Набег на Ком Уош


НазваниеНабег на Ком Уош
страница12/33
Дата публикации31.05.2013
Размер5.09 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   33
епископ? В церкви?

Святых последних дней. В мормонской церкви. У нас епископов больше, чем святых, – Смит ухмыльнулся. Какого черта, детка, я бы и сам мог быть епископом, кабы держал нос в чистоте, не перенапрягал мышцы и держался подальше от каньона Сожительства.

Ладно, давай, – сказала Бонни, – говори по-человечески.
Хейдьюк, только притворявшийся спящим, вставил и свои два цента.

Он говорит, если б он не совал свой конец по всей Юте и Аризоне, так теперь он у него был бы уже епископский.

Тебя никто не спрашивал - не рот, а помойка.

Я знаю.

Так заткнись.

Конечно.

Я про это говорил, - сказал Хейдьюк. – Что Джордж сказал.

Так что там эта поисково-спасательная команда делает на полосе отвода?

Они сотрудничают с отделением окружного шерифа. Можно сказать – орган законной власти. Вообще-то они просто шайка бизнесменов, которые любят в свободное время поиграть в «комитет бдительности». Они не хотят никакого вреда. Каждую осень они привозят несколько охотников на оленей из Калифорнии. Каждое лето они привозят несколько пересохших бойскаутов из Большого Ущелья. Стараются делать добро. Это у них хобби такое.

–Когда я вижу, что кто-то хочет сделать мне добро, – заметил Хейдьюк, – я берусь за револьвер.

–Когда я слышу слово культура, – вставил доктор Сарвис, – я берусь за свою чековую книжку.

–Это ни то, ни другое, – сказала Бонни. – Попробуем держать наши мысли в ясном, логическом порядке. Она и ее мужчины стали глядеть вперед, через ветровое стекло, на красную панораму вдали, голубые скалы, светлые каньоны, угловатый силуэт Вуденшу Батт на фоне северо-западного горизонта. –Что мне хочется знать сейчас, – продолжала Бонни, – так это кто такой этот епископ Лав и почему он ненавидит вас до кишок, Капитан Смит, и следует ли мне наслать на него злые чары.

–Меня зовут Редкий Гость, – сказал он, – а старина Лав ненавидит меня, потому что прошлый раз, когда мы сцепились рогами, так отброшен был он, не я. Вам не захочется слушать по это.

–Наверное, нет, – сказала Бонни. – Так что же случилось?
Грузовик ехал по пыльно–красной проселочной дороге штата Юта, слегка подпрыгивая и виляя на выбоинах и камнях. –Наверное, перед немного покривился, – говорит Смит.

–Ну, так что же случилось?

–Просто немножко не сошлись во мнениях, что стоило старине Лаву около миллиона долларов. Он хотел арендовать на сорок пять лет участок земли штата с видом на озеро Пауэлла. Имел в виду построить там кое-что для летнего туризма – летние домики, торговый центр, аэродром и т.д. В Солт Лейк было слушание, и мы с дружками поговорили там в Комиссии землеустройства, чтобы они это дело заблокировали. Пришлось долго побеседовать, но мы их все-таки убедили, что проект Лава – мошенничество, чем он и был на самом деле, и вот он по сию пору никак мне не простит. Мы и до того с ним так спорили, он и я, несколько раз.

–Я думала, он епископ.

–Так это только по вечерам в воскресенье и среду, на церковных службах. Все остальное время он по уши в недвижимости, урановых шахтах, скотоводстве, нефти, газе, туризме, – почти всюду, где хоть немного пахнет деньгами. Этот человек услышит, как долларовая бумажка падает на пушистый ковер. А сейчас он баллотируется в законодатели штата. У нас в Юте таких полно.

–Скажи им, что Хейдьюк вернулся, – сказал Хейдьюк. – Это охладит их пыл. Он вышвырнул пустую банку через окно и открыл новую. Бонни внимательно смотрела на него.

–Я думала, мы будем загаживать только асфальтированные дороги, – сказала она. – А это – не мощеная дорога, если твои глаза не настолько налиты кровью, что ты этого не замечаешь.

–Хрен с ним,  он швырнул в окно и крышечку от новой банки.

–Это блестящий ответ, очень остроумный, Хейдьюк, – сказала она. – Отличная находка. Настоящий блеск ума на все случаи жизни.

–Хрен с ним.

–Нет слов. Док, ты так и будешь сидеть тут, как кусок жира, и слушать, как эта волосатый боров оскорбляет меня?

–Н-ну-у … да, - ответил Док после долгого раздумья.

–Тем лучше. Я вполне взрослая женщина, могу сама за себя постоять.
Хейдьюк, сидя у окна, обозревал пейзаж, этот обычный ландшафт зоны каньонов – грандиозный, безлюдный, бесстыдно эффектный. Там, вдали, среди этих плоских вершин и остроконечных пиков, розово-красных на фоне неба, лежало обещание чего-то глубоко личного, очень интимного, близкого – близкое в отдаленном. Тайна и откровение. Позже, думал он, мы во все это вникнем.
Они добрались до Мелкого каньона, представляющего собою щель в коренной породе десять футов в ширину и пятьдесят в длину с перекинутым через него старым деревянным мостиком. Еще там есть склад из шлакоблоков, выполняющий функции магазина в Мелком каньоне, заправочная станция, почта и общественный центр, а также взлетная полоса, расчищенная бульдозером, мощеная булыжником и запятнанная коровьими лепешками. На ней ожидал один четырехместный самолет. Все это вместе было – аэропорт Мелкого Каньона.
Смит проехал мимо болтающегося на шесте конуса, указывающего направление ветра, прямо к крылу самолета, где и остановился. Когда он выгрузил пассажиров и багаж, из магазина вышел пилот, попивающий кока-колу из банки. Не прошло и пяти минут, как все поцелуи (Смит и Бонни), рукопожатия, объятия и прощания были завершены, и доктор Сарвис и мисс Абцуг, снова оторвавшись от земли, летели своим курсом на юг, к Нью-Мексико и домой.
Хейдьюк и Смит пополнили запасы пива и поехали дальше, в сторону солнца, вниз, в сторону реки, в сторону ветра, в красно-каменный, обрывистый край реки Колорадо, сердце сердца американского Запада. Где всегда дуют ветры, где ничего не растет, кроме приземистого можжевельника на краю обрыва, там и сям разбросанного перекати-поля да колючих кактусов. После зимних дождей, если они будут, а также и после летних, если будут и они, наступает краткий период цветения совершенно эфемерных цветов. Среднегодовой уровень дождевых осадков достигает пяти дюймов. Такая земля вызывает ужас и отвращение в сердцах земледельцев, скотоводов, застройщиков. Здесь нет воды; нет почвы; нет травы; здесь нет деревьев – разве несколько отважных тополей в глубине каньонов. Ничего, кроме голого камня с тонкой кожей из песка и пыли, тишины, простора и гор вдали.
Хейдьюк и Смит, трясясь в своем грузовике по пустыне, проехали, не останавливаясь (поскольку Смит не выносил воспоминаний) поворот на старую дорогу, которая прежде вела к деревушке Хайт (не путать с Хайт Марина). Хайт, в прошлом родина Редкого Гостя и все еще юридический адрес центрального офиса его компании, теперь лежит под водой.
Они ехали дальше, и сейчас как раз подъезжали к новому мосту через Белый каньон, первому из трех новых мостов в этой зоне. Три моста через одну реку?
Посмотрите на карту. Когда плотина Глен Каньона перекрыла Колорадо, ее воды покрыли выше Хайта, перекатились через него, через паромную переправу и поднялись на тридцать миль от нее вглубь каньона. Самым подходящим местом для моста через реку (ныне озеро Паэлла) было выше Узкого каньона. Чтобы добраться до строительной площадки моста через Узкий каньон, нужно было построить мост через Белый каньон на востоке и каньон Грязного Дьявола на западе. Вот вам и три моста.
Хейдьюк и Смит остановились, чтобы оглядеть мост через Белый каньон. Он, как и два других, был арочной конструкции, массивный, рассчитанный на века. Головки болтов поперечных элементов конструкции, и те были размером с мужской кулак.
Джордж Хейдьюк некоторое время ползал вокруг берегового устоя, где кочевое племя туристов, несмотря на то, что мост был совсем новым, уже оставило свои следы – свои подписи краской из распылителей на светлом бетоне и свои экскременты в пыли, ссохшиеся и сморщенные.

–Не знаю, – говорит он, – не знаю. Один сплошной здоровенный хрен.

–Средний еще больше, – замечает Смит.
Они уставились вниз через перила на тонкую струйку, извивавшуюся внизу, в двухстах футах от них, – периодический, строго сезонный водоток Белого каньона. Их банки из-под пива полетели легко, как бумажные стаканчики, и канули во тьму ущелья. Первый весенний паводок смоет их вместе со всеми остальными обломками и отбросами в водохранилище – озеро Пауэлла, где весь мусор, выброшенный выше по течению, находит вполне подходящее место для свалки.
Поехали к среднему мосту.
Они спускались, направляясь вниз, но масштабы здесь были настолько грандиозны, а топография настолько сложной, что путешественник не мог увидеть ни реки, ни центрального каньона до тех пор, пока не достигал самого его края.
Сначала они увидели мост – высокую симпатичную двойную арочную конструкцию из серебристой стали, поднимавшуюся достаточно высоко над уровнем проложенной по нему автодороги. Потом появился в поле зрения срез стен Узкого каньона. Смит припарковал машину; они вышли и пошли на мост.
Первое, что они заметили – это то, что реки здесь больше не было. Кто-то убрал реку Колорадо. Для Смита это была старая новость, но для Хейдьюка, который знал о ней только по слухам, открытие, что реки на самом деле не стало, было потрясением. Он глядел вниз, но видел там не реку, а неподвижную, топкую, грязно-зеленую массу стоков, мертвую, гнилую, с нефтяной пленкой на поверхности. Полоса высохшего ила и минеральных солей на стенах каньона, как на стенках ванны, показывала отметку уровня высоких вод. Озеро Пауэлла – водохранилище, ловушка наносов, испарительная емкость и свалка всяческого мусора, отстойник сточных вод 180 миль длиной.
Они глядели вниз. Несколько дохлых рыбешек плавало брюхом вверх среди апельсиновых корок и бумажных тарелок. Одно пропитанное водою дерево – опасное препятствие для навигации - нависало в статической середине. Они ощущали гнилостный запах разложения, слабый, но безошибочно узнаваемый, поднимавшийся к ним с глубины четыреста пятьдесят футов. Где-то под этой неподвижной поверхностью, внизу, где оседал клубящийся ил, до сих пор еще, должно быть, стоят затонувшие тополя с водорослями на разбухших мертвых ветвях и толстым слоем ила на древних их коленях. Где-то под тяжким гнетом слоя воды, никуда не текущей, под тишиною, лежали старые камни русла реки, ожидая обетованного воскресения. Обетованного кем? Обетованного Капитаном Джозефом «Редким Гостем» Смитом; сержантом Джорджем Вашингтоном Хейдьюком; доктором Сарвисом и мисс Бонни Абцуг, вот кем.
Но как?
Хедьюк ползком спустился по камням и осмотрел опоры моста: весьма основательные, бетонные. Береговые устои основательно заглублены в песчаниковую стену каньона; гигантские двутавровые балки скреплены болтами размером в мужскую руку и гайками со столовую тарелку. Если иметь гаечный ключ с головкой в 14 дюймов, думает Хейдьюк, с ручкой, как 20-футовый лом, то он, быть может, и сгодился бы как рычаг для этих гаек.
Они поехали к третьему мосту, над ныне затопленным устьем реки Грязного Дьявола. По пути они проехали немаркированную грунтовую дорогу – колею от джипа – ведущую на север, в сторону Мейза, Земли Стоящих Камней, Плавников, Скалы Ящериц и Края Земли. Ничья земля, Смит хорошо это знал.
Третий мост, как и предыдущие, представлял собою арочную конструкцию сплошь из стали и бетона, рассчитанную на вес сорокатонных самосвалов с карнотином, уранинитом, бентонитом, битуминозным углем, диатомовой глиной, серной кислотой, буровыми шламами Шламбергера, медной рудой, нефтеносным глинистым сланцем, гудроном и всем тем, что еще можно будет извлечь из недр этих отдаленных земель.

Нам тут потребуется грузовик взрывчатки, – говорит Джордж Хейдьюк. – Не то что эти старые деревянные мостики на фермах и эстакадах там, в «Наме.

–Кто, к дьяволу, сказал, что мы должны взорвать все три? – спрашивает Смит. – Если мы уберем любой из них, движение будет прервано.

–Симметрия, – отвечает Хейдьюк. – Славная аккуратная обработка всех трех будет выше оценена. Я не знаю. Давай подумаем. Смотри, ты видишь, вон там?
Перегнувшись через перила моста Грязного Дьявола, они смотрели на юг, в сторону Хайт Марина, где на воде стояло несколько ошвартованных крейсерских яхт, на то, что было поближе и интересовало их гораздо больше: на взлетно-посадочную полосу Хайта. Оказалось, что ее расширяют. Они увидели четверть мили расчищенной земли, грузовик, колесный погрузчик, автосамосвал и завершающий работу бульдозер Катерпиллер D-7. Эта взлетно-посадочная полоса протянулась с севера на юг на плоском уступе, пониже дороги, повыше водохранилища; один ее конец отстоял от края уступа едва ли более, чем на пятьдесят футов. Дальше шла вертикальная стена высотой футов 300 до самой темно-зеленой поверхности вод озера Пауэлла.

–Да вижу я, – неохотно ответил наконец Смит.
Как раз пока они смотрели, оператор бульдозера вышел из него, сел в пикап и поехал к водоему. Снова время обеда.

–Редкий, – говорит Хейдьюк, – этот парень заглушил двигатель, но он же точно ничего оттуда не забрал.

–Нет?

–Абсолютно точно.

–Ну-у …

–Редкий, я хочу взять у тебя урок вождения.

–Не здесь.

–Именно здесь.

–Не посреди ясного дня

–Почему бы и нет?
Смит искал какого-нибудь повода отказаться. –Не на виду же у этих яхтсменов, болтающихся в яхт-клубе.

–Да им наплевать. У нас жесткие шляпы, и твой грузовик, и они примут нас за строителей.

–Не будешь же ты поднимать большой шум у лодочных причалов,

–Будет один чертовски шумный всплеск, а?

–Мы не можем сделать это.

–Это дело чести.
Смит подумал, поразмыслил, помедитировал. Наконец глубокие складки разгладились, его загорелое лицо расплывается в облегченной улыбке.

–Сначала сделаем одну вещь, – говорит он.

–Это что же?

–Уберем номера с моего пикапа.
Сделано.

–Поехали, – говорит Смит.
Дорога вьется вокруг истоков боковых каньонов, ведет вверх, вниз, снова вверх, к плоской столовой горе над яхт-клубом. Они повернули и поехали к взлетно-посадочной полосе. Вокруг – никого. Внизу, в яхт-клубе, несколько яхтсменов, лодочников и рыбаков посиживали в тени. Пикап водителя бульдозера стоял у кафе. Волны горячего воздуха поднимались над красными скалами. Мир, сомлевший от жары, был тих, только издали доносилось бормотание моторной лодки.
Смит подрулили прямо к борту бульдозера, покрытого пылью железного зверя среднего возраста. Заглушив мотор, он взглянул на Хейдьюка.

Я готов, говорит тот.
Они надели свои твердые шляпы и вышли.

Сначала включаем стартер, правильно? – спрашивает Хейдьюк. – Чтобы разогреть дизельный двигатель, правильно?

Неправильно. Его уже для нас разогрели. Сначала проверяем все рычаги управления, чтобы убедиться, что трактор в правильной стартовой позиции.
Смит влез на водительское сиденье, перед которым были расположены различные рукоятки, рычаги и педали. –Это, – сказал он, – рычаг сцепления маховика. Выключаю. – Он толкает рычаг вперед. – А вот это здесь – это рычаг, которым ты выбираешь скорость. Стоит на нейтральной.
Хейдьюк смотрел во все глаза, запоминая каждую деталь. –Вон то – дроссель, – отметил он.

–Верно. Это рычаг переднего и заднего хода. Он тоже должен быть в нейтральной позиции. Это – рычаг управления гидравлической системой. Толкаешь все время только вперед. Теперь нажимаем правую тормозную педаль, – он наступил на правую педаль, – и закрепляем ее в этой позиции. – Он щелкнул маленьким рычажком. – Теперь…

–Значит, все на нейтральной, а тормоз закреплен, и он никуда не может двинуться?

–Верно. Теперь, – Смит слез с сидения и придвинулся к левой стороне двигателя, – теперь мы заводим стартер. Новые трактора гораздо проще, им не нужен стартер, но здесь вокруг таких старых полно. Эти большие трактора будут работать лет пятьдесят, если за ними хорошенько смотреть. Так, теперь вот здесь этот маленький рычажок называется рычаг регулирования трансмиссии. В стартовом положении ставишь его вот сюда, видишь, – ВЫСОКАЯ СКОРОСТЬ. Это вот – рычаг компрессии – ставим его вот сюда, в позицию СТАРТ. Теперь мы отжимаем сцепление стартера вот этой рукояткой, он толкнул рычаг в сторону блока дизеля.

–О, Господи, – бормочет Хейдьюк.

–Ага, это немного сложновато. Теперь … где это я был? Теперь мы открываем топливный клапан, для этого откручиваем вот этот маленький вентиль вот … здесь. Теперь мы выдергиваем дроссель. Теперь мы ставим рычаг холостого хода в рабочее положение. Теперь включаем зажигание.

–Это вот здесь выключатель зажигания стартового двигателя?

–Ага.  Смит повернул выключатель. Что-то щелкнуло. И все.

–Ничего не произошло, – говорит Хейдьюк.

–О, я уверен, что что–то произошло, – ответил Смит. – Мы замкнули контур. Теперь, если это достаточно старый трактор, то дальше надо достать рукоятку и завести двигатель вручную. Но у этой модели есть электрический стартер. Ну-ка посмотрим, работает ли он, он положил руку на рычаг под рукояткой сцепления и толкнул ее назад. Двигатель зарычал, провернулся, сработало зажигание. Смит освободил рычаг стартера, отрегулировал подсос; двигатель работал ровно.

–Это пока только бензиновый двигатель, – сказал Хейдьюк. – Нам еще нужно завести дизель, правильно?

–Правильно, Джордж. Кто-то идет?
Хейдьюк влез на водительское сиденье. –Никого не видать.

–Хорошо. – Стартовый двигатель был теплый, Смит приблизил дроссель. Двигатель заработал на холостых оборотах. – Так, отлично, теперь беремся за вот эти два рычага здесь, Хейдьюк подался вперед, весь внимание. –Вот этот верхний – рычаг ведущей шестерни, а нижний – сцепления. Теперь мы толкаем рычаг шестерни полностью вовнутрь, к блоку дизельного двигателя, а рычаг сцепления – полностью наружу. Теперь двигаем рычаг холостого хода так, чтобы двигатель работал на полную мощность. Теперь включаем сцепление стартового двигателя, – он выдернул рычаг сцепления. Двигатель снизил обороты, почти остановился, затем набрал скорость. Он передвинул рычаг компрессии в положение РАБОТА. – Теперь стартовый двигатель запускает основной, – прокричал Смит, перекрывая рев двигателей. – Сейчас стартую.
Хейдьюк кивнул, хотя теперь уже не был уверен, что успел за всем уследить. Трактор издавал страшный шум, выпуская клубы черного дыма, от которого плясала заслонка на выхлопной трубе.

–Так, теперь дизель работает, – прокричал Смит, одобрительно глядя на выхлопную трубу. Он вернулся к водительскому сиденью, стал рядом с Хейдьюком. – Так, теперь добавим ей оборотов. Выдерни этот рычаг обратно, на половину скорости. Теперь мы вроде как готовы двигаться. Выключаем стартовый двигатель.
Он снова продвинулся вперед и отжал сцепление стартового двигателя, закрыл топливный клапан, выключил зажигание и вернулся к Хейдьюку. Они уселись бок-о-бок на широком, обтянутом кожей сиденье водителя.

–Теперь мы готовы вести эту штуку, – прокричал он Хейдьюку, ухмыляясь. – Тебе все еще охота, или может пойдем по пиву?

–Поехали, – прокричал ему Хейдьюк. Он снова внимательно осмотрел дорогу и яхт-клуб, не видно ли каких-нибудь признаков враждебной деятельности. Казалось, все было нормально.

–Ну, ладно, - крикнул Смит. Он дернул рычаг гидравлического привода, поднимая нож бульдозера на фут от поверхности земли. – Теперь выбираем нашу рабочую скорость. У нас пять передних скоростей, четыре задних. Раз ты у нас вроде как новичок, а до той скалы всего-то сотня ярдов, мы пока что установим самую малую скорость. Трактор был повернут в сторону высокого обрыва. Он передвинул рычаг переключения скоростей с нейтральной на первую, дернул на себя рычаг переднего и заднего хода, установил его в положении
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   33

Похожие:

Набег на Ком Уош iconСтатья Партии «Новая Россия»
Хочется, наконец, рассказать о так называемых «юных политических деятелях». Я не буду говорить о ком-то конкретно, чтобы ни кого...
Набег на Ком Уош iconБольшая энциклопедия джаза
Аркадию очень хотелось раздавать характеристики по своему вкусу, а я в то время ратовал за сухое изложение фактов. "Не хочу составлять...
Набег на Ком Уош iconВладимир Цыганков Неизвестный Рачинский Любовь и ненависть
О ком-то мы знаем хорошо, о а ком-то почти ничего или понаслышке. До сих пор остаются незаслуженно забытые, не известные нам подвижники...
Набег на Ком Уош iconБог. То есть, в ком Бога много, тот богатый! А в ком Бога мало, того...
В русском языке есть тайны, которых нет даже в таком богатом языке, как английский
Набег на Ком Уош iconЭрнест Хемингуэй По ком звонит колокол
Суши; и если Волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и также, если смоет край Мыса или разрушит Замок твой или...
Набег на Ком Уош iconРеспублики беларусь
Кириллова Александра Игоревича, проживающего по адресу: ул. Комсомольская, д. 40, ком. 27
Набег на Ком Уош iconЛитература лауреаты Нобелевской премии
Э. Хемингуэй «По ком звонит колокол», «Прощай, оружие!», «Фиеста. И восходит солнце», рассказы
Набег на Ком Уош iconКонтрольная работа по теме «Политическая сфера»
Полный контроль государства над жизнью каждо­го гражданина осуществляется при политичес­ком режиме
Набег на Ком Уош iconК основному достоинству простой мажоритарной системы относится?
В. И. Ленин называл его «известным путаником», Б. Муссолини считал своим «духовным отцом». О ком идет речь?
Набег на Ком Уош iconВажны ли для благосостояния россиян, для успеха ком­
Если да, то давайте попробуем разобраться, не поможет ли в этом именно он — маркетинг территорий
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница