I. Диаконическое служение сестер милосердия


НазваниеI. Диаконическое служение сестер милосердия
страница3/14
Дата публикации02.04.2013
Размер2.05 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Несмотря на то, что первые сестры милосердия были набраны с большой поспешностью и многие из них не имели никакого образова­ния, все они быстро обучились сестринскому делу и стали образцами профессионализма.

Сестры общины были представителями различных сословий, имели разное образование, и это иногда было причиной сложностей, возникавших в отношениях между ними. Так, А. П. Стахович, началь­ница отряда Крестовоздвиженской общины в Крыму, требовала, чтобы сестры милосердия называли ее генеральшей, «величали превосходительством, хотя была вдовой капитана». Поэтому Н. И. Пирогов предложил «главную начальницу» называть просто старшей сестрой. Знаменитый хирург не разделял и мнения А. П. Стахович, смотревшей «на сестер, как на сиделок». Это послу­жило причиной обращения Н. И. Пирогова к Великой княгине Елене Павловне с просьбой об «удалении» Стахович.

Помимо лечебной работы, сестры осуществляли контроль за дея­тельностью интендантов. Это было вызвано тем, что государственные деньги, отпущенные для госпиталей, разворовывались, по меткому выражению Н. И. Пирогова, «даже днем». Таким образом, по словам Н. И. Пирогова, у сестер милосердия появилась новая функция — «нравственный контроль» за действиями госпитальной администрации [109].

К борьбе с госпитальными казнокрадами, обворовывавшими боль­ных и раненых, много усилий приложила Е. П. Карпова, приехавшая в Крым в 1855 г. и ставшая впоследствии одной из самых известных сестер милосердия в результате самоотверженного труда. В одном из писем жене Н. И. Пирогов писал: «Мы вводим всевозможные крючки, чтобы ловить госпитальных воров; Карпова просто неутомима, день и ночь в госпитале; и варит для больных, и перевязывает, и сама делает все и всякий день от меня выходит с новыми распоряжениями...».

Начальники госпиталей упорно не допускали сестер милосердия к хозяйственной части, однако настойчивость Е. П. Карповой позволила вскрыть ряд крупных злоупотреблений. Особенно значительными они оказались в госпиталях городов Херсона и Николаева. Была создана следственная комиссия [71]. Это принесло свои результаты: «Мы живем здесь, слава Богу, не худо, занимаемся дельно: в госпиталях, где теперь сестры, все идет прекрасно».

В последующем Е. П. Карпова возглавила отряд 28 «дежурных» сестер в Симферополе, осуществлявших медицинский надзор за самыми тяжелыми ранеными и «ампутированными» [71].

Самоотверженная деятельность сестер, их милосердие к раненым и горячее желание быть полезными высоко ценились как пострадав­шими, так и врачами. В Крымской войне, по словам Н. И. Пирогова, он ежедневно убеждался, присматриваясь к «обдуманным суждениям и аккуратным действиям сестер», что «мужчины не умеют ни достаточно ценить, ни разумно употреблять природный такт и чувствительность женщин». Всегда подчеркивая высокие нравственные качества женщин, талантливый хирург заявлял, что поведение сестер милосер­дия на театре войны было примерным и достойным уважения; их обращение с ранеными и больными было самое задушевное; сестры милосердия доказали, что женщины более одарены способностями, чем мужчины.

Во многих своих письмах и отчетах Н. И. Пирогов описывает вы­сокие человеческие и профессиональные качества старших сестер Е. М. Бакуниной, Е. Будберг, Е. П. Карповой, М. Меркуловой, Е. А. Хит­рово. Вот, например, какая характеристика дается Е. М. Бакуниной:

«Ежедневно, днем и ночью, можно было ее застать в операционной комнате ассистирующей при операциях; в то время, когда бомбы и ракеты то перелетали, то не долетали и ложились вокруг всего собра­ния, она обнаруживала... присутствие духа, едва совместимое с жен­ской натурой и отличавшее сестер до самого конца осады».

В Крымской войне приняли участие более 200 сестер милосердия Крестовоздвиженской общины. Кроме Севастополя и Симферополя, небольшие отряды из 6 — 26 сестер работали в госпиталях городов Бахчисарая, Николаева, Перекопа, Херсона и др. При исполнении служебных обязанностей на войне умерли 17 сестер Крестовоздви­женской общины, причем большинство — от сыпного тифа [75].

В одном из писем в ноябре 1855 г. Н. И. Пирогов отмечает: «Ране­ных новых совсем нет, но больных очень много, сюда прибывает по 500 в сутки». Поэтому так необходимы были усилия сестер милосер­дия по созданию условий, препятствующих возникновению и распро­странению инфекции. Возможно, не случайно одним из помощников Н. И. Пирогова в этот период войны заведующим тифозным отделени­ем госпиталя был терапевт С. П. Боткин, ставший впоследствии выдающимся ученым. Позднее С. П. Боткин напишет: «Пирогов был значительно выше того времени, в котором ему приходилось действо­вать. Опередив свой век в науке, он опередил его в общественной деятельности».

Н. И. Пирогов убедился, что медицинские сестры должны знать не только название лекарств, но и «действия этих средств», а также «действовать то по предписанию врачей, то по собственному усмотре­нию, ознакомившись из опыта с этим родом страданий». Опыт работы сестер милосердия в период Крымской войны показал, что их обязанности «многосложны и важны по их последствиям для больных и в физическом, и в нравственном отношениях».

Кроме сестер милосердия, в деле ухода за ранеными во время вой­ны принимали участие сердобольные вдовы. Первая группа их в количестве 57 человек была направлена в Симферополь в ноябре 1854 г. По прибытии на место им было разрешено набрать из числа местных жителей себе в помощь 25 женщин с последующим посвяще­нием их в сердобольные вдовы.

Н. И. Пирогов так описывает их работу: «Сердобольные вдовы при­были... в Симферополь в самое трудное и критическое время. Госпита­ли, еще едва организованные в различных заведениях и частных домах города, были переполнены больными и ранеными; беспрестанные транспортировки больных... препятствовали их сортировке; постоянно сырая погода значительно затрудняла сушку и перемену белья; недо­ставало ни рук, ни помещения, ни перевязочных средств; раны начали принимать худое свойство; показался заразительный тиф. Сестры Крестовоздвиженской общины, прибывшие за несколько недель раньше сердобольных, принявшись с большой активностью ухаживать за больными, не устояли и занемогли от изнурения и госпитальной заразы, так что сердобольные застали госпитали без женской прислу­ги. В эту критическую минуту сердобольные заступили в госпитали по сделанному мною распоряжению вместо сестер и принялись ревност­но за дело... занялись по возможности сортированием больных, перевязкою раненых, переменою белья».

Проводя день и ночь в этих занятиях, многие из них также вскоре заболевали различными инфекциями, а их место занимали другие вдовы. Нередко во время перевязки раненых, размещенных на полу или на земле, нужно было ползать от одного к другому на коленях или сохранять полусогнутое положение в течение длительного времени; при этом еще приходилось иногда вдыхать запах, распространявшийся от гнойных ран. Но сердобольные вдовы ни разу не уклонились от возложенных на них обязанностей.

Кроме перевязок, они выполняли много других обязанностей — раздача белья и лекарств, проверка качества пищи, обеспечение чистоты, наблюдение за санитарами. На долю каждой сердобольной вдовы приходилось около 200 раненых, из которых каждому третьему, кроме перевязок, требовался постоянный уход.

В августе 1855 г. из Московского и Санкт-Петербургского вдовьих домов в Крым были направлены 36 женщин. Только из Одесской богадельни в Крыму работали около 200 сердобольных вдов.

Участники Крымской войны так описывали труд сердобольных вдов в госпиталях Симферополя: «С прибытием их в госпиталь приобрел себе самых деятельных и трудолюбивых помощниц, самых усердных и бескорыстных слуг. Каждая палата, каждое отделение в лице сердо­больной получило хозяйку, которая старалась, чтобы больные были покойны и довольны, чтобы прислуга была исправна и старательна, а палата достаточно снабжена всем необходимым; заботилась, чтобы стены, окна, двери, полы и столы, кровати, посуда и белье были чисты, воздух свеж, теплота приличная, освещение достаточно; чтобы пища, питье и лекарства, пожертвования и пособия раздавались правильно; помогала доктору при перевязке и операциях; докладывала ему о нуждах больного и переменах в ходе болезни и о всех неисправ­ностях, беспорядках и злоупотреблениях, если они случались в палате; и немедленно доносила начальнице общины, которая... тотчас прини­мала меры. Таким образом, несмотря на огромное число больных... сердобольные неуклонно поддерживали внутренний порядок в госпи­тале, следили за больными и течением их болезни, за ранеными и лечением их ран так, что внутреннее благосостояние госпиталя лежало большей частью на них».

О работе сердобольных вдов в Крыму подробно писала газета «Русский инвалид»: «...сердобольные вдовы, забывая собственную свою опасность и не помышляя о трудах и лишениях, дни и ночи проводили в уходе за больными... Сердобольная вдова Воронина... занимается перевязкою ран в гангренозном отделении, убийственном для здоровья, по злокачественности воздуха, и не желает оставить сего госпиталя... Сердобольная Пашковская, состоявшая при Симферо­польском военном госпитале, постоянно присутствовала при ампута­циях и других операциях, затем неуклонно наблюдала за ходом болез­ни каждого страдальца, в точности исполняя все распоряжения врачей...

В Богоугодном заведении, где находятся теперь самые трудные ра­неные, сердобольная вдова Малейн ухаживает за ними с таким редким усердием, не упуская ни малейшего случая подать им необходимую помощь, возможное пособие.

В отделении раненых пленных сердобольная вдова Евреинова так­же сама перевязывала раны и... заслужила общую их благодарность.

К сожалению, 12 сердобольных вдов... во время ухода за больными и ранеными, вследствие истощения сил и от заразы, окончили жизнь в Симферополе...».

После Крымской войны сердобольные вдовы вернулись в места постоянного пребывания своих общин. Вдовы из Санкт-Петербурга в последующем осуществляли свою работу преимущественно в Мариинской больнице и больнице св. Марии Магдалины. Однако их количество с годами уменьшалось. В 1892 г., согласно новому уставу Санкт-Петербургского вдовьего дома, институт сердобольных вдов был упразднен, но еще в 1902 г. на службе состояли 19 сердобольных вдов.

В Крымской войне посильную медицинскую помощь оказывали и жительницы Севастополя. Среди них были жены офицеров, солдат и матросов, они также проявляли самоотверженную заботу о постра­давших на войне и прославились своими подвигами при уходе за ранеными. Особенно отличилась дочь черноморского матроса Дарья Алексеевна Александрова (Даша Севастопольская). В народе ее чтили как героиню, как первую сестру милосердия.

Н. И. Пирогов 29 ноября 1854 г. писал из Симферополя: «При пе­ревязке можно видеть ежедневно трех или четырех женщин: из них одна знаменитая Дарья, одна дочь какого-то чиновника, лет 17 девоч­ка, и одна жена солдата. Кроме этого я встречаю иногда еще одну даму средних лет... Это жена какого-то моряка, кажется, приносит свой или другими пожертвованный чай. Дарья является теперь с медалью на груди, полученной от государя, который велел ее поцеловать великим князьям, подарил ей 500 рублей и еще 1000, когда выйдет замуж. Она — молодая женщина, не дурна собой. Под Альмой она приносила белье, отданное ей для стирки, и здесь в первый раз обнаружилась ее благородная наклонность помогать раненым. Она ассистирует и при операциях».

Сразу после войны Великая княгиня Елена Павловна писала импе­ратору: «...назначаю: 1) раздать вдовам и сестрам серебряные медали с изображением моего имени, а начальнице их такую же золотую медаль; 2) службу вдов в Крыму считать вчетверо, для получения определенного уставами вдовьих домов денежного им награждения; 3) начальнице вдов и сестер производить пенсию по 300 руб. в год с выделением единовременно 1000 руб., вдовам и сестрам выдавать по 10 руб. за каждый месяц служения их в военных госпиталях». Александр II на докладе написал резолюцию: «Очень хорошо, но прибавить одну фразу: кроме того, они все имеют право на Севасто­польскую медаль, если еще не получена, 25 августа 1856 г.». За самоотверженный уход за ранеными и больными 158 участниц Крымской войны были награждены медалями «За оборону Севастополя» и позолоченным крестом [75].

Крымская война показала пользу женского ухода за ранеными и больными, который осуществлялся воюющими сторонами. Это на основании опыта Крымской войны Н. И. Пирогов напишет то, что войдет во все медицинские энциклопедии и учебники мира: «Война — это травматическая эпидемия. Как при больших эпидемиях всегда недостает врачей, так во время больших войн всегда в них недоста­ток». Он убедился на практике, что в такой ситуации в интересах раненого и больного необходимо расширить функции медицинской сестры, они должны быть шире, чем у сиделки, и качество оказания медицинской помощи должно быть выше. А профилактические мероприятия по предупреждению болезней, особенно инфекционных, по созданию условий выздоровления оказались настолько разитель­ными, что, как отметил Н. А. Семашко, Н. И. Пирогов доказал, что «бу­дущее принадлежит предупредительной медицине» [111]. Доказали это и сестры милосердия, работавшие под руководством Н. И. Пирогова в труднейших условиях Крымской войны.

5 ноября 1854 г. в расположение войск союзных армий в Констан­тинополь прибыли из Англии 38 сиделок во главе с мисс Флоренс Найтингейл; в то время в английских госпиталях, по разным сведени­ям, находилось до 3 000 раненых [3]. Сестры-сиделки были размещены в барачном госпитале (в Скутани, Турция) и выполняли различную работу в зависимости от необходимости и умения: одни из них помога­ли хирургам, другие — работали кухарками, прачками, швеями, третьи — занимались приготовлением подушек и тюфяков [41].

На место военных действий, в Балаклаву, Ф. Найтингейл отправи­лась только в начале лета 1855 г. с целью посещения госпиталей, в которые ранее она послала некоторых сестер. Мисс Найтингейл не только пожертвовала свои сбережения на устройство кофейни в Инкермане, но и помогала в устройстве читален, организации чтений для матросов, писала также письма за солдат, заботилась о том, чтобы их денежные переводы отправлялись на родину, занималась устрой­ством бань, прачечных, больничных кухонь, чем способствовала снижению смертности и санитарных потерь в английской армии. В конце 1855 г. Ф. Найтингейл вернулась в Англию, организовала сбор пожертвований с целью создания школы для подготовки сестер милосердия. 26 июня 1860 г. она открыла в Лондоне в госпитале Сент-Томас первую в мире школу для подготовки сестер милосердия [48].

Таким образом, в отечественной литературе, посвященной Крым­ской войне и ее медицинскому обеспечению, подчеркивается, что Крестовоздвиженская община заслуженно является первым в мире медицинским формированием, ее деятельность осуществлялась по четкой системе, предложенной гениальным хирургом Н. И. Пироговым. По сути дела, на полях сражений Крымской войны зарождались основные принципы военно-полевой хирургии, хорошо продуманная система этапного лечения и эвакуации раненых, сформулированные затем Н. И. Пироговым в «Началах общей военно-полевой хирургии» (М.; Л., 1944). И совершенно прав был ученый, когда он писал Э. Ф. Раден: «В октябре 1854 г. Крестовоздвиженская община получи­ла высочайшее соизволение, а в ноябре того же года она находилась уже на театре войны в полной деятельности. О мисс Найтингейл и о ее высокой души дамах мы в первый раз услышали только в начале 1855 года, когда злоупотребления английской военной администрации во время зимних месяцев 1854 года так же ясно обнаружились, как и у нас...».

Образ сестры милосердия — участницы Крымской войны увековечен во многих произведениях классиков художественной литературы. О подвигах русских женщин, преданных своему делу, писал в «Севас­топольской страде» С. Н. Сергеев-Ценский: «Сто восемьдесят шесть раненых перевязала в ночь с 26 на 27 мая в своем блиндаже на Корниловском бастионе боевая сестра милосердия Прасковья Ивановна Графова». Писатель детально описывает и внешний вид сестер милосердия: «На всех сестрах были коричневые платья с бе­лыми накрахмаленными обшлагами; ярко-белые и тоже накрахмален­ные чепчики на простых гладких прическах; белые фартуки с кармана­ми и — самое главное и самое заметное — золотые продолговатые кресты на широких голубых лентах».

В романе «На ножах» Н. С. Лескова дан образ Екатерины Астафьевны, дочери бедных родителей, которая «по неодолимым побужде­ниям своего кипучего сердца поступила в общину сестер милосердия и отбыла всю тяжкую оборону Севастополя, служила выздоравли­вающим и умиравшим его защитникам...». О подвигах русских женщин во время Крымской войны, преданных своему делу, писал в «Севастопольских рассказах» и Л. Н. Толстой.

Опыт работы сестер милосердия в период Крымской войны пока­зал следующее.

Сестры должны уметь создать условия для выздоровления и пред­отвращения болезней, «оказывать услуги для выздоровления»; знать признаки «перемен болезни», уметь оценивать их и при внезапных «переменах» оказывать помощь; знать не только название лекарств, но и их действие и осложнения, которые они могут вызвать: уметь вести документацию, в которой фиксируются «перемены» в состоянии больных и раненых, замечания и предложения по уходу за ними. С учетом потребностей практики необходимо разделение функции сестринского персонала — специализация (сестра, дающая хлоро­форм; помогающая при операциях; работающая с безнадежными больными и ранеными). Сестры милосердия должны быть готовы к работе в экстремальных ситуациях (войны, катастрофы, эпидемии и др.). Они должны выступать как представительницы и защитницы интересов раненых и больных. Для реализации этих и многих других функций медицинской сестре необходимы специальные знания, подготовка и программы обучения.

Не случайно, сравнивая работу сестер милосердия других госу­дарств во время военных действий в Крыму (1854 — 1856 гг.), Пруссии (1871 г.) и Америке (1865 г.), Н. И. Пирогов отмечал, что круг их обязанностей был более ограничен, чем наших сестер во время Крымской кампании: «Мы рады были, когда наши сестры вмеши­вались, если не прямо, то косвенно, в госпитально-экономическую администрацию. И не только врачи, многие военачальники желали этого». Он понимал, что принципы, положенные в организа­цию подготовки сестер милосердия на основании опыта Крымской войны, важны «для будущего всего дела, следствия которого неисчис­лимы».

1.4.1. Российское общество Красного Креста
в войнах и стихийных бедствиях
конца XIX — первой половине ХХ века

Помощь раненым силами сестер милосердия явилась предпосылкой к организации Общества Красного Креста. Его основоположник — гражданин Швейцарии Анри Дюнан писал, что мысль о посещении полей сражений и об организации международной, частной и добровольной помощи пострадавшим на войне, без различия их звания и национальности, появилась у него отчасти под влиянием деятельности во время Крымской войны княгини Елены Павловны, Н. Н. Пирогова и сестер Крестовоздвиженской общины [29].

25 — 27 июля 1859 г. А. Дюнан был свидетелем битвы при Сольферино в Италии войск Наполеона III с австрийской армией. Таких кровавых сражений Европа не знала со времени битвы при Ватерлоо. После битвы на поле боя остались 23 тыс. раненых, которым никто не оказывал медицинскую помощь.

Свои впечатления об увиденных последствиях сражения Дюнан изложил в книге «Воспоминания о битве при Сольферино», экземпляры которой он разослал руководителям европейских государств. Впоследствии книга была переведена на многие языки. Он писал: «Если бы существовали международные союзы помощи, если бы были добровольные санитары... то сколько бы неоценимого добра они могли бы сделать; сколько бы раненых можно было подобрать своевременно на поле битвы и спасти; если бы были средства для транспортировки, можно было бы раньше оперировать... Для этого необходимы санитары, добровольные санитары, деятельные, подготовленные, вышколенные и призванные полководцами для этой деятельности. Военный персонал недостаточен для этого и никогда не будет достаточен, если даже он будет удвоен или утроен.

Настоятельно необходимо обратиться к населению, ибо только при его содействии можно надеяться достичь благотворных результатов. Надо обратиться с воззванием во всех странах к каждому, какого бы сословия и общественного положения он ни был, как к мужчинам, так и к женщинам, к принцессе и бедной вдове, ко всем, кто имеет еще сердце, полное любви к ближнему. Нужно выдвинуть международный принцип, освятить его всенародным договором и для осуществления его организовать во всех государствах Европы союзы для подачи помощи раненым».

В августе 1863 г. в Берлине, на Международном конгрессе по статистике (на секции сравнительной статистики и состояния здоровья и смерти среди солдат и простого населения) были одобрены доклады Дюнана и голландского лейб-медика Бастинга по организации добровольных санитарных отрядов во всех странах.

В октябре этого же года в Женеве открылась Международная конференция, в которой приняли участие представители 14 стран. Здесь было принято решение, в котором говорилось, что каждая страна должна иметь комитет, который в случае войны должен организовать помощь санитарным службам вооруженных сил. Был создан и Международный комитет по оказанию помощи раненым.

22 августа 1864 г. в Женеве представители 16 государств заключили уже международный договор о помощи раненым во время войн — Женевскую конвенцию [19]. Позднее к этому соглашению присоединились еще 26 стран, в том числе и Россия. Отличительным знаком организации стал герб Женевы как центра духовного единения стран-участниц: красный крест на белом флаге.

1866 г. явился новым этапом в развитии дела женского ухода за больными и в России. По инициативе лейб-хирурга И. А. Нерановича и доктора Ф. Я. Кареля стали предприниматься шаги для создания Общества Красного Креста. 3 мая 1867 г. в Государственном совете бы утвержден устав общества, получившего название «Российское общество попечения о больных и раненых воинах». В 1879 г. оно было переименовано в Российское общество Красного Креста [20].

Общество приняло на себя функции по подготовке опытного санитарного персонала для нужд военного времени, организации госпиталей на фронте, по сбору пожертвований и оказанию материальной помощи раненым и больным. В его деятельности на разных этапах активно участвовали многие выдающиеся медики — Н. И. Пирогов, Н. В. Склифосовский, С. П. Боткин, С. И. Спасокукоцкий, Н. А. Вельяминов, Н. Н. Бурденко и др.

Общество Красного Креста России конца ХХ века представляло собой замкнутую организацию. Во главе его в Петербурге стояло Главное управление, а на местах создавались окружные управления, расположенные на территории военных округов; в губернских городах имелись местные управления и в уездных городах — комитеты. Всего существовало 109 общин Красного Креста. Все вновь открываемые общины сестер милосердия находились в ведении Общества Красного Креста.

Первая община Красного Креста была учреждена в 1868 г. в Москве. Процесс создания общин сестер милосердия Обществом Красного Креста шел медленно. За период с 1871 по 1881 г., главным образом в связи с войнами, было открыто 11 общин, из которых наиболее известными были Елисаветинская в Варшаве, Мариинские в Киеве и Иркутске, Касперовская в Одессе, Александровская в Санкт-Петербурге [78]. Замедлил рост числа общин и голод в стране в 1891—1892 гг.

Принципиальных различий в уставах общин Красного Креста не было. ^ Основной целью общин была подготовка опытного женского персонала для ухода за больными и ранеными как в военное, так и в мирное время. Подготовка персонала осуществлялась в своих лечебных учреждениях и амбулаториях. Помимо ухода за больными в собственных лечебных учреждениях, сестры милосердия общин направлялись в местные военные госпитали, городские, земские и частные больницы, а также в случаях стихийных бедствий сестры работали в составе санитарных отрядов [62].

Сестрами милосердия могли стать незамужние женщины или вдовы в возрасте от 20 до 40 лет. Число сестер в общине устанавливалось в зависимости от потребностей своих лечебных учреждений и колебалось от 40 до 80. Испытательный срок для учениц устанавливался до полутора лет. Ученицы и сестры находились на полном обеспечении общины: получали здесь жилье, питание, одежду, деньги на карманные расходы (10 руб.). Общины Красного Креста имели свои дома для престарелых сестер, а прослужившим 25 лет назначалась пенсия в размере 200 рублей [98].

Существовавшие при общинах школы сестер милосердия имели двухгодичный, а некоторые — полуторагодичный срок обучения. Программа школы включала следующие предметы: 1) анатомия и физиология — 30—40 часов; 2) гигиена — 20 часов; 3) общая и частная патология — 42 часа; 4) общий уход за больными — 30 часов; 5) рецептура — 10 часов; 6) детские болезни — 22 часа; 7) кожные и венерические болезни — 20 часов; 8) общая хирургия — 24 часа; 9) десмургия и учение об асептике — 24 часа; 10) уход за хирургическими больными —18 часов; 11) женские болезни — 12 часов; 12) глазные болезни — 12 часов; 13) массаж — 24 часа и 14) богословие.

С 8 до 13 часов ученицы проводили в лечебном учреждении, затем до 15 часов они находились на уроках в классах и с 16 до 18 часов опять работали в лечебном учреждении.

Одной из самых известных общин сестер милосердия Общества Красного Креста являлась ^ Георгиевская община. Она была организована в Санкт-Петербурге в 1870 г. Главным управлением Российского общества Красного Креста при участии принцессы Евгении Максимилиановны и С. П. Боткина и получила название в честь святого Георгия. На должность сестры-настоятельницы была приглашена Е. П. Карпова. С начала существования общины свои услуги в качестве консультантов безвозмездно предложили профессора Военно-медицинской академии С. П. Боткин, В. А. Манассеин, А. Г. Полотебнов, а с 1883 г. — и известный акушер-гинеколог Д. О. Отт [6].

В 1874 г. при общине была основана трехгодичная женская фельдшерская школа. Большая роль в организации учебного процесса в ней принадлежала С. П. Боткину [63]. Для поступления в школу требовалось выдержать испытания по арифметике, чтению и письму. В числе преподавателей учебного заведения были известные медики: И. П. Павлов, Н. И. Быстров, А. И. Теренецкий, Г. Е. Рейн, Н. В. Склифосовский и др. Несмотря на материальные затруднения, фельдшерская школа являлась первоклассным медицинским заведением. Обучение в ней стоило от 10 до 15 рублей в год. Просуществовала она только до 1882 г. — дальнейшее содержание ее оказалось непосильным для общины.

В 1879 г. общине был безвозмездно передан участок земли на Выборгской стороне, принадлежавший ранее Клиническому военному госпиталю. В 1882 г. состоялся торжественный переезд общины в новое помещение. В 1884 г. при ней была открыта больница, которая принимала больных не только из своей амбулатории, но и по направлениям городской справочной больничной конторы.

Деятельность Георгиевской общины из года в год расширялась. В 1887 г. ее воспитанницы стали работать и в Мариинской больнице для бедных. В штате общины к этому времени состояли уже 110 сестер милосердия.

Большой вклад в развитие общины внес Н. И. Богоявленский — один из лучших учеников С. П. Боткина. Будучи врачом лечебницы, он в 1875 и 1877 г. вместе с отрядом сестер милосердия общины оказывал помощь пострадавшим на войне в Черногории и в русско-турецкой войне. Около 15 лет Н. П. Богоявленский трудился в качестве главного врача общины. В частности, он организовал водолечебницу с различными видами лечения, оборудовал лабораторию. В 1890 г. Н. П. Богоявленский умер, заразившись возвратным тифом. Главным врачом общины стал другой ученик С. П. Боткина — В. Н. Сиротинин [65].

После Октябрьской революции 1917 г. общину ликвидировали, а ее больница вошла в систему лечебных учреждений города и в 1919 г. получила имя Карла Маркса. В настоящее время больнице возвращено ее историческое название — больница св. Георгия.

С организацией Российского общества Красного Креста некоторые ранее созданные общины сестер милосердия стали передаваться в его ведение. В 1894 г. в его подчинение перешла Крестовоздвиженская община. Самостоятельными оставались несколько старейших общин — Свято-Троицкая, Покровская, Екатеринославская св. Иосифа и др. Однако и самостоятельные общины во время войны были в распоряжении Общества Красного Креста. В 1875 г. было издано положение о сестрах Красного Креста, назначаемых для ухода за больными и ранеными во время войны.

В 1882 г. по инициативе Общества Красного Креста в Петербурге начали работу курсы для населения по оказанию первой помощи при несчастных случаях. Программа обучения включала циклы лекций и практических занятий по изучению строения человека, по оказанию первой помощи при различных острых заболеваниях и повреждениях. В течение года на курсах обучались более 900 человек, 658 из которых их закончили. Состав обучающихся был самым разнообразным — слушательницы высших женских курсов, женщины разных сословий, студенты и т. д. [21].

В 1897 г. Общество Красного Креста учредило в Петербурге институт «братьев милосердия». Программа подготовки была рассчитана на 2 года и не отличалась от программы подготовки сестер милосердия. В военное время братья милосердия оказывали помощь раненым на поле боя, в перевязочных пунктах, находившихся на передовых позициях, осуществляли уход за больными в госпиталях и лазаретах, сопровождали транспорт с ранеными. К 1899 г. проходили подготовку 180 человек, 30 братьев милосердия состояли в запасе [23].

Всего к началу ХХ столетия в ведении Красного Креста была 81 община с 1603 сестрами милосердия. К 1913 г. он уже имел 109 общин, в которых насчитывалось 2438 сестер милосердия, 1004 испытуемые и 750 сестер в запасе, работавших в госпиталях, земских, городских и собственных лечебницах, приютах и т. д. [97]. В 1914 г. в стране уже функционировали 150 общин. Число подготовленных в них сестер милосердия составляло 10 тыс. человек [127].

Помимо подготовки квалифицированного медицинского персонала на случай войны, все учреждения Красного Креста оказывали бесплатную (или за минимальную плату) медицинскую помощь. Эта не бросающаяся в глаза, но имеющая большое значение деятельность и являлась особенностью Российского общества Красного Креста. В подобных европейских организациях не было ни такой широкой подготовки сестер милосердия, ни правильно организованной помощи при общественных бедствиях. Учреждения Красного Креста в странах Западной Европы подчинялись, в большинстве случаев, военным ведомствам и готовили сестер только для работы в условиях войны.

Деятельность Общества Красного Креста и сестер милосердия особенно ярко проявилась в период войн.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

I. Диаконическое служение сестер милосердия iconМдк 07. 01 «Теория и практика сестринского дела»
Развитие сестринского дела в России: «вдовьи дома», первые общины сестер милосердия
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconБожьего Милосердия Атырау 2010 Оглавление
Апостол Божественого Милосердия провозглашен блаженным (Перевод: Юлия Левушкан) 23
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconТакой была Югославия до пришествия не “Ангелов милосердия?
С авиабазы нато джойа дель колле (в Италии) “Ангелы милосердия?” также бомбили Югославию
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconЗакон Божий в небесном святилище является грандиозным подлинником,...
Великим Первосвященником, когда Он начал Свое служение во Святом святых, увидели ковчег Его завета. Размышляя о святилище, они поняли...
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconBlagotvoritelnyj-fondy ru ask com
Общероссийский благотворительный общественный фонд «Российский фонд милосердия и здоровья»
I. Диаконическое служение сестер милосердия icon1. Дайте определение медицинской деонтологии: А) учение о профессиональном...
А) учение о профессиональном долге медицинских работников (врачей, мед сестер и др) перед больными и здоровыми детьми, перед человеком...
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconПособие для студентов лечебного, педиатрического, медико-психологического...
Фармакология в вопросах и ответах: пособие для студентов лечебного, педиатрического, медико-психологического факультетов и факультета...
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconАвгустейшие сестры милосердия
Германия объявила войну России. Начиналась война, которую вскоре назовут "Великой войной", а в России ее еще будут называть
I. Диаконическое служение сестер милосердия icon9. 15 10. 00 Утреннее служение
«Имеет ли весть об образе жизни прямое отношение к желанию Иисуса» – Владимир Крупский
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconО. А. Балбатун
Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов факультета медицинских сестер с высшим образованием по специальности...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница