Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес


НазваниеВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
страница16/27
Дата публикации05.03.2013
Размер5.52 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   27
Глава 18

Сраженные
Укрытый в большом городе небольшой женский монастырь казался весьма причудливым. Этот маленький монастырь вряд ли интересовал проезжавших мимо туристов.

Большинство местных жителей, скорее всего, тоже не часто сюда заходили.

Кайден осторожно проехал через открытые ворота. Среди деревьев на небольшой лужайке располагалось двухэтажное кирпичное здание, увитое виноградной лозой.

Припарковавшись на участке, посыпанном гравием, мы с интересом разглядывали строение.

Я помнила этот монастырь еще со времен, когда на нем не было столько виноградной лозы.

За все время, что мы ехали сюда, мы не проронили ни слова. Мне, конечно, хотелось хоть как-то разрядить обстановку, но я понимала, что Кайдену нужно время. Сегодняшний вечер изменил очень многое. И очень серьезно.

— Я подожду здесь, — сказал мне Кайден.

Выбравшись из машины, я прошла по потрескавшемуся бетону к входной двери. Ранний вечерний воздух был по-прежнему жарким, но сладость жимолости делала его почти терпимым.

На двери, я прочитала маленькую табличку: "Женский монастырь святой матери Марии". Потянув за тяжелый медный дверной молоток, я постучала три раза. Дверь открыла молодая монахиня. На ней было одето платье в цветочек с длинными рукавами, падавшее ниже ее коленей с белыми колготками и сандалиями.

Ее волосы были затянуты в пучок, а на шее висело распятие.

Сестра прижала руку к сердцу. Поток небесно-синего горя пронизывал лавандовое умиротворение ее ауры.

— Ты, должно быть, — Анна. Спасибо за столь скорый приезд.

Она провела меня в фойе и тепло обняла, что оказалось необычайно приятно. Я так нуждалась в поддержке... пусть даже и от совсем незнакомого человека.

Когда она удалилась, чтобы принести коробку, я огляделась по сторонам, рассматривая бежевые стены, и немного успокоилась.

Я вспомнила, как была тут шестнадцать лет назад в объятиях Пэтти, когда она прощалась с сестрой Рут.

Так же, как и тогда, напротив стены располагался фонтан... Поток воды в нем лился, как порыв ностальгии.

Спустившись по деревянным ступеням, монахиня протянула мне небольшую коробку. Она была не более чем фут в длину и запечатывалась слоями ленты.

— Спасибо за все, — сказала я ей.

— Мы всегда рады помочь, дорогая. — Она сжала руки на своей груди. — Я сожалею, что тебе не удалось встретиться с Сестрой Рут. Она была самой драгоценной душой, которую я когда-либо знала.

— Мне очень жаль, тоже.

Она приложила к глазам платок, и я почувствовала невероятную горечь, когда мы обнялись в последний раз, и я направилась к выходу.

Сестера Рут ушла, и с нею ушло знание, которым она обладала.

Кайден не смотрел на меня, когда я забралась во внедорожник и положила на колени таинственную коробку.

Он резко развернул машину и с пробуксовкой покинул парковку. Очевидно, его настроение не улучшилось. Мне хотелось, чтобы он сказал хоть что-то.

Поглаживая пальцами поверхность коробки, я перебирала в голове бесконечную череду возможных тем для разговора, которым я смогла бы заполнить пустоту, образовавшуюся между мной и Кайденом.

Смерть Сестеры Рут только усугубила положение, углубив пустоту.

По возвращении в отель, мы шли к комнате вместе.

Забравшись на свою кровать, я поместила коробку на колено.

Мой взгляд упал на Кайдена, который, облокотившись бедром о стол и скрестив на груди руки, казалось, потерялся в собственных размышлениях.

— Могу я воспользоваться одним из твоих ножей? — негромко спросила я.

— Конечно, позволь мне помочь тебе.

Он сел напротив меня и, вытащив нож, начал разрезать коробку по краям. В нетерпении я откинула картонную крышку.

Внутри располагался деревянный ящичек, на вид настолько старинный и гладкий, что, казалось, он сделан не меньше, чем из доисторического дерева.

Я вытащила его из коробки, отбросив картон на пол. Крышка бала закрыта на небольшую золотую застежку. Я расстегнула ее и подняла крышку.

Поначалу я даже не смогла осознать, что именно предстало перед моими глазами.

Нечто, сделанное из серебра... нет, может быть, из золота... нет...

Что это было? Предмет мерцал, переливаясь невообразимыми цветами. Металлические оттенки переходили в бронзовые, а те, в свою очередь, в платиновые. Казалось, что вещь была живой.

— Это что, рукоять меча? — выдохнула я.

Мне было страшно уже от того, что я на это смотрела.

— Из чего оно сделано?

Кайден склонился к предмету, и в его расширенных глазах читалось неподдельное восторженное недоверие.

— Можно? — спросил он, указывая на него.

— Вперед.

Он осторожно поднял меч и сжал его в руке, поворачивая из стороны в сторону. Металл мерцал как ничто другое, когда-либо виденное мною ранее.

— Я не верю в это, — шептал Кайден.

— О чем ты? Что это такое?

По лицу Кайдена было понятно, что он знал, с чем имел дело. Он опустил предмет назад в ящик и потер руки, глядя вниз в благоговейном ужасе.

Я потянулась, чтобы самой попробовать на ощупь, но когда мои пальцы коснулись металла, через ладонь по всей моей руке пробежала энергетическая волна. Я закричала и отдернула руку прочь.

Кайден выпрямился — челка упала на его расширившиеся от изумления глаза.

— Что это такое? — взмолилась я.

— Это определенно не было выковано на Земле, — запинаясь, выдохнул Кайден. — Я думаю... Но... это невозможно! — Меч Справедливости?

— Еще раз?

— Ими сражались ангелы во времена войны на Небесах.

Теперь была моя очередь во всю таращить глаза, когда я смотрела вниз с благоговейным страхом и почитанием, ни в чем не уступавшими Кайдену.

— Но... почему она отдала его мне? — мое сердце бешено колотилось о грудную клетку.

— Только ангелы света способны использовать мечи, подобные этому. Старые легенды гласят, что лезвие меча появляется только тогда, когда владелец чист сердцем и его помыслы благочестивы. Анна... это — единственно известное оружие, которое может уничтожить демонический дух.

Мы уставились друг на друга, осознавая, что столкнулись с тайной, способной обречь нас на смертный приговор.

— И почему она отдала его именно мне? — спросила я снова, мое сердце билось, как бешеное.

Я не имела ни малейшего представления, как долго мы продолжали смотреть друг на друга, в поисках смысла происходившего, прежде чем он встал и ушел от меня прочь.

Нащупав телефон в кармане, он обулся и, направляясь к двери, произнес в моем направлении:

— Мне необходимо прояснить голову. Звонила Пэтти, пока ты была в монастыре, и я рассказал ей о Сестре Рут. Позвони ей по комнатному телефону, я оплачу.

Дверь закрылась позади него, и я осталась сидеть, совершенно ошеломленная.

Сестра Рут передала мне оружие. Я не имела не малейшего представления, что надо делать с мечом. Неужели предполагалось, что я должна убивать демонов? Если бы я приехала в Лос-Анжелес быстрее и смогла бы поговорить с Сестрой Рут...

Я позвонила Пэтти, намереваясь рассказать ей о посещении своего отца и о том, что оставила мне монахиня, но затем вспомнила, насколько бдительной была Сестра Рут.

Сестра Рут хотела встретиться со мной лично, чтобы информацией располагала только я одна. Поэтому, я сообщила Пэтти, что все идет, как планировалось, и что я расскажу подробнее обо всем, как только вернусь домой. Телефонные разговоры никогда не были абсолютно безопасными.

— Ты кажешься опустошенной, дорогая, — забеспокоилась Пэтти, как только я закончила. — Почему бы тебе не пойти отдохнуть. Мы ведь можем поговорить завтра, верно?

Я чувствовала себе совершенно измученной, когда повесила трубку.

Забираясь в кровать, я терялась в догадках, ЧТО сейчас делал Кайден и кому он мог в это время звонить. Не то чтобы это было мое дело, но все же...

Он беспокоил меня.

Я даже подумала воспользоваться своим экстра слухом. Но тут же отказалась от этой идеи, понимая, что если он хотел побыть в одиночестве, то скорее всего ушел на мили прочь от меня.

Кайден вернулся в гостиничный номер, когда я почти уже заснула.

Я проворочалась всю ночь, периодически вскрикивая от кошмара, который потом не могла даже вспомнить.

Кайден лежал в собственной постели, не издавая не единого шороха. Но на протяжении всей ночи я так и не услышала, чтобы его дыхание стало похожим на дыхание глубоко спящего человека.
Глава 19

Несовершеннолетняя без сопровождения
Должно быть, я все таки задремала, но... только чтобы быть разбуженной визжащим жужжанием.

Я села прямо. Было четыре тридцать утра.

Кайден ударил по будильнику.

— Нам нужно рано выехать, — произнес он. Его голос звучал совершенно бодро и... все также безнадежно, как и вчера.

— О... Уммм, хорошо.

Было все еще темно, когда мы выехали на федеральную автостраду.

Несмотря на горячий душ, я все еще чувствовала себя сонной.

Город был спокойным в этот ранний час воскресного утра. На дороге едва ли попадались какие-либо машины. Мы проехали мимо знака "Лос-Анджелесский Международный Аэропорт", что встревожило меня, поскольку мы не проезжали аэропорт по дороге в город.

— Куда мы едем? — спросила я.

Он прочистил горло и ответил — холодно и спокойно: — Ты отправляешься домой сегодня.

У меня упала челюсть.

— Все уже улажено, — произнес он.

— Пэтти будет ждать тебя, когда твой рейс прилетит в Атланту.

Вот оно — снова... отказ, бьющий прямо под дых.

— Почему? — выдавила я.

Его голос был мягким, но в нем все еще чувствовалось едкое напряжение.

— Все слишком усложнилось.

— Ты имеешь в виду из-за меча или из-за меня? — спросила я.

— Из-за тебя.

Что я делала, кроме как заботилась о нем? Это было несправедливо!

— Это что, так сильно невыносимо находиться рядом с кем-то, кто заботится о тебе? — вскинулась я.

— Я бы сказал, что твои чувства ко мне немного больше чем просто "забота", Анна. — Теперь он казался заносчивым. Его руки крепко сжимали руль. — Я мог видеть, как твои эмоции пузырились вокруг тебя, как розовый баббл-гам прошлой ночью.

— И что?! — Теперь я уже полностью проснулась, и мой голос набирал громкость. — Я не пыталась говорить тебе о своих чувствах. Мне очень жаль, что я потеряла контроль на секунду и позволила тебе увидеть их!

Он подъехал к входу в аэропорт, обращаясь со мной с невыносимым спокойствием, граничащим с холодностью.

— Не драматизируй по этому поводу.

— Ты полагаешь, ЭТО — не драматично? Бросить меня на рассвете в аэропорту?

— Я удостоверюсь, что ты находишься в надежных руках, прежде чем уехать.

Его спокойствие выводило меня из себя.

— Не беспокойся, — выплюнула я.

Теперь я понимала, как люди могли говорить ужасные вещи тем, кого любят в приступах ярости. В моей голове пронеслось множество обидных вещей, которые я могла бы ему сказать.

Он подъехал к отправному ограничителю и поставил машину на парковку.

Еще секунду назад я была охвачена гневом, теперь — так же мгновенно — почувствовала непреодолимую грусть.

— Я никогда прежде не летала на самолете, — упрямо произнесла я, хватаясь за соломинку.

— С тобой все будет в порядке.

— Я хочу остаться с тобой.

Отчаянье.

— Ты не можешь, — ответил он, тон его голоса — безжизненно ровный — не хуже, чем у зомби. — Твой отец был прав. Тебе следует уехать домой, как можно быстрее. Я не доверяю себе с тобой.

— Ты не доверяешь себе? Или ты не доверяешь мне?

Он смотрел прямо перед собой.

Я схватила ткань на его плече и потянула.

— Ответь мне!

Он повернул лицо, и когда наши глаза встретились, его спокойствие испарилось, уступив место гневу и страхам.

— Я никому из нас не доверяю! Мы не можем быть вместе ни в одном из возможных вариантов. Это почти чудо, что ты все еще девственница. Если этот меч Справедливости предназначен для того, чтобы ты его использовала, то тебе следует держаться от меня подальше. Потому что, обещаю... я не смогу устоять, если ты попросишь меня прямо сейчас поставить машину в парковочный гараж.

Он наклонился ближе.

— Смогла бы ты устоять перед наркотиком, если бы я неоднократно ложил тебе его на кончик языка, Анна? Смогла бы? Мы играем с огнем!

Он посмотрел поверх меня на аэропорт, тяжело дыша.

— И что ты теперь собираешься делать? — спросила я. — Вернешься к работе своего отца и притворишься, что никогда не знал меня?

Он вздохнул, и выражение его лица смягчилось:

— Что ты хочешь, чтобы я сделал?

Что бы я хотела, чтобы он сделал? Имел ничего не значивший секс, переходя от девушки к девушке... или отказал отцу и был убитым? Обе мысли пронзали мое сердце, как ледяный стрелы.

— Ты должен работать, — задохнулась я.

Я ненавидела эту безнадежную правду.

Он посмотрел на меня взглядом полным горечи.

— Ты знаешь, что сказал мой отец, когда я пришел домой ночью после того, как он встретил тебя? Он сказал, что Бог был глупцом, поставив тебя на моем пути. И он был прав.

— Нет. — Я стиснула зубы. — Твой отец ошибался! И откуда ты знаешь, что это не ТЫ — тот, кто был поставлен на МОЕМ пути? У тебя тоже есть свое предназначение во всем происходящем.

Кайден покачал головой. Его челюсти сжались. Он сурово взглянул на меня.

— Ты знаешь, почему мой отец предпочел жить в Атланте, несмотря на то, что работает в Нью-Йорке? У него есть увлечение, связенное с той женщиной — Мариссой. Она — хозяйка подпольного круга проституции в Атланте. Международное сексуальное рабство. Молодых девушек из бедных семей продают ей. И догадайся, кто знакомит девушек с их новой жизнью?

Я задержала дыхание и замерла.

Не существовало слов, чтобы заглушить боль, подобную этой. Мой желудок сжался.

— Марисса называет их своими племянницами. Девушка, которую они привели мне в ночь перед нашей поездкой, была совсем юной. Ей должно быть не было еще двенадцати.

— Боже Милостивый.

— В первый раз в жизни я отказал ему, сказав, что не могу. И ты знаешь, почему?

Я покачала головой, прикованная взглядом к его лицу, в то время как он говорил, быстро и страстно.

— Потому что все, о чем я мог думать — это была ты, Анна. Я думал о том, какая ты хорошая, и о том, ЧТО бы ты обо всем этом подумала. Ты вложила в мою голову мысли, которых не должно быть в голове Нефилима. — Он сделал паузу, всматриваясь в окно. — На этот раз отец позволил мне подобную вольность, но он был... в ярости. Он будет теперь наблюдать за мной, проверять меня. Я не могу позволить себе иметь какие-либо взаимоотношения с тобой.

Мы очень долго молчали.

Мне еще не хотелось его покидать. Не таким образом. Я понятия не имела, что сказать.

— Кай... Я знаю, что ты напуган и слетаешь с катушек. Я тоже. Но, может быть, этот меч — это знак, что что-то собирается произойти. Что-то хорошее для Нефов.

Его голова была опущена. Он смотрел пустым взглядом на панель радиоприемника.

— Ты почувствовала силу, когда прикоснулась к рукоятке, да? — спросил он, поднимая голову и глядя на меня своими голубыми глазами сквозь пряди волос.

Я кивнула.

— Что ж, я — нет. Я не заслуживаю того, чтобы помогать тебе, какой бы там план они не уготовили для тебя. Так что... просто возвращайся к своей милой и невинной жизни и держись от меня подальше.

— Пожалуйста, — умоляла я. — Не отталкивай меня. Мы можем быть друзьями, и...

Он схватил меня за подбородок своей крепкой рукой и взглянул на меня:

— Мы никогда не сможем быть просто друзьями, Анна. Уясни это, наконец, в своей голове. Ничего между нами быть не может.

Он отпустил меня и вылез из машины.

Я сидела там, ненавидя жжение в глазах и горле. Я наблюдала в боковом зеркале, как он говорил со служащим авиакомпании у наружней стойки регистрации.

С небольшим расширением моих способностей я услышала, как он сообщил мужчине, что мой билет был оплачен по телефону прошлой ночью и я путешествую, как несовершеннолетняя без сопровождения в первый раз. Служащий убедил его, что они обязательно присмотрят за мной.

Кайден поблагодарил его и направился обратно к машине, открывая дверь с моей стороны.

Я выходила не спеша, раздумывая над тем, чтобы закатить сцену, но так и не смогла заставить себя это сделать.

Он показал мне небольшую стопку денег и затем засунул ее мне в карман.

— Ты раздала все свои, — объяснил он, затем отвернулся, прежде чем я могла поспорить, и снова подошел к стойке регистрации.

Словно в затуманенном сне я предъявила свой паспорт и получила посадочный талон. Мы двинулись обратно к машине, подальше от вновь прибывших пассажиров. Остановившись, мы долго смотрели друг на друга.

Почему все должно быть вот так?

Я рискнула и прижалась лбом к его груди, ожидая что он вот-вот оттолкнет меня, но он не сделал этого. Кайден позволил мне прижаться к нему, но при этом продолжал держать свои руки при себе.

— Тебе пора идти, — произнес он.

— Подожди. — Я взглянула на него. — Есть кое-что, что мне нужно знать.

Я оттягивала время; было нечто, что не оставляло меня в покое всю поездку, особенно после вчерашней ночи.

— Вспомни начало путишествия, когда ты сказал, что всегда сразу же знаешь, что тебе придется сделать, чтобы затащить девушку в постель... даже меня?

Он засунул руки глубоко в карманы и я видела, как напряглись его предплечья. Его глаза подернулись голубой дымкой в той особой, свойственной ему опасной манере, и он кивнул.

— Что бы тебе пришлось сделать? — спросила я. — Для меня?

— Давай не будем об этом, — ответил он низким голосом.

— Скажи мне. Прошу тебя.

Кайден пристально посмотрел мне в лицо, уделяя особое внимание моей родинке.

Он облизал губы и сжал челюсти:

— Хорошо, — наконец ответил он. — Мне пришлось бы заставить тебя поверить, что я люблю тебя.

Я закрыла глаза. Это было больно. По большей части потому, что где-то глубоко в подсознании я поняла, что действительно думала, будто он меня любит.

Это был ужасный пример синдрома-хорошей-девочки.

Неужели вся эта поездка была для него игрой? Являлась ли я чем-то, вроде очередной глупой девчонки, которая была достаточной дурочкой, чтобы влюбиться в него?

Я покачала головой, не в состоянии в это поверить. Он пристально смотрел на меня, в ожидании следующих вопросов.

— Хотела бы я хотя бы раз увидеть твои цвета, — прошептала я.

— Что ж, я рад, что ты не можешь. И я бы желал, никогда не видеть твоих.

Он был прав, когда сказал, что правда может ранить гораздо больше, чем любая ложь.

Сделав глубокий вдох, я отвернулась от него, взяла свою сумку и пошла к аэропорту, не оборачиваясь.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   27

Похожие:

Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconП риехал в Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми,...
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconВильям Вишер Терминатор день первый
Лос-анджелес, калифорния, обсерватория гриффит-парк, 9 марта 1984 года, пятница, 3: 48 утра 
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес icon4 сентября 2000 год, 19: 18. Мист-центр, Лос-Анджелес
Прежде всего, запомните: не развив нужную магию, пройти игру практически невозможно. Ознакомьтесь со списком вашей магии "паразит...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- лас-Вегас ( 2 ночи)- круиз по Калифорнийскому побережью до Мексики через Сан-Франциско( 7 ночей)- нью- йорк...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconСоня приехала в Лос-Анджелес сравнительно недавно. Она закончила...
И вот после нескольких кастингов и проб, нескольких километров в очереди на эпизодическую роль, режиссер в кресле сказал
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- сан-Диего ( 2 ночи)- круиз до Ванкувера (Канада) через Сан-Франциско- ванкувер( 1 ночь)- ниагарский водопад(...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconБиография Эшли Грин родилась в городе Джэксонвилл
Грин выросла в Миддлбурге и Джэксонвилле. В возрасте семнадцати лет она переехала в Лос-Анджелес, штат Калифорния для того, чтобы...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПодкидыш
Венди придется оказаться в пугающем и прекрасном мире народа трилле, надежно скрытом от людских глаз. Венди там своя, и ей уготована...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconАзуза Стрит История и сущность истинного пробуждения Франк Бартлеман
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconTrue Nutrition компания по производству спортивного питания высокого...
Продукцией компании True Nutrition пользуются в США большинство спортсменов, сборная США по гребле на каноэ и байдарках, такие знаменитые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница