Серийные преступления


НазваниеСерийные преступления
страница15/51
Дата публикации31.03.2013
Размер5.64 Mb.
ТипУрок
userdocs.ru > Медицина > Урок
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   51

подобный субъект стоит вне закона. Допустить, что столь отвратительные

злодеяния совершил какой-нибудь добропорядочный обыватель с изломанной

психикой, значило бы поставить под сомнение мораль всего нашего общества в

целом. Но подумайте сами: будь вы прошедшим огонь и воду профессиональным

преступником, которому, как сказал прокурор, известны все ходы и выходы,

неужели же вы ради нескольких долларов и минутной забавы пошли бы на риск

смертной казни? Продажных женщин в вашей высокоморальной стране куда больше,

чем общество готово признать. Итак, я требую для себя полного оправдания, а

не смягчения приговора, как вам, вероятно, приятнее было бы услышать.

Судья Фрик назначил оглашение приговора на 11 июня 1948 года.

25 июня 1948 года был оглашен смертный приговор: - "По приговору и

постановлению этого суда Вы, упомянутый Кэрил Чесмэн, будете переданы

шерифом округа Лос-Анджелес директору тюрьмы штата Калифорния Сан-Квентин и

там казнены путем применения газа, как предписывает закон штата Калифорния".

В тот же день Чесмэна перевели в камеру смертников 2455 в каторжной

тюрьме Сан-Квентин. Дело "бандита с красным фонарем" на этом закончилось и

американским судом больше не разбиралось.

"Дело Чесмэна", однако, только с этого момента и началось.

Почти 12 лет боролся Чесмэн в своей камере 2455 против незаконного

приговора, проявив при этом почти невероятную работоспособность.

Однако в конечном счете все усилия Чесмэна добиться отмены

несправедливого приговора оказались тщетными. Хотя срок казни откладывался

восемь раз, в пересмотре судебного решения суда снова и снова отказывали.

9 часов 50 минут 2 мая 1960 года. Телефон в преддверии газовой камеры

все еще молчит. Директор тюрьмы Диксон, уснувший над детективным романом,

разбужен вошедшим врачом. Позевывая, Диксон смотрит на стенные часы и

говорит Чесмэну: - Итак, приготовьтесь!

Чесмэн отрывает взгляд от телефона, на который с таким отчаянием

смотрел всю ночь. Сквозь большое окно в стене он видит, что в помещении, где

находится водолазный колокол, полно народу. 59 репортеров пришли поглядеть,

как он будет умирать.

Ровно в 10 часов двое подручных палача вводят Чесмэна в газовую камеру

и прикрепляют к стулу. На грудь ему привязывают стетоскоп, концы которого

через стену выведены наружу, чтобы врач мог следить за сердечной

деятельностью осужденного.

10 часов 03 минуты. Стальная дверь толщиной 20 сантиметров, ведущая в

газовую камеру, запирается и опечатывается. Директор тюрьмы глядит на часы и

поднимает правую руку.

Палач за занавеской нажимает на рычаг. Через час после казни к

директору каторжной тюрьмы Диксону явилась адвокат Резали Эшер, в последние

два года, когда дело приобрело мировую известность, помотавшая Чесмэну

юридическими советами в борьбе против смертного приговора. Она передала

директору адресованное ему письмо с пометкой: "Вручить после моей смерти". В

письме сообщалось имя человека, в вечер задержания бывшего с Чесмэном в

"форде" и бежавшего при появлении полиции. Его звали Джо Терранова.

По настоянию адвоката и директора тюрьмы федеральная полиция (ФБР)

предприняла розыски Террановы.

Он был задержан 2 июля 1960 года, через два месяца после казни Чесмэна,

в Эль-Пасо, в Техасе. Два года он скрывался там в пансионе "Красная роза"

под именем Джека Смита, разыскиваемый полицией за убийство с целью

ограбления.

За это убийство он и предстал в январе 1961 года перед судом, был

приговорен к смертной казни и спустя четыре недели казнен. Предъявить ему

обвинение также и в преступлениях, совершенных "бандитом с красным фонарем",

прокуратура не пожелала. На процессе лишь упоминалось, что Терранова в

прошлом многократно судился за преступления против нравственности и что на

протяжении более десяти лет он пользовался для своих разбойных нападений

серым "фордом", замаскированным с помощью красного прожектора под

полицейский автомобиль.

Сообщения американских газет о том, что Терранова на предварительном

следствии в полиции признался в преступлениях, за которые казнили Чесмэна,

пресс-бюро ФБР объявило "предположениями, не подтвержденными фактами".
(Гюнтер Продль. Плата за молчание. 1989)

^ "ЧЕРНАЯ ВДОВА" ИЗ ЛУДЕНА
21 июля 1949 года, в день ее ареста, Мари Бес-нар, урожденной Девайо,

было пятьдесят три года. Землевладелица, она была одновременно крупным

рантье в городишке Луден. Ниже среднего роста, с рано постаревшим лицом,

покрытым несколько провинциальной косметикой, с бегающими глазками,

спрятанными за круглыми стеклами очков, с тонкими губами - она по всему

своему облику была типичным подобием большинства женщин французской

провинции Вьенн, состоящей из деревень и городков, разбросанных имений,

населенной мелкими крестьянами, арендаторами, ремесленниками, - края, где

все знали друг друга, где деньги еще хранили в чулках, а досуг заполняли

вином, хорошей едой, любовью и сплетнями.

И именно сплетня дала толчок делу Мари Беснар, затянувшемуся на многие

годы. Сплетня, как обычно бывает в маленьких городках, пошла от жены

начальника почты мадам Пинту.

Когда 25 октября 1947 года после непродолжительной болезни скончался

Леон Беснар, муж Мари, мадам Пинту сообщила одному из своих "друзей"

помещику Огюсту Массипу, будто Леон Беснар сказал ей незадолго до своей

кончины, что его отравила жена. Это подозрение, по словам мадам Пинту, он

высказал в тот момент, когда Мари Беснар провожала к выходу обоих лечащих

врачей - доктора Галлуа и доктора Шоване-ля, а жена начальника почты

осталась одна возле умирающего.

Огюст Массип, который ютился с двумя своими слабоумными братьями в

почти пустом господском доме своего разоренного поместья, где было две койки

с соломенными матрацами, кучи старого тряпья и горы грязной посуды, передал

слова жены начальника почты в уголовную полицию города Пуатье. Там это

сообщение попало в руки следственного судьи Пьера Роже, которому едва

исполнилось двадцать пять лет. Он и инспекторы Сюртэ Ноке, Шомье и Норман

дали такой ход делу Беснар, что оно потом не могло остановиться целых

четырнадцать лет.

История должна согласиться с Роже, что даже небольшой части тех

странных происшествий вокруг Мари Беснар, на след которых он напал, было

вполне достаточно, чтобы заподозрить убийство путем отравления.

Но первоначальные следственные действия не зашли пока так далеко, ибо

мадам Пинту стала отрицать, будто подозревала Мари Беснар в убийстве. Но в

Лу-дене нашлись и другие жители, которые питали подозрение к Мари Беснар.

В хозяйстве Беснаров в мае 1947 года работал двадцатилетний немецкий

военнопленный по фамилии Диц. Его считали любовником Мари Беснар, которая

была на тридцать лет его старше. По слухам, Леон Беснар сказал как-то, что

он больше не хозяин в своем доме, а слуга своего батрака. До появления этого

молодого немца жители Лудена были взбудоражены потоком анонимных писем

скабрезного содержания. Эти письма доктор Эдмон Локар, видный пионер научной

криминалистики из Лиона, сличил с образцами писем, взятых у Мари Беснар.

Локар установил, что Мари является автором этих писем, которые, как учат

бесчисленные примеры из истории криминалистики, имели своим истоком

неудовлетворенное половое влечение. Правда Мари Беснар упорно отрицала, что

она является сочинительницей сомнительных писаний. Но против нее говорило

то, что поток анонимных писем прекратился с того момента, как немец Диц

приступил к своей службе.

Инспектор Ноке пришел к убеждению, что в данном случае мотив возможного

отравления ядом Леона Бес-нара очевиден: одержимая любовной похотью женщина

устранила своего старого мужа, чтобы получить возможность беспрепятственно

жить с молодым немцем. После смерти мужа она совершила несколько длительных

путешествий со своим слугой на собственном автомобиле "симка", а когда Диц в

мае 1948 года вернулся в Германию, она продолжала поддерживать с ним связь и

добилась наконец того, что в 1949 году он снова появился в Лудене, заявив,

что здесь он с помощью Мари хочет найти себе постоянное занятие и

обосноваться, чего ему не удалось сделать у себя на родине.

Таковы были первые результаты расследования, когда 16 января 1949 года

умерла мать Мари Беснар, восьмидесятилетняя Мари-Луиза Девайо, урожденная

Анти-ньи, с 1940 года проживавшая в доме Беснаров. Доктор Галлуа, который

считал причиной смерти Леона Беснара сначала приступ печеночной колики,

позже - стенокардию, а в конечном итоге (после анализа мочи) - уремию, лечил

и Мари-Луизу Девайо. В январе 1949 года в Лудене свирепствовала страшная

эпидемия гриппа. Когда больная впала в бессознательное состояние и у нее

развился односторонний паралич, Галлуа решил, что это результат упадка сил

вследствие гриппа, осложненного кровоизлиянием в мозг.

Во всяком случае, смерть старой женщины стала той искрой, которая

превратила тлевший до сих пор подспудно жар подозрений в настоящий пожар.

Инспектор Ноке узнал, что покойная осыпала дочь упреками из-за ее связи с

немцем и предстоящего его возвращения. Ноке поэтому заподозрил, что Мари

Беснар после мужа умертвила и мать, чтобы дождаться молодого немца и

беспрепятственно предаваться своей страсти. Ноке удалось наконец заставить

мадам Пинту отказаться от ее прежней сдержанности. Она очень убедительно

описала последние часы жизни Леона Беснара: его боль в желудке, рвоту, а

также разговор между умирающим и ею.

- Ох, что же они мне дали?

- Кто, немец?

- Нет, Мари... Мы собирались есть суп. Я увидел в моей тарелке что-то

жидкое. Мари налила туда же суп. Я съел, и у меня тут же началась рвота.

Когда Ноке в ходе этого разговора узнал, что Мари Беснар наняла одного

парижского частного детектива, пользующегося сомнительной репутацией, по

имени Локсидан, и тот пытался запугать мадам Пинту, у него исчезли последние

сомнения.

9 мая в Пуатье было решено извлечь через два дня из могилы на Луденском

кладбище труп Леона Беснара и произвести его исследование на предмет

обнаружения яда.

Д-р Беру сообщил в Пуатье о результатах своего исследования. Согласно

его заключению, в ходе качественного и количественного анализов на

содержание яда в теле Леона Беснара он обнаружил 39 миллиграммов мышьяка на

килограмм веса тела, то есть такое количество, которое должно

рассматриваться как доказательство отравления мышьяком, приведшего к смерти.

Это побудило Роже распорядиться об эксгумации трупа матери Мари Беснар.

Исследование, проведенное тем же Беру, привело к обнаружению в теле покойной

мышьяка в количестве не менее 58 миллиграммов на килограмм веса.

21 июля 1949 года в Лудене появились инспектора Но-ке и Норман и

доставили Мари Беснар и Дица в Пуатье к следственному судье Роже. Столь же

злобно, сколь и оригинально Мари Беснар описала потом юного следственного

судью: "У него была ненормально большая голова, и он смотрел на меня, как

через сито".

Наружность землевладелицы из Лудена и ее непоколебимое, отталкивающее

хладнокровие не вызывали у Роже симпатии. После длительного допроса он

распорядился о ее предварительном аресте и велел отвести в тюрьму Пьер-Леве.

Дица он тоже подверг пристрастному допросу. Поскольку немец держался стойко

и отрицал всякую любовную связь с Мари Беснар, его пока отпустили. Все что

делал Диц после этого, было хотя и объяснимо, но мало способствовало тому,

чтобы рассеять тучи подозрений в убийстве, сгустившиеся над Мари Беснар. Он

не стал ждать, пока в Луден прибудут его документы, находившиеся по случаю

его возвращения во Францию в Париже, и в ту же ночь пересек франко-немецкую

границу, чтобы никогда более не возвращаться.

Расследование по данному делу, которое Роже все более продвигал вперед,

привели прямо-таки к каким-то мистическим результатам: была установлена

целая серия крайне подозрительных случаев смерти в семье Беснар, а также

среди их соседей и друзей. Чем дальше продвигалось расследование, тем чаще

приходилось обращаться назад, к прошлым временам вплоть до 1927 года.

Вскоре после первой мировой войны тогда еще двадцатитрехлетняя Мари

Беснар (дочь мелкого крестьянина Пьера Эжена Девайо из Сен-Пьер-де-Майе)

вышла замуж за своего двоюродного брата Огюста Антиньи, работавшего на

ферме. Оба они в качестве домоправителей переехали в замок Мартен. Огюст

Антиньи умер в 1927 году, как было тогда установлено от туберкулеза. Но

Беру, эксгумировав Антиньи, обнаружил в останках покойного, хотя со времени

захоронения прошло более 20 лет, целых 60 миллиграммов мышьяка на килограмм

веса, что служило явным признаком смертельного отравления мышьяком.

В 1929 году Мари Беснар вышла замуж вторично, на этот раз за Леона

Беснара, и тем самым поднялась на следующую ступеньку социальной лестницы.

Беснар имел дом в Лудене, москательную лавку и усадьбу в сельской местности.

Мари Беснар не родила ему детей, но оказалась прекрасной хозяйкой и столь же

целеустремленной, сколь и расчетливой накопительницей. Беснар находился в

откровенной вражде со своими родителями, жившими по соседству. Он не мог

простить им, что они постоянно оказывали предпочтение не ему, а его сестре

Люси. Свою вражду он перенес и на других родственников. Однако Мари Беснар

не обращала на эту враждебность никакого внимания и достигла того, что

двоюродная бабушка ее мужа - вдова Луиза Леконт - в своем завещании назвала

ее своей наследницей наряду с сестрой Беснара Люси.

Вскоре после этого, 22 августа 1938 года, Луиза Леконт скончалась.

Правда ей было уже за восемьдесят. О наличии у нее симптомов отравления

мышьяком тогда ничего не говорили. Но токсикологическая экспертиза останков

покойной, произведенная Беру, показала наличие 35 миллиграммов мышьяка на

килограмм веса. А кроме того, выяснилось, что Мари Беснар находилась у

смертного одра Луизы Леконт и до этого часто посылала ей вино.

Через два года после этого, 2 сентября 1940 года, умерла бабушка Леона

Беснара вдова Гуэн. Она была единственной родственницей, от которой Леон, по

его словам, видел хоть что-то хорошее. Он был ее единственным наследником.

Мари Беснар с мужем тоже посетили эту совсем старенькую даму незадолго перед

ее кончиной. О ее последних часах тоже нет точных врачебных сведений.

Несмотря на это, 23 августа 1949 года, была назначена эксгумация ее

останков. Но они плохо сохранились и показали столь мизерные следы мышьяка,

что обвинение в убийстве было бы никак не оправдано.

Тем подозрительнее были данные токсикологической экспертизы, когда по

распоряжению Роже был эксгумирован труп отца Мари Беснар - Пьера Девайо,

умершего 15 мая 1940 года. Причиной его смерти в 1940 году считали

апоплексический удар. В момент смерти отца Мари Беснар не было в

родительском доме. Тем не менее анализ на яд показал наличие 30 миллиграммов

мышьяка на килограмм веса покойного. Мари Беснар унаследовала усадьбу отца;

тогда же ее мать переехала в дом Беснаров в Лудене.

А уж 19 ноября 1940 года умер еще один родственник - свекор Мари

Беснар - Марселей Беснар, которого она очень часто посещала, несмотря на

вражду между ним и ее мужем. И на этот раз Мари не была возле больного в

момент его смерти. Старик много лет страдал прогрессирующими проявлениями

паралича, и д-р Деларош, его домашний врач, посчитал причиной смерти

старческую слабость и инсульт. Однако Беру обнаружил в эксгумированных

частях его трупа 38 миллиграммов мышьяка на килограмм веса. В результате

этой смерти Беснары унаследовали 227 734 франка.

Спустя лишь несколько недель, 16 января 1941 года, пришла очередь

свекрови - Мари-Луизы Беснар, ушедшей вслед за своим мужем в возрасте

шестидесяти шести лет. Приведшая ее к смерти болезнь длилась девять дней.

Доктор Деларош диагностировал воспаление легких. Мари Беснар ухаживала за

своей свекровью до последней минуты. Половина наследства после покойной

пришлась на долю Люси Беснар, а другая половина, в сумме 262 325 франков,

досталась Мари и Леону Беснарам. Роже, который в каждом из этих случаев

смерти подозревал умышленное отравление, велел эксгумировать труп Мари-Луизы

Беснар. Беру обнаружил в нем 60 миллиграммов мышьяка на килограмм веса.

И опять всего несколько недель прошло до следующей смерти.

27 марта 1941 года Люси Беснар, сорокапятилетнюю сестру Леона, нашли

повесившейся в родительском доме. Тщательного расследования этого случая не

было, хотя самоубийство Люси было несколько странным, ибо она была очень

набожной католичкой. С другой стороны, Люси тяжело переносила свое

одиночество после смерти родителей. Когда же Беру и в ее останках обнаружил

30 миллиграммов мышьяка на килограмм веса, самоубийство Люси стало выглядеть

еще более удивительным, чем в 1941 году. У Роже появилось подозрение, что

Леон Беснар содействовал отравлению сперва своих родителей, а затем и своей

сестры и повесил сестру, чтобы инсценировать самоубийство. Позднее,

предполагал Роже, сам Беснар пал жертвой своей жены-убийцы, когда мотивы

убийства у нее изменились и она из убийцы ради наживы превратилась в убийцу

на сексуальной почве.

Списку подозрительных случаев смерти, казалось не было конца. 14 июля

1939 года скончался сосед Беснаров шестидесятипятилетний кондитер Туссен

Ривэ. В качестве причины смерти была записана "чахотка". Его жена - Бланш

Ривэ - обратилась к Беснарам за помощью в управлении ее небольшим

состоянием. Впоследствии она переехала к Беснарам и в обмен на маленькую

пожизненную ренту передала им в собственность свой дом. А уже 27 декабря

1941 года она умерла. В качестве причины ее смерти также значился

туберкулез. Ухаживала за больной Мари Беснар. Когда Роже распорядился

послать в Марсель части трупов обоих Ривэ для анализа на яд, в обоих случаях

оказалось по 18 миллиграммов мышьяка на килограмм веса.

Но и на этом серия смертей не кончалась. В мае 1941 года две пожилые

кузины Леона Беснара - Полина и Виржиния Лаллерон - нашли приют в доме

Беснаров. Во время вторжения немецких войск во Францию они бежали из своего

дома в Ле-Труа-Мутьер. Причем всю свою наличность Полина унесла в поясе,

застегнув его вокруг живота. Когда 1 июля 1941 года Полина умерла (по мнению

д-ра Галлуа, "от старческой уремии"), ее сестра настояла чтобы наследницей

их имущества сделать Мари Беснар. И уже 9 июля 1941 года последовала за

Полиной в могилу.

Токсикологические исследования Беру дали на этот раз такие результаты:

48 миллиграммов мышьяка на килограмм веса у Полины, от 24 до 30

миллиграммов - у Виржинии Лаллерон. И опять-таки речь шла о таких

количествах яда, которые вряд ли позволяли Роже сделать какой-либо вывод,

кроме констатации убийства с помощью мышьяка.

Однако в пользу Мари Беснар был, во-первых, тот факт, что, кроме мадам

Пинту, а она только что-то слышала, не было свидетелей, которые могли бы

хотя бы в одном эпизоде уличить Мари в покупке мышьяка, в подмешивании его в

пищу и в кормлении этой пищей потерпевших, а во-вторых, тот факт, что почти

ни в одном случае не наблюдались симптомы острого или хронического

отравления мышьяком.

Первому из этих аргументов можно было противопоставить тот довод, что

Мари Беснар была не первой в истории отравительницей, действовавшей с такой

осмотрительностью, что против нее не существовало никаких свидетельств

очевидцев. На второй аргумент можно было возразить, что число умышленных

отравлений, которые остались навсегда нераскрытыми из-за неопытности или

невнимательности домашних врачей, просто безгранично.

Тем не менее Роже устремился к тому, чтобы обвинение, которое будет

предъявлено Мари Беснар, базировалось не на одних только косвенных уликах. В

ходе длившегося около двух лет расследования он испытал все средства,

способные побудить Мари Беснар к признанию. Он прибегал при этом даже к

таким методам, которые, особенно в эпоху Горона, считались классическими и

самыми эффективными из арсенала Сюртэ. Так, он подсаживал в камеру Мари

Беснар женщину-шпика, но бдительное недоверие и упрямство арестованной (а

может быть, ее невиновность) оберегали ее от опрометчивых высказываний.

Бесспорно, какую-то часть присущей ей силы сопротивления Мари Беснар

черпала из того факта, что ее защиту взял на себя один из известнейших

парижских адвокатов. Вскоре после своего ареста Мари заручилась помощью

таких авторитетных адвокатов, как Ре-не Эйо и Дюклюзо. Благодаря постоянно

растущему интересу к этому делу в стране внимание ведущих парижских

адвокатов, постоянно ищущих сенсационные дела, было привлечено к этой

женщине из провинции. Рене Эйо в конце концов сам привез в Пуатье звезду

адвокатуры, тогда уже шестидесятичетырехлетнего кавалера ордена Почетного

легиона Альбера Готра. В течение целого дня Готра беседовал с арестованной.

Вероятно, Готра еще до своего визита к Мари Беснар решил, что этот

необычный процесс ему упускать нельзя. Готра давно было ясно, что обвинение

будет строиться по преимуществу на косвенных уликах, добытых

токсикологической экспертизой, а по опыту он знал, что нет ничего легче, как

выиграть предстоящий процесс, - для этого достаточно посеять с помощью не

раз уже испробованных им способов недоверие к данным токсикологической

экспертизы. В Марселе Готра получил некоторые сведения о работе Беру и

полагал, что ему удастся "выбить Беру из седла". Насколько подробно он был

информирован, можно судить по замечанию, которое он сделал, когда Мари

Беснар возмущалась марсельскими токсикологами: "Не говорите плохо о своих

врагах, ибо они спасут вас".

Когда после визита в Пуатье Готра взял на себя защиту Мари Беснар, сила

сопротивления последней удвоилась, равно как и ее желание либо до последней

возможности отрицать свою вину, либо отстаивать свою невиновность (а это

значило размотать почти невероятное сплетение случайностей, роковых

совпадений, недоразумений, лжи и сплетен).

^ ДРАМА, ДЛИВШАЯСЯ СВЫШЕ ДЕСЯТИ ЛЕТ...
И вот 20 февраля 1952 года во Дворе юстиции в Пуатье начался первый

процесс по делу Беснар.

Вскоре суд предложил под давлением возникших недоразумений назначить

новых экспертов и поручить им провести заново все анализы на яд.

Рене Фабр, Кон-Абрес, Анри Гриффон и Рене Пьеде-льевр - так звали новых

экспертов, назначенных судом в Пуатье. Все четверо принадлежали к числу

самых знаменитых судебных медиков и токсикологов, которыми располагал Париж

в 1952 году.

15 марта 1954 года наступил час возобновления слушания по делу Мари

Беснар.

Мари Беснар большую часть времени, на которое был прерван процесс,

провела в тюрьме в Пуатье, но в июне 1953 года была переведена в Бордоскую

тюрьму, ибо именно Бордо предстояло стать местом проведения второй части

процесса.

Интерес общественности к Мари Беснар и ее делу начиная с 1952 года

благодаря публикациям в печати, 5ыл настолько сильно подогрет, что 15 марта

1954 года в Бордо собрались любопытные и журналисты со всех концов света.

"Наличие яда в покойниках, много или мало, да или нет - что все это

вообще значит? - так начал адвокат Готра главную стадию своей атаки. - Ведь

никто никогда не видел, чтобы в руках Мари Беснар был мышьяк, никто никогда

не был очевидцем того, что она давала яд кому-либо из покойников. Эксперты

обвинения утверждают, что яд мог попасть в организм потерпевших только из

чужих рук. Но уже более ста лет токсикологи занимаются вопросом,

растворяется ли в воде мышьяк, содержащийся в любой почве, и может ли он

попасть в трупы умерших.

И более ста лет они отрицали эту возможность. Но отрицали они ее лишь

потому, что во всех своих прежних исследованиях они забывали, что почва

представляет собой живой элемент, в котором разыгрываются миллионы

процессов, о которых пока никто не знает. Они отрицали данную возможность и

применительно к покойникам из Лудена. В течение двух лет они давали дождевой

воде просачиваться через луденскую почву и замеряли в ней количество

мышьяка. Но они пренебрегали достижениями науки, которая как раз сейчас

достигла расцвета, как и многие другие науки, чье развитие еще несколько лет

назад считалось невозможным, а именно науки о физиологических процессах в

почве.

Наверно, я первый, кто в этот исторический момент призывает

представителей этой науки в зал суда в качестве свидетелей. Но я уверен, что

в будущем ни один такого рода процесс не сможет обойтись без обращения к их

знаниям. Я ходатайствую о допросе в суде господ Оливье, Лепентра, Кейлинга и

Трюф-фера".

Тот кто впоследствии читал отчет о следующих днях процесса Мари Беснар,

воочию убедился, как с подачи Готра в более или менее застывшую область

токсикологии проникает новый элемент - элемент брожения.

Готра действовал с величайшей осторожностью. Он знал, что приглашенные

им в качестве свидетелей защиты Оливье, Лепентр и Кейлинг были людьми

почтенными, но им еще не сопутствовал тот ореол славы или чинов, который

вызвал бы особое доверие к их утверждениям в глазах судей и присяжных. Они

были призваны лишь подготовить почву, на которую мог бы потом вступить и

обеспечить окончательную победу Поль Леон Трюффер - член Академии наук и

кавалер ордена Почетного легиона.

Показания Оливье, Лепентра и Кейлинга о значении почвенных микробов для

растворения содержащегося в земле мышьяка вызвали сенсацию. Как от всего

нового, от них исходили некие чары, которым поддавались даже те наблюдатели

и журналисты, которые с трудом могли, а то и вовсе не могли следить за

научной дискуссией экспертов.

"Очарования их экспериментов, - писал английский корреспондент Арман

Стил, - не мог избежать никто, в ком жило влечение к неразгаданным тайнам

мира, еще и потому, а может, именно потому, что они могли разрушить

представления, утвердившиеся в токсикологии за целое столетие". И они

разрушили их.

Представитель обвинения во второй раз столкнулся с сюрпризом, который

поразил его как гром среди ясного неба, и не только его, но и экспертов,

которые не имея опыта и нужных аргументов, вступили в противоборство с

неожиданно вторгшимися "чужаками" и их утверждениями.

31 марта 1954 года второй процесс над Мари Беснар пришел к тому же

итогу, которым кончился первый, - к сомнениям и неуверенности.

На период до составленного нового заключения экспертизы и начала

нового, третьего слушания данного дела Мари Беснар была выпущена на свободу

под залог в 1200 тыс. франков.

Это было одно из самых сенсационных решений, вынесенных когда-либо

французским судом. 12 апреля Мари Беснар покинула Бордо, на короткое время с

помощью Готра и Эйо остановилась в Париже, а затем вернулась в Луден - в

свой старый, разграбленный тем временем дом. Надо сказать, что и теперь мало

кто верил в ее невиновность.

Впечатление, которое она производила на любопытствующих и журналистов,

регулярно появлявшихся в Лудене, было неодинаковым. Большинству она

представлялась женщиной, убежденной в том, что после столь многих лет и

стольких сомнений ни один суд не отважится осудить ее, даже если и будет

сомневаться в ее невиновности. В ней видели убийцу, которая обязана своей

свободой ошибкам обвинителей, ошибкам и человеческим слабостям экспертов и

бессовестному использованию этих ошибок и слабостей ее защитником.

Тем временем вновь назначенный обвинитель Гиймен настойчиво стремился

все же изобличить выпущенную на свободу Мари Беснар и опровергнуть те новые

биологические положения, с помощью которых Готра сорвал второй процесс.

Наконец, разгорелась третья и последняя битва. 17 ноября 1961 года Мари

Беснар препроводили из Лудена в Бордо и поместили в больничном отделении

тюрьмы, а 21 ноября постаревшая, но все с таким же решительным видом она

появилась на скамье подсудимых в третий раз.

Решающее значение имели судебные заседания, проходившие с 23 ноября по

1 декабря, когда полем битвы завладели Трюо и внушительный старец Лемуань со

стороны обвинения и Трюффер, Оливье, Кейлинг, Лепентр и д-р Бастис - со

стороны защиты.

Сама Мари Беснар полностью отошла на задний план. Хотя речь шла в

данном случае о ее судьбе, но в еще большей мере - об основной проблеме

токсикологии, проблеме исследования трупов, длительное время пролежавших в

земле.

Рене Шарль Трюо защищал традиционную теорию о невозможности

проникновения мышьяка из почвы, во всяком случае в тех количествах, которые

обнаружены в трупах. Он опирался на многочисленные эксперименты в Лудене.

Спору нет, почва тамошнего кладбища содержит мышьяк, но его количество в

расчете на килограмм земли несравненно меньше, чем количество мышьяка на

килограмм веса в покойниках. Трюо считал невозможным, чтобы большие

количества мышьяка попали в покойников из тех крошечных количеств мышьяка,

которые имеются в почве. В покойниках, которые не имели никакого отношения к

делу Беснар, но были тоже захоронены на луденском кладбище, он не обнаружил

ни капли мышьяка, буквально ни капли, хотя покоились они в той же самой

земле.

Марселей Беснар, Луиза Леконт и Мари-Луиза Гуэн, три предполагаемые

жертвы Мари Беснар, были похоронены вплотную друг к другу в одном и том же

склепе. Если бы мышьяк проник в трупы извне, их останки должны были бы

содержать более или менее одинаковые количества этого яда. Между тем об этом

не может быть речи. В то время как в останках Марселе-на Беснара мышьяка

оказалось чрезвычайно много, в трупе Мари-Луизы почти не обнаружено его

следов. Нет, не могло быть никакого проникновения извне. Все опыты отрицают

такую возможность.

После Трюо выступили Оливье, Лепентр, Кейлинг, Та-стис и, разумеется,

Трюффер. В затаившем дыхание зале суда они рассказали о результатах своих

новейших экспериментов, которые подтвердили, что возбуждаемые микробами и их

ферментами процессы в почве не поддаются количественным измерениям и не

подчиняются какой-либо закономерности, которую искал Трюо. Они тоже

закапывали волосы и исследовали трупы покойников и в состоянии доказать, что

во многих трупах, которые покоились рядом друг с другом в одной и той же

земле, в одном случае имела место деятельность микроорганизмов, приведшая к

растворению и перемещению мышьяка из земли в трупы, а в других - нет. На

одном и том же кладбище в почве может в одном месте содержаться растворенный

мышьяк, а в другом - нет. Трюффер же считал, опираясь на самые последние

американские исследования и результаты своих опытов 1952 - 1954 гг., что

вообще не существует четкой связи между количествами яда в почве и в трупе.

Вопрос же о том, почему количество почвенного мышьяка столь ничтожно, а

количество мышьяка в трупах очень велико, вообще не обсуждался. Из воды, в

которой была растворена одна тысячная килограмма мышьяка, волосы поглотили

при благоприятных микробиологических условиях в количестве до 50

миллиграммов на килограмм веса покойника, то есть, по существовавшим до сих

пор представлениям, невообразимое количество. Его новые эксперименты

подтвердили также, что волосы способны накапливать в себе мышьяк не только

из организма, но из окружающей среды таким образом, что его можно обнаружить

в отдельных, разделенных друг от друга отрезках этих волос, особенно у их

корней. При этом, вероятно, определенную роль играет проникновение микробов

в кожу головы.

Свой отчет Трюффер закончил заявлением, что прежние ошибочные

представления коренятся в недооценке огромного многообразия природных

процессов. Ныне же, по его словам, микробиология в состоянии лучше

разобраться в этом многообразии, даже если она все еще сталкивается со

множеством кажущихся отклонений от общего правила. Объяснять их - задача

будущего. Затем Трюффер обратился персонально к Трюо и попросил его ответить

на один вопрос. Каждому было ясно, что этот вопрос будет иметь особое

значение. Трюффер спросил: "Вы не забыли сделать выводы из эксперимента,

проведенного вами в 1952 году?"

Оказалось, что Трюо в 1952 году отравил собаку и на два года закопал ее

на кладбище в Лудене. Когда же через два года собаку снова откопали и

исследовали, Трюо встал перед загадкой, почему в собаке не было найдено даже

следа того яда, которым она была умерщвлена.

"Итак, - сказал Трюффер, - знаете ли вы, как это объяснить? Куда

девался яд? Ведь вы не нашли его ни в трупе животного, ни в окружавшей его

земле. Куда же он в таком случае исчез?"

Трюо ответил, что он этого не знает. "В таком случае, - сказал Трюффер,

все мы должны признаться, что стоим перед еще не изведанным миром, когда

речь идет о действии мышьяка под землей и внутри трупов". Далее он сказал,

что, по его убеждению, токсикология больше не вправе исходить из

существовавших до сих пор принципов при решении вопроса о том, мог мышьяк

проникнуть в труп из почвы или не мог. Токсикологи должны признать, что они

достигли той границы, которую обязаны не нарушать до тех пор, пока получше

не узнают то, что лежит по другую ее сторону.

Если во время второго процесса по делу Беснар семь лет назад именно

Трюффер был тем, кто предопределил вынесение решения в пользу подсудимой, то

и теперь его выступление знаменовало начало решающей фазы борьбы на

последнем процессе по этому делу. Но, по существу, решающие слова все-таки

произнес человек, которого обвинение привлекло к делу в качестве биолога для

проверки утверждений Трюффера - профессор Лемуань. После долгого изложения

результатов его исследований в Лудене и в Пастеровском институте у этого

старого человека вырвались такие слова: "Вообще надо сказать, что...

бактериальное гниение растительных и животных останков способствует

растворимости мышьяка. Но у нас нет возможности судить и говорить о том,

имеет ли место процесс растворения мышьяка в данной почве или нет. Решение

данного вопроса зависит от слишком многих факторов, скрытых пока от нашего

взгляда..."

Этим заявлением Лемуань определенно поддержал утверждения Трюффера,

Оливье, Лепентра, Кейлинга и Бастиса о том, что поскольку нет абсолютно

точных объяснений происхождения мышьяка в том или ином случае, то нельзя

безоговорочно отрицать возможность, пусть даже самая минимальная,

существует, вопрос следует решить в пользу подсудимой, независимо от того,

что можно думать о ее виновности или невиновности.

Готра, ловивший каждое слово с напряженным вниманием, воскликнул,

вскакивая: "Вот и конец делу Бес-нар!.." Государственный обвинитель знал,

что дает лишь арьергардный бой, когда с горечью прокричал Готра: "У вас

удивительное свойство все истолковать по-своему! По мнению экспертов, как я

слышу, существуют различные возможности. А вы хотите из этого делать вывод в

пользу подсудимой, что только одна возможность, а именно растворимость

мышьяка, является правилом. Но точно так же можно сказать, что правилом

является его растворимость, то есть невозможность проникновения мышьяка в

организм после смерти потерпевшего".

Торжествующий Готра бросил ему на это: "Да, но какая из обеих

возможностей правильна, этого вы не знаете. Вы и ваши эксперты не в

состоянии внести необходимую точность в объяснение феномена. Вы должны в

данный момент признать, что вам невозможно далее поддерживать ваше

обвинение".

Драма, длившаяся свыше десяти лет, действительно подошла к концу. 12

декабря 1961 года суд за недостаточностью улик оправдал Мари Беснар по

обвинению в отравлении двенадцати человек.
(Ю. Торвальд. Век криминалистики. М., 1984)

^ ПОХИТИТЕЛИ АВТОМОБИЛЕЙ С ПОЛИЦЕЙСКИМ УДОСТОВЕРЕНИЕМ
Осенью 1955 года в Баварии разразился колоссальный скандал, замять

который не смог даже полицай-президент Мюнхена Хейгль, несмотря на весь свой

опыт в подобных делах. Поводом для скандала послужило самое обычное в ФРГ

преступление - автомобильная кража.

Старший ассистент уголовной полиции Мюнхена, 32-летний Эрвин Феллер,

любитель шикарных автомобилей и темпераментных женщин, собирался идти в

отпуск. Поскольку своей машины у Феллера еще не было, он взял напрокат в

обществе автолюбителей элегантный белый "Мерседес-180". Необходимый залог в

сумме 400 марок был ему не по карману, но служебное удостоверение избавило

его от этого расхода. Удостоверение было подлинным, а Общество автолюбителей

преисполнено веры в уголовную полицию.

Итак, Феллер умчался на красавце "Мерседесе". Но, как вскоре

выяснилось, недалеко. Он оставил машину на охраняемой автостоянке у ратуши,

в доказательство чего предъявил впоследствии оплаченную квитанцию. Через час

он вернулся, чтобы забрать автомобиль, но "Мерседеса" уже не было. Так

Феллер обрисовал дело своему коллеге, расследовавшему ав-. томобильные

кражи.

Ситуация сложилась довольно щекотливая. Надо же было случиться, что

взятый напрокат автомобиль украли именно у чиновника уголовной полиции.

Старший ассистент Зельднер, к которому поступали заявления о пропаже

автомобилей, знал, как никто другой, что число автомобильных краж в Мюнхене

росло день ото дня. Но в данном случае на карту была поставлена честь

полицейского мундира. Значит, надо было как можно скорее все уладить.

От начальства на этот счет поступили самые строгие указания, и дежурный

сотрудник полиции, это был уже не Зельднер, рьяно взялся за дело. Сначала он

допросил Феллера, потом сторожа автостоянки Виллинга, который "прохлопал"

угон автомобиля.

Виллинг отнесся к происшедшему довольно равнодушно. В конце концов, он

не мог быть одновременно в десяти местах, а у вора наверняка были ключи от

машины. Если бы машину пытались открыть силой, он сразу бы заметил. В этом

вопросе Виллинг стоял твердо и разубедить его никто не мог. Внимательно

изучив квитанцию, Виллинг оторопел. "Когда была остановлена машина?" -

переспросил он. "Где-то около двадцати часов до двадцати часов тридцати

минут", - ответил следователь. "Это совершенно исключено", - заявил Виллинг.

Согласно квитанции, машину запарковали до 18.00, так как было уплачено

только тридцать пфеннигов. Следователь насторожился. С какой целью Феллер

указал неправильное время? Не поднимая шума, сотрудник полиции взял своего

коллегу "на мушку" и решил более серьезно заняться этим происшествием.

Просмотрев соответствующую документацию, он натолкнулся на ряд других

автомобильных краж, дела по которым были оформлены подозрительно небрежно,

со многими упущениями.

Его внимание привлекло и странное ограбление мюнхенской автоинспекции

на Санкт-Мартинштрассе, когда были похищены незаполненные паспорта

автомобилей и печать автоинспекции. Криминалистам сразу бросилось в глаза,

что преступник отлично ориентировался в здании. Это ограбление так и

осталось нерас-следованным. Не исключено, что оно было как-то связано с

автомобильными кражами.

Уголовная полиция тщательно изучила круг знакомых Феллера и обратила

внимание на некоего текстильного коммерсанта Финка, который не так давно

переключился с текстильной торговли на торговлю подержанными автомобилями.

Поговаривали, что машины, которые он продавал, были краденные и поэтому он

их сбывал в Австрии.

Напав на верный след, уголовная полиция довольно быстро раскусила и всю

нехитрую систему Финка. Автомобиль, который ему нравился или на который у

него уже был клиент, угоняли с автостоянки или брали в бюро проката через

подставное лицо. После этого в полицию, естественно, поступало заявление о

краже. На добытых таким образом машинах меняли номера, оформляли новые

документы и совершенно легально

пересекали границу. Четыре машины уже "уплыли" таким путем в Австрию.

Белый "Мерседес" из Общества автолюбителей Финк самолично угнал со стоянки.

При этом он ничем не рисковал, поскольку у него были ключи от машины и

квитанция автостоянки.

Вообще все предприятие было относительно безопасным для Финка, так как

старшие ассистенты уголовной полиции Феллер и Зельднер, и вахмистр Гесль с

самого начала были членами его шайки. Феллер передал Финку ключи от машины и

квитанцию и только после того, как "Мерседес" был надежно спрятан, обратился

с заявлением в полицию. Самому Феллеру тоже нечего было особенно опасаться.

Его коллега Зельднер внимательно следил за тем, чтобы все заявления об

автомобильных кражах, совершенных компанией Финка, как можно скорее попадали

в корзину для бумаг. Но на сей раз им не повезло.

Нераскрытая кража со взломом в помещении автоинспекции была совершена

Феллером, который раздобыл таким образом необходимые для сбыта краденых

автомобилей бумаги. В задачи третьего полицейского в шайке, вахмистра Гесля,

входило "наводить" банду на подходящие автомобили, сообщать о благоприятных

для угона моментах, а в необходимом случае подстраховывать вора. Всю деловую

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   51

Похожие:

Серийные преступления iconШпаргалка Оглавление
Понятие предмета преступления и его соотношение с объектом преступления. Многообъектные преступления
Серийные преступления iconВопрос 295. Понятие и значение объекта преступления. Классификация...
Няемые уголовным законом общественные отношения, на которые посягает общественно опасное и уголовно наказуемое деяние. Объект преступления...
Серийные преступления icon1 Состав преступления как юридическое основание квалификации преступлений
Понятие состава преступления является одним из важнейших понятий уголовного права. Состав преступления используется в качестве юридического...
Серийные преступления iconПонятие субъективной стороны преступления и ее уголовно-правовое значение
Ная сторона преступления является его внутренней (по отношению к объективной) стороной. Вопрос о содержании субъективной стороны...
Серийные преступления iconСтатья 33. Виды соучастников преступления
Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления
Серийные преступления iconКриминалистика Перепелкин Вячеслав Иванович, доцент кафедры у п. д
Механизм преступления – это понятие дословное. По мнению Белкина, под механизмом преступления понимается сложная динамическая система,...
Серийные преступления iconКриминалистика Перепелкин Вячеслав Иванович, доцент кафедры у п. д
Механизм преступления – это понятие дословное. По мнению Белкина, под механизмом преступления понимается сложная динамическая система,...
Серийные преступления iconКриминалистика Перепелкин Вячеслав Иванович, доцент кафедры у п. д
Механизм преступления – это понятие дословное. По мнению Белкина, под механизмом преступления понимается сложная динамическая система,...
Серийные преступления iconКриминалистика Перепелкин Вячеслав Иванович, доцент кафедры у п. д
Механизм преступления – это понятие дословное. По мнению Белкина, под механизмом преступления понимается сложная динамическая система,...
Серийные преступления iconКриминалистика Перепелкин Вячеслав Иванович, доцент кафедры у п. д
Механизм преступления – это понятие дословное. По мнению Белкина, под механизмом преступления понимается сложная динамическая система,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница