Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес


НазваниеВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
страница11/27
Дата публикации05.03.2013
Размер5.52 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   27
Глава 13

^ Скрывая эмоции
На пробежке, тишина между нами была комфортной. Немного времени ушло на то, чтобы приспособиться к шагу друг друга.

Мы миновали ближайший торговый центр и направились к холмам. За исключением случайных машин, мы были одни.

Добежав до скопления горных пород и больших валунов, мы вскарабкались на них настолько высоко, насколько представлялось возможным. На вершине Кайден лег на спину, заложив руки за голову.

Я села рядом с ним, скрестив ноги, и уставилась на ясное небо, перебирая пальцами свои шнурки.

Кайден был таким тихим и неподвижным, что мне показалось, будто он уснул. Я посмотрела вниз и обнаружила, что он разглядывает звезды. Одна из его рук лежала в области талии, а другая — вытянувшись вдоль его тела, рядом со мной.

Это была сильная рука с длинными пальцами, мужскими костяшками и короткими ногтями.

Под воздействием инстинктивного порыва, я вложила свою руку в его.

На протяжении одной ужасной секунды я ожидала, что он отстранится от меня, но он не сделал этого. Он продожал вглядываться в небо, хотя его дыхание, казалось, замедлилось.

Я переплела свои пальцы с его, испытывая совершенно новые ощущения, не сравнимые с теми, которые я ощущала, держась за руки с Пэтти, или когда Скотт вел меня за руку во время вечеринки.

Это казалось чем-то очень личным и таким приятным. Не слишком правильные ощущения для "здорового" стараха.

Что-то проскользнуло пониже нас среди пыли, скорее всего — ящерица. Мне нравились ящерицы. А, может, это была змея или скорпион. Подобная вероятность заставила меня содрогнуться.

— Замерзла? — спросил он.

— Нет, просто думаю о ядовитых рептилиях.

Он усмехнулся.

Я надеялась, что у него был нож, прямо в сумке.

Интересно, как бы наши тела отреагировали на яд.

— Ты, правда, собираешься научить меня скрывать эмоции? — спросила я.

Он поднял голову и посмотрел на меня.

— Ладно.

Как только он сел, я разъединила наши пальцы и приготовилась внимательно слушать.

— Ты упоминала, что можешь блокировать эмоции, исходящие от других, — произнес Кайден... — Как ты это делаешь?

— Я стараюсь игнорировать эти эмоции, заставляю себя не думать о них.

— Это — тот же самый принцип. Представь каждую эмоцию в своей голове, как нечто физическое — в виде любого объекта по своему выбору — а потом вообрази, как ты выталкиваешь все это прочь или, например, накрываешь наглухо одеялом. Все, что угодно. Лишь бы работало. Можно, как ты говорила, включить полнейшее игнорирование. Делать вид, что ничего не происходит. Будь боссом своего разума. Давай сначала сосредоточимся на положительных эмоциях. Думай про Пэтти... Хорошо, я могу видеть твою любовь к ней. Начни с этого.

Я представила свою любовь к ней, как физическую вещь, — в виде пушистой подушки.

Сжав подушку в компактный светло-розовый комок, я пнула ее своей воображаемой ногой так сильно, как только могла.

Кайден пробежался глазами вдоль меня. Судя по выражению на его лице, он был впечатлен.

— Оно исчезло? — спросила я.

Он кивнул, что вызвало у меня глубокое потрясение.

Может, я смогу делать это! Это отличалось от блокирования чужих эмоций, потому что мне нужно было больше сосредотачиваться.

Отстраняться от чего-то внешнего было гораздо легче, чем блокировать то, что происходило внутри сознания.

— Это было быстро. У тебя хорошо получается. Сейчас перейдем к чему-нибудь менее приятному. Такому, что вызывает у тебя злость или печаль.

Я подумала о своем отце и словах, которые он сказал мне в день моего рождения. Я поняла сейчас, что это, видимо, был полный сарказм.

Он не мог на самом деле ожидать, что я откажусь от наркотиков, если предполагалось, что они должны быть моей работой, не так ли? Почему он не пытался заставить меня работать все эти годы?

— О чем бы ты ни думала, это тебя не злит. Попробуй это. Подумай о том мерзавце, который сначала подсыпал тебе наркотики, а потом попытался тобой воспользоваться. Подумай о тех девушках, с которыми его план сработал.

— Ты думаешь, что он проделывает подобное с другими?

— Люди, которые получают удовольствие, таким образом, обычно, склонны повторяться.

Мой желудок сжался.

Что, если бы Кайдена не было в тот вечер? Как бы далеко Скотт позволил себе зайти? До самого конца? Я подумала о жертвах насилия и о том, что они часто чувствовали в случившемся свою вину.

Я знала, что точно винила бы себя.

— Боже, — прошептал Кайден. — Сейчас.

Злость накрыла меня волной, и я трансформировала ее в крутящийся бейсбольный мяч. Развернувшись, я с силой отбила гнетущее чувство прочь. Это был результативный удар.

Ощущение было самым приятным. Гнев по отношению к Скотту все еще жил где-то внутри меня. Я не заставила свои эмоции исчезнуть. Они были просто скрыты от той части моего мозга, которая могла выставить их напоказ.

Мы потратили час, практикуясь с различными эмоциями, которые Кайден мне по очередности подкидывал: счастье, грусть, страх, нервозность.

— Это через чур легко для тебя, да? — произнес Кайден, наклоняясь немного ближе. — Я очень впечатлен.

Он дотронулся тыльной стороной ладони до моей щеки, и мое сердце бешено заколотилось.

Игнорируй это. Отрицай все. Вот черт, это труднее, чем остальные чувства.

— Знаешь, Анна, я не стану думать о тебе хуже, если ты вдруг передумаешь по поводу тех вещей, которые ожидает от тебя мой отец.

Я замерла, когда его рука, обхватив мою ногу, двинулась вверх по гладкой коже, до тех пор пока его пальцы не нашли впадинку под моей коленкой.

Когда он говорил, его глаза не отрывались от меня, и мое дыхание стало частым и неглубоким.

— Здесь только ты и я сейчас, Анна. Я чувствовал, как ты ожила, когда мы целовались, и я знаю, что ты боишься этого. Боишься дать волю своей другой стороне. Но тебе не нужно волноваться.

Я могу с этим справиться.

Дрожь охватила все мое тело.

На какой-то момент мои мысли были слишком лихорадочны, чтобы можно было сосредоточиться на какой-то одной эмоции.

Его горячая рука двинулась выше по моей ноге, и я схватила его запястье.

Заставив себя дышать ровно, я накрыла воображаемыми руками невыносимое желание, которое испытывала по отношению к нему.

Он наклонился ближе. Я почувствовала его дыхание на своем лице, и я знала, что он чувствовал мое.

Взгляд, которым окинул меня Кайден, был больше похож на ожидающий, чем соблазняющий. Он продолжал посматривать на мою грудь.

Его рука спокойно поглаживала чувствительную кожу моей ноги.

Я замотала головой и, ухватив надвигавшиеся на меня желание и нужду, сжала их в красно-черный футбольный мяч и со всей силы пнула в сторону ворот.

Гол!

— Нет, — сказала я Кайдену.

Он убрал руки и отпрянул назад.

— Извини, мне пришлось вести грязную игру. Некоторые люди лучше работают под давлением. Теперь, если ты не против, мне нужно немного пройтись, чтобы избавиться от последствий.

Он спрыгнул вниз с валуна, приземлившись на ноги, после чего я наблюдала, как он бродит вокруг гигантских глыб, пиная камни и разминаясь.

Пять минут спустя он вернулся ко мне. Его голос был тихим.

— Пошли, — сказал он, протягивая мне руку.

И когда я позволяла ему помогать мне спускаться, я знала со сто процентной уверенностью, что, хотя он и разыграл передо мной всего лишь шоу, чтобы испытать мои новые способности, но… если бы я сказала "да", он не стал бы думать дважды и поймал бы меня на слове

Я молчала на протяжении всего пути в отель.

После нашей пробежки и занятий я сидела скрестив ноги на кровати, щелкая по местным каналам, пока Кайден принимал душ.

Когда он вышел, его волосы потемнели от воды, футболка — отсутствовала, а мешковатые шорты висели низко на бедрах, открывая для взгляда верх брифов.

Хорошая возможность попрактиковаться в сокрытии эмоций. Я оттолкнула их прочь и заставила свои широко распахнутые глаза уставиться в направлении телевизора.

Наклонившись, он достал из сумки рубашку.

Как только Кайден оделся, его рука прошлась по влажным волосам, и он прочистил горло:

— Ладно, тогда... Я просто, м-м, выйду ненадолго.

Он снова уходит? Я спрятала свои эмоции, но, скорее всего, боль была черным по белому написана на моем лице, потому что он отвел взгляд и покачал головой.

Я выключила телевизор и взглянула на него:

— Не уходи.

Если бы я могла схватить слова в воздухе и засунуть их обратно в свой рот.

— Я должен работать, Анна. Или тут или там.

Он посмотрел на меня с вызовом, и я была снова загипнотизирована его интенсивным неспокойным взглядом.

— Ты не умрешь, если пропустишь одну ночь.

— Думаешь? — теперь он повысил голос и сжал руки в кулаки. — Сказала маленькая кукла, которая никогда в своей жизни не работала и дня? — Мне следовало просто закрыть рот, но, конечно же, я не смогла.

— Что-то я не заметила, чтобы демоны следили за каждым твоим шагом, — скривилась я.

Он закрыл глаза и ткнул в мою сторону указательным пальцем.

— Не испытывай меня, Анна. Ты не знаешь, о чем говоришь.

В его голосе слышались закипающие нотки, и он явно пытался совладать с потоком эмоций.

В порыве безрассудства я продолжила говорить, повышая голос:

— Ты вполне можешь обойтись одну ночь без секса! Не мог бы ты просто... — Оглушающий грохот заставил меня закричать и прыгнуть обратно на кровать.

Одним размахом разъяренной руки, Кайден запустил стеклянную лампу с прикроватного столика в противоположную стену.

Он указал на меня. Его глаза горели.

— Ты. Не. Понимаешь!

Я задержала дыхание и не шевелилась.

Я никогда и никого не видела столь разъяренным, особенно на меня.

— На этот раз не дожидайся меня.

Его голос был хриплым, и он прошел мимо меня прочь из комнаты, громко хлопнув дверью.

Я просидела еще несколько минут, пораженная тем, насколько сильно мои слова могли действовать на его нервы.

Разбитая лампа, валявшаяся на полу, вряд ли подлежала восстановлению. Присев, я дрожащими руками собрала все маленькие кусочки и выбросила их в мусорную корзину.

Темперамент только что стоил Кайдену вдребезги разбитой лампы.

Я ожидала, что вот-вот постучатся в дверь по поводу причиненного беспокойства, но никто так и не пришел.

Как только все было убрано, я рассеяно села на кровать, обдумывая некоторое время случившееся, после чего решила лечь спать. Одеяло показалось мне очень мягким, когда я укрыла свое уставшее тело. Когда я сделала глубокий вдох и выдохнула, на меня вдруг навалилась усталость.

Я не хотела думать о работе Кайдена.

Я произнесла молчаливую молитву, уставясь в потолок.

На следующее утро Кайдену пришлось меня будить.

Никто из нас не разговаривал, пока мы собирались. Подхватив сумки, мы молча покинули номер и спустились вниз, чтобы воспользоваться легким завтраком, который предлагал нам отель.

Странно было наблюдать, как Кайден Роу делает нечто настолько обычное, как поджаривание рогалика в тостере.

Все казалось более значимым вокруг него.

Он поймал мой взгляд.

Я поднесла тарелку к столу, желая, чтобы он не был таким проницательным все время.

Две девушки нашего возраста шептались и подталкивали друг друга в направлении Кайдена, стоявшего в это время у стола с хлебом.

Они были одеты в топики на бретельках и суперкороткие шорты поверх купальников.

Положив в тарелку кусочек датского сыра, я совсем немного расширила свой диапазон слышимости.

Уголком глаза я заметила, как одна из девушек взглянула на меня и бедром подтолкнула другую девушку так, чтобы та налетела на Кайдена.

— Упс, извини, — произнесла она.

Нахалка хихикнула.

— Не проблема.

Его голос звучал обольстительно, но он не пустил в ход свой сексуально-постельный взгляд.

Он сосредоточился на сырном соусе.

— Это твоя девушка там?

Охох, подумала я.

Я чувствовала, как они смотрят на меня, поэтому стала внимательно изучать кусочек белой дыни на своей вилке.

— Ах, вообще-то — просто друг.

Хффф.

— Вы остаетесь в отеле на сегодняшний вечер? — спросила она.

Невероятная напористость.

— Нет, мы скоро уезжаем.

— Моя кузина говорит, что ты сексуален...

— О мой Бог, заткнись! Так ты...

Да уж, пора вернуться обратно к нормальной слышимости. Спасибо!

После нескольких минут, Кайден сел напротив меня. Он пристально посмотрел на мою грудь и неодобрительно вскинул брови.

Проклятье! Я позабыла о моих цветах. Было тяжело постоянно сдерживать эмоции.

— С тобой не соскучишься, — пробормотала я, совладав над собою. — Не секунды покоя.

Урчание желудка заставило прозвучать мои слова жалко. Его рот пришел в движение, когда он отщипнул большой кусок подгоревшего рогалика.

— Ты очаровательна, когда ревнуешь.

Он отправил кусок себе в рот.

Мои глаза распахнулись, а затем сузились.

— Кроме того, — произнес он, — это просто пара дурочек.

Успокоившись, я взглянула на девчонок, которые теперь уже сидели в кругу большой разношерстной по возрасту семьи.

Они вели себя так дерзко по отношению к абсолютному незнакомцу, чтобы просто развлечься.

— Анна…

Кайден колебался, и я взглянула на него.

— Эээ, я не очень хорош во всех этих извинениях.

Он гонял вилкой куски поджаренного рогалика по тарелке.

— Ох, — произнесла я. — Ладно. Все в порядке. Просто случайность.

— Нет. — Он покачал головой, пытаясь подобрать слова. — Люди по случайности не выходят из себя и не разбивают вещи. Решения действовать подобным образом вполне сознательны.

— Хорошо. Я переживу. Давай просто забудем об этом.

Он моргнул, явно удивленный так легко получить прощение. Я одарила его слабой улыбкой и глотнула сок. Откинувшись на стул, он принялся за мной наблюдать.

— Ну, как тебе апельсиновый сок, Анна? У него есть привкус лайма?

Стакан застыл у моих губ, пока я переваривала его слова, пытаясь понять, на что он намекает; и еще секунда ушла на то, чтобы убедиться, что мое смущение остлось скрытым для его глаз.

Я позволила напитку на секунду задержаться на моем языке, прежде чем проглотить и ответить.

— Вообще-то, он немного кислый, — ответила я, и он рассмеялся.

— Просто безобразие.

Он подобрал со своей тарелки зеленую грушу и вгрызся в нее, слизывая сок, стекавший по его большому пальцу.

Опуская стакан, я почувствовала, как щеки мои заалели.

— Ну, теперь ты становишься невыносимым, — наморщила нос я.

Он ухмыльнулся с ленивым удовлетворением.

— Я понятия не имею, о чем ты говоришь. Я просто наслаждаюсь своим завтраком.

Он откусил еще кусочек, а я покачала головой. Парень, конечно, имел надо мной огромное влияние, но я начинала постепенно привыкать к этому "неудобству", и теперь меньше оскорблялась его безнадежным поведением.

Мы закончили завтрак, и Кайден загрузил карту на свой телефон:

— Сегодня мы будем в дороге около десяти часов. Федеральное исправительное учреждение находиться в пригороде Лос Анжелеса.

— А... Пэтти сказала, что часы посещения на завтрашний день выпадают с десяти до часа.

Приступ тошноты заставил меня наклониться вперед и упереться лбом в стол.

— Не волнуйся, малыш.

Его слова успокоили меня, и я подняла голову.

— Как ты думаешь, может, я немного поеду за рулем сегодня? — спросила я. — Это могло бы меня отвлечь.

Он вытащил ключи из кармана и положил передо мной.

— Ты можешь ехать первую половину.

Мы проехали множество Национальных Американских резерваций в Нью Мехико. Большинство из них были освещены неоновыми огнями казино.

Когда я направилась к отлогой долине, показалась небольшая круглая по форме резервация. Самым большим намеком на туристов здесь был ярко раскрашенный вигвам перед маленьким магазином.

— Не возражаешь, если мы остановимся? — спросила я.

Кайден оторвался от игры, в которую играл на телефоне:

— Нисколько.

Я въехала на пыльную парковку.

Солнце сверкало и палило, когда я выбралась из машины, из-за чего мне пришлось приложить руку козырьком над глазами, чтобы хоть что-то видеть. От сухого жара у меня появилось чувство, будто моя кожа сморщилась и высохла, как запекшаяся потрескавшаяся земля, по которой мы шли.

Снаружи магазинчик представлял собой подлинный образец глинобитного сооружения, розовато-коричневый, с закругленными углами и краями.

Женщина с бледно-желтой аурой сидела у входа, работая на традиционном ткацком станке.

Внутри оказалось большое помещение, пропитавшееся запахом земли и кедра. Все стены были увешены одеялами ручной работы, переплетенными замысловатыми узорами и орнаментом. На столах красовались яркие украшения.

В углу ютился старинный кулер, которому на сегодняшний день, наверное, "накапало" не меньше пятидесяти лет.

Пара сидела за столиком в стороне.

Пожилые женщина и мужчина обладали похожей кожей цвета земли, и у обоих были длинные черные волосы, убранные с лица назад. Они поприветствовали нас дружелюбными кивками и улыбками.

Я прошла к столику и какое-то время наблюдала за их работой. Женщина нанизывала бисер для будущего браслета, создавая мудренный узор.

Мужчина резал по бруску дерева.

Я могла различить намек на лошадиные ноги.

Удивительно. В столь опытных руках их исскуство казалось таким простым.

Я прогулялась по магазину. Со стен на нас смотрели сотни деревянных животных всех размеров. Волки и кайоты казались наиболее распространенными.

Кайден изучал орла с распростертыми крыльями:

— Невероятная детализация, — произнес он.

Его похвала порадовала меня — восхищение кем-либо не входило в его обычные нормы поведения.

Пробежавшись пальцами по узорчатому одеялу, я обошла комнату и обнаружила стол, устланный украшениями из бирюзы и янтаря.

Я подошла и дотронулась до нескольких гладких камней. Хрупкое, изящное ожерелье, сделанное из серебра с бирюзовым природным амулетом в форме деформированного сердца, привлекло мое внимание.

Это была самая прелестная вещица, которую я когда-либо видела. Я взглянула на цену и замежговалась. Оно стоило всех тех денег, которые у меня были.

Я была уверена, что ожерелье СТОИЛО того, и все же...

Я положила его обратно.

— Тебе понравилось что-то увиденное? — спросил Кайден.

Я не слышала, как он подошел.

— Да... Здесь все красиво, правда?

— Могу я… что-нибудь приобрести для тебя?

Его предложение заставило мои щеки залиться краской. Я удержала взгляд на столе.

— Ох. Нет. Мне ничего не нужно, но спасибо.

Он стоял так близко ко мне, что мое плечо касалось его груди, и я боялась, что он мог услышать мое скачущее сердце.

— Полагаю, нам нужно вернуться на дорогу, — сказала я.

— Да.

Я повернулась к доброжелательной паре и поблагодарила их. Они оба кивнули в своей тихой манере.

Когда мы выходили, Кайден указал на кулер.

— Я возьму нам напитки, чтобы мы могли протянуть без остановок какое-то время, — сказал он, передавая мне ключи.

Прищурившись, я вышла на улицу — моя рука прикрывала глаза. Я едва могла видеть, настолько ярким был свет. Мы провели в магазине не так уж и много времени, но внутри салона машины уже было невыносимо жарко.

Я завела машину и включила климат-контроль.

Сидя в раскаленной машине, я размышляла над тем, как много демонических усилий понадобилось для того, чтобы заключать в резервации представителей коренного населения Америки.

Звук шагов Кайдена вывел меня из задумчивости. Он забрался внутрь и поставил холодные напитки в держатели для стаканов.

— Нью-Мехико мой любимый штат, — объявила я, когда мы выехали на I-40.

— Чтобы прийти к какому-либо решению, мне нужно увидеть его весь. Кстати, ты не так уж и плохо водишь. Я ожидал, что буду в ужасе.

— Почему?

— Я представлял себе испуганного, через чур осторожного маленького ангела, но ты продемонстрировала впечатляющие лидерские задатки.

— О. Твоя машина идет очень тихо, — сказала я. — Я не осознаю, насколько быстро еду. С этого момента буду держать круиз-контроль включенным.

— Не волнуйся. Я буду прислушиваться к копам, — произнес он.

— Мы будем проезжать Великий Каньон? — спросила я. — Мне всегда хотелось увидеть его.

Кайден вытащил карту и изучил ее.

— Немного за пределами нашего маршрута, более чем на час езды. Как насчет того, чтобы заехать туда на обратном пути? К тому моменту у нас уже не будет временных лимитов.

Не знаю, был ли это воздух пустыни или что-то еще, но я чувствовала себя очень легко.

У меня все еще оставалось тысяча вопросов для Кайдена, но в этот момент я не была в настроении для очередного тяжелого разговора. Мне нравилось разговаривать с ним.

Мы все еще были настороже, и общение с ним в плане беззаботности не стояло даже рядом с моей болтавней с Джеем, и все же... я могла уже представить, что после этой поездки Кайден останется моим другом.

Время поможет нам забыть поцелуй. Мое влечение к нему утихнет. Если, конечно, я перестану анализировать каждое его прикосновение и каждый взгляд... Тогда, может быть, это сработает.

В этот момент я дала себе клятву: Больше никакой ревности.

Больше никакого флирта.

Больше никакого влечения к эфемерному трудно-достижимому Кайдену Роу.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   27

Похожие:

Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconП риехал в Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми,...
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconВильям Вишер Терминатор день первый
Лос-анджелес, калифорния, обсерватория гриффит-парк, 9 марта 1984 года, пятница, 3: 48 утра 
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес icon4 сентября 2000 год, 19: 18. Мист-центр, Лос-Анджелес
Прежде всего, запомните: не развив нужную магию, пройти игру практически невозможно. Ознакомьтесь со списком вашей магии "паразит...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- лас-Вегас ( 2 ночи)- круиз по Калифорнийскому побережью до Мексики через Сан-Франциско( 7 ночей)- нью- йорк...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconСоня приехала в Лос-Анджелес сравнительно недавно. Она закончила...
И вот после нескольких кастингов и проб, нескольких километров в очереди на эпизодическую роль, режиссер в кресле сказал
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- сан-Диего ( 2 ночи)- круиз до Ванкувера (Канада) через Сан-Франциско- ванкувер( 1 ночь)- ниагарский водопад(...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconБиография Эшли Грин родилась в городе Джэксонвилл
Грин выросла в Миддлбурге и Джэксонвилле. В возрасте семнадцати лет она переехала в Лос-Анджелес, штат Калифорния для того, чтобы...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПодкидыш
Венди придется оказаться в пугающем и прекрасном мире народа трилле, надежно скрытом от людских глаз. Венди там своя, и ей уготована...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconАзуза Стрит История и сущность истинного пробуждения Франк Бартлеман
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconTrue Nutrition компания по производству спортивного питания высокого...
Продукцией компании True Nutrition пользуются в США большинство спортсменов, сборная США по гребле на каноэ и байдарках, такие знаменитые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница