Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес


НазваниеВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
страница18/27
Дата публикации05.03.2013
Размер5.52 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   27
Глава 21

^ Чай для близняшек
Это был наш последний день, чтобы купить вещи для возвращения в школу, и мы с Пэтти отправились в торговый центр. Небо затянулось тучами, и в тесном парковочном гараже было так темно, что мне пришлось воспользоваться экстра зрением.

Я держала пакеты с обновками, в то время как Пэтти рылась в сумочке в поиске ключей.

Если бы я не использовала свое расширенное видение, я, возможно, не заметила бы их, стоящих в конце гаража.

Четыре Нефа: двое парней, и две девушки, каждый с мерцающим символом на груди.

Я чуть не уронила сумки, но вовремя сжала руку. Уняв внутреннюю дрожь, я невзначай огляделась вокруг, делая вид, что никого не вижу.

Я вспомнила слова Кайдена, сказанные в тот день, когда пришла в его дом: Нефы не появляются просто так, если только не ищут неприятностей.

Я сохраняла невозмутимое лицо, надеясь не выдать внутреннюю панику. Как же я желала, чтобы Пэтти не было со мной рядом.

Она открыла двери, и мы забрались внутрь.

Чуть наклонив голову, я заметила, что четверка прыгает в блестящую черную машину, стоящую в следующем ряду. Они намеривались следовать за нами.

Думай, Анна, думай...

Вытащив чек из сумки и ручку из "бардачка", я как можно быстрее нацарапала записку дрожащей рукой:

"Нас преследуют. Веди себя нормально. Не едь домой. Притормози, когда мы будем проезжать поворот на начальную школу. Я выпрыгну и побегу. Продолжай ехать... к церкви. Я позвоню тебе на мобильник, когда будет безопасно."

Взгляд Пэтти то поднимался вверх на дорогу, то опускался вниз, чтобы прочесть записку, которую я держала между нами.

Костяшки ее пальцев побелели, и она испуганно замотала головой.

Великолепно. Придется потрудиться, чтобы ее уговорить.

"Я побегу на футбольные поля! Сегодня там будут выходные игры, все спортивные соревнования, и куча народу. Я попытаюсь затеряться и оторваться от них."

Ой — а если они поедут за Пэтти, вместо меня? Так или иначе, все летело к чертям.

Я засунула бумагу себе в карман.

Лицо Пэтти заметно побелело и покрылось испариной. Она едва кивнула мне в знак согласия. Теперь нам нужно было вести себя нормально. Я надеялась, что Пэтти справится с собой и подыграет.

— Спасибо, что составила мне компанию — произнесла я. — Думаю, теперь я окончательно готова к школе.

— Нет проблем, милая. Ты уверена, что тебе не нужен другой бюстгальтер?

Я скорчила гримасу, а она сделала извиняющееся лицо.

— Нет, все в порядке, — выдавила я.

Я бросила взгляд в боковое зеркало.

Позади нас ехали четыре машины.

Я активировала свой слух, но в их машине наткнулась только на гробовую тишину.

Мы приближались к плохо просматриваемому повороту у начальной школы. Они не смогут видеть нас около десяти секунд, то есть все то время, пока мы будем поворачивать.

Рядом со школой располагался лесок, а на другой стороне этого леса — футбольное и бейсбольное поля, а так же множество других площадок.

Если я смогу туда добраться, у меня будет шанс.

Мое сердце стало биться сильнее сразу же, как только мы начали поворачивать.

Пэтти сжала мою руку. Я открыла дверь и выпрыгнула, стараясь закрыть ее так тихо, как только могла.

Не тратя ни секунды, я стремительно помчалась, развивая такую скорость, на которую, казалось, никогда не была способна.

Не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы понимать: они услышат, не только звук захлопнувшейся дверцы машины, но и звук моих шагов.

Я просто надеялась, что окажусь достаточно быстрой и успею где-нибудь спрятаться. Прямо сейчас я могла видеть полосу леса у самой школы. Я пронеслась мимо боковой стены здания, и побежала в самую глубь деревьев.

Ветви царапали мое лицо, но я не замедлила бега.

С соседних полей уже слышались голоса.

Почти добежала. Возбуждение переполняло все мои чувства, когда я со скоростью пули летела через лес.

Внезапно я услышала, как кто-то приближался ко мне сзади, создавая шум гораздо больший, нежели голоса, доносившиеся с полей. Этот шум оказался звуком стремительного движения ног.

Кто-то еще бежал.

Быстро.

— Стой! — Это был мужской голос, напряженный от усилия.

Я заставила свои ноги двигаться еще быстрее, пока мышцы не начало жечь... но я понимала: это все еще не достаточно быстро.

Я всего лишь демонстрировала выносливость в беге на длинную дистанцию. Этот же парень — позади меня — был спринтером. А также полузащитником в американском футболе, судя по тому, как он одним легким ударом повалил меня на землю, почти напрочь вышибив из меня дух.

Я зарылась лицом в опавшие листья и грязь.

Пытаясь освободиться от его хватки, я перекатилась на спину и молотила руками так, чтобы он не смог как следует за меня ухватиться.

Одна из его огромных рук обвилась вокруг моей талии, и он попытался дотянуться до моей свободной руки, но я в ярости отвела ее в сторону и с размаху врезала ему в нос с такой силой, что сама закричала от боли. Парень выругался и сильно тряхнул головой — его кровь брызнула в грязь; и тут он оказался прямо надо мной, всей своей массой придавливая меня к земле.

Он схватил мои запястья и прижал их к земле рядом с моей головой.

Я тяжело дышала, хватая ртом воздух.

— Лежи спокойно. Тебе ничего не угрожает.

У него был легкий акцент, который я не могла опознать.

Я посмотрела на него. Кровь из носа уже перестала бежать. Его кожа была темной, цвета кофе, а черные волнистые волосы были коротко подстрижены.

У него были самые светлые карие глаза, какие я когда-либо видела, и пока он рассматривал меня сверху вниз, я уловила в воздухе аромат из торговых палаток на футбольном поле: насыщенный запах горячей расплавленной карамели.

Стоп.

Или это был его запах? Я сглотнула и снова откинула голову в грязь, пытаясь не дышать так учащенно, чтобы моя грудь перестала соприкасаться с его.

Другая пара ног, подбежав, остановилась возле нас.

— Коуп! — воскликнул другой парень. — Что за черт? В тебя что, дикая кошка вселилась?

При звуке голоса друга, парень надо мной немного ослабил вес своего тела.

— Я позволю тебя сейчас встать.

Его голос звучал тихо у самого моего уха.

— Не беги.

Другой парень стоял, упершись руками в колени, чтобы перевести дыхание. У него были темные волосы, выгоревшие на концах, и когда он убрал их со лба, они были влажными от пота.

По крайней мере частично он был азиатом, его выдавали темные миндалевидные глаза и высокие резкие скулы.

Я с шумом выдохнула и закрыла глаза, осознав, кем они являлись.

Блейк и Копано.

Мое облегчение сопровождалось полнейшим унижением от того, что я заставила их себя преследовать.

— Серьезно! — настаивал Блейк. — Как ты можешь бегать так быстро? — Я — африканец.

Не отрывая своих глаз от меня, Копано отпрянул, и я села.

— Ой, ха, ха!

— Комедиант несчастный, — поморщившись, бросил Блейк.

Копано потрогал свой нос, присев на корточки возле меня.

— Вы — друзья Кайдена, — констатировала я, чувствуя себя полнейшей идиоткой.

— Что-то вроде того, — ответил Блейк. — Его трудно назвать Мистером Дружелюбность.

Он вытащил телефон из кармана и набрал номер, поднося его к уху.

— Хэй. Возвращайтесь к школе. Коуп был прав: она спрыгнула и побежала. Впрочем, все к лучшему... Да, она с нами... Хорошо, я скажу ей. — Он закончил разговор и засунул телефон обратно в карман. — Марна просила передать, что она сожалеет, что мы до смерти тебя напугали — сообщил он.

Копано и я стояли и отряхивались. Я вытащила несколько сосновых иголок из своих волос. Меня все еще сотрясала мелкая дрожь, когда я направилась вслед за Блейком вдоль деревьев к пустой школе.

Я оглянулась и посмотрела на Копано, который шел за мной.

— Извини за твой нос, — сгорая от стыда, выдавила я.

Он продолжал смотреть вниз и кивнул так, будто ничего страшного не случилось. Прежде чем вновь отвернуться, я на мгновение остановила свой взгляд на его гладких чертах и полных губах

Я не знала, что думать о его взгляде, которым он одарил меня, когда я лежала с ним на земле, или о том, какой у него запах.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем мы достигли границы леса и вышли на дорогу к школьной парковке — совершенно пустой, за исключением черной машины и двух самых красивых девушек, которых я когда-либо видела, стоявших рядом.

Я могла слышать их разговор.

— Ей шестнадцать? — удивилась первая.

— Больше похоже на двенадцать, — ответила вторая.

— Веди себя прилично, — предупредила ее первая.

Я с первого взгляда узнала их: дочери-близняшки Астерофа, лондонского приятеля Фарзуфа.

Глядя на их летние юбочки и высокие каблуки, я как никогда остро осознавала, насколько неконкурентно-способно выглядела в своих обрезанных шортах, с небрежно собранным на макушке высоким хвостом.

Когда Кайден сказал, что близняшки были танцовщицами, я представляла себе высоких тощих балерин.

Но нет.

Их тела кричали о сальсе и танго — тонюсенькие талии гнездились между полными грудями и округлыми бедрами.

Какими бы танцами они не занимались, это, наверняка, требовало виляния задницей.

Они были ненамного выше меня, с блестящими каштановыми волосами, уложенными прядями, и массой отлично подобранных модных аксессуаров.

Как и Кайден, они просто источали сексуальность.

Два других парня тоже выглядели очень эффектно.

Очевидно, Фарзуф был не единственным демоном, который выбрал себе привлекательное тело и красивую подружку для рождения ребенка, что было очень умно. Обаятельным и харизматичным людям многое могло сойти с рук.

Теперь мы все стояли в кругу и изучали друг друга.

— Напугали мы тебя, да? — спросил Блейк, поднимая бровь, которая, как я только что заметила, была проколота. У него на шее было украшение из тугой пеньки с ракушкой посередине, и его символ светился ядовито-зеленым цветом зависти.

— Что вы, ребята, здесь делаете? — спросила я, старась чтобы мой голос звучал ровно и громко.

— Прошел слух, что у нас объявилась сестра в этих краях, — произнес Копано.

Его светлые глаза резко контрастировали с темной кожей.

— Слух от кого? — осторожно уточнила я.

Блейк пожал плечами.

— Мир тесен.

— Допустим. Но... как вы меня нашли?

— Марна показала свои буфера одному духу, и он навел нас...

— Блейк! Заткнись. — Девушка дала ему пинка. — Это не правда. Мы узнали твое имя от Кая, а потом провели небольшое расследование, потому что он больше ничего не хотел о тебе рассказывать.

— Было такое чувство, что он что-то скрывал, — пояснила другая сестра, скрестив руки на груди и окидывая меня хмурым взглядом.

Неприязненный взгляд, который я послала в ответ, не оказал никакого эффекта.

Я не могла вспомнить имена сестер со слов Кайдена, но эта девица явно была наиболее ядовитой.

Мы посмотрели на школьные ворота, когда в них проехала машина. Наверное, обслуживающий персонал или сторож.

Мы не могли стоять молча вечность, время шло, и нам нужно было "двигаться" в каком-то направлении. Я приняла быстрое решение доверять им и надеялась, что оно не окажется одним из моих очередных наивных поступков.

— Если хотите, мы можем поговорить у меня дома, — предложила я.

Они переглянулись, прежде чем согласиться.

Я забралась на заднее сиденье вместе с девушками, а Блейк сел в пассажирское кресло. За рулем был Копано, поэтому я предположила, что машина принадлежала ему.

За исключением того, что я указывала направление дороги, никто не разговаривал. Ключ от дома все еще лежал у меня кармане — это было чудо, что он не выпал в пылу моей рукопашной с Копано.

При воспоминании об этом мои щеки залило краской. В это время мы уже припарковывались и выпрыгивали из машины.

Моя тесная гостиная, казалось, произвела на них удручающее впечатление. Единственным, кто чувствовал себя расслаблено, был Копано. Нервно откидывая волосы с лица, девушки озирались по сторонам, разглядывая старую мебель.

Скрестив руки на груди, я попыталась вести стебя столь независимо и хладнокровно, наколько вообще это было возможность с внешность "двеннадцатилетней" девочки.

— Мне необходимо позвонить, — проинформировала я четверку.

— Кому? — осведомилась вредина.

— Той женщине, которая была со мной. Пэтти.

У меня не было желания объяснять.

Не обращая внимания на их взгляды, я прошла к столу и набрала мобильник Пэтти. Она ответила после первого гудка.

— Это я.

Я говорила быстро, в нетерпеливом желании пооскорее ее успокоить.

— Со мной все в порядке. Они — просто друзья Кайдена. Мы все сейчас у нас дома.

Пэтти вздохнула с облегчением.

— Возвращайся домой, когда захочешь, — произнесла я.

— Отлично. Я буду на месте через пятнадцать минут. Ты уверена что все будет хорошо?

— Я уверена. До скорого.

Я повесила трубку.

— У твоего отца что, нет денег? — спросила язвительная близняшка, заметив наш малюсенький телевизор.

— Это не его дом. Я живу здесь с приемной матерью.

— Он все еще в тюрьме? — спросила та, что была адекватнее.

— Да.

— Мы так и думали. В наши правила, обычно, не входит привычка появляться там, где может оказаться Князь.

Она произнесла слово Князь с содроганием.

Мы все стояли полукругом. Повисло неловкое молчание.

— Что с твоим знаком? — вскинул брови Блейк, кивнув на мою грудь.

— Я не уверена в том, что должна вам что-то объяснять, — нахмурившись, ответила я.

Вглядываясь в девушек, я мечтала хоть как-то их различить.

— Так, значит вы Джинджер и Марна?

— Откуда ты знаешь наши имена? — одновременно вскинулись они.

— Оттуда же откуда вы знаетет мое.

Бешенная снова сузила глаза, оценивающе меня разглядывая.

Что с ней не так?

— Говорят, будто ты и Кай — партнеры по работе.

Блейк подмигнул мне.

Я почувствовала, что мое лицо слегка вспыхнуло, и неопределенно пожала плечами. Я не думаю, что кто-то из них мне поверил.

— Я не видела его и не разговаривала с ним несколько недель, — проинформировала я, чтобы хоть как-то присечь их явно разыгравшееся воображение.

Стерва вытащила свой сотовый и стала пролистывать список контактов, после чего набрала номер.

— Вот черт, голосовая почта. Эй! Задница! Мы дома у твоей малютки Анны. Перезвони срочно.

Она захлопнула телефон и уставилась на меня.

— Удивительно, у него все еще старый номер. Этот парень меняет номера чаще, чем кто-либо другой.

Мне было ужасно не комфортно. Я до сих пор не знала, что им от меня нужно. Ни один из них не проявлял своих цветов, но все четверо вели себя крайне напряженно.

— Почему бы вам всем не присесть, а я принесу чего-нибудь выпить.

Что ж... Меня определенно вырастила Пэтти Уитт.

Копано сел на край дивана. Глядя на друга, Блейк пожал плечами и упал на другой конец дивана.

— Я постою, — объявила стерва, махнув рукой и поморщив нос.

"Делай что хочешь", — подумала я и пошла на кухню, с удивлением обнаружив, что адекватная близняшка последовала за мной.

Она с интересом наблюдала, как я разложила лед по стаканам и достала кувшин из холодильника.

— Что это? — спросила она.

— Сладкий чай, — ответила я.

Ее серые глаза расширились, и она улыбнулась. У нее было утонченное лицо правильной овальной формы. Очень симпатичное.

— О, Джинджер, чай со льдом! Я слышала о таком, — воскликнула она, обращаясь к сестре.

— Звучит ужасно, — отозвалась Джинджер.

— Я могу сделать тебе чашку горячего чая вместо этого.

Я старалась вести себя предельно вежливо со стервой, но при этом не потратила на нее не единой улыбки.

— Прекрасно, — язвительно бросила та, после чего фыркнула и уселась между парнями, ерзая на пружинах дивана.

Я взглянула на Марну, пока грела воду, опасаясь сделать что-то не так. Но, по всей видимости, в ее планы не входила критика в мою сторону.

Я протянула ей стакан чая, и она сделала глоток.

— Ммм. Нечто совсем другое. Хотя, неплохо. Он совсем не плох, Джинджер! — повысив голос, повторила она.

— Тем лучше для тебя! Пей до дна. Наслаждайся.

Что ж... теперь мне уже казалось, что различить сестер было не так уж и сложно.

— Ты первый раз в Америке? — спросила я Марну.

— Да. Нам только что исполнилось по восемнадцать, мы закончили школу, и теперь путешествуем по миру.

— Нет, это не правда, Марна. Перестань рассказывать это людям. Мы лишь не надолго в Америке. И скоро вернемся в Лондон.

— Ну и ладно! Я говорю то, как хотела бы, чтобы было, — выкрикнула она и обернулась ко мне с милой улыбкой. — Мы встретили Блейка и Копано в Бостоне, и потом поехали сюда вместе. Это была длинная дорога.

— А что в Бостоне? — поинтересовалась я.

Я не думала, что кто-то из Князей имел постоянную резеденцию в этом городе.

— Коуп только что закончил свой первый учебный год в Гарварде.

Мы повернулись к нему, он неохотно кивнул и снова уставился в пол.

Гарвард, вау.

Никогда не встречала кого-то, кто бы учился в таком известном большом университете.

— Что положить в чай? — спросила я Марну о предпочтениях ее сестры.

— Ложку сахара. Сладкое ей необходимо. Невыносимая брюзга.

Заиграла мелодия, и Джинджер достала сотовый.

Мой желудок сжался, когда она ответила на звонок.

— Фази дома? — спросила она вместо приветствия.

Кайден.

— Провались все! Тогда мы пока останемся здесь... Не волнуйся. Мы не пытаем бедную девочку. Это она пытается замучить нас своим Американским чаем со льдом. Не думай, что слиняешь, не повидавшись с нами... Когда, сегодня? Подожди.

Она отодвинула телефон от уха и взглянула на меня.

— Ты знаешь как добраться до клуба "Двойные Двери"?

— М-м, типа того. Я могу узнать у моего друга. Я нарисую вам схему проезда.

— Я так не думаю, — заявила Марна певучим голосом. — Ты идешь с нами.

Мое сердце заколотилось, как бешеное. Я совсем недавно чудом избежала этой ловушки с Джеем.

Они смотрели на меня, а все о чем я могла думать, так это то, что на другом конце телефонной линии находился Кайден.

— Я не могу, — ответила я, качая головой.

— Почему нет? — набросилась на меня Джинджер.

— Я занята.

Тем, что ничего не делаю.

— Пойдем, — сказал Копано.

Его голос, казалось, эхом пронесся по всей тихой комнате. Он удерживал мой взгляд, но я сразу же посмотрела в сторону. Я опасалась, что его проницательные глаза могли увидеть слишком многое.

—Пожалуйста, — попросила Марна, сцепив на груди пальцы рук.

Я подумала о Джее и о том, как он будет счастлив, если я приду и послушаю его песню. Я посмотрела на умоляющую взглядом Марну и серьезное, полное тайн лицо Копано.

— Хорошо, — прошептала я.

— Мы будем там в семь, — объявила Джинджер и потом захлопнула свой изящный телефон.

О, силы небесные! Я увижу Кайдена! Все мое тело гудело от возбуждения и страха.

Я взяла свой напиток и села на пол, напротив них, скрестив ноги. Надеюсь, никто не заметил, как дрожали мои руки.

Начала Джинджер.

— Для начала, тебе следует знать, что мы знаем, когда нам пытаются вешать лапшу на уши. Так что будь с нами честной. — Я ясно выражаюсь?

Так как укрытие правды не являлось для меня нормой поведения в любом случае, я сдержанно кивнула. Теперь я понимала, что сесть на пол было не самой моей светлой идеей — так как приходилось смотреть на стерву снизу вверх.

А мне абсолютно не нравилось, как она со мной разговаривала.

— Итак, — изогнула брови она, — что у тебя с Кайденом?

Моей первой реакцией было сказать, что это не ее дело. Похоже, Кайден не сказал ей ни слова, и она решила выудить информацию из меня.

С другой стороны, не было никакого смысла грубить, и юлить из стороны в сторону как-то тоже не хотелось.

Я надеялась заслужить их доверие.

— Мы познакомились на одном из его выступлений пару месяцев назад. Тогда еще я не знала, что есть кто-то, похожий на меня. Я даже не знала — кто я. Мой отец был в тюрьме всю мою жизнь, меня воспитывала обычная женщина. Кайден объяснил мне основные понятия, и научил тому, что считал необходимым. Он отвез меня в Калифорнию, чтобы я могла встретиться и поговорить с отцом. Ну вот в общем и все.

— Белиал, так? — спросил Блейк.

— Да.

— Почему Кайден повез тебя? — поинтересовалась Марна, с любопытством наклонив голову, словно сама мысль о том, что Кайден сделал нечто хорошее, вызывала у нее крайние подозрения.

— Я не знаю. Может из любопытства? Он сказал, что в определённый момент хотел понять, кто я... наверное, чтобы убедиться, что я не представляю никакой угрозы. Плюс, Фарзуф велел ему ввести меня в курс дела.

Блейк закатился от смеха:

— Да уж, то что нужно!

Мы проигнорировали его.

— А тогда какого черта вы теперь не общаетесь? — вскинулась Джинджер.

Я сглотнула и постаралась придерживаться фактов, словно это меня совершенно не касалось. Словно и не существовало никогда этой открытой раны.

— Потому что мы — не друзья, или что-то там еще... и никогда таковыми не являлись. Мы оба преследовали свои интересы. Поскольку каждый из нас получил то, что хотел, в дальнейшем общении отпала всякая необходимость.

— "Любите их, а потом оставляйте", больше похоже на это, — философски протянул Блейк.

— Не думаю, что Роу стал бы тратить свое время на новоявленную сестрицу.

— Все совсем не так, — замотала я головой.

Получалось, что я защищаюсь.

— Правда? — на лице у Джинджер появилась не добрая усмешка. — Вы вдвоем провели выходные, и он ни разу не прижал тебя к стене?

В этот момент я вспомнила, как Кайден упоминал о том, что как-то отказал девушке-нефилиму. Обвинительный тон Джинжер и ее вызывающее поведение привели меня в некоторое оцепенение.

Мог ли он отказать ей, Джинжер? Не может быть.

— Мы не...

Я чуть не сказала, что мы ничего не делали, но это была бы откровенная ложь. Так что я просто оставила фразу как есть, пусть истолковывают сами.

— Замечательно.

Джинджер фыркнула.

Марна сменила тему.

— Значит, ты работаешь на Белиала, хотя он и не рядом?

Я неуверенно открыла рот, после чего решила сказать правду:

— Нет.

Они все уставились на меня.

— Мы имеем в виду... раздаешь папочкино угощение? Распростроняешь его среди детишек? — подтолкнул меня Блейк.

— Я знаю, ЧТО вы имеете в виду, — возразила я. — К наркотикам я не имею никакого отношения. Потому что становлюсь от них... сумасшедшей или что-то в этом роде.

— Могу себе представить, — улыбнулся Блейк.

— Ой, рот не раззевай!

Джинджер толкнула его, и он засмеялся.

— Не переживай Джин, ты для меня единственная.

Джинджер театрально закатила глаза и скрестила руки.

— Так ты не принимаешь наркотики? — спросил Копано, теперь уже он сидел на диване совершенно прямо.

Его акцент был мягким, почти незаметным.

— Нет, — ответила я.

Легкая улыбка изменила его всегда настороженное вырожение лица, и теперь уже откинувшись на спинку дивана, Копано смотрел на меня совсем другим взглядом.

Он, определенно, относился к ряду вдумчивых немногословных людей.

— Как тебе это сходит с рук? — удивилась Марна.

— Могу предположить, потому что я никогда не воспитывалась под началом Князя.

— Да, но я не могу поверить, что он не оставил тебя под присмотром того, кто будет учить тебя делать его работу, пока он отсутствует.

Голос Марны подрагивал от благоговейного страха.

Я внезапно стала очень нерничать. Не за себя, а за своего отца. Если эти четверо услышали обо мне, то, конечно, и другие — тоже, а именно, Князья.

Подвергали ли они вопросу его репутацию? Думали ли они тоже, что Белиал пренебрегал свими обязанностями?

— Этот разговор должен остаться строго между нами.

Мой голос дрожал.

Блейк насмешливо хмыкнул:

— Не волнуйся. Мы, как правило, не рассказываем отцам ни йоты.

Странно, но я поверила ему.

— Белиал находился в тюрьме на протяжении всей твоей жизни, и вы встретились только сейчас? — уточнил Копано.

— Да.

— Возможно, он просто не знал о ней, — заметил он, глядя на других.

Мне следовало бы поправить его, но я сидела тихо, только сейчас в полной мере осознавая, НАСКОЛЬКО повстанчиским было поведение моего собственного отца.

— Возможно, именно поэтому в твоём символе так много белых всплесков, — размышляла Марна. — Потому что тебе не пришлось работать.

— Но ведь мы тоже работали не с самых пеленок, — возразила Джинжер. — И тем не менее наши символы никогда не имели белых оттенков, даже тогда, когда мы еще не работали.

— Возможно это имеет некоторое отношение к тому факту, что я не вижу Легионеров, — произнесла я.

"Или потому что моей матерью является ангел света".

— Ты не можешь их видеть? — удивилась Марна. — Вот счастливая. Некоторые из них просто уроды. Было время, когда я тоже их не видела. Пока...

Повисла тишина, и четверо Нефов переглянулись друг с другом, явно обмениваясь без слов общими воспоминаниями.

Марна опустила глаза, совершенно подавленная. Джинджер нежно похлопала ее по плечу.

Мне было интересно, что случилось, но я не осмелилась спрашивать.

— В любом случае. Это все еще не имеет никакого смысла, — упрямо возразила Джинджер.

— Даже если ты не знала прежде, ты знаешь сейчас. Ты встретила своего отца. — Тогда почему ты не работаешь?

Это была опасная территория. Я не знала наверняка, могла ли я им полностью доверять... неважно, друзья они Кайдена или нет.

— Брось... оставьте ее в покое, — вступилась за меня Марна.

Я не поднимала своих глаз, в комнате повисла тишина.

— Ты знаешь, они убьют тебя, если обнаружат, что ты не работаешь, — заявила Джинжер, и в ее голосе слышался явный энтузиазм.

— Оставь ее в покое, — отрывисто осадил ее Копано. — Она не знает нас. Она расскажет нам, когда будет готова.

Джинжер отступила, и я посмотрела на Копано с благодарностью.

— Где вы, ребята, собираетесь остановиться на ночь? — спросила я.

— Мы собирались остаться у Кайдена, если бы Фарзуф ушел, но теперь... мы просто остановимся в отеле, — пожал плечами Блэйк.

— Я знаю, здесь не так уж много комнат, но...

— Ох! У нас может быть пижамная вечеринка с Анной, Джинжер! — воскликнула Марна, не дав мне договорить.

— Ох, да, прекрасно, — невозмутимо кивнула Джинджер. — Вы двое можете рассказывать истории, пока меня тихо тошнит.

Я посмотрела на Марну:

— Ты можешь остаться здесь, если ...

— Нет. — Перебила меня Джинджер. — Марна и я всегда и повсюду вместе.

Марна улыбнулась мне, пытаясь как-то сгладить обстановку. Она, определенно, мне нравилась. В то время, как характер Джинджер оставлял желать лучшего, я должна была признать, что ее лояльность по отношению к Марне была достойна уважения.

Это было чуть ли не единственное хорошее качество, которое я могла в ней разглядеть.

— Сколько времени потребуется, чтоб добраться отсюда до этого клуба? — спросил Блейк.

— Возможно, сорок пять минут, максимум — час.

— Превосходно. Мы подъедем к шести, чтобы подобрать тебя. Постарайся быть готовой.

— М-мм...

Я чувствовала нервное возбуждение по поводу сегодняшнего вечера — мысль о том, что я увижу Кайдена снова... и о том, что я собиралась "зависать" с абсолютно непредсказуемыми Нефами... Наконец, мысль о Джее, который познакомится с ними, и в добавок, неловкость столкновения двух моих миров...

— Сегодня вечером я собираюсь поехать с моим лучшим другом, Джеем, а вы, ребята, можете следовать за нами.

— Кто такой Джей? — подозрительно прищурилась Джинджер.

— Простой смертный. Обычный парень. Он ничего о нас не знает. Джей написал несколько песен, и группа Кайдена играет одну из них сегодня вечером.

— Лучший друг — обычный смертный, — подытожил Блейк.

— Становится все лучше и лучше, — пробормтала Джинджер, поднимаясь с места и протягивая мне обратно нетронутую чашку чая.

Я тоже поднялась, забрав ее кружку.

Они вышли. Копано вежливо кивнул, а Марна помахала рукой, прежде чем я закрыла за ними дверь.

Через четыре часа я снова увижу Кайдена.

Нетронутый чай Джинджер расплескался в моей трясущейся руке...
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   27

Похожие:

Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconП риехал в Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми,...
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconВильям Вишер Терминатор день первый
Лос-анджелес, калифорния, обсерватория гриффит-парк, 9 марта 1984 года, пятница, 3: 48 утра 
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес icon4 сентября 2000 год, 19: 18. Мист-центр, Лос-Анджелес
Прежде всего, запомните: не развив нужную магию, пройти игру практически невозможно. Ознакомьтесь со списком вашей магии "паразит...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- лас-Вегас ( 2 ночи)- круиз по Калифорнийскому побережью до Мексики через Сан-Франциско( 7 ночей)- нью- йорк...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconСоня приехала в Лос-Анджелес сравнительно недавно. Она закончила...
И вот после нескольких кастингов и проб, нескольких километров в очереди на эпизодическую роль, режиссер в кресле сказал
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- сан-Диего ( 2 ночи)- круиз до Ванкувера (Канада) через Сан-Франциско- ванкувер( 1 ночь)- ниагарский водопад(...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconБиография Эшли Грин родилась в городе Джэксонвилл
Грин выросла в Миддлбурге и Джэксонвилле. В возрасте семнадцати лет она переехала в Лос-Анджелес, штат Калифорния для того, чтобы...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПодкидыш
Венди придется оказаться в пугающем и прекрасном мире народа трилле, надежно скрытом от людских глаз. Венди там своя, и ей уготована...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconАзуза Стрит История и сущность истинного пробуждения Франк Бартлеман
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconTrue Nutrition компания по производству спортивного питания высокого...
Продукцией компании True Nutrition пользуются в США большинство спортсменов, сборная США по гребле на каноэ и байдарках, такие знаменитые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница