I. Диаконическое служение сестер милосердия


НазваниеI. Диаконическое служение сестер милосердия
страница4/14
Дата публикации02.04.2013
Размер2.05 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

^ Русско-турецкая война 1877—1878 гг. явилась следствием национально-освободительной борьбы славянских народов на Балканах против турецкого многовекового ига. Это была освободительная война, вызвавшая резонанс и в России. Многие представители передовой отечественной интеллигенции, в том числе и врачи, принимали непосредственное участие в боевых действиях. Среди них были А. П. Доброславин, Н. И. Пирогов, Н. В. Склифосовский и С. П. Боткин, которому принадлежат такие слова: «Внести свою лепту в это дело есть святая обязанность каждого честного человека». Участие в этой войне Русского общества попечения о раненых и больных воинах осуществлялось в следующих направлениях: устройство лазаретов, эвакуация раненых, организация передвижных санитарных отрядов, организация перевязочных пунктов, обеспечение женским санитарным персоналом врачебно-санитарных учреждений. На фронт был отправлен медицинский отряд — 356 человек, в состав которого вошли 118 сестер милосердия разных общин. Отряд из 32 сестер Крестовоздвиженской общины работал в госпиталях. Начальницей отряда сестер милосердия была назначена опытная старшая сестра Н. А. Щеховская.

В мае 1877 г. из Петербурга в Дунайскую армию отправились 27 сестер Георгиевской общины во главе с сестрой-настоятельницей Е. П. Карповой. Сначала сестры работали в Румынии в полевых перевязочных госпиталях, расположенных вдоль железной дороги, обеспечивали прием больных и раненых с санитарных поездов, затем — в Сан-Стефано, где не было госпиталей, а инфекционная заболеваемость была крайне высокой. Здесь через их заботливые руки прошли более 40 тыс. больных и раненых.

Сестры милосердия Покровской общины в составе 35 человек работали во время военных действий в лазаретах и санитарных поездах.

Отряд из 21 сестры милосердия Свято-Троицкой общины и 11 женщин из числа петербургской интеллигенции во главе с настоятельницей общины Е. А. Кублицкой работали в Ясском эвакуационном госпитале и военно-санитарных поездах.

Сестры милосердия Московской общины «Утоли моя печали» в составе отряда из 36 человек работали в госпиталях Румынии и Болгарии под руководством Н. Б. Шаховской, пожертвовавшей все свое состояние на организацию госпиталей.

На Балканский театр военных действий в первые месяцы войны прибыл еще один отряд из 10 сестер милосердия Благовещенской общины из Крыма во главе с сестрой-настоятельницей М. С. Сабининой.

Кроме названных отрядов, Русское общество попечения о раненых и больных воинах в начале войны отправило на фронт 75 сестер Красного Креста, закончивших ускоренный курс медицинской подготовки на базе крупных больниц различных городов.

Русско-турецкая война вошла в историю как одна из самых неблагоприятных в санитарно-эпидемическом отношении. В начале 1878 г. в русских войсках вспыхнула эпидемия сыпного тифа. На 1000 ее участников пришлось более 1439 случаев заболеваний, в то время как боевых травм — всего 69 [71]. Военная администрация не была подготовлена к проведению противоэпидемических мероприятий. Эпидемия с каждым днем разрасталась и вскоре все госпитали оказались переполнены больными. Почти все сестры переболели тифом, многие умерли. В госпитале Адрианополя, например, на 4000 больных осталось всего 8 сестер. Такое же положение было почти во всех госпиталях [75].

На призыв Общества Красного Креста о пополнении его рядов откликнулись тысячи женщин страны. В кратчайший срок были развернуты курсы подготовки сестер милосердия. Только в Петербурге в 1877 г. их посещали около 500 женщин. В отрядах и группах сестер милосердия были представители почти из всех крупных городов России, немало женщин прибывали на фронт по личной инициативе. Это были жительницы разных городов России, из обеспеченных семей, которые прошли медицинскую подготовку в объеме программы сестер милосердия. В течение 1877—1878 гг. из России было направлено на войну более 1288 сестер милосердия [6].

В России в этот период наблюдался необычайный подъем духа, на санитарное дело были пожертвованы миллионы рублей, благодаря чему Общество Красного Креста расширило свою деятельность. Русские женщины из всех слоев общества проявляли необычайную энергию, самопожертвование, благотворительность. Они создавали так называемые «дамские кружки», члены которых посещали госпитали для оказания разных услуг больным и раненым (писали письма, читали книги, раздавали подарки и т. п.).

Н. И. Пирогов, анализируя организацию частной помощи раненым на русско-турецкой войне, давал высокую оценку деятельности сестер милосердия: «И Е. П. Карпова на театре войны в Болгарии, и Е. М. Бакунина могут служить для нас идеалом старших сестер... Вообще можно заявить, что и старшие сестры, прежде еще не бывавшие на театре войны, оказались в нынешнюю войну вполне достойными своего призвания. Деятельность и ревность в деле помощи таких личностей, как княжна Дондукова-Корсакова, Сабинина, княгиня Шаховская и др., заслужили, бесспорно, общую признательность».

Известный историк медицины П. А. Рихтер, указывая на то, что «умственное и нравственное развитие их было различно», все же приходит к выводу, что «русская женщина в звании сестры милосердия приобрела... всеобщую признательность и уважение как лучший друг солдата посреди страданий и болезни, что было бы излишне распространяться вновь об ее достоинствах». «С совершенным устранением всяких личных притязаний и интересов, с полнейшим самозабвением и с сознанием только святости принятого ими на себя долга они отдались всецело своему делу и энергией, находчивостью, бодростью и ясностью посреди всех лишений и трудов показали, какой драгоценный элемент представляет русская сестра милосердия в деле призрения больных. Случаев нарушения дисциплины или уклонения от нравственных правил почти не было». «Сестры проводили почти все свое время с больными, старались утешить, занять, развлечь их и этим человеческим, дружеским отношением к больным заслужили ту драгоценную славу, которая живет о них в сердцах русского солдата».

Прекрасно зарекомендовали себя сестры милосердия и в Ясском эвакуационном госпитале. «Сестры милосердия, бесспорно, составляли наиболее необходимый и притом наиболее обремененный обязанностями персонал барака. Они перевязывали раненых и ознобленных, раздавали, по назначению врачей, лекарства, наблюдали за переменой белья больным и раненым, раздавали им пищу, водку, вино и прохлаждающее питье, трудных больных и тяжелораненых собственноручно кормили, успокаивали страдальцев, во время погрузки поездов заботились о более удобном и бережном помещении на носилки трудных больных и раненых и вообще обо всем том, что могло облегчить участь страждущих. Некоторые сестры исполняли специальные обязанности по заведованию кухней, буфетом и складом белья. Все сестры, по очереди, назначались сопровождать воинские поезда, где их труды при огромном количестве отправляемых на поезде больных и раненых были еще сложнее и тяжелее; к этому нередко присоединялась еще обязанность заботиться о продовольствии транспортируемых в пути, так как в распоряжении Красного Креста не было достаточного числа уполномоченных, да и никто лучше сестер, как показал опыт, не исполнял этих обязанностей».

Здесь же работали прекрасно подготовленные и организованные сестры милосердия Свято-Троицкой общины во главе с Е. А. Кублицкой, «которая с необыкновенным умением, опытностью и кротостью руководила действиями сестер не только своего отряда, но и всех других групп, прибывающих в эвакуационный барак, и с редкою для ее преклонных лет живостью и энергией разделяла с сестрами все их труды, проводя целые дни в бараке и подавая пример трудолюбия и самоотвержения. Кроме общинных сестер в отряде находилось несколько представительниц высшего круга общества, которые с согласия настоятельницы присоединились к общине на время войны, чтобы посвятить себя уходу за пострадавшими воинами. Несмотря на непривычку к непрерывному и тяжелому физическому труду, они не пользовались своим привилегированным положением, но, напротив, всегда старались брать на свою долю самую трудную и самую неприятную работу, что привлекло к ним всеобщую любовь и симпатии их сотрудниц и сотрудников... Польза и услуги, оказанные больным и раненым отрядом Свято-Троицкой общины, неизмеримо велики, нет слов, чтобы достойным образом выразить те чувства глубокого удивления и уважения к самоотверженным и неутомимым трудам, которые останутся неизгладимо в памяти тех, кто имели счастье работать с сестрами этой общины и направлять их труды».

Прекрасные отзывы о своей работе в госпиталях заслужили и сестры других общин. «Что касается качеств сестер, работавших при эвакуационном бараке и в других врачебных учреждениях района, то в течение минувшей войны русская женщина так прочно установила свою репутацию в этом высоком звании, что ничего не остается прибавить к тому, что уже много раз было высказано в печати о сестрах вообще... Никогда не сознаваясь в усталости, никогда не заявляя ни малейшего неудовольствия, эти самоотверженные труженицы работали без отдыха по целым суткам, превозмогая все — и непривлекательную сторону работы, и природное отвращение, чуть не падая в обморок от вредного и нестерпимого запаха, который им нередко приходилось переносить во время перевязок и ухода за прибывавшими в ужасном виде пленными турками... Сказанное относится ко всем работавшим в районе сестрам почти без исключения».

С. П. Боткин в письме жене писал: «Сестры держат себя безукоризненно и могут быть поставлены в пример прочим». А среди какой обстановки пришлось жить сестрам в период, когда было «дело», можно судить из другого письма: «...нужны большие силы и привычка, чтобы биться здесь и работать с больными. Битком набитые госпитали вонючие много берут силы, не говоря о нравственных муках, вследствие сознания беспомощности своего положения... Сестры здесь... при госпитале, в числе десяти, помещены в юрте, в которой полагается класть не более восьми больных. Вчера при мне в железном ведре им принесли щей, в другой кастрюле — котлеты рубленные, в третьей кастрюле — картофель жареный. Все это холодно, невкусно: есть это нужно сидя на пустых ящиках и держа тарелку в одной руке, а другою справляться вместо вилки. Это еще в Горном-Студие, где удобства сравнительно чуть не большого города; от Систова, от нашего Парижа, мы только в 30 верстах с небольшим. Не буду говорить о работе, которая по временам превосходит человеческие силы и требует большого напряжения... Люди остаются без еды и без перевязки по суткам или более; все это кричит, стонет, умоляет о помощи. Какие силы нужны, чтобы все это выдержать, чтобы не надломиться!».

Несмотря на невероятно тяжелые условия работы в госпиталях, сестры по-прежнему сохраняли самообладание и самоотверженно обслуживали раненых и больных. Они провели гигантскую работу и на эвакопунктах. Если учесть, что Дунайская армия за всю кампанию потеряла ранеными 43 416, а больными 875 543 человека, значительная часть которых была эвакуирована в Россию, то можно себе представить титанический труд сестер, работавших на эвакопунктах и санитарном транспорте [75].

За годы войны в стране было подготовлено более 3000 сестер, 1100 из которых самоотверженно трудились в госпиталях, лазаретах, на транспортных поездах и судах. 55 сестер милосердия погибли на театре военных действий [60]. Среди них находилась и баронесса Ю. П. Вревская. Пройдя необходимую подготовку по уходу за больными и ранеными и вложив собственные средства в организацию санитарного отряда, баронесса вместе с другими сестрами санитарного отряда Свято-Троицкой общины в июне 1877 г. прибыла на фронт. Здесь она работала на перевязочных пунктах в местах боевых сражений, в полевых госпиталях, где и умерла, заразившись сыпным тифом. Впоследствии Ю. П. Вревская была воспета И. С. Тургеневым стихами в прозе [138].

Тяжелый труд женщин на войне был отмечен медалями в память о русско-турецкой войне 1877—1878 гг. Шесть сестер милосердия были награждены серебряными медалями «За храбрость» и почти все сестры — знаками отличия, учрежденными Обществом Красного Креста.

^ Русско-японская война 1904—1905 гг. началась нападением японской эскадры на Порт-Артур в ночь на 26 января 1904 г. В ходе войны проявились как героизм и самопожертвование русских солдат и матросов, так и неподготовленность страны к войне: не хватало оружия, боеприпасов, средств коммуникаций на русском Дальнем Востоке. В результате, несмотря на упорное сопротивление в течение пяти месяцев, Порт-Артур — главная военная база России на Дальнем Востоке — был сдан в декабре 1904 г. Русские войска потерпели поражение под Ляояном (август 1904 г.), на реке Шаху (сентябрь 1904 г.). под Мукденом (февраль 1905 г.). В августе 1905 г. в Портсмуте (США) был заключен мирный договор, по которому Россия уступала Японии Южный Сахалин.

Российское общество Красного Креста на театре военных действий имело 28 719 коек в 143 учреждениях, в которых была оказана помощь почти 600 тыс. раненым и больным. Персонал Общества Красного Креста на Дальнем Востоке составлял 4190 человек. В войне принимали участие и сестры милосердия различных общин, в частности Свято-Троицкой и Касперовской (Одесса). Так, из 17 сестер милосердия Свято-Троицкой общины, командированных в 1904 г. на Дальний Восток в распоряжение Общества Красного Креста, возвратились в общину только 8, а 9 человек остались работать в разных военно-полевых госпиталях в связи с недостатком опытных сестер.

С началом русско-японской войны попечительством Касперовской общины в Одессе был сформирован санитарный отряд с 17 сестрами милосердия и 5 врачами (старший врач — А. А. Дешин). Этим отрядом по прибытии в Верхнеудинск был развернут лазарет на 300 коек, который функционировал с 13 июня 1904 г. по 30 ноября 1905 г. Всего одесский лазарет принял 5570 раненых и больных [27].

В официальном отчете о русско-японской войне указывалось:

«Комплектование военно-лечебных заведений сестрами милосердия было выполнено только частью, некомплект же их в госпиталях пополнялся главным образом неподготовленными к делу добровольными сестрами милосердия». Как и в прошлых войнах, большинство сестер милосердия («общинных и необщинных») добросовестно выполняли свои трудные обязанности. Участник войны, писатель, врач В. В. Вересаев писал о таких сестрах, что они, работая в тыловых госпиталях, старались оказаться на передовых позициях. Об одной из таких сестер он пишет: «Для этого она отказалась от жалованья, хлопотала долго и настойчиво, пока не добилась своего». О таких сестрах писал и А. А. Игнатьев, бывший участником русско-японской войны: «Надолго сохранил я благодарную память о сестре, которая за мною ходила в санитарном поезде. Это была настоящая русская женщина, из тех, которые вкладывают всю свою честную душу в служение страждущей армии».

Международная деятельность Российского общества Красного Креста проявилась в период войн Турции с Черногорией (1876 г.) и Сербии с Турцией (1876 г.). В санитарных отрядах Красного Креста здесь работали сестры милосердия общин святого Георгия и Крестовоздвиженской. Это был первый опыт деятельности общин в чужой стране. Врачи и сестры не щадили сил, оказывая помощь раненым. Приходилось завоевывать и доверие и симпатии жителей, чтобы заставить их выполнять медицинские предписания. За 8 месяцев деятельности одного из отрядов в Черногории в его госпиталях получили медицинскую помощь 1058 больных и раненых, произведено 100 больших и 611 малых операций [64]. Сестры завоевали себе несомненные симпатии черногорского населения, и это обнаружилось при их отъезде. Особенно тяжело расставались черногорцы со своей «майкой» (матерью — Прим. авторов) Е. П. Карповой. Накануне отъезда отряда один из раненых обратился к ней с такими словами:

«Майка, ты завтра уезжаешь, когда доедешь до Каттаро, сними свой портрет и пришли его к нам, мы его повесим в госпитале». А черногорский князь, обращаясь к Е. П. Карповой, писал: «В минуту, когда Вы возвращаетесь на Родину, радуюсь, что могу быть относительно Вас и Ваших любезных и преданных сотрудниц истолкователем благодарности всей страны, особенно же раненых и больных, которые благословляют благодетельные руки, успокоившие их страдания».

Не менее существенная помощь была оказана в том же году и Сербии — в ней работал санитарный отряд Красного Креста, состоявший из 115 врачей, 4 провизоров, 118 сестер милосердия, 41 студента и 78 фельдшеров, обслуживавших лазарет на 200 коек [99].

Помимо вышеупомянутых войн, Российское общество Красного Креста принимало участие в 10 военных конфликтах и локальных войнах, оказывая их участникам посильную медицинскую, финансовую и материальную помощь. Почти с самого начала своего существования общество активно содействовало ликвидации последствий стихийных бедствий (голода, эпидемий, землетрясений, пожаров и т. д.).

В 1899 г. в Петербурге по инициативе императрицы Марии Федоровны Обществом Красного Креста был создан самостоятельный орган — «комитет по подаче первой помощи пострадавшим от несчастных случаев и общественных бедствий». Это была, по сути, первая в России станция скорой помощи, которая в своей работе учитывала опыт лучших европейских учреждений (Берлина, Вены) подобного рода. Структура этого учреждения включала центральную и 6 районных станций. В течение первых 13 лет работы станции первой помощи медицинская помощь была оказана 42 649 пострадавшим [101].

Одной из важных функций Российского общества Красного Креста было оказание помощи увечным воинам и их семьям. Помощь включала: выдачу денежных пособий; направление на бесплатное лечение или на льготных условиях «на минеральные воды»; присмотр за воинами-инвалидами в приютах, инвалидных домах, богадельнях; снабжение их протезами, костылями, очками и т. п.; обеспечение их бесплатной медицинской помощью в лечебных учреждениях. Все эти вопросы рассматривались и решались созданной в 1899 г. лечебной комиссией, которая за первые 14 лет работы оказала материальную помощь 10 317 нуждающимся на общую сумму 542 тыс. рублей [102].

15 (28) июня 1914 г. в Сараево, столице Боснии, был убит наследник австрийского престола эрцгерцог Франц Фердинанд. Австрийское правительство обвинило в организации покушения сербскую патриотическую офицерскую организацию и предъявило правительству Сербии ультиматум с требованиями, явно неприемлемыми для независимого государства. Сербия обратилась к России с просьбой о помощи и посредничестве и по совету России дала Австрии примирительный ответ, но Австрия нашла его неудовлетворительным и объявила Сербии войну. Николай II обратился к германскому императору Вильгельму с просьбой повлиять на Австрию и остановить ее агрессию, но обмен несколькими телеграммами между ними не привел к соглашению. Россия начала мобилизацию. Германия ультимативно потребовала немедленно остановить ее и затем 1 августа объявила войну России. На стороне Германии впоследствии выступили Турция и Болгария, союзниками России были Англия, Италия и Франция [117].

Первая мировая война вызвала в России взрыв патриотизма, готовность населения дать отпор противнику. Начавшиеся накануне войны забастовки рабочих прекратились. Государственная Дума проявила полное единение с Правительством — почти единогласно были приняты военные кредиты. Земские и городские органы самоуправления взяли на себя обязанность помогать при обслуживании различных нужд армии, в том числе и санитарных. Однако в целом военно-медицинская служба русской армии оказалась не в состоянии обеспечить организацию медицинской помощи и эвакуацию раненых и больных — не хватало кадров, имущества, лечебных учреждений. К 1912 г. в 109 общинах было только 3442 сестры милосердия, а требовались десятки тысяч [1]. Как и в русско-японскую войну, началась массовая подготовка сестер милосердия на краткосрочных двухмесячных курсах. В конце 1914 г. в России было уже 150 школ при общинах Общества Красного Креста, где обучались более 10 тыс. учащихся [127]. Практические занятия с сестрами проводились в 80 больницах, 12 амбулаториях и 10 аптеках Российского общества Красного Креста.

Социальный состав обучающихся на курсах сестер милосердия был самый разнообразный — слушательницы высших женских учебных медицинских и немедицинских заведений, женщины из трудовой среды, дворянского происхождения и даже женщины из рода Романовых. В специальной и художественной литературе после революции 1917 г. было не принято объективно отражать деятельность последних на поприще помощи раненым. А многие из светских дам не ограничивались попечительством и ассигнованием средств. Так, когда началась война, императрица Александра Федоровна вместе со старшими дочерьми Ольгой и Татьяной поступили на кратковременные курсы обучения уходу за ранеными. В качестве сестер милосердия они ежедневно трудились в царскосельском лазарете. В сохранившихся дневниках Великой княжны Ольги Николаевны, в письмах ее сестер и матери постоянно упоминается о работе в лазарете, которая вызывала у них интерес и сострадание к людям. Императрица сообщала мужу, что работа в лазарете является для нее утешением. Она писала о перевязках, которые делала, о состоянии подопечных раненых, о смерти тех, к кому успела привязаться и кого успела полюбить [139].

Младшая сестра Николая II Великая княгиня Ольга Александровна представляла собой редкое явление. Одетая как простая сестра милосердия, она занимала с другой сестрой скромную комнату, начинала работать в 7 часов утра и часто не спала несколько ночей подряд, если необходимо было перевязывать вновь прибывших раненых. Даже раненые с трудом верили, что сестра, которая так нежно и терпеливо за ними ухаживала, была дочерью Александра III [139].

Александра Львовна — младшая дочь Л. Н. Толстого во время первой мировой войны также была на фронте сестрой милосердия, возглавляла санитарный отряд [94].

В 1916 г. на фронте трудились почти 25 тыс. сестер милосердия Общества Красного Креста, около 6 тыс. которых были из общин милосердия [1].

После октябрьских событий 1917 г. в Российском обществе Красного Креста произошли коренные изменения. Его Главное управление было упразднено, а все имущество этой общественной организации было объявлено государственной собственностью. Для временного руководства обществом был создан комитет по реорганизации Российского общества Красного Креста, который возглавили М. И. Барсуков, В. М. Бонч-Бруевич, Л. Х. Попов, Т. А. Фортунатова.

27 декабря 1919 г. совместным приказом Реввоенсовета и Народного комиссариата здравоохранения были утверждены положения «О курсах красных сестер (помощниц сестер милосердия)» и «О курсах красных санитарок» [79]. В положении «О курсах красных сестер» указывалось, что «в целях создания близких по убеждению и по духу Красной Армии сестер милосердия, которые могли бы заменить больному и раненому красногвардейцу прежних сестер милосердия, облегчая его страдания, и в то же время политически просвещать его в духе коммунистического строительства жизни, учреждаются при Окружных Военно-санитарных Управлениях двухмесячные курсы красных сестер (помощниц сестер милосердия)». На курсы принимались коммунистки и сочувствующие им из среды рабочих, имеющие рекомендацию партийных органов. По окончании двухмесячного обучения, сдачи экзаменов и получения свидетельства сестры направлялись на фронт. По своим правам красные сестры приравнивались к сестрам милосердия лечебных учреждений Военного ведомства. Только в 1920 г. было подготовлено 2442 сестры и 1923 санитарки [120].

Красные санитарки обучались в течение 4 недель и после сдачи зачетов по анатомии, физиологии, гигиене, заразным болезням, дезинфекции и дезинсекции, хирургии и практическим навыкам получали свидетельство, звание красной санитарки и также направлялись на фронт.

В период гражданской войны в Красной Армии служили 66 тыс. женщин, в том числе 10 тыс. сестер милосердия. Они составляли 2% от всех военнослужащих и самоотверженно работали в госпиталях, санитарных поездах, врачебно-питательных пунктах, банно-прачечных отрядах [88].

Чрезвычайно опасной на фронтах гражданской войны была санитарно-эпидемическая обстановка. Заболеваемость брюшным, сыпным и возвратным тифами и холерой на 10 000 человек населения повысилась с 31,5 случая в 1918 г. до 370,3 в 1919 г. и до 411,2 случая в 1920 г. [36]. Только с октября 1918 г. по октябрь 1920 г. сыпным и возвратным тифами переболели 1 354 752 человека [114].

Проблема борьбы с эпидемиями в тылу и на фронте приобрела огромное государственное значение. На борьбу с эпидемиями была мобилизована вся общественность, организовывались чрезвычайные санитарные комиссии, эпидотряды, госпитали, санитарно-просветительные ячейки, специальные отряды для проведения прививок против оспы, брюшного тифа и холеры. На фронте и в прифронтовой полосе работали более 400 медико-санитарных учреждений Общества Красного Креста, в том числе 24 противотуберкулезных учреждения, 60 венерологических отрядов, 16 глазных, большое число отрядов по борьбе с малярией. Во всех этих структурах работали и сестры милосердия [25].

После гражданской войны многие сестры милосер-дия Общества Красного Креста приняли участие в борьбе с голодом. На Волгу, в Киргизию, Сибирь и Туркестан были направлены в большом количестве врачебно-питательные отряды, которые на средства, собранные в стране и за границей, ежедневно кормили и оказывали медицинскую помощь более чем 120 тыс. человек. При ликвидации последствий голода в 1922—1923 гг. Советский Красный Крест проводил работу в двух направлениях: учреждения общества продолжали оказывать врачебно-питательную помощь детям — наиболее пострадавшей от голода части населения; в наиболее пострадавших от голода районах впервые были организованы сельские аптеки-амбулатории.

В 1922 г., в год образования СССР, Общество Красного Креста было реорганизовано в Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (СОКК и КП).

В 1924 г., когда голод охватил ряд центральных губерний РСФСР, Северный Кавказ и Крым, Общество Красного Креста вновь пришло на помощь, обеспечив медицинское обслуживание более 5 млн. жителей этих территорий [25].

В этот период Общество Красного Креста — как общественная организация — использовал свои возможности там, где органы практического здравоохранения не могли обойтись своими средствами. Деятельность 179 (в основном туберкулезные и кожно-венерологические диспансеры) из 757 медицинских учреждений Общества Красного Креста была направлена на борьбу с социальными болезнями. Функционировали 68 учреждений по охране материнства и детства, относящихся к Обществу Красного Креста.

6 июня 1925 г. постановлением ВЦИК и СНК РСФСР было утверждено новое «Положение об обществе Красного Креста», в соответствии с которым учреждения Красного Креста должны создавать школы и курсы для подготовки медицинских работников. В 1926 г. сестер милосердия стали называть медицинскими сестрами, в 1927 г. были созданы первые санитарные дружины, а начиная с 1928 г. стала проводиться систематическая подготовка медицинских сестер.

В этот период исполком Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца организовал «курсы сестер запаса». Обучение на этих курсах велось бесплатно, окончившие их получали удостоверение, дававшее право выполнять обязанности медицинских сестер в военное время. В 1934 г. было издано первое «Руководство для курсов сестер запаса» [46].

Во время военных конфликтов России с Японией —у озера Хасан (1938 г.), на реке Халхин-Гол (1939 г.), а также в период войны с Финляндией (1939—1940 гг.) медицинские сестры проявляли героизм и мужество при выполнении своих профессиональных обязанностей.

В период Великой Отечественной войны потребность в медицинских сестрах для нужд фронта и тыла резко возросла, поэтому Народным комиссариатом здравоохранения СССР были приняты меры по ускоренной подготовке специалистов со средним медицинским образованием. Только за первые 6 месяцев войны Обществом Красного Креста было подготовлено 106 тыс. медсестер и 100 тыс. сандружинниц [77]. А за весь период войны организации Красного Креста подготовили более 280 тыс. медицинских сестер, около 500 тыс. сандружинниц и 36 тыс. санитарок [35].

Необходимо отметить, что именно медицинские работники со средним специальным образованием (медицинские сестры, акушерки, фельдшера, фармацевты и др.) обеспечили в тылу и на территориях страны, освобожденных от фашистских захватчиков, проведение основных противоэпидемических и лечебных мероприятий [116].

В рядах Советской Армии дорогами войны прошли 200 тыс. врачей, 300 тыс. медсестер и более 500 тыс. сандружинниц [76]. Под огнем врага, рискуя жизнью, они оказывали помощь раненым, выносили их с поля боя. Типичной в этом плане является судьба медицинской сестры батальона морской пехоты Екатерины Деминой. К началу войны она была воспитанницей детского дома, никакого медицинского образования не имела. В июне 1941 г. она поехала в Брест к брату, и поезд, в котором она находилась, 22 июня в районе г. Орша подвергся бомбардировке. Было много раненых. Е. И. Демина вместе с другими девушками оказывала им медицинскую помощь. Была сама ранена, попала в госпиталь. После выздоровления окончила краткосрочные курсы медсестер и была направлена в батальон морской пехоты. Девушка участвовала во всех десантных операциях батальона, в освобождении Венгрии, Австрии и Югославии от фашистов. Отважная медсестра спасла жизнь 150 раненым, уничтожила 59 фашистов, трижды была ранена. Е. И. Демина была награждена двумя орденами Красного Знамени. После войны окончила медицинский институт, в течение многих лет работала врачом в Москве и Подмосковье [76].

В. Разуваева-Чибор была медицинской сестрой дивизии народного ополчения в Ленинграде. Дочь питерского рабочего, она воспитывалась в детском доме, работала электросварщицей на заводе им. Марти. В 1939 г. окончила курсы медсестер, участвовала в советско-финляндской войне.

За 4 года Великой Отечественной войны В. Г. Разуваева-Чибор оказала медицинскую помощь и вынесла из-под огня противника 368 раненых. Была 5 раз ранена. За проявленное мужество награждена орденами Ленина и Красной Звезды.

Саша Серебровская — дочь известного советского биолога А. С. Серебровского — перед войной окончила Московский университет, работала в нем на кафедре генетики. В начале войны после обучения на курсах медсестер добровольцем ушла в армию. Осенью 1941 г. девушка была направлена в осажденный Ленинград. Зимой 1942—1943 гг. А. А. Серебровская служила санинструктором (медсестрой) в батальоне автоматчиков морской бригады, которая держала оборону на льду Финского залива в районе г. Ораниенбаума. Во время боев ей приходилось оказывать медицинскую помощь бойцам под непрерывным артиллерийским обстрелом.

Летом 1943 г., после прорыва блокады Ленинграда, бригада морской пехоты готовилась к десантным операциям. А. А. Серебровская вместе с пехотинцами совершила несколько прыжков с парашютом. Наступление на Ленинградском фронте началось 18 января 1944 г. Десантные корабли вышли в море и участвовали в штурме ряда городов на побережье Балтийского моря. При высадке десанта 26 апреля 1945 г. в районе г. Пилай (ныне — г. Балтийск) Саша Серебровская была в рядах штурмовавших город, шла в атаку по пояс в ледяной воде. На берегу, когда она оказывала помощь раненому, осколком разорвавшейся мины была смертельно ранена. Моряки похоронили ее на высоком холме, могилу обнесли стальной цепью, снятой с боевого корабля. В г. Балтийске улица Нижняя была переименована в честь Саши Серебровской. Посмертно Саша была награждена орденом Отечественной войны I степени [76].

Во время исторической Сталинградской битвы сержант медицинской службы В. Кащеева самоотверженно оказывала помощь раненым, без сна и отдыха, отправляла их на другой берег. Она была награждена орденом Красной Звезды, а позднее за героизм и отвагу при оказании помощи раненым во время форсирования Днепра получила звание Героя Советского Союза. Когда начались уличные бои в городе, 3 тыс. жительниц города стали санитарками и связистками. В. Пахомова оказала помощь более чем 100 раненым, вынесла их с поля боя. Л. Нестеренко делала перевязки раненым гвардейцам, когда была ранена сама. Истекая кровью, она умерла с бинтом в руке возле раненого [12].

Нельзя забыть и о подвиге санитарки Натальи Качуевской. Она находилась в стрелковой роте, ведущей бой. После 12-часового боя было уже 20 раненых. Всех их вместе с оружием вынесла с поля боя хрупкая на вид девятнадцатилетняя девушка. По пути в медсанбат она заметила группу гитлеровских автоматчиков, оставшихся в нашем тылу. Наташа перенесла всех раненых из повозки в блиндаж, а сама, вооружившись винтовкой и гранатами, укрылась рядом. Когда враги окружили блиндаж, девушка меткими выстрелами убила двух гитлеровцев, но и сама была смертельно ранена. Однако, собрав последние силы, она вставила запалы в несколько гранат и подорвала их в тот момент, когда фашисты подходили к ней.

В боях за Сталинград мужество и героизм проявили сандружинницы Т. Кузнецова, Е. Разумовская, Е. Юричева, А. Бычко, Т. Белова, К. Саленко и многие другие [12].

В первые же дни войны в Ленинграде тысячи женщин и девушек, имеющих медицинское образование, были направлены в госпитали, медсанбаты, на фронт. Организациями Красного Креста была развернута широкая сеть курсов медсестер, учебных дружин и кружков «Будь готов к санитарной обороне». Только за вторую половину 1941 г. были подготовлены более 6,2 тыс. медсестер и около 10 тыс. сандружинниц. В кружках по оказанию первой помощи обучены 370 тыс. человек [113].

Подготовка медицинских сестер в Ленинграде не прекращалась и во время блокады. В городе была сохранена и функционировала сеть медицинских училищ и курсов, в которых подготовка медицинских сестер проводилась по нескольким направлениям: первичное обучение, повышение квалификации, переквалификация санитаров, экстернатура для лиц с незаконченным средним образованием.

В тяжелую блокадную зиму 1941—1942 гг. мобилизация молодежи на фронт и эвакуация жителей привели к тому, что из 19 медицинских школ осталось 11. В 1942 г. медицинские школы выпустили 960 медицинских сестер, в основном после шестимесячного обучения. В начале 1942 г. в Ленинграде было организовано еще 68 групп подготовки медсестер Общества Красного Креста, в которых без отрыва от производства обучались около 2 тыс. человек. В ряде крупных больниц были открыты на правах филиалов медицинских школ курсы повышения квалификации медсестер [42].

Многие медицинские сестры призывались в действующую армию. На фронте они работали в качестве санитарных инструкторов рот, в полковых и дивизионных медицинских пунктах и госпиталях. Здесь медицинские сестры проявляли исключительную сердечность по отношению к раненым и больным, готовность отдать все силы и даже жизнь при выполнении своих обязанностей.

Судьбы и подвиги многих сестер сходны. Все они на полях сражений и в мирные дни, не щадя себя, стремились облегчить страдания человека, главным в их жизни было человеколюбие. К 1995 г. Международный комитет Красного Креста наградил 46 женщин нашей страны медалью имени Флоренс Найтингейл. Эта медаль присуждается медицинским сестрам за исключительную преданность своему делу и храбрость при оказании помощи раненым и больным как в военное, так и в мирное время.

Впервые Советский Красный Крест выдвинул кандидатуры для награждения медалью Ф. Найтингейл в 1961 г. Тогда медаль была присуждена двум участницам Великой Отечественной войны: гвардии подполковнику танковых войск, писательнице, Герою Советского Союза, москвичке Ирине Николаевне Левченко и хирургической сестре, председателю первичной организации Красного Креста на ленинградской фабрике «Скороход» Лидии Филипповне Савченко. В 1965 г. этой медалью была награждена санитарка, Герой Советского Союза Зинаида Михайловна Тусналобова-Марченко. И далее каждые 2 года медали получали от 3 до 6 советских женщин.

В 1975 г. работница лесотарного комбината, бывшая сандружинница, Вера Ивановна Иванова-Щекина также была удостоена медали Флоренс Найтингейл. В первый же день войны семнадцатилетняя Вера Щекина пришла в военкомат с просьбой отправить ее на фронт и услышала: «Нужны сандружинницы, пойдешь учиться на курсы». А когда Вера окончила курсы, в военкомате сказали: «Фронт теперь здесь, в Ленинграде». И молодая сандружинница стала работать в госпитале. Все свои силы и умение, нежность, заботу и внимание она отдавала бойцам, чтобы облегчить их страдания. А в сентябре 1941 г. Веру Щекину назначили командиром санитарной дружины и поручили обход квартир жителей в своем микрорайоне. В обязанность сандружинниц входили выявление больных и ослабленных и доставка их в больницу. Однажды, обходя разрушенный дом, она увидела лежащую женщину, подошла ближе, пощупала пульс — мертва. Вера хотела уже идти дальше, как вдруг заметила — что-то зашевелилось под женщиной. Ребенок! Мать намеренно заслонила его от осколков! Вера отнесла девочку в детский приемник. Принимая ребенка, няня спросила: «Как тебя зовут?» Девочка ответила: «Маринка». Фамилии своей спасенная девочка не знала. Нянечка, подумав, сказала: «Будешь Щекиной».

Было обычное дежурство. Вера Щекина шла, внимательно вглядываясь по сторонам. Вот у большого серого дома остановился старик. Прислонился к стене — нет сил двигаться дальше. Девушка подошла к нему, взяла его под руку и помогла дойти до квартиры. Вышла на улицу и увидела на мостовой лежащего ребенка. Стала тормошить его — живой! От радости сил прибавилось. Скорее в детский приемник. Там спросили у нее: «Как зовут девочку?». Вера не знала. Дежурная сказала: «Значит будет Вера, и опять Щекина. Всем безымянным малышам даем твои имя и фамилию, а если мальчик — имя и фамилию твоего отца».

Об отважной семнадцатилетней санитарной дружиннице распространялась добрая слава. За годы блокады вместе со своими подругами она оказала помощь почти 500 нуждающимся. Только в детские приемники было сдано более 50 детей, спасенных ею из пустующих квартир и разрушенных зданий [128].

Валерия Гнаровская, жительница Ленинградской области, в 1942 г. в возрасте 18 лет добилась добровольной отправки на фронт и служила санинструктором. Во время боевых действий спасла жизнь более 300 раненым рядовым и офицерам, оказав им вовремя медицинскую помощь. Только в одном из боев она вынесла с поля боя 47 раненых вместе с их оружием. 23 сентября 1943 г. немецкие танки «тигр» прорвали оборону советских войск, пошли в направлении части, где служила Гнаровская, и приблизились к штабу группы полка и группе раненых, ожидавших эвакуации. Когда танки были в 50—60 метрах от раненых и штаба полка, Валерия схватила связку гранат, поднялась во весь рост и бросилась под гусеницы вражеского танка. Раздался взрыв, и «тигр» был уничтожен. Второй танк был подбит из противотанкового ружья, остальные повернули обратно. Атака врага была отбита, раненые спасены. 3 июля 1944 г. В. О. Гнаровской было присвоено звание Героя Советского Союза [124].

Многие санитары и санитарные инструктора были удостоены высшей солдатской награды — ордена Славы, которым награждались только лица рядового и сержантского состава. Орденами Славы всех трех степеней были награждены 18 медицинских работников и среди них одна женщина — санинструктор Матрена Семеновна Нечипорчукова-Ноздрачева. Хронология ее подвигов такова. В августе 1944 г. за 2 дня боев она оказала помощь 26 раненым; под огнем противника, рискуя жизнью, вынесла в безопасное место раненого офицера и эвакуировала его в тыл. За эти подвиги она была удостоена ордена Славы III степени. Орденом Славы II степени Матрена Семеновна была награждена за спасение жизни раненым зимой 1945 г. Двое суток она охраняла более 30 раненых, кормила и поила их, делала перевязки и лишь на третий день эвакуировала в госпиталь. 24 апреля 1945 г. М. С. Нечипорчукова-Ноздрачева была награждена орденом Славы I степени за бесстрашие, проявленное ею на поле боя при спасении под обстрелом противника 78 раненых бойцов и офицеров. Во время боев за Берлин, действуя непосредственно в рядах наступающих, она оказывала помощь раненым. При форсировании реки Шпрее в Берлине она вместе с бойцами переправилась по штурмовому мосту на другой берег и под обстрелом оказывала помощь раненым. Даже получив ранение, она продолжала выполнять свой долг [32].
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

I. Диаконическое служение сестер милосердия iconМдк 07. 01 «Теория и практика сестринского дела»
Развитие сестринского дела в России: «вдовьи дома», первые общины сестер милосердия
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconБожьего Милосердия Атырау 2010 Оглавление
Апостол Божественого Милосердия провозглашен блаженным (Перевод: Юлия Левушкан) 23
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconТакой была Югославия до пришествия не “Ангелов милосердия?
С авиабазы нато джойа дель колле (в Италии) “Ангелы милосердия?” также бомбили Югославию
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconЗакон Божий в небесном святилище является грандиозным подлинником,...
Великим Первосвященником, когда Он начал Свое служение во Святом святых, увидели ковчег Его завета. Размышляя о святилище, они поняли...
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconBlagotvoritelnyj-fondy ru ask com
Общероссийский благотворительный общественный фонд «Российский фонд милосердия и здоровья»
I. Диаконическое служение сестер милосердия icon1. Дайте определение медицинской деонтологии: А) учение о профессиональном...
А) учение о профессиональном долге медицинских работников (врачей, мед сестер и др) перед больными и здоровыми детьми, перед человеком...
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconПособие для студентов лечебного, педиатрического, медико-психологического...
Фармакология в вопросах и ответах: пособие для студентов лечебного, педиатрического, медико-психологического факультетов и факультета...
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconАвгустейшие сестры милосердия
Германия объявила войну России. Начиналась война, которую вскоре назовут "Великой войной", а в России ее еще будут называть
I. Диаконическое служение сестер милосердия icon9. 15 10. 00 Утреннее служение
«Имеет ли весть об образе жизни прямое отношение к желанию Иисуса» – Владимир Крупский
I. Диаконическое служение сестер милосердия iconО. А. Балбатун
Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов факультета медицинских сестер с высшим образованием по специальности...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница