Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14»


НазваниеКнига вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14»
страница1/17
Дата публикации07.07.2013
Размер2.47 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Медицина > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
36
Дмитрий

Колодан
Пангея 2
Приключения в каменном веке продолжаются! Белку, девочку из племени кайя, и ее спутника, странника Вима, похищают подземные карлики. И быть бы им обедом кошмарному чудовищу, но их спасает таинственный прозрачный человек. Взамен же он просит об одной маленькой услуге — помочь ему вернуться домой.

Головокружительные приключения под землей и в Эдемском саду, древние тайны, загадки и невероятные монстры — все это ждет Белку на долгом пути в поисках своего племени и имени. Но прежде всего девочка должна понять: кто же она такая и как ей научиться летать.
2011


2011-10-12

Пангея. Книга вторая: Подземелья карликов / Дмитрий Колодан

АСТ, Этногенез

Москва

2011

978-5-17-076255-2, 978-5-904454-48-7

Дмитрий Колодан
Пангея

2
Книга вторая

Подземелья Карликов 


Глава 1

Снег и шестеренки
Ничто не предвещало бури.

Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе — ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» был обычный рабочий день. Без эксцессов. Эксперименты шли своим ходом, Хель же оставалось наблюдать за работой тщательно отлаженного механизма. Как начальник станции, она любила и ценила подобные дни, когда могла позволить себе хотя бы несколько часов отдыха. Слишком редко они случались, особенно в последнее время.

Но к вечеру ветер усилился. Первым перемену погоды почувствовал старый мамонт. Огромный зверь, весь день понуро простоявший в своем загоне, громко загудел, задрав хобот, а затем словно взбесился и, мотая головой, бросился на ограду. Опоры выдержали только чудом, и гигант запутался в колючей проволоке. Так и остался стоять, не смея пошевелиться и воя дурным голосом. Кровь из расцарапанной шкуры капала на снег.

Вторя мамонту, забеспокоились и остальные звери: ревели медведи, громко кашляла саблезубая кошка. Испуганные овцебыки метались по загону, с грохотом опрокидывая кормушки. Крики животных заглушил пронзительный вой охранной сирены. Мгновение — и станция закипела, как муравейник, в который ткнули палкой. По дорожкам между загонов и бараков забегала охрана. Сверху люди походили на насекомых; маленькие черные точки хаотически метались по территории базы.

Хель стояла перед высоким окном башни и хмуро глядела на эту суету. Ситуация не требовала ее вмешательства, но служила хорошим напоминанием о том, что случается, если позволить себе немного расслабиться. Любая система несет в себе зерна собственного разрушения. И рано или поздно они дают всходы. Крошечная песчинка способна сломать самые точные часы.

К тому моменту, как обслуживающий персонал успокоил животных, стало окончательно ясно: надвигается буран. Над горизонтом появилась лиловая полоска — бледная и едва различимая, но с каждой минутой она становилась темнее и больше. Никто и опомниться не успел, как по небу, клубясь и разрастаясь, покатились тугие валы. Повалил колючий снег. Ветер закружил снежные хлопья в бесчисленных смерчах. А затем буря обрушилась на станцию с такой яростью, словно хотела стереть ее с лица земли.

За годы, которые Хель провела на «Пангее-14», она так и не смогла привыкнуть к силе и мощи здешних буранов. Всякий раз они начинались внезапно, а продолжаться могли и по нескольку дней. Жизнь на станции замирала; только сумасшедший мог рискнуть в такую погоду выйти из укрытия. Оставалось только смотреть на безумство стихии.
Однако Хель любила снежные бури. Когда-то давно она прочла, что человек может бесконечно долго смотреть на огонь и на текущую воду. Но лично ее ни огонь, ни вода не вдохновляли. А вот на метели, вьюги и бури Хель и впрямь могла смотреть

бесконечно долго

. Безумный вой ветра, снежные вихри и смерчи странным образом резонировали с ее чувствами. Всякий раз сердце сжималось, а дыхание становилось прерывистым и частым. Хель не знала, почему так происходит, знала лишь то, что любит холод.
Буран неистовствовал, бросая снежные хлопья в высокое панорамное окно. Звук такой, словно кто-то скребся в стекло крошечными острыми коготками. Но разглядеть что-то сквозь круговерть снега и ледяного крошева было невозможно. Луч прожектора на смотровой вышке ползал мутным пятном, выхватывая из темноты огромные вытянутые лица, перекошенные пасти, распахнутые в немом крике, и пустые черные глазницы. Будто внутри бури скрывались огромные чудища, рожденные из снега и ветра. Снежные духи — ничто не устоит перед их яростью… Игра света и воображения, конечно. Хель не верила в призраков. Но если бы они существовали на самом деле, Хель бы многое отдала за возможность присоединиться к их танцам в сердце ледяной бури. Она прижалась щекой к замерзшему стеклу.

Снег, лед, пронизывающий холод, от которого кровь стынет в жилах, — есть ли в мире что-нибудь прекраснее? Впрочем, настоящего холода Хель никогда не чувствовала. Там, где другие люди дрожали, кутаясь в меха, она вполне довольствовалась легкой одеждой. Хель погладила большим пальцем металлическую фигурку Моржа. Артефакт скользнул в ладонь, будто отвечая на ласку.

Мысли прервал пронзительный писк. Хель повернулась — передатчик на столе мигал красной лампочкой. Чеканя шаг, начальник станции вернулась на рабочее место. Но, к ее огорчению, это оказался внутренний вызов. Щелкнув кнопкой приема, Хель прижала к уху бакелитовый наушник, морщась от раздражающих хрипов динамика и сухого статического треска.

— Слушаю.

— Госпожа начальник станц… — Голос пропал за помехами. — …сбои связи. Пока не уляжется буря, мы не можем продолжать поиски…

Хель постучала пальцем по краю стола.

— Время последнего пеленга?

— Три дня назад, — голос прозвучал нервно. — Но…

— Тогда продолжайте работу, — сказала Хель. — Меня интересует результат, а не ваши оправдания.

— Но…

Хель отключила передатчик, прежде чем связист успел сказать что-либо еще. Устало откинулась в кресле, глядя на беснующуюся за окном бурю.

Три дня… Слишком долго, чтобы списывать на обычные перебои со связью. Хотя Хель и отдала приказ продолжать пеленг, она уже знала — результата это не принесет. Что-то случилось. Одна из шестеренок отлаженного механизма дала сбой. Вот она — песчинка в часах. Хель пока ее не видела, но точно знала — она есть. И если ее не удалить, весь механизм может развалиться на части.

Чуть помедлив, Хель нажала на кнопку на столе. Не прошло и пары секунд, как дверь кабинета распахнулась и на пороге появился охранник. Высокий парень, с красными от румянца щеками. В его взгляде странным образом смешались восхищение и страх.

— Госпожа начальник станции?

— Вызовите ко мне доктора Рашера, — сказала Хель. — Немедленно.

— Есть! — щелкнул каблуками охранник.

Доктор появился спустя пять минут. Громко протопал по коридору и ввалился в кабинет, забыв постучаться. Запоздало сообразил о своей оплошности и замер, не понимая, что делать дальше — выйти и войти по всем правилам или же остаться в кабинете. Хель выпрямилась в кресле. Рашер застыл, будто взгляд начальника станции пригвоздил его к месту. Или, того хуже, превратил в ледяную статую.

Правой рукой доктор держался за бок, видно, пробежка по лестницам и коридорам стоила ему заметных усилий. Его вызвали прямо из лаборатории, и он не успел привести себя в порядок — стоял перед Хель растрепанный, с всклокоченными волосами, в заляпанном кровью клеенчатом переднике. Виновато улыбнувшись, Рашер пригладил волосы.

— Прошу… прощения, — тяжело дыша, сказал он. — Мне сообщили… меня вызвали…

— Добрый вечер, Зигмунд. Сожалею, что пришлось оторвать вас от работы.

Рашер переступил с ноги на ногу. Хель смотрела не моргая; доктор чувствовал ее взгляд — словно ледяные иглы вонзились в кожу. По спине пробежали склизкие мурашки.

— Э… — Доктор замялся. — Что-то случилось?

— Возможно, — протянула Хель. Она открыла ящик стола и вытащила тонкую папку: один из отчетов о ходе эксперимента. — Уже три дня нет связи с перевалочной базой.

— Нет связи? — переспросил Рашер. — Опять помехи? Но приборы не фиксировали значимых возмущений…

— Я знаю, — губы начальника станции раздраженно дернулись. — С эфиром все в порядке — мы принимаем сообщения Центральной Базы. Но пропал сигнал от образца девяносто семь. Полагаю, вы имплантировали ему передатчик?

Хель открыла папку и бегло просмотрела несколько страниц. Рашер судорожно сглотнул. Разумеется, это он имплантировал передатчик нефелиму, и Хель прекрасно об этом осведомлена. Ей не нужно читать отчет — на станции не было других специалистов, способных провести подобную операцию.

— Пропал сигнал? — хрипло проговорил доктор. Начальник станции кивнула, уставившись на отпечатанный на машинке текст. Рашер же смотрел на ее руку: длинные пальцы выстукивали по столешнице замысловатый ритм. Доктор узнал скрывавшуюся за ним мелодию — Вагнер, «Полет валькирий». Хель подняла голову, взглянув прямо в глаза доктора. Череп на прозрачной половине ее лица скалился в злобной ухмылке.

— Вам известна причина, по которой подобное могло случиться?

— Я…

— Большие провалы начинались с маленького шага, Зигмунд. Дьявол в деталях. Вы проверили батареи?

— Передатчику батареи не требуются, — поспешил сказать доктор. — Он работает от естественного тепла организма. И отключается только в двух случаях. Во-первых, если его удалить из тела. Но маячок был имплантирован под черепную коробку. Не думаю, что наш красавец способен сделать себе трепанацию…

Рашер коротко хохотнул, надеясь немного разрядить обстановку. А то ему уже мерещились искры, вспыхивающие в воздухе. Но под взглядом Хель заискивающая улыбка мигом скисла.

— А вторая причина?

— Если организм перестал вырабатывать тепло. — Доктор прикусил язык. Говорить о тепле в присутствии начальника станции ему показалось глупым. Слишком хорошо он помнил ледяную статую, в которую Хель превратила одного из своих нефелимов.

— То есть если он мертв, — сказала Хель.

— Э… Да.

Хель повернулась к окну. Доктор проследил за ее взглядом. Ему померещилось, что в стекло таращится чудовищный великан с пустыми глазами размером с тарелку. Лицо, слепленное из снежных хлопьев, перекосило, пасть широко распахнута… Рашер замотал головой, прогоняя наваждение.

— Помнится, вы говорили, что хотели принять участие в экспедиции по сбору материала. Вырваться из ледяной дыры хотя бы на несколько дней — так, кажется?

Доктор дернулся и повернулся к начальнику станции. Ей он ничего подобного не говорил. Но не стоит забывать, что на станции у Хель уши везде и всюду. Любое, даже случайно оброненное слово незамедлительно становится ей известно.

— Я? — Он поправил ворот рубашки, ставший нестерпимо тесным. — Да… Понимаете, мне, конечно, здесь нравится, и я доволен работой. И я бесконечно ценю то, что вы для меня сделали, но…

— Но вы чувствуете себя пленником, — закончила Хель. — Так и есть. Вы слишком ценный сотрудник, чтобы рисковать вашей жизнью.

Доктор промолчал, не зная, как относиться к словам начальника станции. Похвала это или же, наоборот, угроза? По бесстрастному голосу Хель не поймешь.

Температура в кабинете не превышала десяти градусов. Рашер не представлял, как Хель может работать в таких условиях. Но сейчас, несмотря на холод, его бросило в жар. Доктор чувствовал, как по шее поползла крупная капля пота.

— Однако на этот раз ваше желание исполнится, — сказала Хель. — Мне придется покинуть станцию, а вы составите мне компанию. Боюсь, мне потребуется ваша помощь. Так что займитесь подготовкой экспедиции.

— Разве нам нужен новый материал? — растерялся Рашер. — Сейчас на станции… Начальник станции покачала головой.

— У нас проблемы не с новым материалом. Скорее наоборот.

— Образец девяносто семь! — догадался Рашер.

Хель кивнула.

— В том числе. Хотя я подозреваю, это только вершина айсберга.

Доктор замялся.

— У девяносто седьмого были самые стабильные показатели за последние шесть лет, — сказал он, теребя пуговицу мундира. — Ваша идея использовать в эксперименте детенышей дикарей — гениальна. Не понимаю только, зачем вы его забрали? Я еще не закончил исследования…

— Именно потому, что у него самые стабильные показатели. Требовались полевые испытания, а на станции подобное невозможно.

Доктор кивнул. Ну конечно, полевые испытания… Почему же тогда других нефелимов никогда не вывозили для «полевых испытаний»? Рашер не мог избавиться от ощущения, что Хель чего-то недоговаривает. Но он промолчал. В некоторых вопросах стоит держать язык за зубами. Особенно на станции «Пангея-14».

Здесь доктор чувствовал себя маленькой деталью, шестеренкой внутри огромных часов. А способна ли шестеренка разглядеть весь механизм? Или может лишь стоять на своем месте и крутиться в ту сторону, в которую ее толкают? Хорошо крутиться, пока часовщику не пришло в голову заменить ее другой деталью. Не думать и не задавать лишних вопросов… Вот только Рашеру совсем не нравилось быть игрушкой в чужих руках.

— Интересно, — сказал доктор, — как долго будет продолжаться буря?

— Не важно. Мы вылетаем с утра.

— Но… — Доктор покосился в сторону окна. — А если буран не уляжется? Это слишком опасно.

— Я знаю, — кивнула Хель. — Но я выбираю меньшее зло.

Рашер вздрогнул. Меньшее зло? Что она имеет в виду? Доктор вспомнил, как Хель в одиночку вошла в загон к взбесившемуся нефелиму. Испытывала ли она тогда страх? Доктор поежился. Разумеется, не испытывала: страх — слишком сильное чувство, чтобы Хель могла себе его позволить. Слишком человеческое.

Но сейчас Рашер готов был поклясться, что начальник станции чего-то боится. Конечно, Хель умело скрывала свои чувства. Бесстрастное лицо больше походило на маску. Но в то же время что-то заставило доктора насторожиться. Быть может, едва заметная тревога, промелькнувшая в голосе, или же нездоровый блеск глаз… Рашеру стало не по себе.

Начальник станции встала с кресла и медленным шагом подошла к окну. «Снежные великаны» испуганно отпрянули. Но это была не более чем игра воображения, света и тени. Хель провела пальцем по стеклу, глядя на то, как луч прожектора пробивается сквозь снежные вихри. Мутное пятно желтого света дрожало, расплываясь по краям радужными кругами.

— Подготовьте два геликоптера, — не поворачиваясь, сказала она. — Нам потребуется охрана — шести человек будет достаточно. Еще нам понадобится лебедка. Продукты и топливо есть на перевалочной базе, однако позаботьтесь, чтобы и у нас был запас на случай, если что-то пойдет не по плану.

— Э… Да, конечно. — Рашер рассеянно кивнул. — А что-то может пойти не по плану?

Хель повернулась.

— Кто знает, Зигмунд. Но, боюсь, вероятность слишком высока.

Рашеру показалось, что в кабинете вдруг стало нестерпимо холодно. Словно толстое оконное стекло исчезло и снежная буря ворвалась внутрь, закружив его в ледяном смерче.


Глава 2

В темноте  
Если бы кто сказал Виму, что так бывает на самом деле, он бы не поверил. «Светящиеся красные глаза» — дурная метафора и только. Но глаза в темноте шахты и в самом деле светились, точно остывающие угли, тусклым, багряно-красным светом.

Существа из шахты медлили. Остановились на самой границе света и тени, словно не могли решиться переступить невидимую черту. С каждым мгновением их становилось больше. Сперва Вим увидел лишь три пары глаз, но не успел он опомниться, как их стало больше десятка. И похоже, это не предел. Топот множества ног, многократно усиленный эхом, звучал как рев прибоя. Сквозь него пробивались и другие звуки — взвизгивания, хрипы и торопливое бессвязное бормотание.

Вим отступил на полшага, всматриваясь в мельтешащие тени. Разглядеть, что это за существа, было сложно. Невысокие — едва ли выше пятилетнего ребенка, со странными пропорциями — не звериными, но и не человеческими. Из темноты показалась тонкая рука с узловатыми когтистыми пальцами.

Бандерлоги!

Вим тихо выругался. Противные карлики-людоеды из ущелья на реке! Меньше всего Вим ожидал, что придется снова с ними встретиться. Хотя чему удивляться? Ущелье не так далеко, а ходов, подземных туннелей и пещер здесь больше, чем дырок в швейцарском сыре. Не скалы, а настоящее решето.

Карлики копошились, но нападать не спешили, словно ждали какого-то сигнала. Один из бандерлогов вдруг прыгнул вперед, или же его вытолкнули из толпы. Существо остановилось, раскачиваясь на кривых тонких ножках, и вытаращилось на Вима огромными глазами. Это продолжалось несколько долгих секунд, а затем бандерлог пронзительно завизжал и бросился обратно к сородичам. Остальные карлики заверещали. Их голоса походили на стрекот цикад, звучащий на особо противных для человеческого уха частотах. Вим вслушался, но, несмотря на познания в «вавилонской глоссолалии», не смог разобрать ни одного слова. Мозг отказывался воспринимать эти звуки как речь, как не воспринимал крики зверей или птиц.

Вим сжал в кулаке губную гармонику. Конечно, оружием ее не назовешь. В такие моменты он жалел, что не научился играть на гитаре или на худой конец на саксофоне. Саксофоном можно размахнуться, а на что годится гармошка? Так, плохой кастет.

Вим покосился на Белку. Девочка растерянно моргала, еще не понимая, что происходит. Но пальцы уже сомкнулись на рукояти ножа. Белка всмотрелась в темноту шахты, и ее глаза стали огромными, как плошки. Девочка дернулась, длинные косички хлестнули по щекам.

— Красные люди!

— Они самые…

Вим взглянул на медведя. Но Вурл спал, несмотря на крики и визги, доносящиеся из шахты. Сейчас его и пушками не разбудишь. Проклятье… Вот уж чья помощь совсем бы не помешала.

— Уходи немедленно, — прошептал Вим. — Я задержу их… Несколько секунд у тебя есть. Беги же!

Противная девчонка не двинулась с места. Она подняла нож, держа оружие на уровне груди. На щербатом лезвии из черного камня сверкнул солнечный блик.

— Я сказал… — Никуда я не уйду! — огрызнулась Белка.

Голос был испуганным, но в нем прозвучали настолько жесткие нотки, что Вим сразу понял — спорить бессмысленно.

Вим заскрипел зубами. Упрямая дура! Она не понимает, что против такой толпы у них нет шансов? Вопрос о том, смогут ли они отбиться, не стоит. Неясно, как долго они продержатся, прежде чем их разорвут на части. Если его расчеты верны, самое большее — секунд пятнадцать.

Понимает, конечно… Белка чуть присела, словно изготавливаясь к прыжку. Худые плечи дрожали, хотя и не поймешь — от страха или от нервного возбуждения перед схваткой. Сейчас Белка совсем не походила на ту девчонку, которую Вим встретил на берегу реки. Лицо еще детское, но в уголках рта появилась незнакомая жесткая складка, из-за которой усмешка казалась острой, как лезвие ножа.

Вим повернулся к бандерлогам. Сейчас он не мог сказать, сколько тварей собралось в шахте. Казалось — не меньше сотни. От блеска красных глаз рябило в глазах. Ну и чего же они ждут?

И, видимо, прочитав его мысли, карлики с криками бросились навстречу.

Живая волна ударила с такой силой, что Вим едва удержался на ногах. Он пошатнулся, размахивая руками, одновременно пытаясь наносить удары. Не важно, куда бить: вокруг бурлила визжащая, воющая живая масса. Куда ни ткни — кулак найдет цель. Но толку никакого. Вим не мог размахнуться, и удары получались слабыми и вскользь. Карлики их даже не замечали.

Вим словно угодил в центр живого смерча. Перед глазами замелькали перекошенные морды, вытаращенные глаза, оскаленные пасти. Удары, пинки и толчки сыпались градом.

Одно из существ вцепилось в предплечье сильными пальцами. Повисло и попыталось ударить его ногами в грудь. Вим замотал рукой, пытаясь сбросить мерзкую тварь. Но карлик цеплялся как жертва кораблекрушения за обломок мачты — умрет, а не отпустит. Острые когти разодрали рукав и впились в кожу, оставляя глубокие царапины.

Бандерлог верещал так, что заложило уши. Дыхание перехватило от запаха сырой шерсти, гнилого мяса и плесени. Извернувшись, Вим ткнул его пальцами в глаза. Гадкий визг оборвался на самой высокой ноте. Карлик разжал хватку и упал под ноги. Вим успел ударить его коленом в висок, но в тот же момент другой бандерлог схватил его за лодыжку. Вим и опомниться не успел, как на нем повисло с полдюжины карликов. Он упал на колени. Бандерлоги навалились, прижимая его к земле. Вим не мог вдохнуть.

За массой тел карликов Вим не видел, как обстоят дела у Белки. Только по резким выкрикам и вою бандерлогов знал, что девчонка еще жива и сопротивляется. Но продолжалось это недолго. Вскоре крики девочки стихли. Вим закрыл глаза. Сейчас клыки бандерлогов вонзятся в горло, и все будет кончено… Глупый конец, но что поделаешь — смерть глупа сама по себе.

Однако мгновение тянулось за мгновением, но смерть не спешила. Вим почувствовал, как множество маленьких рук подхватили его и подняли вверх. Бандерлоги торжествующе заулюлюкали. А затем его куда-то поволокли, передавая друг другу.

Вим рискнул открыть глаза. Вокруг кишели карлики, мелькали их морды и когтистые пальцы. Не меньше десятка бандерлогов крепко держали его за руки, за ноги, за одежду. Вим чувствовал себя подобно Гулливеру, связанному лилипутскими веревками. Сколько ни дергайся, а вырваться не получится. Карлики затащили его в шахту и устремились в глубь туннеля. Вим успел заметить, что другие твари несут тело Белки. Он не понял, жива девочка или нет: на ее лице и руках темнела кровь, но, возможно, это кровь бандерлогов. А затем темнота сомкнулась, и больше он ничего не видел. В лицо ударил сырой и затхлый воздух, смешиваясь с резкой звериной вонью. Вим попытался крикнуть, но смог выдавить лишь пару жалких хрипов.

Карлики передвигались очень быстро. Бандерлоги не церемонились со своей ношей. Вима царапали, кусали и толкали. Говорят, в Древнем Китае существовала, вернее, будет существовать, чудовищная казнь, известная как «смерть от тысячи порезов». Осужденному наносят множество маленьких надрезов, и тот умирает от потери крови. Виму же, похоже, грозила не менее ужасная «смерть от тысячи царапин и укусов». Хорошо еще, не били головой о каменные стены. Хотя Вим сомневался, что ему на самом деле повезло. Перспективы маячили такие, что о быстрой смерти можно только мечтать.

Невозможно сказать, как долго это продолжалось. По ощущениям выходило, что не меньше вечности. Они поворачивали, спускались, а затем вновь поднимались. А потом Вим окончательно потерял чувство направления и перестал понимать, как глубоко они ушли под землю.

Неожиданно бандерлоги остановились. Вима швырнули на каменный пол, но он почти не почувствовал удара. В голове клубился туман, мысли растворялись в нем, не успев появиться.

В шахте было темно так, что Вим не мог разглядеть собственного носа. Словно он оказался на дне гигантской чернильницы; сколько ни всматривайся — без толку. Он мог закрыть глаза, и ничего бы не изменилось. В темноте ему мерещились мелькающие тени, чуть более густые и плотные, чем их окружение. Бандерлоги были повсюду. Вим их и не видел, но взвизгивания, хрипы, вой не смолкали.

На Вима упало что-то тяжелое и мягкое. Он заерзал, пытаясь выбраться из-под навалившегося груза, но не получилось. В ребра упиралось что-то острое; похоже на… локоть? Протянув руку, Вим дотронулся до чего-то теплого и липкого. Кожа и, кажется, кровь… На него бросили человеческое тело? Белка?!

Девочка не шевелилась. Вим на ощупь нашел ее шею. Пальцы не слушались — толстые и вялые, как разваренные сосиски. Тем не менее он смог нащупать пульс, и не такой уж и слабый… Жилка на шее Белки дрожала мелко и часто. Жива! Вим облегченно выдохнул. В тот же момент девчонка выгнулась и впилась зубами ему в ладонь.

В другой раз Вим бы завопил благим матом. Зубы у Белки оказались крепкими и острыми. Но сил хватило лишь на сдавленный хрип. Вим дернул рукой, даже не надеясь освободиться. Чего-чего, а кусаться девчонка умела — простая и грубая пища каменного века хорошо тренирует жевательные мышцы. К счастью, Белка сразу разжала челюсти.

— Вим? — послышался голос.

— Ч… черт! — только и смог проговорить он.

Вим прижал ладонь ко рту, чувствуя солоноватый привкус. До крови ведь прокусила! Будто мало ему бандерлогов!

Белка приподнялась на руках и откатилась в сторону.

— Ты жив! — Голос девчонки дрогнул. — Я видела, как они набросились на тебя… Я думала, они разорвали тебя на части.

— Жив еще, — проговорил Вим. — Хотя не знаю, стоит ли радоваться по этому поводу.

Белка громко шмыгнула носом. Вим пододвинулся к ней ближе и обнял за плечи. Белка уткнулась лицом ему в грудь. Ее трясло как в лихорадке.

— Ну же, старушка, все не так плохо… Не бойся. Ты же смелая. Ты же знаешь, главное — не бояться.

Он погладил ее по спине. Не так просто говорить слова утешения, когда сам не слишком-то в них веришь. Однако Вим заставил себя собраться. В таких ситуациях полезно напомнить себе Главное Правило: не паникуй, а остальное приложится. В конце концов, у него есть важное дело; он не может позволить себе погибнуть. Он еще не спас Аску, принцессу каменного века, и не поквитался с Лорхи… Да и Белка еще не нашла свое племя. Это ведь история, а история не может так глупо оборваться.

Вим искренне верил, что в мире существуют неписаные законы, по которым и развиваются события. И один из этих законов гласил — любая история должна быть рассказана до конца.

— Нас съедят? — сказала Белка.

Это был не вопрос. Девчонка заранее знала ответ, но надеялась, что Вим скажет «нет». Самим вопросом просила об этом.

— Не знаю, — ответил Вим. — Но если бы они хотели нас съесть, то почему до сих пор не убили? С мертвецами возни меньше…

Он замолчал. А действительно — почему? Так же и в самом деле проще. Для чего бандерлогам могли понадобиться живые пленники?

— Слушай, — зашептал он, наклонившись к самому уху Белки. — Предмет… Фигурка Медведя — тебе удалось ее сохранить?

— Да.

— Попробуй заглянуть в головы наших мохнатых друзей? Вдруг получится ими управлять?

Девочка в его руках вздрогнула. Вим не видел ее лица, но легко представил ужас, застывший в больших глазах. Белка еще не умела прятать свои чувства.

— Нет! — выдохнула она. — Они… Я не могу!

— Ну же, — сказал Вим. — Не бойся. Нам нечего терять — а так, может, появится шанс на спасение?

— Ты не понимаешь! Я заглядывала в их мысли. Там…

Несмотря на шум, который издавали бандерлоги, Вим отчетливо слышал тяжелое дыхание девочки.

— Хранитель Рода здесь не поможет, — сказала она, чуть помедлив. — Он помогает управлять зверьми и птицами. А они — не звери, хотя и не люди. Я могу видеть их мысли, чувствовать их… только ничего не могу с этим поделать. Но не это главное. В их мыслях есть кто-то еще. Кто-то ими уже управляет!

— Да? — Вим нахмурился. — Интересно, кто же?

— Не знаю, — отозвалась Белка. — Только он очень большой, очень сильный… и очень голодный.

От того, как Белка произнесла последнее слово, Вима бросило в холодный пот. А что, если их не убили только потому, что они предназначались неведомому повелителю бандерлогов? Очень большому и очень голодному? В таком свете дело принимало совсем гадкий оборот.

— Знаешь, мне это не нравится. Надо выбираться отсюда… Бежать можешь?

— Наверное, — неуверенно сказала Белка. — А ты?

— Не думаю, — честно признался Вим. — Но попытаться ведь стоит?

— Но куда бежать? Я… Я ничего не вижу. А вокруг они… Белка снова всхлипнула.

— Ну же, — ободряюще сказал Вим. — Разве это самое страшное, что с нами случалось? Мы прошли водопад, мы победили чудовище… А знаешь, почему у нас все получалось? Потому что мы не сдавались. Почему же мы должны сдаваться сейчас? Мы еще живы, а значит, можем бороться.

Вим прекрасно понимал, насколько глупо и неубедительно звучат его слова. Дешевый героический пафос. Но часто именно такие слова оказываются самыми действенными. Главное, чтобы Белка ему поверила. Ведь, чтобы осуществить невозможное, сначала нужно в него поверить. А затем — сделать первый шаг.

Вим отпустил девочку. Опираясь руками о пол, он приподнялся на четвереньки. Уже неплохо. Он немного прополз вперед, пока не стукнулся головой о стену. Цепляясь за холодный влажный камень, поднялся на ноги… Половина дела сделана. Пусть голова и закружилась, а к горлу подступила тошнота.

— Давай руку…

В тот же момент из темноты выпрыгнул один из карликов. Толкнул головой прямо в живот. Удар не сильный, но Вим не устоял на ногах. Еще двое бандерлогов навалились сверху, колотя по спине крошечными кулачками. Пронзительный визг резанул по ушам, заглушая крик Белки.

— Твари!

Вим схватил одно из существ за запястье. Сильно дернул, одновременно переворачиваясь на бок и подминая карлика под себя. Послышался хруст, и рука бандерлога безвольно обмякла — похоже, Виму удалось сломать ему кость. Вот только карлика это не остановило. Бандерлог вцепился зубами в рукав и повис, точно бульдог. Тут же на Вима навалилась еще дюжина карликов. Он мог только скрипеть зубами.

Вот и вся попытка к бегству.

— Белка! — прохрипел Вим. В ответ девочка лишь всхлипнула.

Темнота вокруг забурлила, приходя в движение. Перед глазами замелькали жуткие тени. Вима снова подняли на руки и потащили дальше, в глубь черных туннелей. Но теперь он знал конечную цель кошмарной гонки: Хозяин бандерлогов.

Прошла еще вечность, полная тычков, ударов и укусов. Больше бандерлоги не останавливались. Наоборот, Виму стало казаться, что они побежали быстрее. Будто близость к цели придавала им силы.

Впереди замаячило тусклое серое пятно. Карлики разразились торжествующими воплями. Они принялись скакать, подбрасывая свою добычу. Вима едва не вывернуло наизнанку. Он чувствовал себя тряпичной куклой; голова моталась из стороны в сторону. Не самое приятное ощущение. Кое-как Вим повернулся, щурясь и пытаясь понять, что же привело бандерлогов в такое возбуждение.

Глаза так свыклись с темнотой, что даже слабое освещение оказалось для них настоящей пыткой. Вим крепко зажмурился, но не помогло — свет пробивался сквозь сомкнутые веки, резал, точно бритва.

Несмотря на боль, Вим усмехнулся. Как банально — свет в конце туннеля. Вот только не похоже, что этот «свет» положит конец его мучением.

Вим заставил себя открыть глаза. Пятно серого света дрожало и расплывалось по краям, но причиной тому были навернувшиеся слезы. Оно пульсировало, с каждым мгновением увеличиваясь в размерах. Того и гляди заполнит весь мир.

Боль в глазах отступала, и наконец Вим стал различать чуть больше мельтешения теней. Но то, что он увидел, отнюдь не воодушевляло. Вокруг замелькали оскаленные морды бандерлогов — выпученные глаза, клыки и когти. Подобную картину мог бы написать Иероним Босх в момент тяжелого похмелья. Карлики с криками устремились на свет, нырнули в него и остановились.

На самом краю пропасти.

Желудок Вима судорожно сжался. Пара шагов — и все могло бы закончиться полетом в бездну.

Карлики столпились на краю узкого скального уступа, крича и размахивая руками. Несколько уродцев начало торопливо спускаться, цепляясь за каменную стену и друг за друга. Похоже, они строили «живой мост» для добычи.

Вим огляделся. Туннель вывел их в огромную пещеру. Не просто очень большую: под каменными сводами мог бы уместиться целый город. Вим не смог оценить ее истинных размеров — дальний край исчезал в дрожащем сумраке. Туннель, из которого они выбрались, был не единственным выходом. Вим заметил еще пару десятков туннелей, расположенных на разной высоте. И вокруг каждого суетились карлики. Но куда больше бандерлогов оказалось внизу — Вим даже приблизительно не мог оценить их количество. Настоящее живое море из копошащихся рыжих тел.

И сейчас это море обернулось к нему. Карлики внизу громко загалдели. Откуда-то донеслись неритмичные, глухие удары бубна. Вим заметил, что пол пещеры усеян костями. Если бы его попросили нарисовать ад, со всеми чертями и демонами, картина вышла бы очень похожей. Не хватало только горящих костров и котлов с грешниками. К счастью, огня карлики не знали.

Вим не понял, что служило источником света. Потолок пещеры был высоким, но не похоже, чтобы в нем имелись трещины и разломы, ведущие на поверхность. Да и слишком глубоко они забрались под землю.

Повсюду виднелись огромные сталактитовые колонны — толщиной они могли бы поспорить с особо древним дубом. Виму доводилось бывать в пещерах и раньше, но таких больших сталактитов он никогда не видел. Они напоминали гигантские оплывшие свечи, с бледно-желтыми, блестящими от влаги подтеками. В центре пещеры раскинулось большое озеро. Черная и блестящая вода походила на нефть; на гладкой поверхности не было и малейшей ряби.

Карлики потащили Вима к краю обрыва. Он подумал, что сейчас его бросят вниз, в визжащую толпу. И хорошо, если он разобьется раньше, чем его тело начнут рвать на части. Но этого не случилось. Крепко удерживая его за руки и за ноги, карлики начали спускать Вима по «живому мосту» с ловкостью и мастерством настоящих воздушных гимнастов. Пару раз Вим срывался, но в последний момент бандерлоги успевали его поймать.

Если когда-то Вим и мечтал почувствовать себя в шкуре акробата, то сейчас от подобного желания не осталось и следа. Казалось, еще немного — и его руки вырвут из суставов. Никакие американские горки не могли сравниться с закружившейся перед глазами безумной каруселью. Вим перестал понимать, где верх, а где низ; вестибулярный аппарат попросту отключился.

Наконец бандерлоги остановились напротив глубокой скальной ниши. Вима швырнули на пол. Он не пытался подняться, смог лишь немного повернуть голову. Мгновение спустя следом за ним бросили и Белку. Девчонка застонала и осталась лежать лицом вниз. Одежда ее была изодрана в клочья, руки до плеч покрывали бесчисленные синяки и кровоточащие царапины. Но Вим заметил, что кулак ее сжат, между пальцами блеснул серебристый металл.

Карлики отступили, а затем принялись быстро заваливать вход в нишу тяжелыми камнями. Вскоре их скрыла темнота; остались только крики и визг, словно доносящиеся из другого мира.

Прямо из сердца ада.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» iconКнига вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто...
Приключения в каменном веке продолжаются! Белку, девочку из племени кайя, и ее спутника, странника Вима, похищают подземные карлики....
Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» iconСнеговик или «Школа женской магии» (рассказ)
...
Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» iconПерспективный план 2 младшей группы мадоу детского сада «Аленушка»...
Чтение стихотворение И. Токмапова «Как на горке – снег, снег» Развитие и общение в доу с. 135
Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» icon«Наблюдение за таяньем снега» Цели
Цели: расширять представления детей о сезонных изменениях– снег, закреплять знания о взаимосвязях, происходящих в не­живой природе...
Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» iconРекомендации по правилам поведения и лавинной безопасности в больших и малых горах
«Снег – это снег, где бы он не падал, а лавины говорят на всемирном языке насилия Если и есть что-то общее во всех встречах человека...
Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» iconАвторы повести: Доктор Сценариев и Лорна Берн
Уже третий день шел снег, сопровождаемый порывистым ветром. Крупные хлопья беспорядочно метались в ночной мгле, превращая окружающий...
Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» iconФрекен смилла и её чувство снега карты город
На улице необычайный мороз – минус 18 градусов по Цельсию, и идет снег, и на том языке, который больше уже не является моим, такой...
Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» iconЮрия Норштейна "Снег на траве"
Мы начинаем публикацию фрагментов книги Юрия Норштейна "Снег на траве", составленной из лекций, прочитанных во время учебных занятий...
Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» iconРейчел Кейн Наступление бури Повелители стихий 4
Джинны и вовсе хотят уничтожить. А тут ещё сестра, как снег на голову, приезжает из Калифорнии Остается только, сцепив зубы, отчаянно...
Книга вторая Подземелья Карликов  Глава 1 Снег и шестеренки Ничто не предвещало бури. Стояла ясная погода; на бледно-голубом небе ни облачка. Снег весело сверкал в лучах северного солнца. На станции «Пангея-14» iconКнига дежурного тяжелые сердца
И мне нравилась эта жизнь – и ветер, и снег, и холодные руки безумия за шиворотом
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница