось, несмотря на непрекращающиеся протесты, на виду у нашего народа и, как правило, с благословения местных советских я партийных органов, лицемерно делавших и до сих пор делающих вид, что эти факты им, мол, совершенно неизвестны.

            ...Печать наша, радио, телевидение все реже и реже стали выступать на антиалкогольные темы. Более того, основным лейтмотивом таких выступлений стало стремление средств массовой информации внушить всему населению нашей страны бесплодность и бесперспективность серьезной борьбы за трезвый образ жизни, ориентируя наш народ на якобы единственно перспективную форму борьбы с пьянством — это постоянное воспитание наших людей в духе „культурного" пития алкогольных напитков, несмотря на то, что они во всем мире признаны наркотиком, ядом.

            Короче говоря, столь широко рекламированная в свое время в нашей стране антиалкогольная борьба начала, едва зародившись, бесславное отступление по всему фронту, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И к настоящему времени „все возвратилось на круги своя".

            Таким образом, гора родила мышь.

            Последствия этого не замедлили сказаться на всей нашей общественной жизни. Снова на производстве начались пьянки, в семьях — пьяные скандалы. Снова полезли вверх показатели дорожно-транспортных происшествий, хулиганства, правонарушений, зверских убийств.

            Страна наша, общество наше снова стали погружаться в беспробудное пьянство,

            В чем я вижу крах борьбы с пьянством?

            Основных причин я вижу две. Первая — экономическая. Сокращение в первое время производства и продажи винно-водочных изделий существенным образом лишило торговлю „пьяных" рублей, что не могло не сказаться на местном бюджете. Компенсировать чем-либо отток из торговли денежных средств наше общество не сумело, так как к этому готово не было, а, главное, многие и не хотели этого.

            .. .Мы привыкли плыть по течению.

            Широко объявленная перестройка во всей нашей жизни стала вскоре пробуксовывать, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И общество снова, против его желанна, было поставлено в положение, когда его „благополучие" было поставлено в зависимость от поступления в бюджет страны „пьяных" рублей, что практикуется сегодня во всей стране довольно широко.

            Вторая причина — политического характера. Что я имею в виду конкретно? Я убежден в том, что уже на протяжении десятилетий как внутри нашей страны, так и за ее пределами существуют довольно внушительные силы, которые, постоянно оставаясь в тени, поставили своей главной задачей довести народы нашей Родины, и в первую очередь русский народ, до полнейшего вырождения путем пьянства, культивируемого в небывалых доселе масштабах.

            Сделать из русской нации, представляющей костяк советского народа, в конце концов, нацию алкоголиков, дебилов, дегенератов, совершенно неспособных к управлению своим государством. И нужно сказать, что в этом направлении наши противники добились уже сегодня весьма внушительных результатов, что прекраснейшим образом подмечено Николаем Панченко в его стихотворении, которое я не могу не привести здесь:

           

            ^ Павлу Филонову, Александру Чижевскому

            и другим калужанам великим и безвестным

            В России плохо с мужиками,

            Чтоб с головою да с руками —

            И не одна война виной,

            И неурядицей одной

            Не оправдать тоска их съела.

            Попробуй, посиди без дела

            К беде Отечества спиной?!

            Борцы, аскеты,

            Сумасброды,

            Земной презревшие уют,

            Копают тупо огороды

            И водку пьют или не пьют.

            Их нет в искусстве, нет в науке,

            Их запах выдрали из книг,

            Чтоб внуки их и внуков внуки

            Учились жизни не у них...

           

            И сегодня главная задача сил, стремящихся во что бы то ни стало довести спаивание нашего народа, до логического конца, заключается в том, чтобы этому процессу придать наибольшее ускорение.

            А вот когда окончательно спившийся народ будет уже не в состоянии не только управлять государством, что отчасти мы все наблюдаем уже сегодня, на даже не способен будет проводить самое элементарное обслуживание самого себя, вот тогда эти силы, эти новоявленные „варяги", находящиеся столь долго в тени, уже никого и ничего не боясь, выйдут на самое светлое место и заявят о себе во всеуслышание, взяв на себя функции государственных, политических, научных и общественных руководителей под видом „демократов"...

            Находясь пока в тени, эти люди в течение всех 70-ти лет изыскивали все новые методы уничтожения и с успехом их применяли. Можно только удивляться их дьявольской изобретательности. В двадцатых годах был организован голод в России и Украине, когда народ миллионами погибал, а продукты гнили в погребах. В 1929—1930 гг. была проведена насильственная коллективизация с такими репрессиями, от которых погибли многие миллионы основных тружеников села, его костяк, цвет русского крестьянства.

            Нашествие фашизма сопровождалось людскими потерями десятков миллионов как военных, так и мирного населения.

            Была организована система концлагерей, которую начал создавать еще Троцкий таким образом, что погибали десятки миллионов лучших людей России — цвет нации. И, наконец, когда дальнейшая гибель наших людей в концлагерях по ряду политических соображений стала невозможна, мафия не остановилась, а быстро нашла и развила такую алкогольную вакханалию, которая уже унесла из жизни больше, чем концлагеря, подорвала здоровье всего населения страны и грозит полным уничтожением в первую очередь коренного населения страны, то есть грозит выполнить основную свою задачу — биологического вытеснения русского народа.

            И надо сказать, что до сих пор в силу целого ряда причин это им неизменно удавалось и приносило успех в их черной работе. Очень жаль только, что в нашем обществе, в самом народе устремлениям этих сил не придавалось и не придается должного значения.

            Таким образом, потери нашего народа неимоверно велики, серьезны и недооценивать этого уже нельзя.

            В этой обстановке, прямо скажем — катастрофической, когда наше общество, наш народ снова покатился по наклонной плоскости, казалось, что средства массовой информации нашей страны должны были забить тревогу по поводу потерь хотя бы тех немногих, очень скромных положительных позиций в борьбе с пьянством, которых мы сумели все же достичь к середине 1987 г. Казалось бы, что средства массовой информации должны были мобилизовать все здоровые силы нашего общества на ужесточение, совершенствование противоалкогольных мер, на широкое обсуждение путей преодоления кризиса, переживаемого нашей страной. Но — нет, наоборот.

            Многие публикации, помещаемые в последнее время на страницах наших газет, стараются посеять среди наших читателей мнение, что, мол, дальнейшее ужесточение мер борьбы с пьянством нецелесообразно ввиду их низкой, мол, результативности, что мы уже и так „перегнули палку" — повышением цен на алкоголь, сокращением времени работы винных магазинов, проявляем негуманность к людям, в силу тех или иных причин пристрастившихся к хмельному, и что вообще — борись, не борись,— а пьянство все равно, мол, не искоренишь...

            Многие наши газеты, такие как „ Известия", „ Комсомольская правда", „Советская культура", как бы соревнуясь друг с другом, лейтмотивом своих статей, посвященных состоянию так называемой борьбы с пьянством, стали настойчиво навязывать читателю мысль, что, мол, настала пора открытие ранее закрытых торговых точек по продаже алкоголя, увеличения времени работы этих торговых заведении, отмене ограничений на количество закупаемого покупателем зелья и т. д. То есть подводится читатель к мысля, что торговлю винно-водочными изделиями надо организовывать так, как это было до принятия известного Указа от 15 мая 1985 г.

            В этой связи очень беспокоит и позиция журнала „Трезвость и культура", журнала, который призван задавать тон и противоалкогольной пропаганде. Но, к глубокому сожалению, он избрал антитрезвенническую позицию.

            Нет передач, посвященных борьбе с пьянством, и по телевидению. - Хорошим примером в деле борьбы с пьянством являются, на мой взгляд, журналы „Наш современник", „Молодая гвардия", „Москва", которые на протяжении длительного времени стараются дать объективную информацию о сложившейся в стране обстановке, касающейся вновь набирающего силу пьяного разгула среди нашего народа. В связи с этим как бы пророческими выглядят слова известного русского поэта графа Алексея Константиновича Толстого из его стихотворения „Богатырь":

           

            ...Отучат и расходятся чарки,

             Рекою бушует вино,

            Уносит деревни и села,

            И Русь затопляет оно.

            Дерутся и режутся братья,

            И мать дочерей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Ломехузы iconНовости  → 
...
Ломехузы iconЛомехузы
После выхода в свет моей книги „В плену иллюзий, посвященной борьбе с потреблением алкоголя, прошло немногим более пяти лет. Что...
Ломехузы iconЛомехузы
После выхода в свет моей книги „В плену иллюзий, посвященной борьбе с потреблением алкоголя, прошло немногим более пяти лет. Что...
Ломехузы iconЛомехузы
После выхода в свет моей книги „В плену иллюзий, посвященной борьбе с потреблением алкоголя, прошло немногим более пяти лет. Что...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница