Башаримов Пуговка «Пуговка»


НазваниеБашаримов Пуговка «Пуговка»
страница1/12
Дата публикации30.06.2013
Размер1.81 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Литература > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Андрей Башаримов

Пуговка

«Пуговка»: Колонна Publications; 2003

ISBN 5-98144-003-1

Аннотация
Критика Проза Андрея Башаримова сигнализирует о том, что новый век уже наступил. Кажется, это первый писатель нового тысячелетия – по подходам своим, по мироощущению, Башаримов сильно отличается даже от своих предшественников (нового романа, концептуальной парадигмы, от Сорокина и Тарантино), из которых, вроде бы, органично вышел. Мы присутствуем сегодня при вхождении в литературу совершенно нового типа высказывания, которое требует пересмотра очень многих привычных для нас вещей. Причем, не только в литературе. Дмитрий Бавильский, "Топос" Андрей Башаримов, кажется, верит, что в русской литературе еще теплится жизнь и с изощренным садизмом старается продлить ее агонию. Маруся Климова

формат 70x100/32, издательство "Колонна Publications", жесткая обложка, 284 стр., тираж 1000 экз. серия: Vasa Iniquitatis (Сосуд Беззаконий). Также в этой серии: Уильям Берроуз, Алистер Кроули, Илья Масодов, Пьер Гийота
«Пуговка»

роман
«По заказу Государственного Комитета по Телевидению и Радиовещанию»
***
Скрипнула дверь. Мама зашла в комнату и присела на край кровати.

– Ну где же ты, моя пуговка, ну где же ты, моя копия? Вся спряталась под одеяльцем, один носик торчит. – Мама осторожно отвернула край одеяла и легонько пощекотала ногтем кончик носа спящей девочки лет девяти.

Пуговка зевнула, потянулась, потерла кулачками глаза и засопела.

– Что, сопли уже? Вот видишь, – покачала головой мама. – Что я тебе говорила? Надо было рукавишки тогда одевать, а ты не послушалась. А теперь простыла. Вот упрямица какая ты у меня. Одна радость, что кушаешь хорошо – щечки красненькие. – Мама легонько ущипнула Пуговку за щеку.

Пуговка поморщилась и, вытянув губки трубочкой, хрипло закашлялась.

– А еще и кашель какой нехороший! – Мама всплеснула руками.

– Мам, а мам, – Пуговка умоляюще заглянула ей в глаза. – А можно я сегодня не пойду?

Мама сердито посмотрела на нее.

– Это что еще за номера такие? А потом снова тройки приносить будешь? Э, нет! Пойдешь как миленькая! Давай-ка, собирайся быстрее… Господи! Да уже без десяти восемь! Без десяти восемь! Быстренько! Аленка, быстренько давай!

– Ну, мама… А я кашляю! Я кашляю! А вдруг я еще сильнее заболею? И тогда совсем в школу не буду ходить? Не пойду тогда в школу, не пойду, не пойду! – весело защебетала Пуговка.

– А я тебе пластырь наклею, чтобы не заболела, солнышко мое хитренькое, – улыбнулась мама.

– Ну мамаааа, ну пожалуйста, ну не надо пластырь! Он мне щиплет больно! Ну не надо, пожалуйста, не надо! – Пуговка бросилась животом на кровать, закрыв голову руками. – Не буду! Не буду! Не буду!

– Надо, девочка моя, а то заболеешь. – Мама открыла шкаф и достала из аптечки кусок пластыря. – Вот увидишь, тебе сразу станет легче, а то помнишь, как ты в прошлую зиму сильно болела? Помнишь, как плакала, и мы еще потом "Скорую" вызывали? Или ты хочешь, чтобы тебе дядя укольчики делал? Да?

– Нет! Нет! Нет! Не хочу укольчики! – Пуговка забила голыми ножками по одеялу.

– А раз не хочешь, – мама погладила девочку по голове, – значит хватит капризничать, и давай пластырь приклеим. Ну?!

– Хорошо, мамочка, хорошо. – Пуговка перевернулась на спину и задрала пижаму.

Мама наклеила ей на грудь большой прямоугольник.

– Ой, – поморщилась девочка, – мне печет, печет горчичка, печееет…

– Потерпи, – мама ласково поцеловала Пуговку в щеку, – ты скоро привыкнешь. Ты ведь у меня сильная девочка, правда?

Пуговка кивнула, в глазах у нее блеснули слезы.

– А это что еще за наводнение? – Мама взмахнула рукой. – А ну-ка раз, два! Раз, два! Алееее! Оп!

Пуговка спрыгнула на пол, подобравшись, сделала два кувырка к шкафу и встала на руки вниз головой, прижав спину к деревянной панели.

Мама начала хлопать в ладоши и считать:

– И-раз, и-два, и-три, и-четыре, и-пять, и-шесть, и-семь, и-восемь, и-девять, и-десять, и-одиннадцать, все!

Пуговка оттолкнулась спиной от шкафа, перевернувшись, легко встала на ноги, подняв руки вверх и разведя в разные стороны.

– Браво! Браво! – засмеялась мама. – Ты у меня умница.

Раскрасневшаяся девочка жеманно поклонилась и, подбежав, уселась на мамины колени.

– Мамочка, а вчера такое небо звездное было, у меня прямо голова закружилась вся, когда я на него смотрела…

– Ох ты, деточка моя, – мама прижала ее к груди, – меньше ты на небо смотри, а лучше уроки делай, астроном мой сладкий.

– Я стараюсь, мамочка, стараюсь делать… Ну вот письменные я всегда делаю! Как прихожу из школы – сразу сажусь, как ты мне и велела.

– А устные что ж?

– А устные… Неинтересные они какие-то. – Пуговка, опустив голову, намотала мамин локон на указательный палец.

– Аленушка, нельзя же так! Надо и устные тоже делать обязательно. Ты ведь у меня умненькой должна рости, а то будешь, как твой папа… Даже вспоминать о нем не хочу, прости господи…

– Ну мамочка, не надо, ну не надо… Я вот когда на звезды смотрю, кажется, что улечу и не вернусь совсем, буду между звезд так кружить, летать, ничего не помнить, а потом все равно об уроках вспоминаю… Как же мне эта школа уже надоела!

– Надо, Аленушка, надо, маленькая. Я вот тоже ходила в школу, тоже не хотелось, но как ты думаешь бы я в институт поступила, если бы плохо училась?

– А тебе бабушка помогла!

– Как тебе не стыдно?! Это кто тебе такое сказал? Бабушка?

– Нет. – Пуговка прижала лицо к маминой груди.

– А ну-ка отвечай! Что ты глаза прячешь?

– Меня Алешка так дразнил…

– А ты знаешь, что!? Скажи своему Алешке, что пускай его родители меньше сплетни распускают! Вот что! Это ж надо! Бабушка помогла… Так. – Мама рассеянно огляделась. – Что-то я еще забыла… А! Наденешь сегодня в школу рейтузы из верблюжей шерсти.

– Мама! Нет! Я не хочу! Они плохие, у меня потом ножки красные от них! – закричала Пуговка.

– Никаких "нет"! Сегодня мороз на дворе! Только попробуй мне не одеть! – Мама погрозила пальцем. – Живо ремешком по попке отхожу, как миленькую отхожу!

– Ну мама, ну пожалуйста, ну не надо, пожалуйста, не надо! – Пуговка забила кулачками по маминым плечам.

– А ну-ка, цыц! Цыц, я сказала! – Мама поднялась с места, ссадив Пуговку на кровать. – Давай, живо одеваться, умываться и чай пить! Уже пять минут девятого! Одна нога здесь – вторая там. Быстренько!

Размазывая по щекам слезы и всхлипывая, Пуговка надела сиреневые с начесом рейтузы и школьное платье. Сложила в зелено-желтый ранец книги, тетради и синюю застегивающуюся сумочку для письменных принадлежностей. Быстро сбегала в туалет и ванную и юркнула на кухню, в закуток между кухонным столом и холодильником, забравшись с ногами на табуретку.

– Сколько раз я тебе говорила, – строго сказала мама. – Не залезай с ногами! Ты же не обезьяна!

– Ну мамочка, можно вот столечко, – Пуговка сложила большой и указательный палец, оставив между ними крохотную щель, – вот стооолечко немножечко я посижу, можно? Ну в последний-препоследний разочек? Ну мамочка? – Она умоляюще посмотрела на маму.

– Ох ты и аферист малой! – Мама улыбнулась и погладила ее по голове. – Ну, сиди, сиди… Только быстренько чай пей, а то времени уже мало остается!

Пуговка что-то утвердительно промычала набитым булкой с маслом ртом.

– Ешь, ешь, а не разговаривай… У тебя сегодня физкультура по расписанию, смотри не забудь спортивные тапочки взять с собой.

Пуговка кивнула.

– Так, ты здесь доедай, а я пойду на работу собираться. – Мама поднялась из-за стола и подошла к окну. – Каждый раз, когда смотрю на девочек, они идут в школу, вспоминаю тебя, Аленушка… А ведь совсем еще недавно ты была совсем маленькой, на руку помещалась, а теперь выросла… Но ты всегда для меня останешься маленькой. – Она подошла и поцеловала Пуговку в щеку. – Ну, все, я пошла собираться. Смотри, чтобы не чудила в школе. Чтобы мне потом за тебя краснеть не пришлось!

– Хорошо, мамочка, – Пуговка помахала рукой. – Пока-пока, я сама дверь захлопну.

Допив чай, Пуговка аккуратно собрала посуду в раковину и вымыла ее теплой водой.

Надев куртку и вязаную белую шапочку, на ходу застегивая сапожки, с ранцем на спине и сумкой, перекинутой через плечо, она быстро сбежала по лестнице.

***
Школа находилась в пяти минутах быстрой ходьбы.

Пуговка быстро засеменила по оледенелому асфальту, мимо голых кленов, с зависшими в ветвях брошенными гнездами грачей, навесов-тюльпанов с выцвевшими оранжевыми балахонами, кое-где рваными, затихшими, остановившимися, да так и оставшимися в этом морозном утре. Она перешла дорогу по еле заметной "зебре", с трудом поборов желание перемахнуть через невысокий чугунный забор, со сплетшейся меж собой, как руки, вязью звездочек и кружочков, прошла в узкое межжелезье входа, очутилась на школьном плацу, ровно посредине – между окрашенных алюминиевой краской, сосредоточенно держащей книгу школьницы и юноши, условно запускающего муляж реактивного самолета в зимнее небо. За синим забором спрятался географический уголок: бетонный, глубоко насаженный на анкер исцарапанный непоседливыми мальчишками земной шар, с резко выделенными краской амебами континентов, куб из прихваченных сваркой кусков арматуры, стянутой металлическим щитом с внешней стороны, размеченным шахматной доской, несколько скамеек, вытоптанная земля, амбарный заржавелый замок на ограде, рябина, протянувшая низко ветки с алеющими гроздями.

Пуговка подбежала ближе к забору и увидела возле красных пятен плодов трех снегирей, нахохлившись, сидящих на ветке возле крупной грозди. Ей показалось, что они то и дело подмигивали ей, чуть шевеля своими короткими шеями. Она застыла, пытаясь ухватить взглядом всех трех, улавливая каждое движение, составить их присутствие в мозаику, выстроить это зимнее утро, разговор с мамой, жжение в груди от перцового пластыря, ноги, которые так и хочется почесать (но нельзя, нельзя), вчерашнее глубокое небо в единую и неделимую картину.

Со стороны школы послышался резкий окрик звонка. Очнувшись, Пуговка что есть сил побежала к ее открытым дверям.

– Здравствуйте, Евдокия Семеновна, – на ходу бросила она пожилой техничке, выжимающей из грязной ветоши воду в цинковое ведро.

– Здравствуй, Аленка, – подняла голову техничка. – Опять, басурманка, на урок опаздываешь?

– Опаздываю, Евдокия Семеновна, опаздываю, – засмеялась Пуговка и юркнула на лестницу. Она быстро взбежала по ступенькам на второй этаж и влетела в кабинет.

– Извините, пожалуйста. Алевтина Алексеевна, можно мне занять свое место?

Учительница, сидящая за столом у окна над открытым журналом посмотрела на нее поверх очков.

– Прохорова? Опять вы опаздываете! И что же на сей раз случилось?

– Алевтина Алексеевна… Можно, я… – Пуговка покраснела и начала изучать кончики своих сапог.

– Прохорова! Какова причина сегодняшнего вашего опоздания? – Учительница повысила голос до крика. – Что же вы молчите?! Класс и я хотим услышать от вам объяснений!

Пуговка застыла, опустив голову.

В классе воцарилась полная тишина. Двадцать пять пар глаз были прикованы к ней.

– Ну же! – взвизгнула Алевтина Алексеевна. – Или мне вызвать ваших родителей в школу? Вы этого добиваетесь, Прохорова? Чтобы мы вас на комиссию вызвали? Этого вы добиваетесь?

Пуговка молчала.

– Так… – Алевтина Алексеевна взяла в руки указку. – Вижу, вы не понимаете. Ну, хорошо. – Она резко подошла к ней, стуча высокими каблуками по полу и остановилась, зажав сзади двумя руками указку. – Считаю до трех. Учтите, вам будет только хуже. Раз! – резко и громко проговорила она.

Пуговка втянула голову в плечи.

– Два!

По лицу Пуговки покатились слезы, она мелко задрожала, прижала руки к ушам.

– Два с волосиной!

Пуговка затряслась от беззвучного плача.

– Два с четвертиной!

Алевтина Алексеевна поднесла к лицу пуговки ладонь с поднятыми вверх указательным и средним пальцами и медленно начала поднимать безымянный.

– Два с половиной!

Пуговка подняла вверх лицо и посмотрела Алевтине Алексеевне в глаза.

– Я все скажу! Скажу! – крикнула Пуговка.

– Очень хорошо. – Учительница повернулась к классу. – Перед всеми ребятами, которых ты подводишь своими опозданиями. Ты видишь, сколько мы времени из-за тебя уже потеряли? А они, между прочим, учиться сюда пришли! Говори.

– Я… Я… – запинаясь, начала Пуговка.

– Ну что "ты"? Что "ты"? – раздраженно перебила ее Алевтина Алексеевна. – Отчетливей. Мы все хотим знать.

– Я просто… Просто… Я просто засмотрелась на снегирей. – Пуговка закрыла глаза руками.

Голова у Алевтины Алексеевны медленно подалась назад, шея выгнулась дугой, лицо исказилось, она тяжело оперлась на висящую сзади доску спиной и, трясясь всем телом, захохотала.

В классе поднялся гвалт и улюлюканье. В Пуговку полетели скомканные в плотные шарики бумажки и стерки. "Посмотри на Прохорову… Снегири!", "Снегирь! Прохорова – Снегирь! Снегирь! Снегириха!"

Один из шариков угодил в Алевтину Алексеевну.

– Так! А ну-ка угомониться сейчас же! – крикнула она классу. – Кому сказала!

Наступила тишина.

Алевтина Алексеевна повернулась к Пуговке.

– Ну, Алена, ты меня уморила. Такого я еще никогда в жизни не слышала… И хватит реветь! Ты же не корова! Посмотри, ты же красивая девочка. Чего ты ревешь, как маленькая! Ну-ка оставь вещи и быстренько сбегай в туалет, приведи себя в порядок.

Пуговка с опущенной головой быстро подошла ко второй парте в среднем ряду, положила на стул ранец и мешок с обувью и выскочила из класса. В коридоре она остановилась у одного из окон и, положив руки на прохладный бетонный подоконник, посмотрела вниз на рябину. Ей показалось, что три снегиря все еще сидели на ветке.

Пуговка открыла дверь туалета и подошла к зеркалу. На нее надвинулось заплаканное детское лицо с припухшими, чуть шелушащямися губами, вздернутый вверх нос, широкие скулы, собранные в две косички темные волосы, схваченные разноцветными пушистыми резиночками. Она показала себе язык. Провела рукой по груди. Оглянулась, посмотрев на дверь, – она была плотно закрыта. Расстегнула спереди платье, засунула руку под белую маечку и, морщась, отодрала пластырь. Повертев лоскуток в руках, открыла рот и, глядя на себя в зеркало, съела его, как капустный лист. Пластырь был кисловатый и немного горчил, но есть можно. Включила холодную воду и, наклонясь, сделала несколько хороших глотков. Умылась, вытерла подолом платья лицо, торопливо застегнулась и вприпрыжку побежала к кабинету.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница