Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали


Скачать 15.71 Mb.
НазваниеПервые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали
страница1/121
Дата публикации02.04.2013
Размер15.71 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   121


ПРЕДИСЛОВИЕ

Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали складываться уже в конце XVIII — начале XIX в. и связаны с деятельностью просветителей Н. И. Новикова, А. Н. Радищева, А. И. Галича и др., а также плеяды выдающихся врачей, таких как С. Г. Зыбелин, М. Я. Мудров, И. Е. Дядьковский.

Однако фундаментальные естественнонаучные открытия второй половины XIX в. дали мощ­ный толчок к развитию физиологии. В медицине возник интерес к наследственным факторам патогенеза. Происхождение душевных болезней также стало рассматриваться в биологическом аспекте, что привело к преуменьшению роли психологических факторов в возникновении заболе­ваний. В 80-х годах XIX в. началось научное осмысление феномена гипноза и использование его как метода лечебного воздействия. Под влиянием учения о гипнозе получила развитие психоте­рапия в целом и в первую очередь рациональная психотерапия и психоанализ. В первые десяти­летия нашего века интерес к психотерапевтическим направлениям и сформулированным в их рамках психологическим концепциям личности непрерывно нарастал. Начала складываться клинико-психологическая база для развития личностно-ориентированной психотерапии.

К сожалению, революция и особенности послереволюционной политической истории России оказали неблагоприятное влияние на развитие психотерапии в отечественной медицине. Во мно­гом это связано с тем, что в психотерапии в большей степени, чем в других областях медицины, бо­лезнь человека рассматривается во взаимосвязи с его социальным окружением, а теории и прак­тика психотерапии в значительной мере определяются общественным сознанием. Это сделало психотерапию в известной мере объектом политического контроля и идеологической цензуры.

Идеологизация психотерапии, длительная изоляция ее от ведущих направлений этой науки в других странах, тенденция к биологизации медицины в целом явились причиной задержки развития психотерапии при формальном признании значимости ее роли в медицине и здравоохранении.

Разрыв в уровне развития отечественной и западной психотерапии, а также психотерапии и других отраслей медицины, особенно в методологическом аспекте, стал сокращаться в середине 60-х — на­чале 70-х годов в связи с введением в учебных заведениях специализации по медицинской психоло­гии и началом активного межинститутского научного сотрудничества с польскими, чешскими и не­мецкими психотерапевтами. В создании отечественной психотерапии в ее современном виде важную роль сыграли ученые Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева и исторически связанные с ними коллективы Санкт-Петербургского университета и Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования, а также Московский и Харьковский институты усовершенствования врачей,

В последнее десятилетие интерес к психотерапии, особенно среди молодых врачей и психоло­гов, резко возрос и началось, с одной стороны, ее широкое проникновение в различные отрасли медицины, с другой — совершенствование традиционных и разработка новых организационных моделей психотерапевтической службы.

Однако параллельно шел процесс повышения “магического настроя” в массовом сознании, инициированный тем социальным и духовным кризисом, который переживает в настоящее вре­мя наше общество. Все это способствовало беспрецедентно широкому распространению так называемой альтернативной медицины. В теории и практике этого стихийного сотериологического движения примитивная архаика странным образом уживается с новейшими технологиями, научно обоснованные концепции — с откровенно спекулятивными измышлениями и спекуляци­ями, апробированные терапевтические методики — с весьма рискованными экспериментами над человеческой психикой и физиологией. К сожалению, эта тенденция нередко просматривается и в деятельности профессиональных врачей, в том числе психотерапевтов.

Указанные выше особенности развития отечественной психотерапии настоятельно требова­ли подготовки труда, в котором были бы с максимальной полнотой и объективностью представ­лены все основные сведения о психотерапии и ее методах. В наибольшей степени этой цели отвечало бы издание психотерапевтической энциклопедии. Стремление соблюсти принцип пол­ноты сведений привело к тому, что в книгу, наряду с изложением выдающихся и значительных концепций и методов, вошли материалы малоизвестные либо имеющие в настоящее время уже не столько научно-практическую, сколько историко-научную ценность.

При написании статей авторы стремились, насколько это было возможно, избежать какой бы то ни было тенденциозности, поскольку целью создания энциклопедии было не критическое переосмысление истории отечественной психотерапии в свете происходящих в нашей стране изменений, а описание мировой психотерапии как целостной дисциплины.

Тезаурус энциклопедии включает 424 статьи по всем важнейшим направлениям, течениям, методам, методическим подходам, техническим приемам, а также основным проблемам мировой и, в частности, российской психотерапии. В особые статьи выделены персоналии виднейших отече­ственных и зарубежных психотерапевтов. Статьи представлены в алфавитном порядке. В эн­циклопедии используются обычные для справочного издания сокращения и система перекрест­ных ссылок. Так, вместо полного названия статьи в ее тексте приводятся лишь первые буквы слов, составляющих это название. Выделение курсивом означает, что в энциклопедии имеется специальная статья для выделенного термина, названия методики, персоналии и пр. В тех случа­ях, когда релевантная информация по какому-либо частному аспекту содержания той или иной статьи может быть найдена в других статьях энциклопедии, названия последних указываются либо непосредственно в тексте статьи, либо после нее. Напр.: см. Открытые и закрытые психотерапевтические группы или см. также Бихевиоризм.

Авторский коллектив включает 21 специалиста, среди них 9 докторов медицинских и психо­логических наук, заведующие кафедрами и клиническими отделениями Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования и Санкт-Петербургского научно-исследо­вательского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева, ведущие сотрудники ука­занных и некоторых других учреждений, известные в России и за рубежом психотерапевты.

Ряд статей, вошедших в энциклопедию, подготовлен на основании научных материалов и пуб­ликаций, переданных главному редактору энциклопедии крупнейшими отечественными и зарубеж­ными специалистами — в том числе проф. Пере (директор Психологического института при уни­верситете г. Фрайбурга, Швейцария), проф. В, Лаутербахом (директор Психологического института при университете г. Франкфурта-на-Майне, Германия), проф. Г. Кассиновом (директор департамента университета Хофстра, Нью-Йорк, США), проф. Н. Куртисом (президент Американ­ской Психоаналитической Ассоциации), а также ведущими психотерапевтами ряда других стран С. Ледер (Польша), С. Кратохвил (Чехия) и др. Всем им авторы выражают благодарность. Ав­торы также с признательностью примут пожелания, предложения и критические замечания чита­телей, которые могут быть учтены при последующих изданиях энциклопедии.

^ Б. Д. Карвасарский,

главный редактор энциклопедии доктор медицинских наук, профессор, на­служенный деятель науки РФ, руководитель Федерального научно-методиче­ского центра по психотерапии и медицинской психологии и главный психоте­рапевт министерства здравоохранения РФ, президент Российской Психоте­рапевтической Ассоциации, руководитель отделения неврозов и психотерапии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического ин­ститута им. В. М. Бехтерева

А

^ АВЕРСИВНАЯ ТЕРАПИЯ. Аверсивные методики (от лат. aversio — отвращение) лежали в основе практического приме­нения экспериментальных теорий науче­ния. В настоящее время их можно разде­лить на методики, основанные на модели И. П. Павлова (классическое обусловли­вание) и на модели Скиннера (Skin­ner В. F.) (оперантное обусловливание).

В методиках, основанных на класси­ческом обусловливании, сочетаются при­влекательные стимулы (например, алко­голь или обильная еда) с болезненным, не­приятным, вызывающим отвращение сти­мулом (инъекцией апоморфина, приводя­щей к рвоте, электрическим разрядом, вы­зывающим сильную боль и др.). Методи­ка подвергается критике, исходя из этичес­ких соображений. Однако большинством авторов признается возможность и необхо­димость применения ее по жизненным по­казаниям, например в тяжелых случаях навязчивого самоповреждения, надавлива­ния на глаза и т. д.

Условия успешного применения такие же, как и в методике наказания. Аверсивный стимул должен применяться сразу же вслед за реакцией, подлежащей у гашению. На первом этапе необходимо применять постоянную схему у гашения, постепенно переходя на нерегулярное использование аверсивного стимула. Лечение должно продолжаться и некоторое время спустя после исчезновения симптома. Адекват­ным показателем для прекращения лече­ния является возникновение адаптивного поведения. Использование этой методики предполагает наличие четких по внешним проявлениям и ограниченных во времени симптомов.

Методики, в которых используется оперантная модель, основаны на принципе успешного решения задачи, избавляющего пациента от неприятных стимулов, напри­мер электрического разряда. Так, при ле­чении треморной формы писчего спазма пациент осваивает задачу попадания ме­таллической палочкой в ряд отверстий все уменьшающегося диаметра. Наличие тремора ведет к попаданию в края отверстий и к замыканию электрической цепи; па­циент при этом получает удар электричес­кого тока. Точное попадание в эти отвер­стия избавляет его от электрического раз­ряда. При спастической форме писчего спазма пациент пользуется специальной авторучкой, излишнее давление на которую приводит также к замыканию электричес­кой цепи и, следовательно, к наказанию. В процессе тренировок пациент обучается расслаблять нужные группы мышц.

При соответствующей технической изо­бретательности практически для каждого симптома можно создать методику, осно­ванную на принципе решения задачи, т. е. предупреждения воздействия аверсивного стимула. В качестве примера можно при­вести больную, страдавшую истерическим параличом ног и потерей чувствитель­ности в ногах. На ноги и два пальца ее руки помещались электроды: на пальцы руки — электроды, через которые больная могла получать болезненный электричес­кий разряд, а на ноги — электроды, по­средством которых осуществлялась слабая электростимуляция, улавливаемая при со­хранной чувствительности и не носящая болезненного характера. Больной дава­лась инструкция: если от электродов на ногах у вас появятся какие-то ощущения, нажмите на выключатель, иначе через 5 секунд последует сильный, болезненный электрический разряд в пальцы руки. Больная должна была решать задачу по различению слабого стимула, непроиз­вольно снижая порог болевой чувствитель­ности. Во время первой процедуры у боль­ной не отмечалось никаких реакций избе­гания, и она получила несколько болезнен­ных электрических ударов. Во время вто­рой процедуры после первого электричес­кого разряда появились выраженные ве­гетативные реакции и даже рвота. Во вре­мя третьей процедуры больная два раза подряд нажала на кнопку выключателя, вовремя предупреждая подачу болезненно­го электрического разряда, и отметила при этом, что у нее появилась чувствительность в ногах. Одновременно у нее возникли произвольные движения в ногах, и паци­ентка смогла самостоятельно пойти в па­лату. В последующем не отмечалось реци­дива симптоматики, и через несколько дней она была выписана,

А. т. используется при лечении алко­голизма, хронического никотинизма и дру­гих заболеваний.

^ АВТОЛОГОКАТАРСИС АТАНАСОВА. Современные общедоступные методы запи­си звука и изображения стремительно вне­дряются в психотерапию. До сих пор не оценено их значение для ускорения отреагирования.Атанасов (Атанасов Ат., 1990) использовал магнитофон с целью созда­ния раздражителей для “инсценировки”. Было установлено, что насколько раздра­житель ближе к поведению больного, пере­несшего психотравму, настолько живее аф­фективная реакция у него. Это особенно важно для естественных звуковых раздра­жителей со значением несловесных связу­ющих моментов — восклицаний, вздохов, плача. Известно, как сильно воздействуют подобные выражения человеческого стра­дания и на здоровых и незаинтересован­ных лиц. Никакое подражание этим зву­ковым выражениям не может так непос­редственно действовать на пациентов, как их собственные аффективные возгласы, собственное ускоренное и неравномерное дыхание, восклицания и крики. Поэтому во время репродукции осуществляется магнитофонная запись именно того, что больные воспроизводят, — их возгласы, вздохи, дыхание, выкрики, плач. При про­слушивании этих записей пациенты всегда реагируют бурными эмоциональными раз­рядами, у них особенно живое отреагирование (Атанасов, 1970).

Методика А. А. проста и легко осуще­ствима. Во время репродукции больных, живо реагирующих разговором, плачем и др., делают магнитофонную запись. В па­узах, когда нет шумных порывов, записы­вают дыхание (в это время микрофон под­носится очень близко к губам больного). Вся запись должна занимать около 15 ми­нут. Если больной не репродуцирует, а только аффективно рассказывает о своих психических травмах, записывают его вы­сказывания. В любом случае больному со­общают о цели записи, заверив его в том, что запись никогда не будет предоставле­на третьим лицам, и строго придержива­ются этого. Во время сеанса пациент дол­жен находиться в положении, удобном для репродукции, — лежа, расслабленным, с закрытыми глазами. Больные с большим вниманием относятся к технической запи­си самих себя. После нее они часто про­должают репродуцировать. Запись обыч­но прослушивается один раз в день или два раза подряд, после чего больному пре­доставляется отдых. Несмотря на то что отреагирование протекает исключительно бурно, отдельные сеансы обычно короткие и не продолжаются более 15—20 минут. А. А. как методика создает ряд удобств для врача. Он может сократить продол­жительность как серии отреагирующих сеансов, так и отдельных процедур, пору­чить вспомогательному персоналу прове­дение некоторых сеансов и наблюдение за больными. При репродукции новых пси­хотравм производят новую запись.

А. А. — процедура, приводящая к силь­ному аффективному разряду и резко выра­женным вегетативным отклонениям. Не­редко пациенты относятся к А. А. с недове­рием, раздражением, настороженно, но это касается, как правило, первых (1—3) сеан­сов. Далее аффективные разряды исчезают, и больной начинает выслушивать собствен­ные реакции (плач, крики и др.) с явным спокойствием. Отреагирование и улучше­ние наступают сравнительно быстро, что отчасти искупает переживания больных. Есть основания считать, что лечебный меха­низм А. А. тот же, что и при репродукции, если она сопровождается адекватно подо­бранными раздражителями. Наблюдение за отдельными сеансами показывает значи­тельное уменьшение реакций пациента, что отражает различную степень возбуждения нервных структур, связанных с определен­ной психотравмой.

В А. А. устанавливается ряд законо­мерностей отреагирования. Собственный голос, вздохи, тяжелое дыхание и др. — сильный направляющий момент, дающий толчок отреагированию и обычно маски­рующий проявления диссоциации, выра­женные в латентной, органной и эмоцио­нальной фазах. Нередко наблюдается пе­риод ухудшения самочувствия, сопровож­дающийся усилением жалоб как диффуз­ных, так и локальных. В ходе А. А. выяв­ляются красочные сновидения, отражаю­щие содержание психотравмы. При А. А. часто наблюдаются изменения памяти. Больной начинает активно сообщать о пси­хических травмах, о которых не вспоми­нал при сборе анамнеза, несмотря на то что последний составлялся достаточно тща­тельно. После первых 1—3 сеансов все без исключения больные, в лечении которых был использован этот метод, часто жалу­ются на назойливые воспоминания о му­чительных переживаниях и их подробно­стях.

Атанасовым исследовались некоторые физиологические реакции больных во время автологокатарсиса. Дыхание неред­ко бывает нерегулярным, но непосредст тической ситуации”. Сигнальное устрой­ство, возбуждаемое любым болевым стиму­лом, угрожающим организму, или предвос­хищением боли, является основой “поведе­ния в критических ситуациях”. Мотива­ция к поведению в критических ситуаци­ях превалирует над всеми остальными ти­пами мотивации. В состоянии эмоцио­нального расстройства это правило, одна­ко, может не соблюдаться.

На гедоническом уровне организации боль вызывает “реакцию сброса” в форме физиологических реакций, имеющих це­лью избавление от внешних враждебных стимулов. Примеры таких реакций — рво­та, понос, плевание, чихание и кашель. Пси­хической параллелью “принципа сброса” является механизм вытеснения. Страх и гнев обусловливаются предвосхищением боли. Они предостерегают о надвигаю­щейся угрозе и вызывают защитные пове­денческие реакции бегства (при страхе) и нападения (при гневе). На социальном уровне бегство может проявляться в под­чиняемых и зависимых отношениях с ав­торитетными фигурами, нападение — в вызывающем поведении с ними. На уров­не “эмоционального мышления” регуля­ция осуществляется путем формирования мыслительных шаблонов страха и гнева. Более дифференцированное восприятие различных эмоций способствует большей гибкости поведенческого рисунка. Тем не менее индивид по-прежнему остается в поле влияния механизмов борьбы и бегства в ответ на болевую стимуляцию. Базисные реакции в кризисных ситуациях на уров­не “безэмоционального мышления” до ка­кой-то степени контролируются интел­лектом. Происходит более совершенное распознавание надвигающейся угрозы для организма с оценкой возможности совладания с ней. На наиболее высоком уровне “самоатрибуции” повышенная гор­дость сопровождает реакцию гнева или осознание собственной силы, в то время как за снижением самооценки следуют ре­акции страха или сознание собственной слабости.

Совесть индивида формируется под воздействием родительских дисциплинарных поощрений и наказаний. Страх наказаний и обусловленные им ограничения автоматизируются и не утрачивают cboci силы во взрослой жизни. Послушание i моральные принципы, вытекающие из это­го, также сохраняются в качестве адап­тивных шаблонов поведения. Следование велениям совести является последствие к страха родительского наказания.

Искушение может спровоцировать ре­акции гнева и возмущения, которые, пре­одолевая запреты, налагаемые совестью, могут побудить к непослушанию. Оно, в свою очередь, может вызвать страх зас­луженного наказания, что может привести к желанию вернуться на прежние позиции. Гневный вызов, следовательно, может быть внутренне превращен в самобичевание, раскаяние и мольбу о прощении в надеж­де восстановить родительское благоволе­ние. Этот искупительный стереотип пове­дения может оказаться фиксированным; тогда индивид постоянно ищет прощения, наказывая себя. Более опасны феномены самонаказания за воображаемую вину и предвосхищающего болевого наказания как пускового фактора удовлетворения запретных желаний. Иногда индивид ос­тавляет упреки в собственный адрес; тогда гнев направляется на лицо, внушающее страх.

Недостаточность контроля кризисных ситуаций может быть вызвана излишним страхом, гневом и болью. Результатом яв­ляется избыточность реакции на существу­ющую опасность и реакций, характерных для кризисных ситуаций в отсутствие ре­альной опасности. Внешние проявления эмоций становятся чрезмерными. Чтобы остановить их, организм может прибегнуть к вытеснению и другим автоматическим механизмам “сброса”. Все поведенческие нарушения являются следствием таких дефектов в приспособлении к кризисным ситуациям.

Радо подчеркивает, что природа снаб­дила человека механизмом выживания, функционирующим по приспособительным стереотипам, которые с возрастом ме­няются как по силе, так и по форме. Схе­матично период юности характеризуется стереотипами зависимости; взрослый пе­риод — стереотипами ориентации на соб­ственные возможности; период старе­ния — стереотипами снижающейся адап­тации. На ранних этапах механизм выжи­вания диктует подчинение внутренних же­ланий родительским требованиям. В ре­зультате может выработаться тактика заискивания, обмана или шантажа и иску­пительные или агрессивные формы совладания с действительным или мнимым отверганием. Наблюдается бессознательное стремление к удовлетворению потребности в зависимости с отказом принять роди­тельские ограничения. Цивилизация дик­тует укрощение реакций детской ярос­ти; родители применяют дисциплинарные меры, чтобы сдержать реакции ребенка и контролировать их. Механизм совести формируется на базе этого обусловливания и помогает развитию ответственной неза­висимости. Это облегчает контроль кри­зисных ситуаций; реалистическое мышле­ние и поведение заменяют эмоциональное мышление и активность; ориентировка на собственные возможности замещает зави­симость.

Значение А. п, Р. для лечения вытекает из ее трактовки функций Я. Подчеркива­ется, что весь материал, полученный в про­цессе беседы, должен соотноситься с акту­альными проблемами адаптации. В эмо­циональной матрице “добродетельных эмо­ций” (любовь, сострадание), контролируе­мых разумом (“адаптивный инсайт”), пси­хотерапия направлена на поддержива­ющие, воспитательные (репаративные) или реконструктивные цели в зависимос­ти от уровня мотивации больного. Очевид­ны 4 категории мотивации, которые опре­деляют приемы, больше всего подходящие для индивида. Эти формы мотивации со­относятся со стадиями развития личнос­ти. Первый уровень — “магическое стрем­ление” к идеализируемому родителю — делает возможным использование такого суггестивного приема, как гипноз. Второй уровень, характерный для более высокой стадии развития, — “взывание к родите­лям” — также адресуется к ограниченным целям и делает возможным применение воспитательных мер и убеждений. Третий (“кооперативные усилия”) и четвертый (“реалистическая ориентация на собствен­ные возможности”) уровни позволяют ис­пользовать приемы, направленные на ре­конструктивные цели.

С помощью психотерапии возможен перевод больных с ограниченных форм мотивации к более зрелым. Если больной стремится к развитию, может быть использована реконструктивная психоте­рапия, направленная на внутренний кон­фликт, с целью привести больного к наи­высшему уровню ориентации на собст­венные возможности. В фокусе внимания здесь прежде всего распознавание и раз­решение ярости больного, выражаемой или подавляемой, а также чрезмерного страха наказания. Осознание того, что сегодняшнее поведение коренится в опы­те и искаженных представлениях детско­го возраста, является существенным ин­гредиентом реконструктивной психоте­рапии, хотя целесообразность фокусирования исключительно на инсайте и под­вергается сомнению. В ходе лечения пси­хотерапевт должен постоянно быть начеку относительно регрессивных отступлений больных в сторону зависимости, помогая им вернуться к мотивации, ориентирую­щейся на собственные возможности. По­требность же больного в зависимости ис­пользуется для форсирования эмоцио­нального научения с помощью воспита­тельных приемов. Психотерапевт постоян­но интерпретирует разницу между реали­стическими и инфантильными аспектами поведения больного при психотерапии и вне ее. В отличие от классического психо­анализа, рассматривающего перенос как проявление тенденции к компульсивному повторению прежних ситуаций, Радо счи­тает его регрессивной реакцией больного (пронизанной отношениями с родителя­ми) на актуальные неудачи приспособле­ния вследствие дефицитарного поведения в кризисных ситуациях. Прослеживанию истоков неуспешных действий в кризис­ных ситуациях и “коррекции эмоциональ­ной структуры” памяти способствуют пра­вильные интерпретации. Работа с пере-

носом происходит таким образом, чтобы помочь больному распознать, что беспо­мощность и гнев по отношению к психо­терапевту в действительности направлены к персонажам прошлого. Больного поощ­ряют к воспроизведению в памяти совре­менных фрустрирующих сцен с замеще­нием действительных участников соответ­ствующими персонажами прошлого, к ориентации на собственные возможности и расширению реалистического приспо­собления. Сны рассматриваются в каче­стве компенсаторных реакций на неразре­шенные конфликты предшествующего дня, как “предохранительный клапан латент­ных эмоциональных реакций больного”. Активность психотерапевта поощряется, в особенности в воспитательной роли.

Критики А. п. Р. склоняются к тому, что в своей попытке по-новому интерпре­тировать формулировки Фрейма (Freud S.) представители этой концепции преуспели не столько в глубоком понимании психо­динамики, сколько во введении в литера­туру новых метафизических положений. Сомнению подвергается активное обраще­ние с переносом, поскольку ориентация на собственные возможности более эффектив­но достигается недирективной и неструктурирующей психотерапией. “Натаскива­ние” больного на поведение, соответст­вующее более зрелому уровню мотивации, представляется также скорее перевоспита­тельной, чем психоаналитической процеду­рой. Однако отмечается, что А. п. Р. ввела свежий взгляд на феномен приспособле­ния. Она предложила также некоторые специальные приемы помощи больному в нормализации его коммуникативного по­ведения. В особенности интересными яв­ляются предложенные подходы к сексу­альным проблемам, таким как гомосексу­ализм, и к стремлению к всемогуществу, силе и зависимости. А. п. Р. использова­лась в работах по церебральной физиоло­гии поведения.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   121

Похожие:

Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали iconВ XVIII в мануфактурное производство в России получило значительное...
России получило значительное распространени Объективные предпосылки для появления мануфактур были созданы предшествующим развитием...
Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали iconПсихоэнергоинформационные аспекты развития Человека”
Программа предназначена для специалистов в области медицины, психологии, психотерапии, целительства и всех интересующихся
Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали iconПсихоэнергоинформационные аспекты развития Человека”
Программа предназначена для специалистов в области медицины, психологии, психотерапии, целительства и всех интересующихся
Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали iconПсихоэнергоинформационные аспекты развития Человека”
Программа предназначена для специалистов в области медицины, психологии, психотерапии, целительства и всех интересующихся
Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали iconПояснительная записка в процессе реализации профильного обучения...
При этом построение индивидуальной образовательной траектории осуществляется на основе реальных запросов и возможностей учеников,...
Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали iconВопросы для экзамена по бухгалтерскому управленческому учету
Предпосылки появления и законодательные основы бухгалтерского управленческого учета в РФ
Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали iconБелухин Д. А. Основы личностно ориентированной педагогики. (Курс лекций)
Определите основные виды личностных потребностей (по В. П. Симонову и П. М. Ершову), удовлетворение которых обуславливает эффективное...
Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали iconВведение в области знаний информационной медицины медицины открытых систем
Титов В. П. Т454 Введение в области знаний информационной медицины – медицины открытых систем / В. П. Титов. – Кемерово, 2004. –...
Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали iconПредпосылки марксистского анализа
Практика социально-психологического тренинга в нашей стране объединяет специалистов разного профиля, в большинстве случаев к ним...
Первые предпосылки для появления в России психотерапии как личностно- и клинико-ориентированной области медицины междисциплинарного характера начали icon2 Успехи интегральной технологии и причины появления микропроцессоров...
Действительно, рассмотрим динамику изменений основных параметров ит за первые 20 лет ее развития (1960 гг)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница