Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес


НазваниеВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
страница1/27
Дата публикации05.03.2013
Размер5.52 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Сайт Dark Romance: http://darkromance.ru


Венди Хаггинс

Сладкое зло

Сладкое зло — 1



Перевод: http://vk.com/club35997542

Переводчики:

Se_len, NDobshikoVa

fergieann, Glacialisa, nasya29, Jhscmrf, Mary15, lilacsaroma,

Kaccandra, CrimsonOak, Anna_Hathaway, Shanin, natali1875,

Maria1, Dikon85, dianee, echo95, anastasia_v, smart_pupa, Spirit_Of_Fire Alyona22, Zadolbala, AnastasiaOracle,

Главный редактор: Елена Палиева

Оформление: Надюшка Леди

Пост редактура: Инесса
Аннотация
Что, если бы существовали подростки, чьи жизни зависели бы от дурных влияний? Это жизнь сыновей и дочерей падших ангелов в Свит Ивеле. Мягкосердечная Южная девушка Энн Витт, была рождена с шестым чувством, видеть и чувствовать эмоции других людей. Она была предупреждена о внутренней борьбе, необъяснимой тяге к опасности, но она не испытывала всего этого, пока ей не исполнилось шестнадцать лет и она не встретила соблазнительного Кэйдана Роу, она узнает о своем ужасном наследии, и ее сила воли поддастся испытанию. Он один из парней, о которых предупреждают отцы. Если бы только кто-то предупредил бы Энн. Путешествие через всю страну, чтобы встретится, со своим отцом ставит Энн лицом к лицу с реальностью, в которой надежда и любовь-это не спасение для ее собственного блага. Когда она противостоит своей судьбе, будет ли Энн показывать свое сияние или свои рожки?
^ Венди Хаггинс

Сладкое зло
Пролог
Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес

Примерно шестнадцать лет назад.
Пока новорожденный вопил, акушерка завернула ребёнка в одеяло и быстро передала Сестре Рут.

Старая монахиня с трудом наклонилась с маленьким свертком, показывая его матери.

В углу стерильной комнаты стоял и смотрел крупный мужчина с гладкой, бритой головой и бородкой.

Тьма упала на его лицо, когда акушерки пытались реанимировать пациентку.

Пот стекал с акушерки, но она все равно продолжала делать массаж грудной клетки.

Она качала головой и что-то бормотала в панике.

— Где доктор? Он должен быть здесь!

Акушерка не видела легкого мерцающего дыма поднявшегося от тела пациентки, но человек в углу видел и следил за этим.

Его глаза расширились, когда еще один клуб дыма, насыщеннее прежнего, поднялся над безжизненными формами женщины.

Дым принял вид крылатого существа, необыкновенной красоты.

Сестра Руфь ахнула, она подняла ребенка выше, показывая его лицо.

Огромный дух устремился вниз, и укрыл девочку легким и нежным поцелуем.

После дух приблизился к человеку в углу, который еле сдерживая слезы старался не зарыдать.

Слезы скатились из его глаз раньше чем он смог собраться с силами.

Дух задержался возле него еще на несколько мгновений, прежде чем уплыть на волнах легкого ветерка.

— Я сожалею.

— Я... Я не знаю что случилось.

Руки и голос акушерки дрожали, когда она натягивала простынь на хрупкое тело женщины.

Она перекрестилась и закрыла глаза:

— Вы сделали все что смогли, — произнесла Сестра Рут мягко.

— Ее время пришло.

Молчаливый зловещий мужчина, отвернувшись от кровати, перевел тяжелый взгляд на младенца.

Сестра Рут колебалась, прежде чем слегка наклонить ребенка, чтобы мужчина мог его увидеть.

Новорожденный захныкал и ее темные глаза широко распахнулись.

На мгновение черты лица мужчины смягчились.

Но короткий миг единения был прерван громким ударом двери и криком акушерки.

Полиция хлынула внутрь, заполняя маленькое пространство.

Сестра Рут попятилась к стене, прижимая к себе ребенка.

— Господь всемогущий, прошептала она.

Человек в углу был совершенно равнодушен, когда его окружила полиция.

— Джонатан ЛаГрей? — спросил офицер, стоящий впереди.

— Также известный, как Джо Грей?

— Это буду я, — ответил мужчина, скрежещущим хриплым голосом, подняв нахмуренное лицо, искаженное зловещей пренебрежительной улыбкой.

Он не пытался защищаться когда на него надели наручники и зачитали права.

— Вы арестованы за торговлю наркотиками в нашей стране и за ее пределами.

Когда Джонатана Грея выводили из помещения, он обернулся и, посмотрев на девочку, одарил ее натянутой ироничной улыбкой.

— Просто скажи — нет наркотикам, хорошо малышка?

С этим он скрылся из виду, и детский плач раздался с новой силой.
^ Глава 1

Ложь и похоть
Я без конца одергивала джинсовую юбку вниз и пыталась не теребить лямки топа, пока мы стояли в очереди на концерт.

Мои плечи и руки казались слишком обнаженными.

Наряд был подобран старшей сестрой Джея в качестве заблаговременного подарка на мое шестнадцатилетние.

И Джей приобрел для нас билеты на концерты нескольких местных групп, включая выступление коллектива, являвшегося его последним пылким увлечением — "Лэсивиэс" — похотливые.

Одно только название уже говорило не за них, но, ради Джея, я старательно демонстрировала на лице улыбку.

В конце концов, он был моим лучшим другом.

Моим единственным другом.

В школе народ полагал, что между нами что-то происходит, но они были неправы.

Я не любила его в этом смысле, и уж вне всяких сомнений, он тоже никогда не рассматривал меня в подобном ракурсе.

Я знала о его чувствах. Я могла их буквально видеть. И чувствовать, если я позволяла себе подобное.

Сейчас Джей находился в своей стихии, постукивая пальцами по бокам.

Он излучал возбуждение, которое я могла видеть, как ослепительную желто-оранжевую краску вокруг всего его тела.

Я позволила себе впитать его хорошее настроение. Он провел рукой сквозь свои густые, коротко остриженные светлые волосы, а затем затеребил квадратную бородку под нижней губой. Он обладал крепким и невысоким телосложением для парня, но, даже несмотря на это, все равно был гораздо выше меня. Громкая песня с бьющимся ритмом зазвонила из кармана Джея. Он одарил меня глуповатой ухмылкой и начал в такт кивать головой.

О, нет... только не этот сумасшедший дикий танец.

— Пожалуйста, не надо! — взмолилась я.

Джей ворвался в свой будоражащий рингтон-танец: плечи подпрыгивали, а бедра двигались из стороны в сторону.

Люди вокруг нас расступились, удивившись, но затем начали смеяться и поощрять его, выкрикивая одобрительные возгласы. Я прижала пальцы к губам, чтобы спрятать неловкую улыбку.

В тот самый момент, когда рингтон вот-вот собирался замолкнуть, он сделал легкий поклон и, выпрямившись, ответил на звонок.

— Уже? — сказал он.

— Бро, мы все еще стоим в очереди. Где ты?

Аа, это должно быть Грегори.

— Ты принес наши СД? Отлично. Путем. Увидимся внутри.

Он запихнул телефон в свой карман.

Я потерла обнаженные руки.

Это был прекраснейший весенний день в Атланте, но температура воздуха упала сразу же, как только солнце исчезло позади высоких зданий

Мы жили в часе езды к северу в маленьком городке Картерсвиле.

Было странно находиться в городе, особенно ночью.

Уличные огни оживленно загорались над нами, и толпа становилась все громче с наступлением сумерек.

— Не смотри сейчас, — наклонившись, прошептал Джей, — но парень в четверти оборота от нас оценивающе разглядывает тебя.

Я немедленно посмотрела, и Джей исступленно выдохнул. Как забавно... парень действительно смотрел на меня.

Пусть и покрасневшими глазами. Он кивнул в мою сторону, и мне пришлось подавить абсурдно девичий смешок, когда я отвернулась. Отвлечения ради я стала играть прядью своих грязно-пшеничных волос.

— Тебе следует поговорить с ним, — сказал Джей.

— Ни за что.

— Почему?

–— Он под кайфом,— прошептала я.

— Ты этого не знаешь.

Но я знала.

Цвета чьих-либо эмоций смазывались, когда их тела были под воздействием.

Тот парень был расплывчатым в наивысшей степени.

Видя эмоции, в спектре цветов, я располагала возможностью ощущать людские чувства, их ауры.

Я обладала этим даром с самого рождения.

Цветовой спектр был сложен, как и эмоции, с оттенками цветов, обозначающими разные вещи.

В упрощении, позитивные эмоции всегда были цветами, находящимися в диапазоне от ярких до пастельных

Отрицательные эмоции являли собой оттенки черного, за несколькими исключениями.

Зависть была зеленой. Гордость — пурпурной. А похоть была красной.

Этот цвет был одним из популярных. Меня завораживало то, как оттенки перемещались и изменялись — иногда медленно, а иногда со стремительной скоростью.

Я старалась поменьше обращать внимание и не смотреть на людей слишком пристально; подобное, казалось, было бы вторжением в их личное пространство. Никто не знал о том, что я могла делать — даже Джей и моя приемная мать Пэтти. Очередь в клуб продвигалась медленно. Одернув юбку в очередной раз, я посмотрела вниз, чтобы оценить приличие ее длины. Все хорошо, Анна.

По крайней мере, наступили те дни, когда мои ноги обзавелись хоть какими-то мышцами, вместо того, чтобы выглядеть, словно пара зубочисток.

И хотя я выросла на кличках, вроде "Худышка" или "Ходули", я была не слишком поглощена своей фигурой или ее недостатками.

Увеличивающие объем бюстгальтеры, являли собой очень полезное изобретение, и я была вполне удовлетворена двумя небольшими выпуклостями, которые должны были считаться моим полноценным бюстом.

После того, как пять недель назад я прочитала, что тело — это храм нашей души, бег стал моим любимым занятием в свободное время.

Хочешь, чтобы храм был здоровым: будь начеку.

Когда мы продвинулись еще на несколько шагов, Джей потер руки.

— Знаешь, — сказал он, — возможно я мог бы достать нам выпивку, когда мы попадем внутрь.

— Никакой выпивки, — немедленно ответила я, мое сердце ускорило темп.

— Ладно… Я знаю.

Никакой выпивки, никаких наркотиков.

Никакой жизни.

Он захлопал глазами, имитируя меня, после чего подтолкнул локтем в знак того, что он просто шутит; как если бы могло быть что-то другое.

Он знал, что я имела аномальное отвращение к любым алкогольным и наркотическим веществам.

Даже сейчас, одно только упоминание о них вызвало у меня дискомфорт почти на физическом уровне; словно что-то упорно и агрессивно толкало и тянуло внутри меня.

Я сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться.

Мы наконец-таки достигли конца очереди, где молодой вышибала, прицепив на меня браслет несовершеннолетней, окинул меня оценивающим взглядом. Его глаза изучающе задержались на моих достигавших талии волосах, прежде чем он поднял вельветовый ограничитель. Я поспешила под него вместе с Джеем, следовавшим за мной по пятам.

— Честно, Анна, не позволяй мне стоять на пути всех этих парней сегодня, — рассмеялся Джей позади меня, повышая голос, когда мы вошли в уже заполненное помещение; музыка громыхала.

Я знала — мне следовало поднять волосы, прежде, чем идти сюда, но сестра Джея настояла на том, чтобы оставить их распущенными.

Перекинув волосы через плечо и закрутив их пальцем в канат, я разглядывала многочисленную толпу, слегка морщась от всплесков и порывов эмоций.

— Им кажется, что я им нравлюсь, только потому, что они меня не знают, — проговорила я.

Джей покачал головой:

— Терпеть не могу, когда ты говоришь вещи, подобные этому.

— Подобные чему? Тому, что я особенно особенная?

Я пыталась пошутить, используя термин, которым мы, южане, любовно называли людей, которые были "не совсем нормальны", но, раздражение серым цветом прорвалось из груди Джея, удивив меня и затем затухнув.

— Не говори так о себе. Ты просто застенчивая.

Я была странной, и мы оба об этом знали.

Но мне не нравилось его расстраивать, и, вообще, это казалось крайне нелепым, вести серьезный разговор на предельных возможностях наших легких.

Джей достал телефон из кармана и посмотрел на экран, когда он завибрировал у него в руке.

Он усмехнулся и передал его мне.

Пэтти.

— Алло? — Я заткнула пальцем другое ухо, чтобы слышать.

— Я просто проверяю все ли у тебя в порядке, милая. Вау, там реально громко!

— Да, очень! — Мне пришлось кричать. — Все в порядке. Я буду дома к одиннадцати.

Это был мой первый самостоятельный выход на что-то подобное.

Абсолютно первый.

Джей умолял Пэтти разрешить ему, и каким-то чудом получил её согласие.

Но ее это не радовало.

Весь день она нервничала как кошка у ветеринара.

— Оставайся рядом с Джеем, и если какие-нибудь незнакомцы попытаются заговорить с тобой...

— Я знаю, Пэтти. Не волнуйся, хорошо? Никто не пытается заговорить со мной.

Было трудно убедить ее, пока я кричала и меня толкали.

Ди-джей объявил что "Похотливые" будут на сцене через пять минут.

— Мне пора идти, — сказала я ей. — Группа сейчас выйдет. Я буду в безопасности. Обещаю!

— Все в порядке, милая. Может ты позвонишь мне по дороге домой? — Это было не предложение.

— Хорошо.

— Люблю тебя, пока! — Я повесила трубку прежде чем она начнет говорить о приемах самозащиты или других сумасшедших вещах.

Из-за ее длинного списка предостережений этим вечером я еле смогла покинуть нашу квартиру.

Где-то глубоко в душе я боялась, что она могла быть достаточно параноидна, чтобы последовать за нами в клуб.

— Пойдем. — Я схватила Джея за руку и потащила в толпу.

Это был электронный микс — все от панков до готов.

Мы прошли с ним к краю сцены, расталкивая и натыкаясь на людей.

Деревянные ступени были старыми и потертыми как и большинство в клубе.

Клуб был маленький и квадратный, но потолок был высокий.

Группу встретили рёвом приветствий, и я узнала первую песню, которую Джей играл для нас по дороге в школу иногда.

Джей был рядом со мной, делая тоже самое.

Я не могла в это поверить.

Это было весело.

— Чувак, — заорал Джей в моем направлении, когда закончилась первая песня.

— ОНИ. ПРОСТО ПОТРЯСАЮЩИЕ!

Началась вторая песня, и она была медленнее.

Я немного успокоилась и посмотрела на группу.

Вокалист излучал гордость.

Его взъерошенные волосы были уложены жесткой фиксацией на одну сторону.

Он держал микрофон так, словно тот был его любовницей.

Темп ускорился до неистовства барабанных ударов, когда они приступили к припеву, что заставило меня посмотреть в сторону барабанщика, в то время как обезумевшая толпа начала прыгать с новой силой.

Я заметила сразу несколько вещей в нем за одно и тоже время.

Он был сосредоточен на работе руки, сохраняя превосходный ритм.

Вместо просматриваемого водоворота цветов вокруг его торса была небольшая насыщенная вспышка ярко-красного в его груди.

Но в остальном его аура была пустой.

Ха.

Это было странно.

Но прежде чем я смогла поразмыслить об этом побольше, мои глаза остановились на его лице.

Вау.

Он был поразительно сексуален.

Сексуален с большой буквы "С".

Я никогда не понимала до этого момента, почему девчонки так говорили.

Этот парень был достоин заглавной "С".

Я рассматривала барабанщика, полная решимости отыскать недостаток.

Каштановые волосы.

Интересная стрижка: короткая по бокам и сзади, но удлинявшаяся на макушке, переходя в косую челку, свободно падавшую на его лоб.

Его глаза были сужены, а брови — густоваты, и...

Ох, кого я пыталась водить за нос? Я могла разобрать его на мелкие части, но даже изменчивые суженные глаза делали его еще более привлекательным для меня.

В его манере игры присутствовала глубокая интенсивность, словно он вкладывал в музыку всю свою страсть, и больше ничего не имело значения.

Он чувствовал игру, терялся в ней, и был в этом потрясающе убедителен. Легкий блеск пота проступил на его руках и лице, увлажняя и затемняя волосы на висках. Никогда раньше я не испытывала такого мгновенного физического влечения.

Власть его была раздражающей.

Конечно, я замечала симпатичных парней, но обычно отвлекалась на эмоции. Теперь, когда я не видела ауру барабанщика, я была в состоянии наблюдать как напрягаются его бицепсы, когда гибким движением предплечий он бросал барабанные палочки вниз вихрем точных ударов Бит был опьяняющим, зажигая каждое нервное окончание во мне.

Все его тело плавно двигалось, подергиваясь от силы ударов; лицо было сосредоточенным и уверенным.

Я снова посмотрела на горящую красную звезду на его груди.

Это было не похоже ни на что, виденное мною прежде.

Я сомневалась, что он испытывал вожделение в этот момент, учитывая его полную концентрацию на музыке. Это было странно. Песня подошла к концу с финальным ударом тарелок; покрутив барабанные палочки между пальцами, он засунул их под руку.

Джей аплодировал, выкрикивая одобрительные возгласы вместе с взбудораженной толпой.

Я стояла там в абсолютном благоговении.

— Тебе весело? — спросил Джей.

— Да, определенно, — ответила я, все еще наблюдая за ударником, когда тот, откинув с глаз прямые каштановые волосы, взглянул на двух девчонок, иступлено кричавшим ему с противоположного конца сцены.

Он одарил их самой беспечной и обаятельной улыбкой из всех, которые я когда-либо видела.

Мое сердце таяло.

Девушки визжали и прыгали так, что их мега-груди вполне могли вывалиться из глубоких вырезов блузок.

Ярко-красная звезда барабанщика на порядок расширилась, заставив меня почувствовать раздражающую досаду — еще одно новое ощущение.

Я хотела чтобы он перестал на них смотреть.

Ревность? Господи всемогущий!

— Это несправедливо, люди, — протянул Джей, проследив за моим взглядом. — Некоторые получают от этой жизни все.

— Что? — Я наконец-то вышла из транса и посмотрела на Джея.

— Этот парень, ударник... Смотри. Он — первоклассный музыкант, у него тонны поклонниц, его отец упакован бабками, и, как если бы этого было недостаточно, он говорит с афигенным английским акцентом!

Зависть и восхищение в голосе Джея заставили меня улыбнуться.

— Как его зовут? — проорала я, когда началась третья песня.

— Кайден Роу

Ох, еще одно в вдогонку ко всему остальному.

Стильное имя! Ублюдок.

— Как ты произносишь его? — спросила я.

— Кай-ден.

Джей проговорил его для меня.

— Это А-Й, как в слове "тайская кухня" — пояснил он. — Кай, как английское Thai — таиландец, только круче.

Ух, кто эта девушка, которая крутится у меня в голове?

Имя Кайдена звучало знакомо.

Я никогда не видела его прежде, но я слышала о нем.

— Сколько им лет? — спросила я, кивая в сторону группы.

— Последний курс, — прокричал мне в ухо Джей.

Что ж. Впечатляло.

Они были только на год старше нас, а у них уже был большой талант.

По словам Джея, у этих парней было большое будущее.

Они записали несколько дисков, которые он покупал в Лос Анжелесе. И они были на региональных гастролях этим летом.

Джей знал всю информацию, которой должен обладать увлеченный фанат.

Неожиданно позади нас развязалась агрессивная потасовка. Я обернулась и увидела круглое лицо Григория с копной вьющихся волос, в слишком большой гавайской рубашке он толкался в толпе. Он был партнером Джея в музыкальных преступлениях.

Они вместе написали несколько песен и были слишком сильно помешаны на музыке. Проблема была в том, что никто из них не мог петь.

Вообще.

— Как раз вовремя, Г! — в тесном пространстве Джей и Грегори, совершили чисто мужское "пожми руку, ударься грудью" действо, после чего Грегори и я кивнули друг другу в знак приветствия.

Я не ожидала и ощутила к парню острое отторжение, увидев мерцание красного через всю его ауру, когда он посмотрел на мои ноги; но это быстро прошло, как только он вновь обратил внимание на Джея.

— Чувак, ты не в жизнь мне не поверишь! — заявил Грегори, растягивая слова на джорджийский южный манер.

— Я разговаривал с одним из вышибал, он мой старый знакомый и может провести нас за кулисы. Мое сердце стало стучать быстрее, словно танцуя джигу со всем моим нутром.

— Не может быть! — завопил Джей. — Где диски?

Грегори протянул два диска с записанными композициями и текстами.

Это были хорошие песни, но меня передергивало только от одной мысли о том, чтобы отдать их "Лэсивиэс". Группа наверно получала от своих поклонников такие вещи постоянно. Но они оба были окутаны такой счастливо-желтой аурой, что мне ничего не оставалось, кроме как поддержать. Когда звучавшая песня закончилась, я наблюдала, как Кайден заглушил тарелки пальцами, затем положил палочки под руку и движением головы снова убрал влажные пряди волос с глаз. Когда он наклонился чтобы взять бутылку воды, наши глаза встретились. Мое дыхание застряло там же где и было — в легких, и громкие голоса вокруг меня обернулись белым статическим шумом. Похотливая аура барабанщика пульсировала, тогда он наморщил лоб и сосредоточился во взгляде.

Его глаза осмотрели все вокруг меня, прежде чем взглянуть мне в лицо.

Он отвел взгляд и сделал большой глоток воды, после бросил стакан на пол как раз перед началом следующей песни.

Краткий взгляд заставил меня нервничать.

— Мне нужно в дамскую комнату, — сказала я Джею, поворачиваясь чтобы уйти не дожидаясь ответа.

Я заметила что толпа двигалась более легче, когда один уходил от сцены.

Воздух в женском туалете был застоявшимся, с запахом рвоты и пота.

Только одна из трех кабинок была чистой, но это не останавливало девушек использовать и другие.

Я поправила мой блеск на губах, и собралась уже уходить как подслушала разговор двух девушек, которые закрылись в одной из крошечных кабинок.

— Я хочу Кейдана Роу.

— Знаешь что? Тебе следует дать ему свой номер телефона. Впрочем, я хочу Майкла. Он может сделать со мной то, что он делает со своим микрофоном.

Они вышли из кабинки, хихикая и я узнала этих пышногрудых девушек которые стояли возле сцены.

Обе их ауры исчезли. Я поправила свои заколки.

Сестра Джея, Яна, хорошо уложила мои пряди, которые я уже привела в беспорядок. Я просила ее немного меня подкрасить, но она бесилась, когда я ее просила скрыть родинку на моей верхней губе.

Ты что глупая? Не надо ее скрывать! Она очень милая.

Она была маленькой, темной и привлекала внимание. Я ненавидела то, что при разговоре со мной у всех взгляд устремлялся на нее.

Я закрыла сумочку и отошла, чтобы девушки могли вымыть руки. Они помыли руки без мыла, а затем начали прихорашиваться. Взглянув на них, и то, как им было весело вместе, я подумала, как хорошо иметь подругу.

Я уже собиралась уходить, когда что-то в их разговоре остановило меня.

— Бармен сказал, папа Кейдена является шефом ПП в Нью-Йорке.

Мой желудок вздрогнул.

ПП были запрещенными публикациями, популярными во всем мире, порнографические журналы, видео, и я даже боюсь представить что еще.

— Не может быть, — сказала ее подруга.

— Может.

— Эй, нам надо попытаться пробраться за кулисы! — Она была так возбуждена и каким-то образом потеряла равновесие, наступив на мою ногу и схватилась за мое плечо. Я протяну руку чтобы придержать ее.

— О, извини, — произнесла она, отпрянув от меня.

Когда она вроде бы восстановила равновесие, я отпустила ее. Что-то темное дергало мой разум сказать неприличные и гадкие вещи.

— Я слышала что у того парня, Кейдана Роу, ганарея.

И вот оно, выскочило из моего рта. Мое сердце колотилось. Я знала что большинство людей постоянно врут, некоторые даже ежедневно. Но я никогда не была склонна к выдумкам и сплетням.

Я не говорила людям что со мной "все в порядке", если это было не так. Единственное что я знала наверняка, я никогда до этого специально не обманывала никого.

Выражение шока на их лицах отразило шок, который я сама испытывала.

— Фу.

— Ты серьезно? — спросила девушка, которая больше всего о нем говорила.

Я не могла ответить.

— Ага, это мерзко, — сказала другая девушка.

Последовала неуклюжая пауза.

На самом деле я не знала что такое ганарея, за исключением того, что это заболевание передающееся половым путем. Что со мной сегодня было не так? Я вздрогнула когда одна из девушек протянула руку и потрогала мои волосы.

— Эй, о мой Бог. У тебя очень мягкие волосы. Они выглядят как мед.

Ее эмоциональные цвета были настолько запутаны от алкоголя, что я не могла их разобрать, одно я знала точно, она была искренна.

Вина скрутила мой желудок:

— Спасибо, — произнесла я, чувствуя себя ужасно.

Я не могла сдерживать эту ужасную лож, и сказала.

— Эмм, я правда не слышала этого о Кейдане.

Они обе посмотрели на меня в замешательстве, и я проглотив, заставила себя продолжить:

— У него нет гонореи. Я имею в виду, что я этого не знаю.

— Зачем ты это выдумала? — сказала более трезвая девушка, смотря на меня с большим презрением.

Пьяная девушка все еще выглядела смущенной.

Я подумывала сказать что пошутила, но это тоже было бы ложью, разве кто-то так шутит?

— Я не знаю, — прошептала я. — Я просто. Извините.

Я быстро выскочила из туалета.

Это было правильным решением, так как последняя песня Ласкивиос уже заканчивалась, и все девушки спешили в дамскую комнату.

В это время группа начала складывать инструменты.

Я заламывала руки и прикусила губу, глядя на Джея, когда народ толпился возле меня.

Я хотела поехать домой.

— Анна! — Джей помахал мне рукой, и я должна была проталкиваться через толпу к двери, где стоял огромный мужчина, скрестивший руки на груди в стандартной позе вышибалы.

Я только что солгала! Это все о чем я могла сейчас думать. Чувство вины опустило мне в желудок большой камень.

Григорий протянул пластиковую карточку охраннику перед тем как он открыл дверь.

Я схватила руку Джея.

— Подожди Джей, может я могу остаться здесь.

Он повернулся ко мне.

— Ни за что. Пэтти убьет меня, если я тебя брошу. Все будет хорошо. Пойдем.

Он толкнул меня через дверь. Мы прошли через помощников группы, которые поспешно складывали аппаратуру.

Музыка и хриплый голос слышались в конце коридора.

— Мы что правда это делаем? — спросила я.

Мой голос становился все пронзительнее и дрожал, мне хотелось закричать.

— Успокойся, Энн. Все хорошо. Будь невозмутимой, — сказал Джей.

Стена сигаретного дыма и алкогольного угара ударила в нос, когда мы вошли в теплую комнату.

Я положила руки на бедра и старалась быть не заметной проверив нет ли пятен пота на моей майке. Увидев небольшие мокрые пятна на рукаве я еще больше занервничала.

«Будь невозмутимой», сказал Джей.

Что такого может произойти.

Потребовалось несколько секунд чтобы осмотреть комнату и найти его, он стоял в углу с тремя длинноногими красавицами, которые были явно в курсе последних трендов моды.

Лента красной ауры порхала вокруг и меж ними. Одна из девиц достала сигарету из упаковки. С ловкостью фокусника Кейдан схватил спичечный коробок и открыл его одним пальцем.

Как он это сделал?

Джей потянул меня за руку, но я отступила.

— Нет, вы ребят идите. Я подожду здесь.

Мне хотелось остаться рядом с дверью. Мой желудок был не в порядке.

— Ты уверена?

— Да, я в порядке. Я буду здесь. Удачи, или сломай ногу или что-нибудь еще.

Когда Джей и Грегори повернулись и скрылись в толпе, мои предательские глаза вернулись в угол и там обнаружили другую пару глаз мрачно смотрящих в ответ.

Я опустила взгляд на полные три секунды, а затем снова нерешительно подняла глаза. Барабанщик все еще пристально смотрел на меня, не осознавая что три девушки пытаются вернуть его внимание.

Он поднял палец одной из девушек и сказал что-то похожее на "Извини"

— Боже мой. — Неужели он? О, нет. Да, он шел сюда.

Нервы накалились в повышенной боевой готовности. Я оглянулась, но никого больше не оказалось рядом. Когда я оглянулась, он был здесь, стоя прямо передо мной.

Боже милостивый, он был сексуален — слово, которого не существовало в моем словаре до настоящего момента.

Этот парень был сексуальным, как будто это была его работа или что-то в этом роде. Он посмотрел мне в глаза что застало меня врасплох, потому что еще никто не смотрел на меня так раньше. Возможно Петти и Джей, но все равно они никогда не смотрели таким взглядом как он. Он не отводил взгляда, и я обнаружила что не могу отвести взгляд от этих голубых глаз.

— Кто ты? — спросил он прямолинейным, почти конфронтационным тоном.

Я моргнула. Это было самое странное приветствие, которое я когда-либо получала.

— Я. Энн? Верно.

— Энн. Как мило.

Я попыталась сосредоточиться на его словах, а не на шикарном с акцентом голосе, который заставлял все звучать чудесно.

Он наклонился ближе:

— Но кто ты?

Что это может значить? Мне что нужно было иметь какой-то титул что бы войти в его окружение?

— Я только что пришла с моим другом Джеем? — Ох как я ненавидела когда нервничала и начинала отвечать вопросом на вопрос.

Я указала в толпе на двух общающихся парней, но он не сводил с меня глаз.

Я принялась болтать:

— Они просто написали несколько песен. Джей и Грегори. Они хотели чтобы вы послушали. Ваша группа, я имею в виду. Они правда хороши?

Его глаза бродившие по моему телу, остановились чтобы оценить мою печально скудную грудь.

Я скрестила руки.

Когда его взгляд остановился на родинке около моих губ, я почувствовала аромат лайма и апельсина смешанного с запахом леса. Это был приятный мужской запах.

— У-гу.

Он наклонился ближе к моему лицу, рыча глубоким голосом, но глядя прямо мне в глаза:

— Очень мило. И где твой ангел?

— Мой кто? — Это что был какой то британский сленг для обозначения бой-френда? Я не знала как ответить, без продолжения звучать жалко.

Он вскинул свои темные брови, ожидая.

— Если ты имеешь в виду Джея, он разговаривает с каким-то мужчиной в костюме. Но он не мой бойфренд, или ангел или кто-то там еще.

Мое лицо покраснело от жары и я еще крепче сжала руки на груди.

Я никогда не встречала никого с подобным акцентом, и мне было стыдно за то, какой эффект он возымел надо мной. Он был очевидно грубым, и ,однако, я хотела чтобы он продолжал говорить со мной. Это не имело никакого смысла.

Его поза смягчилась и он отступил назад, выглядя смущенным, хотя я все еще не могла прочесть его эмоции.

Почему он не показывает никаких цветов? Он не казался пьяным или под кайфом. И эта красная штуковина. Что это было? Было трудно не смотреть на нее.

Он наконец-то посмотрел на Джея, увлеченного разговором с менеджером.

— Не твой бойфренд, а? — Теперь он мне улыбался.

Я отвела взгляд, отказываясь отвечать.

— А ты уверена что он не влюблен в тебя? — спросил Кейдан.

Я снова посмотрела на него. Его ухмылка сейчас была озорной улыбкой.

— Да, — заверила я его. — Уверена.

— Откуда ты знаешь?

Я не могла объяснить ему что единственный раз когда аура Джея показала умеренное влечение ко мне, так это то когда я снимала рубашку и моя майка слишком сильно задралась.

И то это длилось всего несколько секунд пока не переросло в смущение.

— Я просто знаю, хорошо?

Он поднял руки в знак того что сдается и издал смешок.

— Мне очень жаль, Энн. Я позабыл о своих манерах. Я подумал что ты была кое-кем другим. — Он протянул руку: — Я Кейдан Роу.

Освободив одну руку, я протянула ее ему. Каждый сантиметр моей кожи покрылся мурашками, и лицо вспыхнуло от жара. Я была рада тусклому освещению. Я не один из тех людей у которых розовели щеки, наоборот я краснела по всему лицу и даже на шее появлялись красные пятна. Не мило. Прилив крови всегда вызывал у меня головокружение. Я бы оттянула руку, но он продолжал держать, в его больших ладонях и длинных пальцах я чувствовала себя хорошо. Усмехнувшись он отпустил мою руку. Он заметил, как я скрестила руки на груди, и затем он поднял подбородок и принюхался.

— Ах, пахнет хорошо. Нет ничего лучше американских хот-догов. Думаю я съем один позже. Хорошо.

Непроизвольно я вдохнула.

— Я ничего не чувствую, — сказала я.

— Правда? Наклонись немного к двери. Вдохни немного глубже.

Я сделала как он сказал.

— Ничего.

Решившись, я сделала кое-что что было редкостью для меня: я протянула свое чувство обоняния дальше.

Не было запаха хот-догов во всем клубе. Только запах алкоголя и горячей хлорной воды для промыва пола. Я принюхалась дальше. Нечего не было в ресторане по соседству. Дальше. Мой нос горел и начиналось легкое головокружение. Дальше. И вот оно. Я почувствовала небольшой киоск с хот-догами почти за милю отсюда. Мои чувства обоняния быстро вернулись назад и я заметила как он на меня смотри.

Во что он играет? Он не мог почувствовать это. Что если он притворяется?

Я покачала головой и попыталась сохранить лицо нейтральным.

— Хмм. — Он улыбнулся. — Тогда, я полагаю я ошибся.

Черт возьми, его глаза были прекрасными, цвет медового месяца в тропических водах, окальцованых темным сапфиром и окружены густыми ресницами.

Что. Медовый месяц в тропических водах? Возьми себя в руки!

Девушка с сильным ароматом духов, подошла и стала между нами, почти прижавшись спиной к моему лицу.

Мне пришлось отступить назад.

— Нам становиться одиноко здесь.

Ее руки скользнули по его груди и легли на плечи.

Красная аура зажглась вокруг нее, когда она прикоснулась к нему, и он прижал ее к себе обнимая за худые бедра.

Я отвернулась, не слушая его прошептанный ответ, который казалось удовлетворил ее.

Она одарила меня ледяным взглядом прежде чем уйти обратно в угол.

— Может увидимся, Энн. Я дам твоему бой-френду Джею послушать песни. И с этим он ушел.

— Он не мой.

Я фыркнула на его удаляющуюся спину. Когда я ранее искала недостаток в Кейдане, я искала в неправильном месте. Он был не в его лице; он был в его характере. Уверенность хорошо, но чрезмерная уверенность плохо. Я огляделась, чувствуя себя глупо и одиноко. К счастью я не долго была одна, скоро вернулся Джей весь светящийся от счастья.

Я позволила его эмоциям пропитать меня.

— О чем ты говорила с Кейданом Роу? — спросил Джей.

— Блин, вы выглядели так, будто вы собираетесь разорвать друг на друге одежду! — Я схватила и сжала его руку, но он даже не дрогнул.

— Не правда.

Я на долю секунды взглянула еще раз на Кейдана и хоть тот был очень далеко что бы слышать нас, он подмигнул мне и это вызвало новую волну мурашек на моей коже.

— Итак? — произнес Джей. — Ты расскажешь мне или нет? О чем вы говорили?

Я не знала, как объяснить свои смешанные чувства Джею? Еще раз взглянув на Кейдана я уловила его взгляд на нас перед тем как он отвернулся.

— Ничего, правда, — увильнула я. — Это было странно. Я расскажу тебе об этом позже. Мне нужно позвонить Пэтти и сказать что мы уже в пути, затем я хочу услышать о тебе. Кто был этот человек? О чем вы говорили?

Отвлеченная тема быстро сняла меня с крючка.

Джей вел машину.

После того как я позвонила Патти он рассказывал всю дорогу про его общение с менеджером Блудных. Каждое слово менеджера вселяло надежды и оказалось что он чрезвычайно впечатлен талантом Джея и Григория и до конца года они станут рок звездами.

Обычно было весело мечтать с Джеем о его карьере, но сегодня мои мысли были где-то в другом месте.

Используя свои усиленные чувства, я услышала запах хот-догов, и это у меня вызывало панику.

В миле от моего дома, я смотрела на заброшенные дома, которые мы проезжали на одном из них задержался мой взгляд. Я смотрела на заколоченные черные окна и представляла как их пожирают языки пламени. Если я постараюсь то могу вспомнить запах и пепла и дыма. Я проснулась в два ночи за неделю до моего девятого дня рождения с мощным запахом дыма, обжигающего мой нос.

Наш дом был в огне. Как меня учили, я поползла по полу в темноте в комнату Петти, задыхаясь от дыма.

— Проснись, — воскликнула я. — Здесь дым!

Пэтти в панике спрыгнула с кровати, вбежав в холл. А затем она просто стояла там, когда я кашляла и задыхалась. Она бегала по всем комнатам и даже вышла на улицу чтобы глянуть на ближайшие дома.

— В квартире нет огня, милая. Может это был плохой сон. Забирайся ко мне в кровать сегодня и я позабочусь о тебе.

Это был плохой сон, но не такой который она имела в виду. У семьи в миле от нас горел дом, я почувствовала запах дыма, как будто он был рядом, это был настоящий кошмар. Это была очень тяжелая и болезненная ночь для меня, после этого мои чувства начали усиливаться.

— Мечтаешь о Кейдане Роу, да?

Я подняла глаза. Мы припарковались напротив моего дома.

— Нет, — пробормотала я. — Я не думала о нем.

Джей рассмеялся и поднял свою большую руку. Я вздохнула и представила как бы он отреагировал узнав что мои глаза и нос словно бинокль. Ему нравилась моя необычность, но он не знал насколько она большая.

— Спасибо что отвез меня сегодня, — произнесла я. — Мне было весело.

— Реально? Я знал что тебе понравится! Так, я подброшу тебя до школы в понедельник?

— Ага, увидимся.

Я вышла из машины и пошла по леснице, чуство обиды на Кейдана было большим, он заставил меня вспомнить о том, что было давно забыто и заколочено деревянными досками.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconП риехал в Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми,...
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconВильям Вишер Терминатор день первый
Лос-анджелес, калифорния, обсерватория гриффит-парк, 9 марта 1984 года, пятница, 3: 48 утра 
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес icon4 сентября 2000 год, 19: 18. Мист-центр, Лос-Анджелес
Прежде всего, запомните: не развив нужную магию, пройти игру практически невозможно. Ознакомьтесь со списком вашей магии "паразит...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- лас-Вегас ( 2 ночи)- круиз по Калифорнийскому побережью до Мексики через Сан-Франциско( 7 ночей)- нью- йорк...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconСоня приехала в Лос-Анджелес сравнительно недавно. Она закончила...
И вот после нескольких кастингов и проб, нескольких километров в очереди на эпизодическую роль, режиссер в кресле сказал
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- сан-Диего ( 2 ночи)- круиз до Ванкувера (Канада) через Сан-Франциско- ванкувер( 1 ночь)- ниагарский водопад(...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconБиография Эшли Грин родилась в городе Джэксонвилл
Грин выросла в Миддлбурге и Джэксонвилле. В возрасте семнадцати лет она переехала в Лос-Анджелес, штат Калифорния для того, чтобы...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПодкидыш
Венди придется оказаться в пугающем и прекрасном мире народа трилле, надежно скрытом от людских глаз. Венди там своя, и ей уготована...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconАзуза Стрит История и сущность истинного пробуждения Франк Бартлеман
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconTrue Nutrition компания по производству спортивного питания высокого...
Продукцией компании True Nutrition пользуются в США большинство спортсменов, сборная США по гребле на каноэ и байдарках, такие знаменитые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница