I. Диаконическое служение сестер милосердия


НазваниеI. Диаконическое служение сестер милосердия
страница2/14
Дата публикации02.04.2013
Размер2.05 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

^ Проанализировав опыт первых общин сестер милосердия, можно отметить, что принципиальных отличий в их деятельности не было. Неизменными качествами сестер были строгая нравственность, любовь и милосердие к ближнему, трудолюбие и самоотверженность, дисциплинированность и беспрекословное подчинение начальству. Уставы общин, хотя и были строгими, но, в отличие от монастырских, сохраняли за членами общины некоторые элементы свободы. Сестры имели право наследовать и владеть собственным имуществом, при желании могли вернуться к родителям или вступить в брак. Среди сестер милосердия было много женщин и девушек знатного проис­хождения. Однако устав не позволял делать кому-либо «скидки», да никто и не стремился к привилегиям, все с одинаковой самоотвержен­ностью переносили тяготы трудовых будней мирного времени и лишения и опасности фронтовой жизни.

С другой стороны, следует подчеркнуть социальную направлен­ность сестринской, акушерской и фельдшерской помощи в России, которая прежде всего предназначалась для бедных, беременных, новорожденных, детей, стариков, больных и раненых. Кроме того, она была направлена на оказание помощи пострадавшим от войн, стихий­ных бедствий, эпидемий. Предоставлялись не просто уход и физиче­ская помощь больному, раненому, сироте-ребенку, но было организо­вано гуманитарное и профессиональное образование (приюты и школы при общине). Все, что может быть названо современным термином «социальная реабилитация и адаптация».

Прослеживается и разделение сфер деятельности по оказанию по­мощи: помощь в госпиталях и больницах проходила под контролем врача и была от него зависима, поскольку врач рассматривал сиделку, хожатого или сердобольную вдову как «орудие, от верности и точности которого зависит успех лечения»: работа сестер в приютах, богадель­нях была менее зависима от врача, предоставляла больше самостоя­тельности в действиях, так как, кроме ухода, подразумевала обучение, привитие навыков, в том числе и профессиональных.

Организация сестринской помощи, направленная в основном на социально незащищенные группы населения, была экономически эффективной. Так, деятельность воспитательных домов, доходы которых значительно превышали расходы, позволила на заработанные средства открывать больницы для бедных. Развитие сестринской и акушерской помощи поддерживалось обществом и государством.

В разработке программ обучения акушерок, сиделок, сердобольных вдов и в реализации ухода за бедными, больными, ранеными и бере­менными принимали участие образованные представители российско­го государства, при этом был использован опыт Европы и учтены проблемы России. К женщине, решившей посвятить себя благород­ному, «Богу угодному делу» — оказанию помощи больному, бедному, беззащитному, предъявлялись высокие нравственные требования. Эти требования были закреплены в специальных документах (присяга, клятва, инструкции и др.). Кроме того, были разработаны и меры морального и материального поощрения сиделок и сердобольных вдов с учетом качества и срока их работы.

Уже к концу XIX столетия в России сложилась оригинальная орга­низационная структура оказания благотворительной и медицинской помощи населению, которая позволяла использовать труд сестер милосердия, сердобольных вдов, акушерок, фельдшериц. Помимо государственных учреждений здравоохранения, существовали ве­домства благотворительных учреждений. Первое такое ведомство было создано в 1797 г. императрицей Марией Федоровной. В него входили: 2 воспитательных дома, 11 богаделен, 2 вдовьих дома, 15 больниц, женское патриотическое общество, осуществлявшее призрение бедных детей (девочек), попечительство слепых, попечи­тельство глухонемых, особое общество детских приютов (150 по всей России).

Другим крупным учреждением, осуществлявшим благотворитель­ную деятельность в сочетании с воспитательными функциями, было Императорское человеколюбивое общество, созданное в 1802 г. Оно имело свои учреждения в 25 губерниях России и включало 210 заведений (57 учебно-воспитательных учреждений, 6 богаделен, 32 дома бесплатных квартир, 3 ночлежных приюта, 7 народных столовых, 19 больниц и амбулаторий, 26 комитетов, оказывающих помощь бедным деньгами, одеждой, обувью, и др.). Бюджет общества составлял 1,5 млн. рублей [45].

В 1867 г. было основано Русское общество попечения о больных и раненых воинах (в 1879 г. переименовано в Российское общество Красного Креста). Оно имело 232 комитета во всех губерниях России и 62 общины сестер милосердия, при которых были больницы. Поми­мо своей основной деятельности во время войны, общество оказывало бесплатную медицинскую помощь населению.

Организованные на пожертвования частных лиц, в том числе и лиц императорской фамилии, эти ведомства и общества выполняли функции общественного призрения и являлись государственными учреждениями. Так, Ведомство императрицы Марии даже имело в своей структуре особый законодательный орган в лице Опекунского совета и не представляло своих счетов для государственного контроля. Опекунский совет считался высшим государственным учреждением, где обсуждались финансовые дела, законодательные вопросы и хозяйственные проблемы ведомства [17, 44]. Все ведомства и учреж­дения были самостоятельными и не подчинялись Министерству внутренних дел, по закону выполнявшему функции общественного призрения в России [43].

К 1877 г. в России насчитывалось 438 благотворительных учреж­дений, в том числе 210 — в Петербурге, 97 — в Москве, 131 — в губерниях [86]. К благотворительным учреждениям относились воспитательные дома, родовспомогательные заведения, больницы и лечебницы, дома призрения, детские приюты общества благотвори­тельности, попечительство о бедных в Москве, богадельни. В воспи­тательных домах Москвы находились 40 754 питомца, Санкт-Петербурга — 33 309, в родовспомогательных учреждениях — соответственно 103 902 и 55 497 родильниц. Объем стационарной и амбулаторной помощи, оказанной нуждающимся к этому году, пред­ставлен в табл. 1. В домах призрения, богадельнях и благотворитель­ных обществах получили помощь около 67 тыс. человек (табл. 2 и 3). В детских приютах к этому году находилось почти 300 тыс. детей.

В последующие годы число благотворительных учреждений посте­пенно увеличивалось. В начале XX столетия в губерниях Европейской части России их было уже 14,8 тыс., в том числе 5270 (35,5%) в губернских и 9584 (64,5%) — в уездных городах. Благотворительных обществ и учреждений, относящихся к различным ведомствам, было 1775, из них более 680 принадлежали Ведомству Императрицы Марии, более 500 — Российскому обществу Красного Креста, более 200 — Император­скому человеколюбивому обществу, около 280 — попечительству о домах трудолюбия (основано в 1895 г.) [13]. Более 12,3 тыс. благотворительных обществ и учреждений не относились к указанным ведомствам и подчинялись Министерству внутренних дел (более 6,8 тыс.), Ведомству право­славия (более 3,3 тыс.), Министерству финансов (более 1,1 тыс.), Министерству юсти­ции (более 780) [14].

Частная благотворительность в России в то время также была на высоком уровне. К 1898 г. насчитывалось более 5600 частных благо­творительных обществ и учреждений [44].

Таким образом, на рубеже XIX и XX столетий в Российской импе­рии насчитывалось около 30 тыс. государственных, общественных и частных учреждений, которые оказывали благотворительную и медицинскую помощь населению. Достойное место в этой работе занимали общины сестер милосердия.

1.4. Участие женщин в помощи раненым
в годы Крымской войны

В период Крымской войны (1853—1856 гг.) женский труд по оказанию помощи раненым и больным был применен в принципиально новых организационных формах и на новом качественном уровне.

Крымская (Восточная — по европейскому определению) война между Россией и коалицией Турции, Англии, Франции и Сардинии (в то время единого государства Италии еще не существовало), возник­шая в результате столкновения политических и экономических инте­ресов этих стран на Ближнем Востоке, развернулась преимуществен­но в Крыму и на Черном море, хотя военные действия велись и на Кавказе, и на Балтике, и даже на Камчатке.

Осенью 1853 г. Турция, поддерживаемая западными державами, объявила России войну. В ноябре 1853 г. русская черноморская эскадра под командованием адмирала П. С. Нахимова уничтожила турецкий флот в бухте Синопа, и западные державы вынуждены были вступить в открытую войну против России.

В сентябре 1854 г. союзники по коалиции высадили свои войска в Крыму и начали осаду Севастополя. Русские корабли были затоплены русскими моряками при входе в Севастопольскую бухту, чтобы затруднить вторжение вражеской эскадры в нее с моря. На суше моряки и солдаты, которым помогало гражданское население, муже­ственно выдержали одиннадцатимесячную осаду крепости. При защите города-крепости погибли адмиралы П. С. Нахимов, В. А. Корнилов, В. И. Истомин.

349 дней и ночей держался осажденный Севастополь (в историю тот военный эпизод вошел под названием «первой осады»), сковывая главные силы неприятеля, выпускавшего иногда по городу до 60 тыс. артиллерийских снарядов в сутки.

И только в конце августа 1855 г. ценой огромных потерь в своих рядах врагу удалось овладеть южной стороной Севастополя и оттес­нить русские войска на север. Война началась во время правления императора Николая I, а мир был заключен в марте 1856 г. в Париже уже при императоре Александре II (император Николай I скончался в 1855 г.).

Россия уступила в пользу Турции устье реки Дуная и часть Бессарабии, потеряла право иметь военный флот на Черном море. Черное море было объявлено нейтральным, проливы были открыты для торговли, но закрыты для военных судов всех государств. Только в 1870 г. Россия добилась полного восстановления своего суверенитета на Черном море [47].

Легендарная «Севастопольская страда» привлекала в те годы вни­мание всего мира. Ф. Энгельс писал: «Русские солдаты являются одними из самых храбрых в Европе».

Первыми сестрами милосердия, которые отправились на фронт для оказания помощи раненым на поле боя, были сестры Крестовоздвиженской общины [28]. Община объединяла патриотически настроен­ных женщин из самых разных слоев общества — от весьма образо­ванных (среди них были жены, вдовы и дочери титулярных и коллеж­ских советников, дворян, помещиков, купцов, офицеров русской армии и флота) до малограмотных женщин [130]. Руководить их деятельностью в Крыму было поручено действительному статскому советнику Н. И. Пирогову [29].

В «Докладной записке об основных началах и правилах Крестовоздвиженской общины сестер попечения», написанной 14 октября 1855 г., великий хирург обосновал необходимость привлечения женщин к участию в оказании медицинской помощи на войне, опреде­лил роль и задачи сестер и врачей общины. В частности, он писал:

«Доказано уже опытом, что никто лучше женщин не может сочувствовать страданиям больного и окружить его попечениями, не известными и, так сказать, не свойственными мужчинам».

В это время Н. И. Пирогов писал своей жене: «...подумай... мы жи­вем на земле не для себя только...». Принцип «жить на земле не только для себя» Н. И. Пирогов считал основой сестринского милосер­дия. Позднее в одном из писем Е. М. Бакуниной он заметил, что больных и раненых «мы не делили на своих и чужих».

5 ноября 1854 г. в церкви Михайловского дворца (ныне — Русский музей) состоялась торжественная церемония открытия Крестовоздвиженской общины. После литургии сестры милосердия во главе с начальницей А. П. Стахович дали клятву, в которой были такие слова: «...доколе сил моих станет, употреблять буду все мои попечения и труды на служение больным братьям моим».

Утром 6 ноября первая группа сестер общины выехала на фронт. 22 ноября, после краткосрочного обучения, в Крым отправилась вторая группа сестер милосердия [103]. К началу 1856 г. на театре военных действий уже трудились более 200 сестер милосердия из Крестовоздвиженской общины.

В своем письме 6 декабря 1854 г. Н. И. Пирогов писал: «Дней пять тому назад приехала сюда Крестовоздвиженская община сестер Елены Павловны, числом до тридцати, и принялась ревностно за дело; если они так будут заниматься, как теперь, то принесут, нет сомнения, много пользы».

Впервые на этой войне, которую Н. И. Пирогов назвал «великой драмой», сестры милосердия стали делать то, что в наше время обозначено как функция защиты больного, а их стали рассматривать как адвокатов больного. Именно сестра представляла и защищала интересы больного. Вот как писал об этой работе сестер милосердия Н. И. Пирогов: «Они день и ночь попеременно бывают в госпиталях, помогают при перевязке, бывают и при операциях, раздают больным чай и вино и наблюдают за служителями и за смотрителями и даже за врачами. Присутствие женщины, опрятно одетой и с участием помо­гающей, оживляет плачевную юдоль страданий и бедствий. Но еще должны приехать сердобольные императрицы... распоряжение этих вдов тоже поручается мне».

В другом письме он отмечал: «Так поставили упущенный госпиталь на ноги, что теперь не узнаешь. Отдали вместе смотрителя под след­ствие, завели контрольные дежурства сестер». Не случайно Е. М. Ба­кунина, отмечая эту работу сестер милосердия, говорила о них как о «ходатайницах» за интересы больных и раненых.

С конца декабря большинство сестер не могли продолжать работу в госпиталях из-за сыпного тифа; остальные ухаживали за больными сестрами. Вновь вступавшие в общину женщины проходили в течение 2—3 месяцев обучение в пехотном госпитале Петербурга на специ­альных медицинских курсах, а затем также отправлялись на театр военных действий.

13 января 1855 г. в Севастополь прибыл отряд из 12 сестер во гла­ве со старшей сестрой М. Меркуловой, им была поручена самая трудная работа — дежурства (дневные и ночные) на главном перевя­зочном пункте и во временном госпитале. Н. И. Пирогов разделил сестер на несколько групп и разработал для каждой группы инструк­ции, регламентирующие их деятельность [83]. Группа перевязочных сестер несла суточное дежурство в отделениях госпиталей, помогала врачам при перевязках и операциях, наблюдала за чистотой палат. Согласно инструкции сестра обязана серьезно готовиться к перевяз­кам, подбирать для работы необходимые медикаментозные и перевя­зочные средства. При перевязке она должна была обращать внимание на изменения раны и окружающей ее ткани; в случае появления сильного покраснения, гнойных затеков или кровотечения следовало немедленно сообщать об этом врачу.

Особое внимание в инструкции уделялось мерам по предупрежде­нию инфицирования ран, в частности, было указано, что в употребле­нии могут быть только чистые губки, специально взятые у сестры-аптекарши; «...все другие губки, сохраняемые иногда украдкою фельдшерами и самими больными, должны быть истребляемы... Корпии, бинты и проч. отнюдь не должны бросаться на пол, через что распространяются вредные испарения и пол ими пропитывается». Следует подчеркнуть, что на все это указывалось тогда, когда еще не существовало научно обоснованного метода антисептики, когда не знали о патогенных возбудителях и их роли в возникновении и распро­странении раневых осложнений. Хорошо понимая опасность инфици­рованных ран, Н. И. Пирогов требовал, чтобы сестры обращали внимание на запах, исходящий от раны. Им предписывалось «больного, у которого рана издает вонючий запах, перевязав, тотчас же отправить в гангренозное отделение или поместить в другую комнату».

В ночное время предусматривалось поочередное дежурство трех сестер, которые несколько раз за смену должны были делать обход больных. Они внимательно выслушивали просьбы больных, выполня­ли назначения врачей, выдавали лекарства, осматривали повязки. При поступлении раненых и больных они принимали участие в операциях, перевязках, в выдаче чая, белья и размещении посту­пивших.

В обязанности сестры-аптекарши входили: раздача больным пред­писанных врачом медикаментов, приготовление отваров, накладыва­ние припарок, примочек, горчичников, хранение лекарств, перевязоч­ных средств, инструментов, предметов ухода за больными; своевре­менное пополнение их запасов, обеспечение медикаментами отделе­ния, контроль за порядком их использования и хранения на местах.

В инструкции подчеркивалось, что губки, предназначаемые для операций, должны храниться только у аптекарши и содержаться всегда вымытыми и чистыми. У нее же хранились (в достаточном количестве) кровоостанавливающие и возбуждающие средства, ибо «от их недостатка жизнь больного подвергается большой опасности».

Сестра-хозяйка должна была обеспечивать чистым нательным и постельным бельем раненых, обеспечивать чистоту в палатах и проветривание помещений. Эти «приказания должны быть непремен­но и пунктуально ими исполнены, несмотря на просьбы и жалобы больных, которые нередко к своему вреду требуют и упрашивают закрывать окна».

Бинты, корпия, постельное белье и матрацы необходимо было со­бирать в отдельные ящики и непременно выносить из помещения. В обязанности сестры-хозяйки входило окуривание (для дезинфекции) палат; она должна была следить за тем, чтобы при кроватях у гангре­нозных и тифозных больных в сосудах имелся раствор хлора. Ей вменялось в обязанность «осматривать обед и ужин больных, заме­чать не по одной, а по нескольким порциям, каково их количество и качество, и вникать в жалобы больных». Из хранящихся у нее продук­тов сестра милосердия готовила больным манную кашу, бульон, компот, чай, кофе для дополнительного питания (по назначению врача).

Был также назначен постоянный сестринский персонал для оказа­ния медицинской помощи больным с гнойными и гангренозными ранами, которые были размещены отдельно от остальных раненых.

17 января 1855 г. в Крым прибыла группа сестер во главе с Е. М. Бакуниной, но тяжелые условия работы на главном перевязочном пункте и в госпиталях подорвали их здоровье, уже в феврале многие сестры заболели, а двое умерли [108].

21 февраля в Севастополь прибыли 27 сестер во главе с А. П. Стахович, а 28 марта — 23 сестры (старшая сестра Е. Будберг).

Н. И. Пирогов, под руководством которого работали эти первые сестры милосердия, в одном из своих писем очень подробно описывает их деятельность. По его инициативе впервые в истории военно-полевой хирургии сестры милосердия и врачи были разделены на четыре группы. Первая группа обязана была сортировать посту­пающих по тяжести ранений, а тех, кто нуждался в срочной операции, немедленно передавали второй группе. Третья группа осуществляла уход за ранеными, которые не нуждались в срочном оперативном лечении. Четвертая группа, состоявшая из одних сестер и священника, занималась безнадежно больными и умирающими. Наконец, две сестры-хозяйки занимались раздачей раненым вина, чая или бульона. Сестры-хозяйки хранили всю провизию. Это была первая «специализация» среди сестер, учитывающая уровень их знаний и способностей, а также практическую необходимость в этом роде деятельности.

Работать сестрам приходилось в ужасных условиях. Изо дня в день, по словам Пирогова, выполнялось от 150 до 200 ампутаций и других тяжелых операций. Нередко раненые располагались в палатках-лазаретах. Однажды, вспоминал Пирогов, над этим лагерем мучеников разразился ливень, промочивший насквозь не только людей, но и матрацы под ними. Когда кто-нибудь входил в эти палатки-лазареты, со всех сторон раздавались стоны о помощи. И сестры милосердия, стоя в лужах на коленях перед больными, оказывали им посильную помощь [110].

По словам очевидцев, многие сестры милосердия, помогая хирур­гам, так пригляделись к разнообразным операциям, что любая из них сама могла бы произвести ампутацию. Сестры не оставляли без попечения и раненых французов, которых не считали врагами [22]. Принявшие на себя непосильный труд и тяжелый крест, сестры Крестовоздвиженской общины, «скрепя сердце, прислуживали операторам, хлороформировали оперируемых, наблюдали за пульсом, держали руку или ногу, которую резал или пилил оператор, прижи­мали пальцами вместо турникета артерию, указанную хирургом, и даже налагали лигатуру на сосуд, из которого после отнятия члена сочилась артериальная кровь».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

I. Диаконическое служение сестер милосердия iconМдк 07. 01 «Теория и практика сестринского дела»
Развитие сестринского дела в России: «вдовьи дома», первые общины сестер милосердия
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconБожьего Милосердия Атырау 2010 Оглавление
Апостол Божественого Милосердия провозглашен блаженным (Перевод: Юлия Левушкан) 23
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconТакой была Югославия до пришествия не “Ангелов милосердия?
С авиабазы нато джойа дель колле (в Италии) “Ангелы милосердия?” также бомбили Югославию
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconЗакон Божий в небесном святилище является грандиозным подлинником,...
Великим Первосвященником, когда Он начал Свое служение во Святом святых, увидели ковчег Его завета. Размышляя о святилище, они поняли...
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconBlagotvoritelnyj-fondy ru ask com
Общероссийский благотворительный общественный фонд «Российский фонд милосердия и здоровья»
I. Диаконическое служение сестер милосердия icon1. Дайте определение медицинской деонтологии: А) учение о профессиональном...
А) учение о профессиональном долге медицинских работников (врачей, мед сестер и др) перед больными и здоровыми детьми, перед человеком...
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconПособие для студентов лечебного, педиатрического, медико-психологического...
Фармакология в вопросах и ответах: пособие для студентов лечебного, педиатрического, медико-психологического факультетов и факультета...
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconАвгустейшие сестры милосердия
Германия объявила войну России. Начиналась война, которую вскоре назовут "Великой войной", а в России ее еще будут называть
I. Диаконическое служение сестер милосердия icon9. 15 10. 00 Утреннее служение
«Имеет ли весть об образе жизни прямое отношение к желанию Иисуса» – Владимир Крупский
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconО. А. Балбатун
Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов факультета медицинских сестер с высшим образованием по специальности...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница